Скачиваний:
121
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
298.5 Кб
Скачать

Вопрос № 24 многообразие форм знания. Научное и вненаучное знание

Две проблемы в основе вопроса:

1.Критерии демаркации научного и вненаучного знания.

2.Виды вненаучного знания.

****

В философии науки проблема разграничения науки и не-науки назы­вается проблемой демаркации (от англ. demarcation – разграничение) и является одной из центральных в философии науки. Почему она важна? Наука пользуется в обществе заслуженным авторитетом, и люди доверяют знанию, которое признается научным. Они считают его достоверным и обоснованным. Но вполне вероятно, что далеко не все, что называется научным или претендует на этот статус, на самом деле отвечает критериям научности. Это могут быть, например, ско­роспелые, «некачественные» гипотезы, которые их авторы выдают за вполне доброкачественный товар. Это могут быть «теории» людей, которые настолько увлечены своими идеями, что не внемлют никаким критическим аргументам. Это и внешне наукообразные конструкции, с помощью которых их авторы объясняют строение «мира в целом» или «всю историю человечества». Это и идеологические доктрины, ко­торые создаются не для объяснения объективного положения дел, а для объединения людей вокруг определенных социально-политичес­ких целей и идеалов. Наконец, это многочисленные учения парапсихологов, астрологов, «нетрадиционных целителей», исследователей неопознанных летающих объектов, духов египетских пирамид, Бер­мудского треугольника и т.п. – то, что обычные ученые называют паранаукой или псевдонаукой.

Можно ли отграничить все это от науки? В методологии науки выделяют три группы критериев, которые позволяют выделить научные знания из обыденных, паранаучных, вненаучных.

****

А)Универсальные критерии:

1. Рациональность.

2.Прогностическая эффективность.

3. Существенным признаком научного познания явля­ется егосистемность,т. е. совокупность знаний, приве­денных в порядок на основании определенных теорети­ческих принципов, которые и объединяют отдельные зна­ния в целостную органическую систему.

4.Для науки характерноосознание методов и приемов исследованияобъектов. Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровож­дается – в той или иной мере – осознанием методов и при­емов, посредством которых исследуются данные объекты.

5.В процессе научного познания применяются такиеспецифические материальные средствакак приборы, инст­рументы, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотро­ны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т. д.).

6.Научному познанию присущистрогая доказатель­ность, обоснованность полученных результатов, достовер­ность выводов.Вместе с тем здесь немало гипотез и дога­док.

7.Эмпирическаяподтверждаемостьи принципиальная возможностьфальсифицируемости.

8.Практическаяэффективность.

9.Понятий­но-языковая выразимость и определенность. Логическим репрезентантом требования определенности в мышлении высту­пает закон тождества — основной закон рационального мышле­ния. Два других фундаментальных закона мышления — закон непротиворечивости и закон исключенного третьего — являются следствием закона тождества, обеспечивая его реализацию.

****

Б)Вторая группа критериев включаетисторически преходящие нормативы, которые дают возможность объяснения, интерпретации тех или иных собы­тий, процессов. К ним относятся различного рода онтологические схемы, научные картины мира, парадигмы, установленные идеалы знания,стиль мышления. Они играют также немаловажное значе­ние для характеристики научного познания, выступающего в кон­кретно-исторических формах.

Стиль мышления – это совокупность характерных для какого-то конкретного исторического этапа рационального познания исследовательских подходов, общепринятое мнение о том, какой должна быть наука, каким требованиям она должна отвечать.

Стиль мышления включает в себя три уровня:

1. Онтологические канонические представления об объектах научного исследования. Они могут быть как чрезвычайно общими, так и более или менее конкретными в зависимости от исторической и дисциплинарной вариабель­ности. Например, весьма общими представлениями, разде­ляемыми научным сообществом в различные исторические периоды, являлись следующие воззрения на предмет нау­ки: познается: - природа; - предустановленная гармония; - наблюдаемые явления; - сущность объектов и т. п. Плюс разные представления об атрибутах объектов.

