Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

/ Кипр

.docx
Скачиваний:
1
Добавлен:
30.05.2015
Размер:
25.83 Кб
Скачать

Долгие споры о том, как должна решаться кипрская проблема, много раз выходили на самый высокий уровень. Организация Объединенных Наций — самый авторитетный международный орган содружества наций, — вот уже более 50 лет пытается найти приемлемое решение этого застарелого конфликта.

Впервые в повестку дня ООН кипрский вопрос был внесен Грецией и киприотами в 1954 году. Несмотря на активную поддержку права киприотов на самоопределение Советским Союзом и другими странами, обсуждение этого вопроса окончилось безрезультатно из-за позиции Англии, США и их партнеров по НАТО. 17 декабря 1954 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой обсуждение кипрской проблемы откладывалось на "неопределенное время". Именно с тех пор Турция стала проявлять к острову активную заинтересованность благодаря Англии, сорвавшей обсуждение кипрского вопроса в ООН и поощрявшей турецкие притязания на Кипр. В результате турецкое правительство Мендереса потребовало в случае ухода англичан, передать остров Турции или осуществить его раздел.

В тот период на политической карте мира стали появляться новые независимые государства. Происходило это, в том числе, в результате развала Британской империи. Не обошли стороной эти события и Кипр, бывший в то время английской колонией. 16 августа 1960 года Кипр был провозглашен независимым государством в результате подписания цюрихско-лондонских соглашений, ставших основой для разработки проекта конституции и трех договоров. По договору о создании Кипрской Республики Англия, Греция и Турция соглашались признать республику, территория которой охватывала весь остров, за исключением двух районов — баз Акротири и Декелии, которые остались под суверенитетом Британской короны. Договор о гарантиях, подписанный Англией, Грецией, Турцией и представителями Кипра, должен был обеспечивать независимость, территориальную целостность и безопасность Кипра. И третий договор – о союзе – был подписан Турцией, Грецией и Республикой Кипр. По этому договору Кипру была навязана совместная оборона острова с размещением на его территории генерального штаба союза, а также военных гарнизонов союзников. На Кипре могли находиться 950 греческих и 650 турецких солдат. Все три договора полностью противоречили основным принципам международного права, Уставу ООН, а также суверенитету и независимости страны, давая возможность иностранным государствам вмешиваться во внутренние дела острова. Попытки раздела страны делались буквально с первых дней независимости Кипра. Именно поэтому среди киприотов складывалось всё большее убеждение, что основную надежду надо возлагать на ООН — как в плане сохранения мира на Кипре, так и в качестве гаранта независимости и территориальной целостности республики.

Кипрская проблема в ООН и статистика

Кипрская проблема неоднократно становилась предметом обсуждения Совета Безопасности ООН. Начиная с резолюции №186 (от 1964 г) до резолюции №1642 (2005 г) Совет Безопасности ООН принял 120 резолюций по поискам путей урегулирования на Кипре, по поддержанию мира на острове, по сохранению здесь миротворческого контингента ООН. А высший орган мирового сообщества наций — Генеральная Ассамблея ООН, с 1965 по 2004 годы приняла 14 резолюций, посвященных проблеме Кипра. По количеству резолюций и решений ООН, кипрский вопрос уступает лишь старейшей проблеме этого региона – ближневосточному конфликту.

Россия, Кипр и ООН

СССР и затем Россия всегда последовательно поддерживали стремление киприотов к достижению справедливого и взаимоприемлемого урегулирования. Несмотря на то, что РФ почти 10 лет не пользовалась своим правом вето в Совете Безопасности ООН, два года назад, в интересах сохранения международного мира и стабильности ей пришлось блокировать предложенную США и Великобританией резолюцию СБ ООН. Это был единственный голос "против". Заблокировав эту резолюцию всего за несколько дней до голосования греков-киприотов и турок-киприотов на одновременных референдумах о воссоединении страны, Россия смогла предотвратить попытку повлиять извне на итоги этих референдумов.

