Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Живопись эпохи раннего Возрождения.doc
Скачиваний:
14
Добавлен:
20.05.2014
Размер:
138.75 Кб
Скачать

Философские социально-этические теории и наука эпохи возрождения.

Стремление осознавшей свою силу буржуазии получить доступ к политической власти привело к формированию особой идеологии. Ее характерные черты: интерес к природе, стремление эмпирически познать и исследовать ее законы, антропоцентризм, рационализм, – перекликаясь с идеями необычайно популярных в тот период античных авторов, находят воплощение в философских учениях эпохи Возрождения.

Новая картина мира требовала философского осмысления. Для многих ученых успехи науки являлись подтверждением безграничных возможностей человека. Французский математик и физик Рене Декарт (1596-1650 г.г.) создал новую картину мироздания и вывел законы, которые им управляют. При этом он основывался на данных естественных наук, вводя их в философию. Мир представлялся ему огромным механизмом, движение которого определено Богом – «великим геометром», как называл его Декарт.

Английский ученый и политик Ф. Бэкон (1561-1626 г.г.) в своем знаменитом труде “Новый Органон” доказывал, что окружающий мир, природу следует изучать, доверяя только опыту, научному эксперименту. Ему же принадлежит идея, которой суждено было сыграть ключевую роль в интеллектуальной жизни XVIII в., о том, что наука даст человеку власть над миром, изменит жизнь и даже общественные отношения.

Николай Кузанский, будучи не только кардиналом и философом, но также математиком и естествоиспытателем, изучая законы природы, не противопоставлял Бога земному миру, но указывал на их тесную взаимосвязь. Интересны также его рассуждения о человеке, которого он рассматривал как микрокосм – миниатюрное творение всей природы, гармонично в него вписывающееся.

Глубокий интерес к природе, характерный для людей этой эпохи, закладывает основы натурфилософии. Учение это обосновывалось как с умозрительных позиций, так и с точки зрения эмпирического познания (так создавали теории Н. Коперник, Д. Бруно, Леонардо да Винчи, а позже Ф. Бэкон сформулировал основы эмперико-индуктивного метода познания).

Для философии Возрождения характерна пантеистическая тенденция; именно проповедь безличного начала и является тем, что привело цветущий Ренессанс к падению. Наиболее ярко пантеизм проявился в трудах Бернардино Телезио, Франческо Патрици, Джордано Бруно и Томмазо Кампанеллы.

Так, для учения Телезио характерно то, что и бог, и его творение, включая бессмертную человеческую душу и целесообразно построенную природу, оказываются безличными началами.

У Патрици выше всего свет, а все мироздание вместе с человеком и материальными вещами есть только иерархийная эманация этого первосвета, т.е. перед нами неоплатонизм.

Бруно создал одну из самых глубоких и интересных форм пантеизма в Италии XVI века; в основе его учения о красоте божественной вселенной и, следовательно, о красоте каждого отдельного элемента такой вселенной, героически стремящегося слиться с божеством (оно же тут и материальная вселенная), лежит основной онтологический принцип – все во всем (этот принцип используется в науке XX в.).

Весьма противоречива пантеистическая система Кампанеллы, так как в ней выступает самый настоящий монотеистический бог и вместе с тем провозглашается полная свобода чувственного восприятия человека, полная свобода основанной на нем логики, гносеологии и науки, а тем самым и полная независимость от божества и его установлений. Противоречия системы Кампанеллы и его заигрывания с точными науками, в которых он мало что понимал, свидетельствуют как о прогрессирующем развале Ренессанса, так и о прогрессирующем становлении новейшего естествознания.

