Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Antropologia_Roginsky

.pdf
Скачиваний:
581
Добавлен:
17.03.2015
Размер:
20.29 Mб
Скачать

Рис. 113. Кремневые орудия мустьерской эпохи

Рис. 114. Орудия позднего палеолита

В течение всего палеолита и мезолита человек добывал пищу собирательством, однако уже начиная с дошелльского времени люди стали заниматься охотой, которая приобретала все большее значение в их жизни, вплоть до неолита. В конце позднего палеолита появляются

лук и стрелы, а также первое прирученное животное - собака1; важной отраслью хозяйства становится рыболовство. В протонеолите появляются начатки земледелия и другие (кроме собаки) одомашненные животные. Наряду с охотничьими появляются племена рыболовческие, собирателей моллюсков (С. Н. Замятнин). В мезолите впервые заселяются огромные пространства севера Европы и Азии, американский и австралийский континенты. Изложенная в общих чертах схема оказалась справедливой не только для Европы.

Наиболее сходными в разных областях оказались каменные орудия раннего палеолита, хотя уже в мустьерское время намечаются более отчетливо местные отличия. Еще более определенные локальные особенности выступают в позднем палеолите. С. Н. Замятнин выделил три главные области позднепалеолитических культур.

Подразделения позднего палеолита (ориньяк, солютре, мадлен, азиль) в общем ярко выражены в европейско-приледниковой области; в африкано-средиземноморской отсутствует резкая смена в типе орудий и "ориньякопо-добный" характер сохраняют относительно поздние стоянки. В последние

218

годы были выдвинуты серьезные возражения против схемы "ориньяк-солютре - мадлен" даже в пределах европейской приледниковой области и приведены аргументы в пользу того, что ориньякская и солютрейская индустрии бытовали одновременно как локальные формы культуры (А. Н. Рогачев)1.

Было подвергнуто критике также само понятие "средиземноморско-африканская провинция" (по Замятнину) и убедительно показано своеобразие позднего палеолита на Кавказе и в северной Африке (А. А. Формозов).

Некоторые археологи выделяют средний палеолит, охватывающий ашель и мустье, и относят к древнему палеолиту только дошелльское, шелльское и раннеашельское время.

Приведенная выше схема развития палеолита не может считаться вполне пригодной для далеких внеевропейских областей. В качестве примера приведем некоторые данные по ЮгоВосточной Азии и по Африке.

Подводя итоги своих исследований во Вьетнаме и опираясь на обширные новые материалы разных авторов по палеолиту Южной и Юго-Восточной Азии, П. И. Борисковский пришел к следующим выводам. Оказалось, что древнейшие палеолитические памятники (дошелль, шелль, шелль-ашель) на всей территории Южной и Юго-Восточной Азии весьма сходны друг с другом и обнаруживают значительное сходство с одновременными культурами Южного и Центрального Казахстана, Ирака и даже Южной Африки. По-другому обстоит дело со средним палеолитом Пакистана и Индии. Он резко отличен от мустьерской культуры как Средней Азии, так и Ближнего Востока. Пока неизвестны на территории ИндоКитая и Малайского архипелага культуры, которые бы достаточно точно соответствовали и стадиально, и во времени мустьерской культуре Европы, Западной Азии и Северной Африки.

Поздний палеолит Индии (судя по последним находкам в Ренигунте, а также на территории штатов Андхра-Прадеш и Махараштра) тяготеет к Передней Азии. Совершенно иным оказался поздний палеолит на севере Калимантана (Борнео, пещера Ниа). Он представляет собой как бы связующее звено между древним палеолитом и мезолитом. Не исключено, что таков же поздний палеолит Бирмы (позднеаньятская культура). Поразительно также, что на полуострове Малакка, в центральной и восточной частях Индокитайского полуострова, на Малайском архипелаге распространена мезолитическая культура ("хоабиньская"), с ее грубыми оббитыми галечными орудиями, напоминающими древнепалеолитические чопперы, скребла, чоппинги и рубила. В Индии мезолит представлен микролитическими орудиями (Борисковский, 1971).

