Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
А.Д. Адо - Патологическая физиология 2000 г.doc
Скачиваний:
1270
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
11.17 Mб
Скачать

15.1. Нарушение центральных механизмов регуляции

Частыми причинами, приводящими к нарушению гипоталамичес- кой регуляции функции желез внутренней секреции, являются инфек­ционные и воспалительные процессы, сосудистые и травматические по­вреждения, опухоли. Патологические процессы, первично развивающиеся в гипоталамусе, ведут к нарушению трансгипофизар- ной и парагипофизарной регуляции функции желез внутренней секре­ции. Деятельность гипоталамических центров может нарушаться и вто­рично в связи с нарушениями в лимбической системе (гиппокамп, миндалина, обонятельный мозг) и вышележащих этажах центральной нервной системы, которые тесно связаны с гипоталамусом. Здесь не­обходимо отметить большую роль психической травмы и других стрес­совых состояний. Так, например, под их влиянием угнетается функция половых желез, что может выражаться в снижении половой потенции у мужчин и расстройствах менструального цикла у женщин. С. П. Боткин, подчеркивая особую роль психической травмы в развитии гипертирео- за, рассматривал его как заболевание «центрального черепно-мозго­вого характера».

Нарушение трансгипофизарной регуляции. Трансгипофизарная регуляция является основной для функции щитовидной железы, коры надпочечников и половых желез. Первая ступень включает образова­ние в нейросекреторных клетках медиобазальной части подбугорья оли- гопептидов, которые опускаются по аксонам до капилляров срединного возвышения и через венозные сосуды ножки гипофиза достигают аде- ногипофиза Здесь они либо стимулируют, либо тормозят образование тропных гормонов Стимулирующие олигопептиды получили название либеринов, или рилизинг-факторов (от англ. release — высвобождать). К их числу относятся тиреолиберин, гонадолиберины, соматолиберин и др Тормозящие олигопептиды называют статинами, например тиреос- татин, соматостатин и др. Их соотношение между собой определяет об­разование соответствующего тройного гормона. Вторая ступень начи­нается с образования в аденогипофизе тройных гормонов — соматот- ропного (СТГ), гонадотропина (ГТГ) и др. Тропные гормоны, действуя на соответствующие мишени, включают третью ступень. Тиреотропин, го- надотропин, адренокортикотропин стимулируют в соответствующих же­лезах внутренней секреции образование гормонов, а СТГ инициирует в тканях образование соматомединов — полипептидных гормонов, через которые и оказывает свое действие. Эти полипептидные гормоны осу­ществляют генерализованное и относительно длительное влияние.

Избирательное нарушение образования в гипоталамусе того или иного либерина, а возможно, и усиление продукции ста- тина вызывают нарушение выработки соответствующего тропного гормона в аденогипофизе.

Например, угнетение секреции гонадолиберинов приводит к недо­статочному образованию гонадотропинов, угнетение секреции тироли- берина — к недостаточному образованию тиреотропина и т.д.

Первичное поражение лимбических структур головного мозга с рас­стройством контроля секреции кортиколиберина и последующим вовле­чением аденогипофиза и коры надпочечников лежит в основе развития болезни Иценко—Кушинга и характеризуется усилением секреции кор- тизола с развитием синдрома гиперкортизолизма. Одновременно при этом заболевании снижается чувствительность соответствующих центров гипоталамуса и аденогипофиза к кортизолу, что нарушает ра­боту механизма обратной связи, в результате чего повышенная концент­рация кортизола в крови не угнетает секрецию кортиколиберина в гипо­таламусе и АКТГ в гипофизе.

Важным фактором нарушения регуляции функций эндокринной си­стемы являются сосудистые поражения. Например, при поражении портальных сосудов срединного возвышения иногда возникают ишемия гипофиза и его некроз. Это ведет к развитию гипопитуитаризма и выпа­дению второй ступени трансгипофизарной регуляции функций желез.

Нарушение парагипофизарной регуляции. Парагипофизарный путь является в основном нервно-проводниковым. Через этот путь осу­ществляется секреторное, сосудистое и трофическое влияние ЦНС на функцию желез внутренней секреции. Для мозгового слоя надпочечни­ков, островков Лангерганса и паращитовидных желез это важнейший путь их регуляции; в реализации функции других желез играют роль оба пути регуляции. Так, функция щитовидной железы определяется не толь­ко ТТГ, но и симпатической импульсацией. Прямое раздражение сим­патических нервов увеличивает поглощение йода железой, образова­ние тиреоидных гормонов и их освобождение. Денервация яичников вызывает их атрофию и ослабляет реакцию на гонадотропные гормоны.

