Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Текст к 8.03 по Сибири

.pdf
Скачиваний:
5
Добавлен:
14.05.2015
Размер:
558.85 Кб
Скачать

Жданова Г.Д.

Репрессии на Алтае в 1937-1938гг.

Организационное оформление репрессий

Массовые репрессии, проводившиеся в начале 1930-хгг., хотя и позволили сталинскому руководству начать форсированную индустриализацию и провести насильственную коллективизацию, на самом деле, как отмечает О.В. Хлевнюк, лишь усугубили кризисную ситуацию в странеi. При помощи террора можно было забрать хлеб у крестьян, но нельзя было заставить ихсколько-нибудьнормально работать и заботиться о новом урожае. Опираясь на скачкообразное наращивание капитальных вложений, эксплуатацию порывов энтузиазма населения и одновременно проводя политику репрессий и принуждения к труду, невозможно было создать современную промышленность. Как показали итоги первой пятилетки, планы форсированного роста индустрии, на выполнение которых были направлены огромные силы и средства, оказались полностью провалены. Экономический кризис явился для Сталина и его окружения наиболее убедительным аргументом в пользу необходимости корректировки политики «большого скачка» и некоторое смягчение репрессий. К лету 1933 гг. массовые репрессии в стране постепенно сворачиваются. Если в первой половине 1933 г. на Алтае были осуждены 3296 человек, то в период с июля до декабря того же года – 411ii.

Ситуация изменилась 1 декабря 1934 г. в связи с убийством секретаря Ленинградского обкома ВКП(б), члена Политбюро С.М. Кирова. Уже через несколько часов после известия о смерти Кирова было подготовлено постановление ЦИК СССР, получившее название «закона от 1 декабря». Закон устанавливал ускоренное и упрощенное рассмотрение дел по обвинениям в террористической деятельности. Убийство Кирова Сталин использовал, прежде всего, как повод для расправы со своими бывшими политическим противниками, по сфальсифицированным обвинениям несколько групп бывших оппозиционеров были осуждены на закрытых судебных процессах.

В мае 1935 г. началась кампания по проверке, а затем обмену партийных документов, которая, по существу, вылилась в очередную «чистку» правящей партии. Проведением проверки партийных документов занимались партийные органы совместно с НКВД, многие исключенные из партии были арестованы по подозрению в том, что они «пробрались в партию в контрреволюционных целях». В информационной сводке ЗападноСибирского краевого суда от 16 января 1936 г. сообщалось, что за истекший период через народные суды края прошло 138 подобных делiii.

Одновременно высшее советское руководство принимало некоторые меры к восстановлению «социалистической законности»: 26 июля 1935 г.

Политбюро было принято

решение «О снятии

судимости с колхозников»

(которое,

правда,

не

распространялось

на

осужденных

за

контрреволюционные преступления), а в начале 1936 г. Политбюро согласилось на пересмотр дел некоторых категорий осужденных по закону от

7августа 1932 г.

В1934-1936гг. на Алтае за совершение контрреволюционных преступлений было привлечено 1337 человек, из них осуждены: к расстрелу

– 87 (6,5 %), к лишению свободы – 803 (60 %). В отношении 447 (33,4 %)

обвиняемых дела были прекращены «за недоказанностью»iv. Подавляющее число осужденных в этот период составили обвиняемые в проведении антисоветской агитации (чаще всего распространении разного рода слухов – о скорой войне, голоде, а также связанные с убийством Кирова). В данный период дела рассматривались преимущественно судебными органами. Например, на Алтае судебными органами –Западно-Сибирскимкраевым судом, Верховным судом РСФСР, военными трибуналами – были осуждены порядка 79 % обвиняемых и лишь 20,8 % дел рассматривались Особым совещанием при НКВД СССРv.

«Большому» (как его стали называть вслед за Р. Конквестом) террору, 1937-1938гг. предшествовало несколько событий, которые свидетельствовали об общем ужесточении карательной политики власти. В августе 1936 г. в Москве состоялся открытый судебный процесс по делу так называемого «объединенноготроцкистско-зиновьевскогоцентра», на котором были приговорены к расстрелу несколько видных оппозиционеров, в том числе Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев. В конце сентября 1936 г. на пост наркома внутренних дел СССР вместо вскоре расстрелянного Г.Г. Ягоды был назначен Н.И. Ежов. В конце января 1937 г. в Москве прошел второй «большой процесс» по делу так называемого «параллельного антисоветского троцкистского центра». В конце февраля – начале марта 1937 г. состоялся пленум ЦК ВКП(б), на котором были подведены первые итоги «чистки» и даны указания по дальнейшему ее проведениюvi.