Характеризуя своеобразие развития палеолита в Африке, Анриетта Алиман отмечает прежде всего, что культура обработанной кости занимает ничтожно малое место на африканском континенте и что выбор материала для обработки камня в Африке гораздо разнообразнее, чем в Европе. Чаще всего использовались песчаники и кварциты, а в древнем палеолите также различные метаморфические и вулканические породы. Что касается техники изготовления орудий, то в Африке известны и ручные рубила (бифасы), и орудия из отщепов. Но в Африке нет никаких культур, которые были бы сходны с солютрейской и мадленской.

Подавляющее большинство ученых в настоящее время полагают, что шелльская культура появилась примерно в гюнц-минделе около

219

600 тыс. лет назад; средний ашель - в начале рисса около 200 тыс. лет назад; развитый ашель в рисс-вюрме - около 100 тыс. лет назад; мустье в раннем вюрме - около 70 тыс. лет назад; поздний палеолит в среднем вюрме - около 40-50 тыс. лет назад. Абсолютный возраст до 6070 тыс. лет определялся методом радиоактивного углерода, более древние слои изучались методом калий-аргона.

220

1В скобках даны наименования ледниковых эпох применительно к территории Нового Света.

1Термины "мадлен", "Солютре", "ориньяк", "мустье", "ашель", "шелль" происходят от названий тех мест во Франции, где были найдены типичные орудия соответствующих эпох.

1Эту датировку считает убедительной С. А. Семенов (1964).

1Большое значение приобретают в этой связи произведенные в широких масштабах археологические раскопки в Костенковско-Боршевском районе Воронежской области. 213 :: 214 :: 215 :: 216 :: 217 :: 218 :: 219 :: 220 :: Содержание

220 :: 221 :: 222 :: 223 :: 224 :: 225 :: 226 :: 227 :: 228 :: 229 :: 230 :: 231 :: 232 :: 233 :: 234 :: 235 :: 236 :: 237 :: 238 :: 239 :: 240 :: 241 :: 242 :: 243 :: Содержание

ДРЕВНЕЙШИЕ ЛЮДИ

Рис. 115. Черепная крышка кантропа I

До последних двух десятилетий подавляющее большинство антропологов относило к древнейшим людям питекантропа, синантропа, гейдель-бергского человека, атлантропов и других архантропов. Наиболее ранние из них обитали около 700 тыс. лет назад. После находок тазовых костей и других костных остатков австралопитеков положение изменилось. Большинство антропологов ныне достаточно обоснованно включают австрало-питековых в семейство гоминид (Ноminidae), выделяя их в подсемейство Australopithecinae. Как будет ясно из дальнейшего обсуждения в разделе теории "Происхождения человека", принадлежность к семейству гоминид еще не означает, что австралопитеков следует считать людьми в философском смысле этого слова. Сложность этого вопроса еще возросла после того, как

была выдвинута мысль, что одновременно с австралопитеками существовал подлинный человек, получивший название "человек умелый" - Homo habilis. Будущие исследования покажут, насколько законным можно считать такое наименование. Имеются основания допустить такую возможность. Пока мы сохраняем традиционное содержание слов "древнейшие люди". Находка питекантропа на о. Ява. Ни одна из ископаемых находок остатков людей не вызвала таких больших споров на рубеже XX в. и не привлекла такого внимания, как находка, сделанная голландским анатомом и врачом Евгением Дюбуа на о.

Ява в 1891-1893 гг.

В нижнечетвертичных слоях на левом берегу р. Соло (или Бенгаван), близ Триниля, вместе с ископаемой фауной были обнаружены черепная крышка (рис. 115), бедренная кость и три зуба. Бедренная кость находилась в 15 м от черепной крышки. Все кости оказались сильно минерализованными.

Кроме названных остатков Дюбуа еще в ноябре 1890 г. обнаружил у р. Кедунг Брубус, в 40 км к востоку от Триниля, фрагмент нижней челюсти человеческого типа с сохранившейся ячейкой клыка и двумя предкоренными зубами; подбородочный отдел не сохранился. Челюсть была найдена в том же геологическом слое и с той же ископаемой фауной (стегодон и другие исчезнувшие млекопитающие), что и кости питекантропа; степень минерализации также была сходной. Эта челюсть, низкая и относительно толстая, отличалась замечательной особенностью - огромной протяженностью в ширину ямки для двубрюшной мышцы (16 мм). Такие большие размеры ямки не свойственны ни обезьянам, ни людям, у которых этот размер варьирует от 5 до 7,5 мм.