Одним из самых ярких явлений эпохи Ренессанса в традиционном изложении обычно представляется гелиоцентрическая система Коперника и учение о бесконечных мерах Джордано Бруно. Тем не менее, открытие Коперника было передовым и революционным событием для последующих веков, но для Ренессанса это было явлением не только упадка, но даже возрожденческого самоотрицания. Дело в том, что Ренессанс выступил в истории западной культуры как эпоха возвеличивания человека, как период веры в человека, в его бесконечные возможности и в его овладение природой. Но Коперник и Бруно превратили Землю в какую-то ничтожную песчинку мироздания, а вместе с тем и человек оказался несравнимым, несоизмеримым с бесконечной темной бездной мирового пространства. Возрожденец любил созерцать природу вместе с неподвижной Землей и вечно подвижным небесным сводом. Но теперь оказалось, что Земля – это какое-то ничтожество, а никакого неба и вообще не существует. Возрожденческий человек проповедовал могущество человеческой личности и свою связь с природой, которая для него была образцом его творений, а сам он тоже старался в своем творчестве подражать природе и ее создателю – Великому художнику. Но вместе с великими открытиями Коперника, Галилея и Кеплера все это могущество человека рухнуло и рассыпалось в прах. Возникла картина мира, в которой человек превратился в ничтожество с бесконечно раздутым рассудком и самомнением. Таким образом, гелиоцентризм и бесконечное множество миров не просто противоречили культуре Ренессанса, но были ее отрицанием.

Именно в данный период появляется такое направление как утопический социализм, основоположником которого был известный политический деятель Томас Мор, в 1516 году опубликовавший свою «Утопию». В ней он рассматривал социально-экономические проблемы современной ему Англии и предлагал свое видение общественного устройства.

Параллельно растет недовольство католической церковью и римской «счетной камерой», собиравшей доходы из всех католических стран; особенно серьезным было положение в Германии, княжества которой входили в Священную Римскую империю, причем деятельность папских сборщиков не была ограничена централизованной властью.

Попыткой преодолеть противоречия раннебуржуазной культуры, а также традиционное влияние католической церкви стала идеология нового движения в за альпийской Европе, получившего название Реформации. Появление учения, где «дорогая» католическая церковь объявляется отошедшей от идеалов раннего христианства, получает широкую поддержку: немецкие феодалы видят возможность уйти от тягостных сборов, не теряя при этом истинного контакта с Богом, и в 1526 году требуют, чтобы Шпейерский Рейхстаг принял постановление о праве каждого немецкого князя выбирать религию для себя и своих подданных.

Реформация началась в Германии и связана с именем Мартина Лютера (14831546 г.г.), августинского священника, профессора аристотелевской диалектики Виттенбергского университета. В ходе Реформации возникла новая церковь и новое вероисповедание в рамках христианской веры – протестантизм. Это название, вошедшее в историю, возникло на Шпейерском рейхстаге 1529 года, где сторонники Лютера выступили с протестом против отмены решения этого же рейхстага 1526 года о предоставлении права выбора вероисповедания населению их территории. Поводом к выступлению против Римской церкви стали проповеди Лютера. В День всех святых – 31 октября 1517 года – Лютер прибил на дверях дворцовой церкви в Виттенберге свои знаменитые 95 тезисов, в которых оспаривал право церкви отпускать грехи человека путем продажи индульгенций. С этого момента начался его длительный поединок с католической церковью.

Идея божественного предопределения, согласно которой возможность спасения определялась не положением человека, но закладывалась при его рождении (этот тезис лишал смысла сословные привилегии феодального общества и давал буржуазии обоснование притязаний на руководящую роль в политической жизни) обеспечила движению Реформации широкую поддержку «третьего сословия» и быстро распространилась в Швейцарии, Нидерландах, Франции, Англии, Италии. Своих новых теоретиков Реформация обрела в Швейцарии, где возник второй после Германии крупнейший ее центр. Там окончательно оформил реформационную мысль Жан Кальвин (15091564 г.г.), которого прозвали «женевским папой». В то же время под предводительством Т. Мюнцера в Германии в движение Реформации активно включаются и народные массы, увлеченные идеей «возвысить земную жизнь до небес», очистив от зла, что сопровождалась Крестьянской войной (1524 – 1525 г.г.), которая шла с таким размахом, что с ней не может сравниться ни одно социальное движение средневековья.