Законодательно-нормативнуюбазу, регулировавшую репрессивную политику государства во второй половине1930-хгг., составляли постановления ЦИК СССР, ВЦИК РСФСР, ЦК ВКП(б), ведомственные директивы НКВД, Верховного суда СССР и РСФСР, Прокуратуры СССР и наркомюстов. При этом, как отмечает Ж.А. Рожнева, всесколько-нибудьзначительные решения относительно репрессивной политики первоначально принимались на уровне Политбюро ЦК партии или лично И.В. Сталиным и лишь затем оформлялись как постановления ЦИК и СНК СССР или совместными постановлениями ЦК ВКП(б) и СНК СССРvii. Ведомственные директивы НКВД также давались в русле установок высших партийных органов.

Завершились массовые карательные операции так же централизовано, как и начались. Сигнал к окончанию «массовых операций по арестам и выселению» был дан постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» (утверждено Политбюро 15 ноября). В соответствии с постановлением прекращалась деятельность всех чрезвычайных судебных органов, было

запрещено производство массовых операций, аресты разрешалось производить только с санкции суда или прокурора. Кроме того, был восстановлен ранее существовавший порядок согласования арестов с заинтересованными ведомствами и партийными органами.

Как отмечают Н.Г. Охотин и А.Б. Рогинский, ход репрессий в период «большого террора» не был равномерен и его течение можно разделить (достаточно условно) на четыре периода:

октябрь 1936 – февраль 1937 (перестройка карательных органов, установка на чистку партийной, военной и административной элиты от потенциально оппозиционных элементов в условиях угрозы «империалистической агрессии»);

март 1937 – июнь 1937 (декретирование тотальной борьбы с «двурушниками» и «агентами иностранных разведок», продолжение чистки элиты, планирование и разработка массовых репрессивных операций против «социальной базы» потенциальных агрессоров – кулаков, «бывших людей», представителей национальных диаспор и т.п.);

июль 1937 – октябрь 1938 (декретирование и реализация массовых репрессивных операций – «кулацкой», «национальных», против ЧСИР; интенсификация борьбы с «военно-фашистскимзаговором» в РККА, с «вредительством» в сельском хозяйстве и др. отраслях);

ноябрь 1938 – 1939 (так называемая «бериевская оттепель»: прекращение массовых операций, упразднение большинства чрезвычайных механизмов внесудебной расправы, частичное освобождение арестованных, ротация и уничтожение «ежовских» кадров в НКВД)viii.

Как отмечают многие современные исследователиix, «большой террор»1937-1938гг. преследовал совершенно определенные цели и был четко структурирован. Центральное место, по замыслу Сталина и его ближайшего окружения, должны были занять две массовые репрессивные операции – по «очистке» страны от «бывших людей» («кулаки», бывшие помещики, царские чиновники, белые офицеры, церковники, члены оппозиционных партий, а также уголовники) и ликвидацию в стране «шпионскодиверсионной базы» стран капиталистического окружения. Одновременно была проведена генеральная «чистка»партийно-государственнойэлиты. Таким образом, каждая из этих основополагающих задач, решить который был призван «большой террор», имела четкие целевые установки. В соответствии с этими установками мы и будем в дальнейшем рассматривать историю «большого террора»1937-1938гг. в Алтайском крае.

1.1. «Кулацкая» операция по приказу НКВД СССР №00447 в Алтайском крае

2 июля 1937 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о начале проведения в стране кампании репрессий против бывших кулаков и уголовников, «высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы», затем возвратившихся по месту прежнего проживания и

ставших «зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений»x. На следующий день это решение было доведено до наркома внутренних дел Н.И. Ежова и руководящих региональных органов партии, которым было предписано «взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки»xi.

16 июля 1937 г. в Москве состоялась конференция НКВД СССР, на которую были вызваны все региональные руководители НКВД РСФСР и Украины. На конференции обсуждались лимиты для республик, краев и областей, были даны инструкции по проведению запланированной операции. Во второй половине июля прошли совещания уже в региональных управлениях НКВД. В Новосибирске начальник УНКВД по ЗападноСибирскому краю С.Н. Миронов на совещании 25 июля в общих чертах описал планируемую массовую операцию и рекомендовал: чтобы не попасть в ситуацию, «что лимит у нас будет использован» и в результате «мы можем оказаться через месяц без лимита», сразу же провести аресты в больших масштабах, чтобы иметь «резерв» при распределении по категориямxii.