Найденные вместе с черепной крышкой зубы питекантропа различны по своему типу: коренные имеют, по-видимому, черты сходства с орангутаном, предкоренной очень похож на современный человеческий.

220

Наиболее важная особенность черепной крышки - ее промежуточное по форме и по величине положение между человеком и антропоморфной обезьяной. Так, при реконструкции недостающих частей емкость полости мозгового отдела черепа оказалась равной приблизительно 900 см3, т. е. величине, лежащей примерно посредине между средней емкостью черепа гориллы (500 см3) и современного человека (1400 см3). Лоб у питекантропа покатый, весьма приближающийся в этом отношении к шимпанзе. Свод черепа очень низкий; его затылочный отдел уплощен сверху. Наибольшая ширина черепа расположена низко, близко к его основанию. При рассмотрении черепа сверху можно видеть, что его наибольшая ширина "сдвинута" к заднему отделу, как у шимпанзе, в отличие от человека, у которого наибольшая ширина расположена примерно посредине. На лобной кости выделяется надглазничный валик, имеющий форму навеса. По средней линии лобной кости идет валикообразное возвышение, заканчивающееся пологим бугром в области венечного шва.

Слепок черепной полости питекантропа позволяет сделать выводы о некоторых особенностях формы его головного мозга. По своей структуре он значительно ближе к человеческому, чем к мозгу любой антропоморфной обезьяны, но обладает, однако, весьма примитивными чертами. Так, нижняя лобная извилина у него менее развита, чем у современного человека. "Лобная крышка" расположена выше, чем у современных людей, вследствие чего глазничная поверхность лобной доли более открыта - черта, которая еще резче выражена у высших обезьян. Теменная доля мозга также менее развита, чем у человека.

Бедренная кость по размерам и по строению очень напоминает человеческую, ее длина 455 мм (у современного человека такая длина бедра соответствует длине тела, приблизительно в

165-170 см).

В верхнем отделе диафиза бедра питекантропа имеется сильное разрастание костного вещества неправильной формы - образование несомненно патологическое. Некоторые исследователи высказали мысль, что только современный человек мог существовать с таким изуродованным болезнью бедром, так как всякое иное существо якобы неминуемо должно было погибнуть без медицинской помощи.

Это соображение, однако, отпало после того, как аналогичные деформации кости были обнаружены у медведей.

В 1932 г. в Лейденской лаборатории Дюбуа среди фрагментов костей млекопитающих из тринильской фауны были обнаружены еще четыре фрагмента бедренных костей питекантропа. Эти кости были собраны в 1900 г. на отмели р. Соло при раскопках, производившихся в отсутствии Дюбуа, по его указаниям. Точное место этих находок осталось неизвестным, но, по предположению Дюбуа, они могли быть найдены на

расстоянии от 16 до 48 м от черепной крышки. Наконец, в 1935 г. появилось сообщение еще об одной (шестой) бедренной кости питекантропа, обнаруженной в три-нильских коллекциях.

В общем можно предполагать, что все эти бедренные кости1, судя по их строению, и черепная крышка принадлежали особям одного вида.

Дюбуа, опубликовавший в 1894 г. свою работу о питекантропе, назвал его ".Pithecanthropus erectus" - "Обезьяночеловек прямоходящий".

Название "питекантроп" он заимствовал из сочинений Геккеля, который еще в 1866 г. построил "родословное древо" человека и обозначил гипотетическое существо, промежуточное по своему типу между азиатскими антропоидами и человеком и обитавшее в конце третичного периода, термином

221

Pithecanthropus alalus, что значит "обезьяночеловек, не обладающий речью".

Находка питекантропа сыграла исключительную роль в антропологии.

Хотя ранее уже были известны ископаемые черепа и фрагменты скелета неандертальского человека, однако они были менее примитивны по своей организации, чем питекантроп, а главное - не отличались от современного человека по объему мозга. Вследствие этого именно яванская находка была оценена как важнейшее доказательство правильности теории Дарвина о происхождении человека от высшей обезьяны.

Этим обстоятельством объясняются как огромный интерес, вызванный находкой, так и нападки на Дюбуа и его единомышленников со стороны консервативно настроенных ученых.

Горячие дебаты по поводу три нильского питекантропа развернулись ка трех международных конгрессах по зоологии - в Лейдене в 1895 г., в Кембридже в 1898 г. и в Берлине в 1901 г. Большинство участников конгресса присоединились к взглядам автора находки.