Нарушение транс- и парагипофизарной регуляции приводит к дис­функции желез внутренней секреции. Выделяют различные варианты на­рушения их функции. Гипофункция — снижение образования гормонов данной железой, гиперфункция — усиление их образования. При на­рушении функции одной железы говорят о моногландулярном процес­се, расстройство функций нескольких желез обозначают плюриглан- дулярным процессом. Нарушения функции железы могут быть парциальными, когда страдает образование какого-либо одного из не­скольких секретируемых железой гормонов (например, в надпочечни­ках), либо тотальными, когда изменяется секреция всех гормонов, про­дуцируемых данной железой.

Нередко нарушение функций желез сопровождается вовлечени­ем в патологический процесс центров вегетативной нервной системы. Примером этого является адипозогенитальная дистрофия. При этой па­тологии находят изменения в паравентрикулярных и вентромедиальных ядрах гипоталамуса, что приводит к снижению образования гонадотро- пинов и развитию гипогонадизма, а также повышенного аппетита с раз­витием ожирения.

Патогенез ожирения сложен. В механизме его развития принима­ют участие несколько факторов:

  • недостаточное образование (или высвобождение) в гипофизе жи- ромобилизующих полипептидов или тех фрагментов молекул СТГ и АКТГ, которые активируют мобилизацию жира из жировых депо, по­вышают содержание жирных кислот в крови и стимулируют их окис­ление;

  • поражение трофических центров гипоталамуса, что снижает акти­вирующее действие симпатической нервной системы на мобилиза­цию жира из жировых депо;

  • усиление образования или активности инсулина, который стимули­рует переход углеводов в жиры.

Роль механизма обратной связи. Независимо от характера пато­генетического пути нарушения функций желез внутренней секреции, как правило, в той или иной степени страдает механизм обратной связи, что может стать причиной других расстройств. Механизм обратной свя­зи является обязательным звеном в саморегуляции деятельности же­лез. Сущность регуляции заключается в том, что регулируемый пара­метр оказывает обратное влияние на активность железы. По характеру регулируемого параметра механизмы обратной связи можно разделить на два типа.

Первый тип: регулируемым параметром является концентрация гормона в крови. Механизм саморегуляции заключается в том, что по­вышение концентрации гормона в крови тормозит активность гипота- ламического центра, секретирующего либерины, и образование последних уменьшается. Это тормозит синтез тройного гормона гипофиза и актив­ность соответствующей периферической железы. При уменьшении кон­центрации гормона возникает обратная ситуация. Так осуществляется регуляция секреции кортизола, тиреоидных и половых гормонов.

Второй тип: регулируемым параметром является не концентрация гормона, а содержание регулируемого вещества, например концентра­ция глюкозы в крови или ионов кальция. В этих случаях активность желе­зы определяется концентрацией регулируемого вещества, которое дей­ствует непосредственно на данную железу. Знание принципа механизма обратной связи важно для патофизиологического анализа нарушений.

По принципу механизма обратной связи может возникнуть тормо­жение функции (или даже атрофия) железы при лечении теми или иными гормонами. Примером служит применение кортикостероидных гормонов. С лечебной целью их назначают нередко длительно, что вызывает атро­фию коры надпочечников.

Известно, что стрессовые состояния в связи с действием на орга­низм различных повреждающих факторов (операционная или бытовая травма, холод, токсины, аллергическая альтерация и др.) сопровождают­ся активацией функции коры надпочечников и усилением секреции кор- тикостероидов. Это позволяет организму приспособиться к новым усло­виям. Развитие стрессовых состояний после длительного применения кортикостероидов может обусловить острую надпочечниковую недоста­точность.

При расстройстве центрального механизма регуляции нарушается и механизм обратной связи, в результате изменение концентрации гор­мона в крови уже не влияет на секрецию рилизинг-фактора. Например, при болезни Иценко—Кушинга снижается чувствительность гипоталами- ческих центров, воспринимающих колебания концентрации кортизола в крови. В данном случае обычная концентрация кортизола не тормозит образования кортиколиберина. Это ведет к повышенной его секреции и как следствие — к увеличению продукции АКТГ.

Для оценки функции желез, имеющих трансгипофизарную регуля­цию, важно определять концентрацию тропного гормона в крови. Это может помочь установить локализацию патологического процесса. Так, при гипотиреозе значительное увеличение концентрации ТТТ (в 4—10 раз) свидетельствует о поражении щитовидной железы, которая не реагирует на ТТГ, а снижение его концентрации до следовых количеств заставляет предполагать локализацию процесса в гипофизе или центральной нерв­ной системе.

Соседние файлы в предмете Патологическая физиология