Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

/ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭМОЦИЙ

.docx
Скачиваний:
36
Добавлен:
26.05.2015
Размер:
29.33 Кб
Скачать

Тема 5

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭМОЦИЙ

Важная роль в исследовании эмоциональных расстройств при­надлежит анамнестическому методу, с помощью которого изучается эмоциональная сфера в процессе жизни больного, и клиническому наблюдению за его поведением. Для объективной характеристик эмоциональных реакций, состояний и отношений используются физиологический, биохимический и экспериментально-психологиче­ский методы.

При исследовании эмоций особенно большое значение придает­ся вегетативным реакциям. Одним из наиболее чувствительных ин­дикаторов изменений вегетативной нервной системы является кожно-гальваническая реакция (КГР). В качестве показателя эмо­циональной сферы человека КГР (в литературе прошлых лет — пси­хогальванический рефлекс) изучалась многими авторами

В наших и руководимых нами исследованиях использовались различные варианты методик, основывающихся на регистрации кожно-гальванической реактивности. Наибольшее распространение полу­чил психофизиологический метод в виде модификации ассоциативно­го эксперимента, заключающийся в применении словесных раздражи­телей, различных по эмоциональной значимости для больного, в соче­тании с регистрацией КГР. В таком эксперименте физиологичес­кие изменения определяются избирательным отношением человека к содержанию раздражителя и, следовательно, имеют не только физиологический, но и психологический смысл.

В работе В. М. Шкловского была использована методика, в которой учитывались и количественные, и качественные показа­тели кожно-гальванической реактивности, в том числе наличие вспы­шек спонтанных колебаний, более выраженных реакций в ответ на си­туационно-значимые слова по сравнению с незначимыми, эффекта последействия (повышение реакции на незначимое слово, если оно следует после значимого). КГР при мысленном представлении пси-хотравмирующей ситуации. Измерялись амплитуда КГР и общая длительность реакции.

Л. К. Богатской описана психофизиологическая методика для исследования эмоциональных отношений у психически больных. Регистрация КГР сочеталась с попыткой включения больных в воображаемые ситуации, отражающие значимые для них отношения. Испытуемому для мысленного представления предъявля­лись 5 содержательно-значимых и 4 индифферентных сюжета Со­держательно-значимыми сюжетами стремились вызвать у психически больных (главным образом с выраженными апато-абулическими рас­стройствами) представления, связанные с системами отношений, касающихся семьи, ближайшего окружения, работы, будущего.

Для количественной характеристики эмоциональных отношений в этой работе использовался, в частности, специальный индекс эмоциональ­ности. С целью вычисления этого индекса - измеряется максимальная амплитуда среди реакций КГР на содер­жательно-значимые представления; определяется средняя величина амплитуды при индифферентных представлениях; находится отноше­ние, показывающее, во сколько раз интенсивность реакции на наибо­лее эмоционально-значимое представление превышает реакцию на индифферентное.

В числе других вегетативных характеристик, использующихся при изучении эмоций, учитываются частота и ритмика сердечных сокра­щений, ЭКГ, показатели дыхания (частота дыхания, амплитуда дыхательных волн и др.), изменения артериального давления, элек тромиограммы .

Среди вегетативных показателей подчеркивается значение сердеч ных реакций в качестве индикатора эмоциональных состояний и ег относительная независимость от других физиологических показате лей, причем показатель вариабельности сердечно-сосудистых реакций рассматривается в качестве особенно надежного индикатора психического напряжения. Ритмограмма представляет собой последовательный ряд межсистолических интервалов сердца. Для визуального анализа ритмограмма регистрируется в графическом виде на бумажной ленте, где последовательно записываются интервалы R—R. ЭКГ в виде вертикальных линий. Обычно анализируются частота, амплитуда дыхательных волн, время вое становления сердечных реакций к исходному уровню после воздействия и др.

Многочисленные исследования были посвящены поискам электро энцефалографических коррелятов эмоционального напряжения у че ловека [Бобкова В. В., 1967; Экелова-Багалей Е. М. и др., 1975 Русалова М. Н., 1979, и др.]. Чаще указывается, что эмоции сопро вождаются угнетением альфа-ритма и усилением быстрых колебаний Однако в последнее время другими авторами подчеркивается, ч-п на фоне эмоционального напряжения нередко повышается амплитуд. альфа-ритма, увеличивается альфа-индекс, усиливаются медленны ритмы. М. Н. Русаловой показано, что электроэнцефалографически сдвиги при эмоциях представляют результат взаимодействия систек реализующих, с одной стороны, собственно эмоциональное напряже ние, а с другой,— регулирующих процессы внимания (их направлен ность, интенсивность, степень новизны эмоционально-значимого сти мула), чем, по автору, и объясняются различия, выявляемы в электроэнцефалограмме.