31 июля 1937 г. Политбюро был одобрен план операции и руководителям НКВД республик, краев и областей был направлен оперативный приказ НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов»xiii.

До образования в сентябре 1937 г. Алтайского края дела по «кулацкой» операции рассматривались тройкой УНКВД по Западно-Сибирскомукраюxiv, которая была создана постановлением Политбюро ЦК партии еще 28 июня 1937 г. для оперативного рассмотрения дела «вскрытого» в крае «эсероровсовского заговора». В состав тройки вошли начальник УНКВД С.Н. Миронов, прокурор краяБарков и секретарь Запсибкрайкома партии Р.Э. Эйхе.

В соответствии с приказом № 00447 лимит подлежащих репрессии для Западно-Сибирскогокрая составил 17 тыс. человек, в том числе по первой категории – 5 тыс. и по второй – 12 тыс.xv На долю районов, позднее отошедших к Алтайскому краю (Каменский, Бийский, Барнаульский, Рубцовский и Славгородский оперсектора) пришлось 6431, в том числе по1-йкатегории – 1730 (26,9 %), по2-й– 4701 (73,1 %).

Согласно «Сводке об арестованных и осужденных судебной тройкой при УНКВД по Западно-Сибирскомукраю и приведенных в исполнение приговорах», подписанной начальником оперативного секретариата УНКВД Колчиным и датированной 5 октября 1937 г., было осуждено жителей указанных районов:

Таблица . Распределение осужденных тройкой при УНКВД по ЗападноСибирскому краю 03.08.1937-28.10.1937

название

осуждено

 

по приказу

по делу «РОВС»

оперсектора

всего

 

 

№00447

 

 

 

 

 

 

всего

 

1 кат

2 кат

всего

1 кат

2 кат

Каменский

348

344

 

195

149

4

4

-

Бийский

1771

1148

 

662

486

623

492

131

Барнаульский

1776

1255

 

711

544xvi

524

389

135

Рубцовский

508

415

 

214

201

93

67

26

Славгородский

984

822

 

464

358

158

115

43

ИТОГО

5387

3985

 

2246

1739

1405

1067

338

 

 

73,9 %

56,4 %

43,6 %

26,1 %

75,9 %

24,1 %

ГАНО. Ф.П-4.Оп. 34. Д. 26. Л.10-14.Опубликовано: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.1927-1939:Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. Кн. 1. С.378-380.

Таким образом, на 5 октября выделенный Москвой лимит на осуждение по приказу №00447 6431 человек был выполнен на 62 %, а с учетом членов «РОВС» - на 83,8 %.

Тройка УНКВД по Запсибкраю рассматривала дела на жителей края еще некоторое время после разделения Западно-Сибирскогокрая и до образования алтайской тройки. Согласно БД ОСД УАДАК в период с 7 по 28 октября 1937 г. были осуждены 295 жителей края, в том числе: по1-йкатегории – 72, по2-й– 223xvii. Эти цифры, основанные на материалах следственных дел, хранящихся в ОСД УАДАК, конечно, не полны и не точны (нам представляется, что в действительности они несколько больше), т.к.какая-точасть осужденных проходила по групповым делам, которые сегодня хранятся в архиве УФСБ по Новосибирской области. Нет в нашем распоряжении и протоколов заседаний тройки УНКВД по ЗападноСибирскому краю за указанный период.

Общая цифра осужденных в Алтайском крае (согласно сводке и БД) Западно-сибирскойтройкой в период с 5 августа до 28 октября составляет 5685 человек, в том числе по1-йкатегории – 3385 (59,5 %), по2-й– 2300 (40,5 %).

Тройка при УНКВД по Алтайскому краю была образована по постановлению Политбюро ВКП(б) от 27 октября 1937 г. в составе: председатель – начальник УНКВД С.П. Поповxviii, члены – прокурор края Н.Я. Поздняковxix и первый секретарь крайкома партии Л.Н. Гусевxx.

Первый протокол заседания алтайской тройки датируется 30 октября 1937 г. Вновь созданная тройка сразу же активно включилась в работу по выполнению приказа №00447.