В статье, опубликованной после Лейденского конгресса, был подведен итог высказываниям двадцати одного автора по поводу тринильских остатков (табл. 12).

Т а б л и ц а 12

Весьма решительную и враждебную к эволюционистам позицию занял Рудольф Вирхов, объявивший, что тринильские остатки принадлежали якобы гигантскому гиббону. Такая точка зрения вполне соответствовала взглядам, высказанным им еще на Мюнхенском съезде немецких естествоиспытателей и врачей в 1877 г., когда в своей речи "Свобода науки в современном государстве", он завил, что никакого низшего типа ископаемого человека четвертичного времени никогда не существовало.

Важный вопрос о древности остатков питекантропа также имеет свою историю.

В 1894 г. Дюбуа датировал тринильские слои как нижнечетвертичные или верхнетретичные, а впоследствии как верхнетретичные (1908), не учитывая, что ископаемые из Триниля и соседних областей Явы относились к трем различным периодам.

Древняя тринильская флора представляла собой вечнозеленый смешанный лес умеренной зоны; в настоящее время эта флора соответствует высоте 600-1200 м - преимущественно верхней границе этой зоны. Бланкен-хорн высказал мнение, что максимум осадков на Яве соответствовал, вероятно, гюнцскому или гюнц-миндельскому времени в Европе.

Данные зоологии оказались менее ясными. Млекопитающие тринильских слоев представлены двумя вымершими родами (стегодон, лептобос); из 27 хорошо определенных видов ни один не представлен в современной фауне; эти данные свидетельствуют в пользу мнения о позднеплиоценовом возрасте питекантропа.

222

Однако среди ископаемых тринильских пресноводных брюхоногих моллюсков не менее 87% форм являются современными, что говорит о четвертичном времени отложения тринильских слоев. Последующие исследования привели к несколько более низкому проценту (83)

современных видов пресноводных моллюсков в тринильских слоях. Исследования ван Эса показали, что в озерных позднеплиоценовых отложениях Сангирана и Барингинана (несколько западнее Триниля) процентное число современных видов пресноводных моллюсков не больше, чем 62,5%. Все эти данные подтверждают четвертичный возраст питекантропа.

Выделывал ли питекантроп орудия? Никаких орудий вместе с костями питекантропа не найдено. Не было их обнаружено и вообще в тринильских слоях, соответствующих по своей древности находке Дюбуа. Однако в слое, по-видимому, более позднем, чем слой, датируемый остатками питекантропа, на юге Явы близ Патжитана в 1936 г. геолог

Кенигсвальд нашел каменные орудия. Это были грубые рубила, довольно хорошо обработанные отщепы и даже в небольшом количестве примитивные пластины (лезвия). Из общего числа 2419 орудий 6,2% составляют типичные "ручные рубила" шелльского типа, а 58% - отщепы и пластины (лезвия) (Мовиус, 1944). Необходимо допустить, что этим довольно тщательно сделанным орудиям предшествовали какие-то другие, более простые, которые вправе приписать питекантропу.

Позднейшие находки питекантропа. С 1937 по 1941 г. Кенигсвальд обнаружил в нижнечетвертичных отложениях под Сангираном, на берегу притока р. Соло - Тжеморо, следующие древние остатки человека:

Год

Объект

Принятые обозначения

1937

фрагмент нижней челюсти

"Нижняя челюсть В"

1937

кальвария взрослого

"Питекантроп II"

1938

фрагменты юношеского черепа

"Питекантроп III"

1939

фрагменты верхней челюсти и фрагменты кальварии "Питекантроп IV"

Кроме этих находок, в общем близких по своему типу к тому представлению о питекантропе (в широком смысле слова), которое сложилось у наиболее компетентных исследователей, были сделаны еще две находки, заслуживающие особого рассмотрения, так как принадлежность их к группе питенкантропов несколько сомнительна: фрагмент нижней челюсти с двумя молярами из Сангирана 1939 г. и фрагмент нижней челюсти с первым моляром и двумя премолярами из Сангирана 1941 г., получивший, благодаря своим размерам, название мегантропа, или мегалантропа, т. е. "огромного человека".

Остановимся вкратце на морфологических особенностях всех названных ископаемых форм, подробно изученных Вейденрейхом.