Современная психофизиологическая техника позволяет исследо вать в качестве коррелятов эмоциональных реакций, состояний отношений различные физиологические показатели, часто при однс временной их полиграфической регистрации. Так, на рис. 2 приведе на запись электроэнцефалограммы, электрокардиограммы, дыхани и КГР у больной истерией в ответ на безразличное слово “воздух и эмоционально-значимое слово “Коля” (имя мужа, включенног в психогению). Выявляются более выраженные и более длитель ные реакции на эмоционально-значимое слово — ЭЭГ, КГР, дыха ние (см. рис. 2.6.).

Начиная с известных работ В. Кэннона (1927), внимание иссле дователей было привлечено к биохимическим коррелятам эмоцио нальных состояний. В последние десятилетия увеличению числа эти работ способствовал возрастающий интерес к проблеме эмоциональ ного стресса.

Во многих исследованиях [Губачев Ю. М., Иовлев Б. В., Кар­васарский Б. Д. и др., 1976; Мягер В. К., 1976; Levi L., 1970, 1972, и др.] не только был подтвержден факт изменения уровней биохимически активных веществ при эмоциональных сдвигах, но и по­казано, что определенным эмоциям, возможно, сопутствуют характер­ные изменения тех или иных биохимических веществ.

Проведенное нами сопоставление биохимических и психологи­ческих показателей свидетельствует о том, что при всей важности учета степени и характера эмоционально-аффективного напряжения в соотношении эмоций и биохимических сдвигов у больных невроза­ми играет роль не простое усиление эмоциональных реакции, а их преломление через особенности личности и систему ее отношений.

Изучение мимической стороны эмоций имеет большую историю. Начатые еще Ч. Дарвином и В. М. Бехтеревым, исследования в этих направлениях не потеряли своей актуальности до настоящего вре­мени. Более того, в ряде случаев (например, при космическом по­лете, деятельности операторов подводных аппаратов), когда могут использоваться одни лишь каналы радио- и телесвязи, резко воз­растает значение экспрессивных проявлений человека (мимика, речь и др.) для оценки эмоционального состояния. Из огромного числа публикаций последнего периода укажем лишь несколько.

В. А. Барабанщикова и Т. Н. Малкова (1980) на основании ис­следований П. Экмана (1973), в которых были выделены и описаны мимические проявления таких эмоций, как гнев, страх, удивление, отвращение, радость, горе, разработали методику для качественной и количественной оценки восприятия эмоциональных проявлений дру­гого человека. Авторами даны стандарты мимических выражений эмоций. В ряде работ, выполненных под руководством А. А. Бодале-ва [Лабунская В. А., 1976, и др.], исследовались объективные и субъ­ективные условия, влияющие на успешность опознания эмоциональ­ного состояния по выражению лица. К субъективным условиям, уста­новленным в эксперименте, В. А. Лабунская (1976) относит показа­тели уровня развития невербального интеллекта, экстравертирован-ности и эмоциональной подвижности.

В качестве других экспрессивных проявлений человека, исполь­зуемых при изучении эмоций, нередко выступает речь, такие ее фонетические характеристики, как речевая интонация, манера гово­рить и др. Различными авторами они используются с целью иденти­фикации эмоционального состояния (Бажин Е. Ф., Корнева Т. В., 1978, и др.].

Несколько подробнее остановимся на методике Е. Ф. Бажина и сотр., позволившей получить новые результаты, существенные прежде всего для лечебно-реабилитационной практики. Основу ме­тодики составили магнитофонные записи речи 23 больных шизофре­нией и маниакально-депрессивным психозом, находившихся в различ­ных эмоциональных состояниях. Больные произносили одни и те же фразы, состоящие из эмоционально-нейтральных предложений. Идентификация эмоциональных состояний производилась комиссией врачей-экспертов по специальной многомерной шкале, которая вклю­чала сниженное настроение, страх, гнев, радость, апатию. Испытуе­мый мог использовать алфавит, содержащий ряд оттенков указанных эмоциональных состояний, например, для сниженного настроения — легкая грусть, выраженная грусть (печаль), тоска.