Комментируя применение Россией права вето по голосованию в Совете Безопасности Посол Российской Федерации в Республике Кипр Андрей Нестеренко сказал:

— Примененное Россией вето было процедурно-техническим, а вовсе не политическим, как об этом иногда пишет пресса. Политическое вето — это когда один из членов Совета безопасности ООН не согласен с содержанием резолюции, потому что оно не отвечает его политическим подходам. В случае же упомянутого голосования по кипрскому вопросу, Россия использовала следующий элемент, который сохраняется в нашей практике: если мы рассматриваем то или иное решение применительно к Кипру, то оно должно быть в ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ приемлемо для обеих кипрских сторон. Если же они не соглашаются с данным подходом, то нам незачем поддерживать такое решение—– всё равно оно будет неработоспособным. Поэтому, когда был внесен проект этой резолюции в Совет Безопасности, мы поинтересовались мнением кипрских сторон о её содержании. И обе кипрские стороны, а также Греция и Турция нам ответили, что содержание этой резолюции неприемлемо, причем у каждого были на то свои причины. При этом к России были сделаны соответствующие обращения — от Правительства Республики Кипр, и на севере острова— от руководства турко-кипрской общины. Из информации, которую я получал в тот период, стало известно, что аналогичные обращения к России были сделаны в Анкаре и в Афинах. Таким образом складывалась, по крайней мере для нас, совершенно четкая картина — ни греки-киприоты, ни турки-киприоты, ни Греция, ни Турция не могут согласиться с этим вариантом решения. Поэтому авторам этого проекта резолюции мы сделали предложение не спешить с вынесением его на голосование. Россия предложила продолжить работу по поиску компромиссных развязок, которые были бы приемлемы для всех четырех сторон. Но нам ответили, что исходят из того, что эту резолюцию надо ставить на голосование. Разумеется, это право любого государства, входящего в состав Совета Безопасности ООН. Поэтому резолюция была поставлена на голосование, и Россия применила процедурно-техническое вето, что означает, что мы остановили принятие этой резолюции, неприемлемой для всех упомянутых четырех сторон.

Теперь, что касается нынешнего этапа кипрского урегулирования. После встречи Президента Кипра Тасоса Пападопулоса с Генсекретарем ООН Кофи Аннаном в Париже наметился позитивный сдвиг. Под этим я подразумеваю определение характера действий на кипрском направлении на обозримую перспективу. По итогам парижской встречи были выпущены совместные заявления, в которых содержится целый ряд мер, которые надо реализовать в ближайшее время. В частности, речь идет о том, что должны быть созданы технические комитеты, которые сформулируют повестку дня для начала серьезных переговоров. С одной стороны, речь идет об обсуждении технических вопросов, или вопросов повседневной жизни, то есть это и решение таких бытовых проблем, как уборка мусора, организация дорожного движения и так далее. Можно было бы рассмотреть целый ряд мер доверия, которые были бы очень важны для создания благоприятного климата вокруг самого переговорного процесса. С другой стороны, предусматривалось бы рассмотрение таких вопросов, как демилитаризация в отдельных регионах острова, то есть снижение концентрации войск, и т д. Пока ответа турко-кипрской стороны еще нет, но в перспективе, думаю, что такой ответ последует. Очень хотелось бы надеяться, что новая формула будет работоспособной, и наконец будет осуществляться процесс настоящих переговоров. Как отмечает греко-кипрская сторона, на предыдущем этапе, в ходе подготовки "плана Аннана", из-за весьма сжатого временного графика, настоящих переговоров по отработке всех элементов этого документа не получилось. В итоге документ не смог удовлетворить интересы ни одной из этих сторон, что проявилось в результатах референдума 2004 года. Поэтому сейчас, в нынешней ситуации есть еще неясности, но повторяю, речь идет об ответе турко-кипрской стороны, и мы надеемся, что он будет позитивным.

«Кипрская проблема»: история вопроса

11.02.2008

Автор: Молдобаев А.

Кипрский вопрос на протяжении уже более пятидесяти лет остается одной из насущных проблем во внешней политике Турции.

Началом «кипрской проблемы» считается июль 1974 г., когда турецкое руководство приняло решение о высадке сорокатысячного воинского контингента на остров, 37% территории которого, в последствии, находилось под контролем Турции. Однако реальной датой проблемы необходимо считать 1956 г., возникнувшей в результате официального обвинения Турцией греческого правительства в его попытках аннексии острова к территории Греции. Причем следует отметить, что архиепископ Макариос, в последствии – президент Республики Кипр, сам спровоцировал Турцию на эти действия, сделав заявление о готовности и намерении бороться за исключительно «греческий Кипр», не исключая применения силового метода.