2. Гносеологические нормы научного познания, т. е. «правильные», с точки зрения научного сообщества, ме­тоды исследования, способы объяснения и доказательства. Так, для Ньютона, образцом научной теории, по-видимому, была геометрия, поэтому он излагает свою механику по образу и подобию геометрии: постулат (аксиома) — теоре­ма — следствие Этот образец был настолько распростра­нен, что даже Спиноза применяет его для изложения своей этики. В физико-математических науках представление об идеальном методе все более приближалось к образу мате­матического алгоритма. Изменились требования к строгос­ти доказательств, которые в физике все в большей мере сводились к корректности математического аппарата; эмпи­рическое подтверждение должно быть репрезентативным, воспроизводимым и независимым от субъективных качеств, наблюдателя.

3. Прагматические нормы, накладываемые на способы «внешнего» оправдания научных представлений. Безусловно, чаще всего в качестве основного требования фи­гурировала претензия на истинность выдвигаемых научных концепций, однако поскольку она могла чаще всего под­тверждаться (или, наоборот, быть опровергнута) в будущем человеческой практикой, то в качестве канонов правомер­ности научных представлений выступали в исторической по­следовательности; соответствие общепринятым мнениям, ав­торитетам, логическая безупречность, соответствие наблю­даемому опыту, проверка на решающие эксперименты, со­ответствие фундаментальным положениям науки, простота и т. п. В настоящее время к научным теориям, особенно удаленным от эмпирии или равноправным по отношению к эмпирическому базису, часто предъявляют требования но­визны в освещении предмета, информативности, логической простоты, изящности и др.

****

В) Третья группа критериев научности относитсяк предметным сферам знания и деятельности. Таковыми являются правила, характерные для логико-математического, тех­нического, естественно-научного, социального и прочих видов знания. Они не являются универсальными, а представляют собой способ аргумен­тации конкретных видов научного познания, а посему выражают не типические, а частные параметры той или иной отрасли научного знания.

Например, в математике отсутствует идеал экспериментальной проверки теории, но для опытных наук он обязателен. В физике существуют особые нормативы обоснования ее развитых математизированных теорий. Они выражаются в прин­ципах наблюдаемости, соответствия, инвариантности. Эти прин­ципы регулируют физическое исследование, но они избыточны для наук, только вступающих в стадию теоретизации и мате­матизации. Современная биология не может обойтись без идеи эволюции и поэтому методы историзма органично включаются в систему ее познавательных установок. Физика же пока не прибегает в явном виде к этим методам. Если для биологии идея развития распро­страняется на законы живой природы (эти законы возникают вместе со становлением жизни), то физика до последнего времени вообще не ставила проблемы происхождения действующих во Вселенной физических законов. Лишь в последней трети XX века благодаря развитию теории элементарных частиц в тесной связи с космологией, а также достижениям термодинамики неравновес­ных систем (концепция И. Пригожина) и синергетики, в физику начинают проникать эволюционные идеи, вызывая изменения ранее сложившихся дисциплинарных идеалов и норм.

****

В последние десятилетия резко возрос интерес к так называемому вненаучному знанию. Возрас­тание это объясняется рядом причин.

Во-первых, в этом направлении воздействует на общест­венное сознание в планетарном масштабе углубляющийся глобальный кризис современной цивилизации (экологический и социокультурный). Нетрадиционные проблемы, вставшие перед желающим спасти себя человечеством (выход из кризиса и обеспечение устойчивого развития; создание в системе космоса, в которую мы вписаны и частью которой мы являемся, особой, антропогенной сферы — ноосферы), требуют и нетрадицион­ных решений.

Во-вторых, многие события и процессы двадцатого века вызвали растущее разочарование в науке как таковой. Наука обвиняется во многих грехах: естествознание не сумело предви­деть такие губительные для человека и человечества в целом последствия, которые сегодня "выдают на гора" атомная физи­ка, генетика, биоинженерия, химия синтеза и т.д.; обществознанию инкриминируется причастность к социалистическим преобразованиям на значительной части земного шара. Как показывает история, в подобных ситуациях поворот обществен­ного сознания от науки к "здравому смыслу", к паранаукам (содержащим в себе определенную дозу такого здравого смысла наряду с иррациональным), к религии и даже к мистике являет­ся вполне закономерным. Вспомним, например, метко и верно нарисованную Алексеем Толстым в "Хождении по мукам" кар­тину духовного состояния русского общества в связи с тяготами первой мировой войны и надвигающейся революционной гро­зой. Нечто подобное происходит и сегодня в России, в который раз переживающей Смутное время.