При обработке полученных данных степень соответствия оценки аудитора оценке экспертов определялась по шестибалльной системе, после чего для каждого аудитора подсчитывался средний балл вы­полнения теста, характеризующий его “аудиторские способности”. В исследованиях Е. Ф. Бажина и Т. В. Корневой было показано, что идентификация эмоционального состояния диктора по речи, ли­шенной произвольного лексико-семантического аспекта, является вы­полнимой задачей, с которой в той или иной степени справились все испытуемые, хотя качество выполнения ее было неодинаковым. В определенной степени оно оказалось связанным с половыми, воз­растными характеристиками испытуемых и их личностными особен­ностями [Корнева Т. В., 1978].

Исходя из того, что мимика и эмоциональная интонация речи выступают в качестве наиболее существенных элементов экспрессии, Н. А. Ганиной и Т. В. Корневой (1980) предложена методика, в кото­рой испытуемому одновременно предъявляются образцы речевой и мимической экспрессии (30 фотографий лиц с эмоциональными 58

состояниями, наиболее соответствующими образцам речевой экс­прессии описанной выше методики аудиторского анализа).

Многочисленные исследования были посвящены аппаратурному (объективному) анализу речи с целью определения эмоционального состояния говорящего. В работе В. X. Манерова (1975) учитыва­лись частота основного тона речи за каждый период; средняя частота основного тона за любой отрезок высказывания; дисперсия частоты основного тона; изрезанность кривой основного тона. Автор пришел к выводу, что наиболее информативными являются параметры, связанные с частотой основного тона; измерение изрезанности мелодического контура, дисперсии и средней частоты основ­ного тона может быть использовано для определения степени эмо­ционального возбуждения говорящего путем сравнения их со значе­ниями, полученными в норме на тех же стандартных фразах. В рабо­те подчеркивается, что аппаратурный анализ речи в настоящее время не позволяет, однако, достаточно успешно определить вид эмоцио­нального состояния.

Широкий обзор других методов изучения экспрессивного компо­нента эмоций представлен в монографии К. Изарда (1980) “Эмоции человека”, изданной на русском языке.

Наличие связи между цветовой чувствительностью и эмоциональ­ной сферой человека послужило основанием для разработки методов, характеризующих эмоциональное состояние испытуемого по измене­нию его цветовой чувствительности. Ф. И. Случевский (1974) ука­зывает на такой метод, разработанный его сотрудником Э. Т. Доро­феевой (1967, 1970) и основанный на индикации эмоционального тона по отношению порогов цветоощущения, определяемых при по­мощи аномалоскопа. Метод позволяет дифференцировать (правда, без определения степени выраженности) шесть градаций и оттенков настроения, которые психопатологически могут быть обозначены как маниакальный — депрессивный, дисфорический — тревожный, эйфо-рический — астенический. В экспериментах, в частности, было уста­новлено, что при повышенном, радостном, маниакальном состоянии цветовосприятие красного возрастает, а синего — ухудшается. Отри­цательные эмоции, напротив, сопровождаются повышением чувстви­тельности к синему и снижением — к красному цвету.

А. М. Эткиндом (1980) предложен цветовой тест отношений, созданный на основе цветоассоциативного эксперимента. В пред­шествующих исследованиях было показано, что цветовые ассоциации к эмоциональным терминам на высоком уровне значимости (р<0,001) дифференцируют основные эмоциональные состояния. Методика позволяет получить такие характеристики отношения, как их значимость для личности, выявить осознаваемый и неосознавае­мый уровни отношений и др.

В качестве иллюстрации сошлемся на приведенные в работе А. М. Эткинда результаты исследования больной, страдающей невро­зом. Невротическое состояние развилось после того, как больную неожиданно бросил жених. В вербальной раскладке пациентки же них занимает последнее место в системе значимых для нее лиц.

59

В то же время она ассоциирует его с зеленым цветом, оказавшим­ся на первом месте по привлекательности. Здесь максимальное вер-

•бально-цветовое расхождение и соответствующая ему низкая кор­реляция между вербальной и цветовой раскладками могут свидетель-сгвовать о низкой степени осознания больной значимости для нее данного отношения и важной роли последнего в происхождении психогении.

Для исследования эмоциональной сферы и в частности эмоцио­нальных отношений использовался семантический дифференциал [Беспалько И. Г., 1975; Галунов В. И., Манеров В. X., 1979].

В заключение следует назвать несколько методик, которые, на­ряду с указанными выше, отражают личностный подход в изучении эмоций. Это методика Б. В. Зейгарник (1927, 1976), основанная на феномене “незавершенных действий”, “методика сопряженных мотор­ных действий” А. Р. Лурия (1928) для оценки эмоционально-мотор­ной устойчивости и методика К. К. Платонова (1960), позволяющая выявить эмоционально-сенсорную устойчивость индивида.