В конечном итоге Реформация породила новое направление в христианстве, которое стало духовной основой западной цивилизации - протестантизм. Активная позиция протестантов, требующих уничтожить католическую церковь, вызывает ответную реакцию инквизиции, прежде не сталкивавшейся с ересями таких масштабов. В результате от католичества отошла часть населения Европы: Англия, Шотландия, Дания, Швеция, Норвегия, Голландия, Финляндия, Швейцария, часть Германии, Чехии и т.д. .

Поскольку положения протестантизма могли представлять реальную угрозу и для королевской власти, в странах со сложившимся абсолютизмом принимались определенные меры. Так, во Франции Франциск I, некоторое время терпимо относившийся к распространению реформационных идей, при первых же признаках активности со стороны протестантов открывает дорогу инквизиции и принимает активное участие в борьбе с еретиками. Иначе решает проблему английский король ГенрихVIII– он проводит Реформацию сверху, отменив верховную юрисдикцию папства в отношении Англии, объявив главой церкви себя и конфисковав имущество и земли монастырей.

Протестантизм освободил людей от давления религии в практической жизни. Религия стала личным делом человека. Религиозное сознание сменилось светским мировоззрением. Религиозная обрядность упростилась. Но главное достижение Реформации было в той особой роли, которая придавалась личности в ее индивидуальном общении с Богом. Лишенный посредничества церкви человек теперь сам должен был отвечать за свои поступки, т. е. на него возлагалась гораздо большая ответственность. Реформация возвышала значение мирской жизни и деятельности, проповедуя возможность общения с Богом через устроенное соответствующим образом общество.

Кальвин учил, что знак Божественного благоволения к человеку раскрывается в его практической деятельности: успех или неуспех – критерий, позволяющий понять, проклятие или благодарность лежит на человеке. Трудовая этика реформации освещала практицизм, предпринимательство, что было наиболее адекватным западному образу жизни. «Результатом реформации… было прежде всего то, что в противовес католической точке зрения моральное значение мирского профессионального труда и религиозное воздаяние за него чрезвычайно выросли». (М. Вебер. Протестантская этика).

Вопрос о соотношении Ренессанса и Реформации разными историками решается по-разному. Изучение литературы позволяет сделать вывод, что и Реформация, и Ренессанс поставили в центр человеческую личность, энергичную, устремленную на преобразование мира, с ярко выраженным волевым началом. Но Реформация при этом имела более дисциплинирующее воздействие; она поощряла индивидуализм, но вводила его в строгие рамки морали, основанной на религиозных ценностях.

Есть и другие различия. Так, С. Б. Сказкин полагает, что гуманизм и Возрождение выражают жизнь во всем ее многообразии, ибо классовая основа гуманистической интеллигенции различна. Более того, гуманизм далеко не всегда враждебен церкви (знаменитое Эразмовское: «Сократ, молись за нас!»). Реформация же в своей основе – буржуазное явление. Она вызвана появлением и развитием буржуазии, выступающей против феодализма и его освещения церковью. Буржуазия на этом этапе своего развития еще слишком слаба, чтобы самостоятельно выступать или организовывать движение всего «третьего сословия». Она борется только против специфической формы феодальной эксплуатации, но не против феодальной эксплуатации вообще. Феодально-абсолютическое государство для нее еще не пройденная ступень, а, наоборот, прогрессивная форма политической организации. Пройденной ступенью для нее является лишь феодальная форма религии в виде католической церкви, и лишь против католической религиозности и католической религиозной организации она выступает революционно.