Согласно всем протоколам заседаний тройки УНКВД по Алтайскому краю (включая протоколы, хранящиеся в ОСД УАДАК, отделе реабилитации и архивной информации ИЦ при ГУВД Алтайского края и архиве УФСБ РФ по Республике Алтайxxi) в период проведения операции по приказу НКВД

СССР № 00477 с 30 октября 1937 г. по 15 марта 1938 г. алтайская тройка работала следующим образом:

Таблица . Распределение осужденных тройкой при УНКВД по Алтайскому краю по приказу №00447 30.10.1937-15.03.1938по мерам наказания

 

 

 

 

К-вовынесенных приговоров

 

 

 

К-во

 

в том числе

Дата заседания

протоколов

всего

 

 

1-якатегория

2-якатегория

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Октябрь 1937 г.

27

758

540

218

30

октября

13

311

250

61

31

октября

14

447

290

157

Ноябрь 1937 г.

167

5 889

2 214

3 675

1

ноября

8

283

175

108

3

ноября

10

366

240

126

5

ноября

15

316

239

77

6

ноября

8

206

181

25

11

ноября

15

386

179

207

23

ноября

5

434

252

182

24

ноября

20

536

256

280

26

ноября

42

951

231

720

27

ноября

16

543

140

403

28

ноября

12

607

148

459

29

ноября

16

695

173

522

Декабрь 1937 г.

163

3 398

1 933

1 465

8

декабря

52

1285

528

757

9

декабря

49

1066

338

728

10

декабря

16

546

73

473

27

декабря

12

205

172

33

28

декабря

13

366

335

31

29

декабря

17

456

448

8

30

декабря

4

40

39

1

Март 1938 г.

133

4 831

2 079

2 752

4

марта

6

312

193

119

5

марта

11

469

233

236

7

марта

5

271

128

143

8

марта

10

346

150

196

11

марта

20

782

366

416

13

марта

9

301

144

157

14

марта

37

1320

465

855

15

марта

35

1030

400

630

Итого:

490

14 876

6 766

8 110

 

 

 

 

 

45,5 %

54,5 %

Протоколы заседаний тройки при УНКВД по Алтайскому краю за 30.10.1937-15.03.1938.ОСД УАДАК.Ф.Р-2.Оп. 5. Д.1-354.

Таким образом, всего в Алтайском крае в ходе проведения «кулацкой» операции тройкой УНКВД в период с 30 октября 1937 г. по 15 марта 1938 г. были осуждены 14876 человека, из которых по 1-йкатегории – 6766 человек (45,48 %), по2-й– 8110 (54,52 %).

Приказ НКВД СССР № 00447 делил всех репрессируемых «кулаков, уголовников и др. антисоветский элемент» на две категории и предусматривал две меры наказания – расстрел и лишение свободы на срок от 8 до 10 лет. Вместе с тем тройка при УНКВД по Алтайскому краю приговорила 32 человек (из попавших в выборку) к пяти годам лишения свободы и одного – к заключению в трудколонию без указания срока. Все эти приговоры были вынесены в ноябре (5 человек) и декабре (27 человек) 1937 г.

Особо «снисходительными» члены тройки были на заседаниях 8, 9 и 10 декабря 1937 г., когда приговорили к 5 годам лишения свободы 27 осужденных. 10 декабря 1937 г. вообще не было вынесено ни одного приговора к ВМН, да и рассмотрели в этот день всего 12 дел, из которых по восьми вынесли приговор о лишении свободы на 5 лет.

Сложно сказать, откуда взялась такая мягкость в приговорах. Возможно, к тому времени уже были выполнены все доведенные Москвой лимиты. А возможно, сыграл свою роль тот факт, что большинство из осужденных к 5 годам заключения практически не имели «темного» прошлого и только половина из них происходили «из кулаков». Единственному же осужденному к направлению в трудколонию едва исполнилось 16 лет, он работал трактористом в колхозе, правда, отец его был беглым «кулаком».

Существуют некоторые расхождения в цифрах осужденных в рамках приказа по протоколам заседаний тройки УНКВД по Алтайскому краю и сводным данным НКВД СССР, которые были подведены по отчетам управлений НКВД краев и областей. Речь идет о двух опубликованных центральных сводках НКВД СССР, обобщающих данные с мест о ходе проведения «кулацкой операции».

Согласно первой сводке ГУГБ НКВД СССР № 29, датированной «не ранее 1 января 1938 г.»xxii, лимит осужденных для Алтайского края составлял 5500 по1-йкатегории, 5100 – по2-й,всего – 10600. На момент составления сводки в Москве, по всей видимости, не было полных (точных) цифр с мест, поэтому количество арестованных и осужденных в сводке совпадает и по Алтайскому краю составляет 10897, в том числе по1-йкатегории – 5500, по2-й– 5397. В действительности же согласно протоколам заседаний алтайской тройки в крае на 1 января 1938 г. было осуждено 10 045 человека, в том числе по1-йкатегории – 4687, по2-й– 5358. Нельзя, таким образом, полностью доверять документам центра и следует всегда тщательно перепроверять их по местным документам и источникам.