Наконец, представления об эмоциональных расстройствах, преж­де всего эмоциональных состояниях и отношениях, могут быть полу­чены с помощью различных проективных методик (ассоциативный эксперимент, ТАТ, Роршаха, и др.), опросников и шкал (MMPI, Хайновского, Уэсмана—Рикса, и др.). Некоторые дополнительные ссылки на методы изучения эмоций, основанные на непосредственных самоотчетах об эмоциональных переживаниях, содержатся в уже упомянутой работе К. Изарда (1980).

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВОЛЕВЫХ ПРОЦЕССОВ

Охарактеризовать волевые свойства больного можно на основа­нии целенаправленного изучения истории его жизни и путем на­блюдения за его поведением в быту, палате, во время трудовой терапии и т. п. Наблюдения могут проводиться в обычных усло­виях и при моделировании ситуаций разной степени трудности для испытуемого. Представление о волевых процессах может быть полу­чено также с помощью ряда инструментальных методов.

Различные виды реактометров позволяют учитывать двигатель­ную реакцию человека в условиях эксперимента, рассматриваемую! в качестве простейшего волевого акта. |

Для изучения мышечной работоспособности, ее устойчивости;

и динамики утомления, в связи с особенностями волевого усилия,' широко применяется исследование на специальном приборе — эрго­графе. Запись, полученная на этом приборе, называется эргограм-;

мой и у здоровых людей характеризуется определенной высотой, сви­детельствующей об удовлетворительной мышечной силе, равномер­ностью и темпом. На рис. За представлена нормальная эргограмма. Рис. 3,6,в иллюстрирует нарушение мышечной силы, равномер­ности и темпа на эргограммах больных шизофренией с апато-абу-

Волевое усилие испытуемого может характеризовать кривая его умственной работоспособности, полученная при использовании про­бы Крепелина.

В одной из ранних работ В. Н. Мясищева (1930) указывается, что в сущности в экспериментальной психологии не было объектив­ного метода для исследования волевого усилия. Обычно исследо­валось не столько волевое усилие, сколько продуктивность работы. Автором была предложена методика, в основе которой лежало экспе­риментально подтвержденное им положение о том, что реализа­ция человеком волевого усилия в процессе целеустремленной деятель­ности сопровождается рядом одновременно протекающих физиологи­ческих процессов, динамика которых, будучи тесно связанной с дина­микой волевого усилия, отражает особенности последнего. Это дает возможность полиэффекторной регистрации физиологических процес­сов, сопровождающих волевое усилие. При анализе эксперименталь­ных материалов основное внимание обращалось на соотносительное изучение выполнения испытуемым нарастающих по трудности зада­ний и соответствующих им вегетативно-соматических изменений.

Основываясь на этом принципе, мы разработали новый вариант методики, в котором при сохранении условия параллельного иссле­дования ряда эффекторов были использованы современные техничес­кие возможности регистрации физиологических показателей, харак­теризующих нейровегетативную реактивность (биоэлектрической ак­тивности коры головного мозга, реоэнцефалограммы, электрокардио­граммы, гальванограммы и дыхания). В связи с необходимостью ис­следовать усилие у больных с психическими заболеваниями была предложена иная система раздражителей и специальных заданий (Карвасарский Б. Д., 1969; Карвасарский Б. Д. и др., 1969].

В качестве функциональных раздражителей использовались от-крывание и закрывание глаз, звук, фотостимуляция, после чего боль­ному последовательно предъявлялись задания нарастающей труднос­ти: усложняющийся счет, дозированное увеличение физической на­грузки на динамометре (10 кг, 15 кг, максимальное сжатие) и воз­растающая по времени задержка дыхания (15 с, 20 с, максималь­ная задержка). При выполнении каждого из заданий первые наибо-

•"ее легкие задачи повторялись для угашения ориентировочных реак­ции

i 1ри uu.cnt\t- ^^п-лпт! uu^<a Lu.d.nu^D оппмгямис п<я ^iciicno ^'DCi'm^n-

ния физиологических реактивных отклонений по мере нарастания трудности задач по счету, динамометрии и задержке дыхания. Учи­тывались и качественные особенности выполнения этих заданий (правильность счета, максимальный результат, разница между сред­ним и максимальным результатом; по А. Ф. Лазурскому (1916), чем больше это различие, тем больше усилие).

Использование полиэффекторного принципа позволяет оценивать степень усилия не в зависимости от индивидуальной возбудимости отдельных эффекторных систем, а по целому ряду физиологических показателей, что обеспечивает большую надежность заключения об усилии. Подобную же цель преследовало включение в психофизио­логическую методику различных по качеству функциональных проб и заданий.