Интересна и точка зрения С. М. Стама, которая утверждает противоположность двух идейных систем с несколько иных позиций. Он не отрицает того очевидного факта, что и те и другие были противниками средневековой схоластики и духовной диктатуры католической церкви. Лютер и Кальвин признавали известную ценность земной жизни и практической деятельности, полезность некоторого светского знания. Невозможно отрицать индивидуалистическую тенденцию: признания права собственного решения, а значит – разума и воли человека (кальвинистская идея божественного избранничества и обязанности каждого проявить максимум энергии в своем “призвании”).

На этом сходство заканчивается, и начинаются противоположности: христианство стремилось ограничить человеческую любознательность, тогда как гуманизм всячески стремился ее развить. Гуманисты были убеждены во всемогуществе человеческого разума, напротив, реформаторы вдохновлялись идеей всемогущества веры. «Пусть никто не думает, - писал Лютер, - что он может постичь веру разумом… То, что говорит Христос, - истина, независимо от того, могу ли я или какой либо иной человек понять это».

Гуманистам был ненавистен аскетизм, составляющий стержень религиозной морали. Человек может достигнуть совершенства не в силу искупления и особой божественной милости, а собственным разумом и волей, направленной на максимальное раскрытие всех своих естественных способностей. Напротив, Лютер исходил из «коренной и общей испорченности человеческой природы». Снискать божью благодать человек может только покаянием, самоуничижением и самопопранием перед богом, подавлением собственных желаний и стремлений.

Лютер утверждал, что христианин спасается только через полное самоуничижение, символ которого Голгофа, и что любые попытки отыскать более прочные тому гарантии фантастичны и кощунственны. В культуре Средневековья человек, по католическому вероучению, понимается как греховное существо по природе. Лютер свидетельствовал о человеке как о грешном и обвиняемом, но апеллировал к человеку судящему. Реформатор хотел бы, чтобы вся присутствующая в человеке энергия ненависти к злу была изъята из мира и обращена вовнутрь – против того нравственного убожества, которое каждый должен найти в себе самом.

И гуманисты, и реформаторы решают по сути одну и ту же задачу: пытаются определить место, найти точку опоры человеку в новом, раннекапиталистическом мире, в котором отношения «личной зависимости» уступают место отношениям «вечной зависимости». Реформаторы провозглашают идею ничтожества человека. Но это унижение парадоксальным образом оборачивается немыслимым ранее приближением к Богу простого человека - мирянина и грешника.

Реформация начала с того, что «раздавила» человека. Но в этой раздавленности как бы уравняла людей и их шансы на стартовой площадке жизни. «Почему, – спрашивает Лютер, – твое тело, твоя жизнь, достояние и честь так свободны, а мои – нет, хотя мы одинаково являемся христианами, одинаково крещены, имеем единую веру, одинаковые души и все остальное у нас одинаково?» Этим Лютер и, вслед за ним, другие реформаторы лишили идею неравенства людей религиозной санкции. Протестантизм в рамках национальных культур создал социально-психологические условия, укрепляющие «вертикальные» связи элит и масс, размывающие границы между «верхами» и «низами» общества.

Возникает неизвестная ни Средневековью, ни Античности проблема формирования личности. Человек перестает быть «заданным» своим социальным статусом и набором социальных ролей в иерархически организованном обществе, а становится чем-то в результате своих собственных усилий. Как видим, и здесь гуманисты и реформаторы сходятся во взгляде на человека как на личность, способную и нуждающуюся в самоизменении, однако пути и цели, ими обнаруженные, различны.

Реформация оказала огромное влияние на массовое сознание европейцев, дала Европе новый тип личности и новую систему ценностей. В Европе, быстро охваченной идеями Реформации, стали образовываться новые, реформированные церкви. Но одновременно движение Реформации значительно ослабило Европу, приведя попутно к разобщенности государств. Различия в вероисповедании европейских государств в дальнейшем послужили причиной и предлогом многих войн и внутригосударственных смут. Утверждение новых религиозных идеалов влекло за собой инквизицию, кровопролитные гражданско-религиоз-ные войны, религиозный фанатизм.