Питекантроп II, 1937, оказался в общем очень похож на питекантропа Дюбуа, а по некоторым особенностям даже еще более примитивным. Так, емкость мозговой полости у него меньше, наименьшая лобная ширина по отношению к ширине черепа еще более мала. На этой находке сохранился нижний отдел височной кости, на котором можно видеть, что сосцевидные отростки у него развиты очень слабо, - черта, сближающая его с обезьяной. Замечательная особенность питекантропа II-огромная толщина костей черепа: в заднем нижнем углу теменной кости она равна 17 мм, у современного человека она составляет 4,5- 5,2 мм (рис. 116).

Некоторые цифры, иллюстрирующие особенности обоих черепов, приведены в таблице.

223

Размеры черепов питекантропов I и II (по Ф. Вейденрейху) (абсолютные размеры диаметров, мм; углы, град)

На обломке "нижней челюсти В" можно отметить следующие примитивные черты: отсутствие подбородочного выступа, большую величину второго коренного зуба по сравнению с первым, большую величину третьего коренного по сравнению со вторым, что напоминает дриопитека. Однако наряду с этими чертами

Рис. 116. Черепная крышка питекантропа II

Рис. 117. Реконструкция черепа питекантропа IV

наблюдаются и типичные для человека небольшие размеры клыка (судя по ячейке), полное отсутствие цингулюма на всех коренных зубах.

Питекантроп III (фрагменты юношеского черепа) отличается от современного человека тем, что у него наибольшая ширина черепа располагается весьма низко (близ основания) и по сагиттальной линии имеется валик и уплощения по бокам от него.

Питекантроп IV - значительно более мощная форма, чем предыдущие. В нем ярко сочетаются обезьяньи и человеческие свойства. Череп очень низкий, в особенности если

выразить его высоту в процентах ширины основания. Так, указатель

высота черепа (базион - брегма) × 100

ширина основания (аурикуляре - аурикуляре)

равен у питекантропа IV 65,4, у питекантропа II - 81,4, у современного человека - около 110, у орангутана - около 80.

Наибольшая ширина черепа у питекантропа IV расположена весьма низко.

Выйная область затылочной кости (planum nuchale) очень плоская. Чрезвычайно мощно развит затылочный валик. Шиловидный отросток полностью отсутствует (рис. 117).

Однако наряду с указанными примитивными чертами отмечаются и прогрессивные. По расчетам Вейденрейха, величина полости черепа равна

224

900 см3, т. е. не уступает вместимости питекантропа Дюбуа. В отличие от обезьян и от питекантропа II, сосцевидные отростки крупные и сходные по форме с человеческими. В отличие от обезьян суставная ямка глубокая, чем сближается с человеческой. Большое затылочное отверстие расположено центрально (т. е. далеко от опистокраниона), как у современного человека. Аналогичное сочетание новых и древних черт наблюдается и на верхней челюсти питекантропа IV. К примитивным чертам относится очень большая длина неба; так, максиллоальвеолярная длина1 на обломке равна 75 мм, а на реконструированном небе - 81 мм; у современного человека групповые средние варьируют от 49 до 57 мм, а индивидуальные цифры редко достигают 70 мм.

Крайне примитивная особенность этой верхней челюсти - наличие диастемы между клыками и боковыми резцами с обеих сторон (справа ее величина равна 6,2 мм). Коренные зубы очень крупные, в особенности велика коронка М2; ее длина 13,6 мм, ширина 15,2 мм,

показатель мощности коронки 207 мм2, у современного человека показатель равен в среднем ПО мм2, у шимпанзе 120,5, у оранга 175,3, у гориллы 300,0 мм2.

Вместе с тем форма неба вполне человеческая и резко отличается от узкого и вытянутого в длину неба высших обезьян. Так, максиллоальвеолярный указатель2 питекантропа IV (на фрагменте) равен 104, по реконструкции Вейденрейха - 116, у современного человека варьирует по группам от 109 до 126, орангутана - примерно 75, у шимпанзе - 81, у гориллы - 65.

Строение всех зубов, в том числе и клыков, очень сходно с человеческим. Цингулюм на коренных зубах отсутствует. Кости черепа так же, как у питекантропа II, очень толсты, в особенности затылочная.

По совокупности данных питекантропа IV выделяют в особый вид Pithecanthropus robustus.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]