Следующая сводка ГУГБ НКВД СССР № 33xxiii датируется составителями сборника «не ранее 1 марта 1938 г.». Согласно этой сводке на 1 марта 1938 г. лимит осужденных для Алтайского края составил 13600, цифра же арестованных и осужденных в крае вновь совпадает и составляет теперь уже 12 183. Но алтайская тройка в период с 1 января до 4 марта 1938 г. не заседала, поэтому количество осужденных в крае на 1 марта было все то же – 10045 человека. Разница, таким образом, между данными протоколов

тройки и сводки ГУГБ НКВД составляет 2138 человек. Возможно, дело здесь опять-такив неточных данных в центре, и в сводке ГУГБ в графе «осуждено» указано количество не осужденных, а арестованных. Или же в сводку ГУГБ НКВД № 33 вошли данные не на 1 марта, а включая несколько первых дней месяца. В период4–8марта 1938 г. алтайская тройка осудила 1398 человек, а включая заседания 11 марта – 2170. Исходя из этого, можно предположить, что данная сводка составляласьгде-томежду 8 и 11 марта 1938 г.

Таблица. Распределение арестованных и осужденных в Алтайском крае по приказу № 00447 согласно центральным и местным документам

Источник

 

Утверждено

 

Аресто-

 

Осуждено

 

данных

 

по 1-йкат

по 2-йкат

всего

вано

по 1-й

 

по 2-й

 

всего

 

 

 

 

 

 

кат.

 

кат.

 

 

Сводка

ГУГБ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НКВД № 29 на

5 500

5 100

10600

10897

5 500

 

5 397

 

10897

1.01.1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Протоколы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

заседаний

 

 

 

 

 

4 687

 

5 358

 

10045

тройки УНКВД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АК на 1.01.1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сводка

ГУГБ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НКВД № 33 на

7 500

6 100

13600

12183

5 638

 

6 545

 

12183

1.03.1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Протоколы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

заседаний

 

 

 

 

 

4 687

 

5 358

 

10045

тройки УНКВД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АК на 1.03.1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Всего в период

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30.10.1937

 

 

 

 

6 766

 

8 110

 

14876

15.03.1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первоначально в соответствии с приказом № 00447 операцию предполагалось провести в течение четырех месяцев – с августа по декабрь 1937 г., полное ее завершение планировалось к 10 декабря 1937 г. Алтайская тройка с момента ее создания в конце октября 1937 г. самым активнейшим образом включилась в проведение операции и в период с 30 октября по 10 декабря 1937 г. было проведено 16 заседаний, оформлено 311 протоколов, осуждено 9544 человека, из которых по 1-йкатегории – 3693 (38,69 %). В соответствии с приказом в первую очередь тройка рассматривала дела на арестованных по первой категории: в период 30 октября – 6 ноября 1937 г. приговоры к ВМН составили в среднем более 71 %, в период 1 ноября – 10 декабря 1937 – 33 %.

Затем выходит директива НКВД СССР № 50194 о продлении работы троек, действующих в соответствии с приказом № 00447, до января 1938 г. В период с 11 по 26 декабря 1937 г. алтайская тройка не заседала, но краевое управление НКВД вело напряженную «работу» по выявлению и арестам

«контрреволюционных элементов». Согласно базе данных ОСД УАДАК в этот период в крае было арестовано более тысячи человекxxiv.

Следующие заседания алтайской тройки датируются 27, 28, 29 и 30 декабря 1937 г.; они стали, пожалуй, самыми «кровожадными»: в ходе этих четырех заседаний были осуждены 1067 человек, из которых 994 – расстреляны, это составило 93,2 %.

В январе–феврале1938 г. заседаний тройки не проводилось. Решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 г. вносит новые коррективы в вопрос о продолжении операции и устанавливает новые лимиты репрессированных для Алтайского края: 2000 человек – по1-йкатегории и

1000 – по 2-йxxv.

Алтайской тройкой доведенный план был выполнен и перевыполнен: в январе–марте1938 г. по всему краю шли массовые аресты, всего было арестовано более 4700 человекxxvi. В период с 4 по 15 марта 1938 г. тройка заседала восемь раз, было оформлено 133 протокола и осужден 4831 человек, из которых 2079 (43 %) – к ВМН.