В разрушении средневекового мира огромная роль принадлежит развитию научной мысли Европы, достижениям в технике и естественных науках.

В эпоху Возрождения происходит постепенная замена ремесленного труда промышленным. Мануфактуры требуют более совершенных орудий труда и новых технологий. Это подталкивает развитие науки, которая помогает, в частности, создать такие механизмы, как доменная печь, простейшие виды токарных, шлифовальных и сверлильных станков. А новые технологии позволили производить усовершенствованные орудия труда.

Влияние экономики сказывается и в других отраслях научного знания. Большое внимание уделяется мореплаванию и кораблестроению, что влечет за собой изучение астрономии с составлением особых карт для ориентировки по звездам, а это, в свою очередь, делает возможным совершение Великих географических открытий.

Интерес к природе и попытка рассматривать ее как царство, подвластное человеку, приводит к необходимости ее изучения, а эмпирический подход исследователей эпохи Возрождения вносит значительный вклад в развитие физики, математики, астрономии и химии. Известную роль здесь сыграло и возникновение книгопечатания в XV веке, давшее возможность широко делиться совершенными научными открытиями и использовать их в изучении и преобразовании природы.

Среди многочисленных открытий, которыми была так богата та эпоха, одно занимает особое место по своему воздействию на умы людей. Это гелиоцентрическая теория польского ученого Н. Коперника (1473-1543), которая дала новое видения Вселенной и новое понимание места в ней Земли и человека. Раньше центром мира считалась неподвижная Земля с обращающимися вокруг нее светилами. Теперь точка отсчета сместилась; Земля превратилась в ничтожную пылинку в космосе, повисшую в пустоте. Картина мира стала пугающе сложной. Идею Коперника подтвердили его последователи - итальянский мыслитель Дж. Бруно (1548-1600) и астроном, физик Г. Галилей (1564-1642).

Какое же впечатление произвели эти открытия на современников? Смелые теории рождались в рамках средневекового общества, тяготевшего к традиционным, устойчивым схемам. Прорыв, сделанный наукой, углубил ее разрыв с церковью. Конфликты с ней часто заканчивались для ученых трагически: вспомним судьбу Дж. Бруно, которого сожгли как еретика, и Г. Галилея, которого заставили отречься от своих взглядов. Произведения, в которых высказывались новые идеи, вносили в списки запрещенных книг.

Интересна оценка этого вопроса выдающимся русским ученым А.Ф. Лосевым. «Гелиоцентрическая система Коперника, ее развитие у Бруно,  пишет он,  основаны вовсе не на выдвижении вперед цельной человеческой личности, напротив, на толковании человека, да и всей той планеты, на которой он обитает в качестве незаметной «песчинки» в бесконечном мироздании. Коперник, Кеплер, Галилей отнимают у человека его жизненную почву в виде неподвижной Земли, а готика заставляет человеческую личность рваться вверх, вплоть до потери своей земной тяжести и веса. Разве это стихийное самоутверждение человеческой личности

Развитие технологий, позволившее создать новые механизмы, не могло не оставить своего отпечатка на материальной культуре эпохи Возрождения. Оно способствовало распространению сложных и эффективных орудий труда.

Совершенствовалась строительная техника: если соборы предшествующих веков возводились многими поколениями строителей, то с XIV века большие здания строятся в течение нескольких лет – применение точных расчетов и технических усовершенствований в виде комбинаций блоков, рычагов и наклонных плоскостей позволило достаточно эффективно решить ряд архитектурных задач.

Изобретение пороха и развитие баллистики привело к широкому использованию артиллерии. Совершенствуются устройства укреплений и гидротехнических сооружений. Распространение огнестрельного оружия сделало ненужными рыцарские доспехи.

Рост мануфактур, развитие суконной промышленности, богатый выбор привозных товаров меняют манеры одеваться, усиливается интерес к роскоши и экзотике.