На рис. 4 представлены результаты исследования усилия описан­ной психофизиологической методикой. Усложнение задания по сче­ту сопровождается усилением физиологических реакций: удлинением периода депрессии альфа-ритма ЭЭГ, учащением сердцебиений, уменьшением амплитуды реоэнцефалограммы, изменением гальвано­граммы с появлением ряда кожно-гальванических рефлексов, уча­щением дыхания.

В отделении восстановительной терапии психически больных Института им. В. М. Бехтерева [Кабанов М. М., 1978] для объектив-;

ного учета степени выраженности волевых нарушений и их дина­мики под влиянием реабилитационных воздействий были использо­ваны миотонометрия и теппинг-тест. Благодаря своей простоте и до­ступности они удовлетворяют требованиям исследования больных • даже с глубоким апато-абулическим дефектом.

В случае миотонометрии специальным прибором миотонометром последовательно измеряется величина мышечного тонуса в одной и той же точке — при задании сначала максимально расслабить мыш­цы предплечья, а затем максимально напрячь их. Учитывается раз­ница между двумя показателями. Выбор этой методики определяется , тем, что степень изменения тонуса (амплитуда колебания), т. е. воз-;

можность расслабить и напрячь скелетную мускулатуру, зависит' от способности больного развить определенное усилие. Так кай учитывается не сам тонус мышцы, а его изменение, то степень тренированности больного, мышечная сила не влияют существенным образом на показатели усилия.

В основу второй методики был положен теппинг-тест, или из­мерение темпа мышечных движений. Темп мышечных движений определяется с помощью прибора, названного “счетчиком ударов пальцем”, который фиксирует удары и показывает их число на спе­циальной шкале. Сопоставляются результаты больного, показанные в течение 15 с в произвольном, а затем в максимальном темпе. Для оценки степени усилия у разных больных используется формула, предложенная И. Г. Беспалько и Б. В. Иовлевым (1969).

В числе немногих приемов, позволяющих получить количествен­ную оценку волевой сферы, заслуживает внимания методика, разра­ботанная Е. М. Экеловой-Багалей и Л. А. Калининой (1976). В нем использован принцип исследования психического пресыщения пс А. Карстену. Испытуемый выполняет длительное и монотонное за­дание (например, сложение цифр), приводящее его в конце кон-

п П

Цов к состоянию пресыщения, отказу от дальнейшего выполнения задания. Весь процесс эксперимента разбит авторами на 4 этапа. Если испытуемый отказывается от выполнения задания в ходе пер­вых трех этапов, он принуждается к его продолжению без объяс­нений. На 4-м же этапе экспериментатор изменяет тактику, создавая мотив нужности выполняемой работы, значимости ее результатов для общественной репутации испытуемого, т. е. используется то, что Г. П. Чхартишвили (1955) назвал “волевым мотивом”. Продуктив-

ность работы испытуемого на 2—4-м этапах оценивается по отно­шению к продуктивности на 1-м этапе, принимаемой за 100%. Авто­ры исходят из предположения, что реализации волевого мотива мешает состояние пресыщения, поэтому для его преодоления требует­ся усилие. Величина повышения продуктивности работы на 4-м этапе по сравнению с 3-м дает возможность судить о степени волевого усилия. Исследование 2 групп испытуемых — здоровых и больных со снижением усилия по клиническим данным — показало, что если в первой повышение продуктивности работы составило на 4-м этапе 40%, то во второй группе больных—отмечено понижение на 8%;

различия статистически достоверны в высокой степени.

Учитывая, что самостоятельность выступает в виде одной из наиболее существенных характеристик волевых качеств личности, противоположная ей черта — внушаемость — в определенной мере также дает представление об их особенностях.

Среди ряда исследований укажем на работу, выполненную в на­шей клинике В. И. Петриком (1979). Методика включала в себя регистрацию относительного изменения температуры пальца кисти под воздействием внушения. Суггестия направлялась на возникнове­ние тепла в пальце. Продолжительность внушения ориентировалась на достижение максимального результата и для разных форм невро­зов оказалась разной. Автором разработан специальный электротер­мометр, предназначенный для длительной регистрации относитель­ного изменения температуры в пределах 25°. Методика дала воз­можность изучить особенности внушаемости у больных с различными формами неврозов и психопатией, получить динамические характе­ристики суггестивного акта, рассмотреть условия проведения внуше­ния, позволяющие усилить суггестивный эффект и пр.