В-третьих, само развитие науки, в том числе естествозна­ния, обнаружило самонедостаточность научного знания, необ­ходимость сопряжения его и при создании цельной картины мира, и в конкретных познавательных случаях со знанием вне-научным. Таким образом, принцип дополнительности и здесь срабатывает. В связи с усложнением современных физических теорий и угрозой превращения теоретической физики в матема­тическую теорию очень остро ощущается необходимость этой дополнительной физики. Внутри любой физической теории обнаруживаются неформализуемые элементы, логических мето­дов для построения физической теории оказывается явно не­достаточно, и физики вынуждены легитимировать внелогиче­ские компоненты своих построений, все чаще вкрапливать в них вненаучное знание и признавать его эвристическую роль. Как заметил лауреат Нобелевской премии С. Вейнберг, для соз­дания общей теории поля (а физики бьются над этим уже не одно десятилетие) требуется значительный интеллектуальный скачок, затрудненный невозможностью эксперимента. Интуи­тивные и внелогические способности человеческого мышления должны помочь в преодолении этого интеллектуального разры­ва.

В-четвертых, необходимо учитывать, что само вненаучное знание сегодня поднялось на более высокий уровень. Особенно это относится, как мы увидим, к таким паранаукам, как астро­логия и парапсихология, граница которых с наукой в собствен­ном смысле слова становится все менее четкой.

В-пятых, есть еще одна весомая причина возрастания ин­тереса к вненаучному знанию, связанная с так называемой асимметрией больших полушарий нашего мозга, правое из которых ведает чувственно-образным и интуитивным, а левое — логическим познанием. В двадцатом веке было точно установ­лено, что они асимметричны по своей активности. До послед­него времени считалось, что соотношение между людьми, у которых больше развито левое полушарие, и людьми с домини­рующим правым выглядит примерно как "пятьдесят на пятьде­сят". Однако это соотношение порой резко колеблется у разных народов от одной эпохи умственного развития к другой. Более того, на протяжении писаной истории человечества это соот­ношение не раз менялось, если не в глобальных, то, по крайней мере, в региональных масштабах. По данным специальных пси­хофизиологических исследований, в последние десять— двенадцать лет наблюдается глобальный сдвиг от относительной доминанты левого полушария к усилению активности правого, а если это так, то соответственно надо ориентироваться на зна­чительное увеличение удельного веса чувственно-образного и интуитивного знания в информации, которой мы будем распо­лагать, а также исходить из лучшего (может быть, и приоритет­ного) усвоения этого материала в последующем познавательном процессе.

****

Рассмотрим подробнее виды вненаучного знания. Вненаучное знание -знание, не вписывающееся в жесткие каноны научной рациональности, а также представляющее собой способ освоение действительности, отличный от науки; формы познавательной дея­тельности, возникающие как альтернатива или дополнение к существующим видам научного знания.Главный критерий отнесения конкретной формы познавательной активности к области вненаучного знания – несоответствие общепринятым критериям построения и обоснования научных теорий, а также неспо­собность дать убедительное рациональное истолкование изу­чаемых феноменов. К вненаучному знанию относятся:

I

Паранауки(от греч. "пара" – около, вне).

Как правило, в поле их исследований так называемые паранормальные явле­ния, т.е. явления, хотя и часто встречающиеся, но похожие на чудеса, парадоксальные при сравнении их с нормальными и не объясненные наукой. По одной из классификаций эти явления делятся на:

а)явления, свя­занные с воздействием человека на вещество (например, теле­кинез – перемещение вещей под воздействием нашего сознания);

б)воздействие неживого вещества на человека (например, влияние звезд на судьбы людей);

в)воздействие человека на человека (гипноз и разнообразные зкстрасенсорные воздейст­вия);

г)воздействие вещества на вещество без участия человека;

д) взаимодействие человека и Космоса (подключение экстрасенсов к космическому информационному полю).

Соседние файлы в папке Лекции по философии науки для аспирантов и соискателей