Общим итогом операции в крае стало перевыполнение спущенных сверху лимитов на 1276 человек (13600/14876) и перераспределение алтайскими чекистами выделенных центром лимитов: по 1-йкатегории –

7500/6766 и по 2-й– 6100/8110 соответственно.

Статистика «кулацкой операции» по приказу НКВД №00447

В рамках настоящего исследования были использованы только протоколы заседаний тройки УНКВД по Алтайскому краю, находящиеся на хранении в ОСД УАДАК (354 протокола). Всего по настоящим протоколам заседаний тройки за 30 октября 1937 – 15 марта 1938 г. проходят 12195 человек. Выборка из этой совокупности производилась механическим способом – каждый двадцатый осужденный, всего были отобраны и обобщены сведения на 612 человек, что составляет 5 % от общего количества осужденных, выявленных по данным протоколам заседаний тройки.

Из 612 осужденных:

мужчин – 596 (97,4 %), из них расстреляны – 261 (43,8 %);

женщин – 16 (2,6 %), из них расстреляны – 4 (25 %).

Возраст осужденных мужчин составил от 16 до 77 лет, женщин – от 21 до 66 лет.

Из 16 осужденных женщин восемь по социальному происхождению значатся как «кулачки», шесть – монашки или родственницы священнослужителей (жена, дочь).

Согласно имеющимся исследованиям незначительное количество осужденных по приказу женщин характерно для всех регионов бывшего

СССР. Например, авторы «Ленинградского мартиролога» приводят статистические данные о гражданах, расстрелянных в Ленинграде в 1937– 1938 гг.: мужчины составляют в среднем 94,9 %, женщины – 5,1 %xxvii.

Подобные статистические данные по г. Москве выглядят следующим образом: мужчин – 19903 (95,9 %), женщин – 858 (4,1 %)xxviii.

Причины этого были, вероятно, прежде всего социального характера (из-занизкого социального статуса женщин в России они не принимались в политическом смысле всерьез), затем чисто прагматические (на предприятия ГУЛАГа требовалась в основном мужская сила, а в стране разворачивалась борьба с беспризорностью). Что касается исследуемого периода, то небольшое число осужденных женщин весьма закономерно еще и потому, что согласно приказу № 00447 «семьи приговоренных по первой и второй категории, как правило не репрессируются»xxix.

Приказ №004477 четко обозначал категории граждан, подлежащих репрессированию: бывшие «кулаки», церковники и сектанты, бывшие участники антисоветских вооруженных выступлений, члены бывших оппозиционных партий, бывшие активные участники бандитских восстаний, бывшие участники белого движения, каратели, репатрианты, а также уголовные преступники. Определяющими факторами, таким образом, становились социальное происхождение и политическое прошлое подлежащих изъятию категорий граждан.

Несомненно, что социальное происхождение при вынесении приговора тройкой имело очень важное, а возможно, и определяющее значение. Имеющие «темное» социальное прошлое сразу попадали в категорию неблагонадежных и были виновны, что называется, «по определению».

Таблица. Распределение осужденных по приказу №00447 по социальному происхождению и мерам наказания

Социальное

всего осуждено

по 1-йкатегории

по 2-йкатегории

происхождение

чел

%

чел

%

чел

%

из крестьян

553

90,4

235

42,5

318

57,5

в т.ч.

 

 

 

 

 

 

-«кулаки»

496

89,7

201

40,5

295

59,5

-бедняки,середняки

57

10,3

34

59,6

23

40,4

из священников

16

2,6

15

93,75

1

6,25

из городских сословий

8

1,3

6

75

2

25

из мещан

23

3,8

11

47,8

12

52,2

из помещиков и дворян

2

0,3

2

100

-

-

из рабочих

3

0,5

2

66,7

1

33,3

нет сведений

7

1,1

7

100

-

-

ИТОГО

612

100

278

 

334

 

Жданова Г.Д. АБД «Жители Алтая, осужденные в 1919-1938гг. по ст. 58 УК»

Таким образом, «кулацкая» направленность террора в Алтайском крае не вызывает сомнений и подтверждается большим процентом (более 89 %) осужденных «кулаков», причем как «кулаков» настоящих, так и придуманных. Осужденные и расстрелянные бедняки и середняки в ряде случаев (в 23 из 57, т. е. более чем в 40 %) имели «темное» прошлое, например, имели судимость за совершение тяжких преступлений (убийство,

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и на обработку персональных данных.

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Оформить еще одну заявку