В свете данных событий, в течение двух лет турецкая и греческая части населения острова развернули масштабные силовые действия, в большей степени, представляющие собой террористические акции. Что в свою очередь привело к серьезным последствиям в 1958 году, когда остров находился на пороге начала гражданской войны. В связи с началом военного конфликта на Кипре, на тот момент находившегося под юрисдикцией Соединенного Королевства, правительством США было предложено провести переговоры с целью урегулирования конфликта мирным путем, где «Белый Дом» выступал бы с посреднической ролью. Результатом данных переговоров стали «Цюрихско-лондонские соглашения 1959». Следует отметить, что особенностью документа являлось то, что наряду с «предоставлением независимости Кипру», Великобритания сохраняла за собой: все военные базы на острове, право использования территориальных вод, воздушного пространства в военных целях, а также право вмешательства во внутренние дела Республики Кипр стран-гарантов (Великобритания, Турция и Греция). Тем не менее, на встрече участники заявили о полном отказе от намерений присоединить или разделить территорию острова. Сторона, уличившая другую сторону в действиях, противоречившим условиям соглашений, оставляла за собой право на вмешательство, также как и военное.

В 1960 году, после вступления в силу «Цюрихско-лондонских соглашений», республика Кипр обрела независимость от Великобритании, однако обе стороны, как греческая, так и турецкая, условиями договора не были удовлетворены. Более того, на фоне недовольств, греческой стороной, в лице президента Макариоса, были сделаны предложения о внесении поправки в Конституцию страны, отменяющее право вето, закрепленное за представляющим турецкое меньшинство вице-президентом республики Кипр. Официальный отказ правительства Турции, как следствие, привел к вооруженным столкновениям на этнической почве. В целях нормализации обстановки на острове, было принято решение о введении на Кипр миротворческого контингента ООН, разделившим в последствии остров на две части – северную, населенную в основном турками, а также южную части, с преобладающим греческим населением.

15 июля 1974 года в результате организованного греческой хунтой военного переворота на Кипре был отстранен от власти президент Макариос. Власть перешла к военному руководству, преследующей цель «Великой идеи», так называемого «энозиса», т.е. присоединения всей территории острова к Греции. Данный процесс сопровождался актами насилия, направленных против всех противников идеи присоединения, где главную роль играла народно-освободительная организация греков-киприотов – ЭОКА, в реальности, являвшаяся террористической организацией, с помощью которой, был осуществлен переворот.

Тем временем, турецкое руководство, выступая против аннексии Кипра к Греции, приняло решение о введении вооруженной армии на Кипр, аргументируя данное действие нарушением «Цюрихско-лондонских соглашений 1959 года», по сути предоставлявшим Турции право ввода на остров своих войск. Вскоре в северной части острова, находившейся под контролем турецкого военного руководства, было изгнано практически все греческое население.

Летом 1974 года непосредственно после оккупации северной части Кипра Турцией, состоялся первый раунд трехсторонних мирных переговоров в Женеве с участием министров иностранных дел Греции, Турции и Великобритании. По итогам встречи, стороны договорились об установлении режима прекращения огня. Однако, вторая стадия переговоров, проходившая в том же составе, но с участием представителей турецкого и греческого населения Кипра, привела к полному провалу всех договоренностей, более того «кипрская проблема» приобрела еще более выраженный характер. Все последующие попытки мирного урегулирования проблемного вопроса, предпринимающихся на протяжении тридцати лет не привели к его разрешению.

По условиям мирного соглашения 1975 года, было создано Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра (ТФГСК), являвшейся частью государства Кипр. Однако оговорки, изложенные в соглашении относительно пересмотра статуса федерации, а также создания собственной конституции не были поддержаны правительством Кипра и международным сообществом. В результате восьми лет переговоров, в 1983 году Северный Кипр объявил о своей независимости. Новое самопровозглашенное государство получило название Турецкой Республики Северного Кипра, в последствии официально признанное лишь Анкарой.

Между тем, особую обостренность в «кипрской проблеме» вызвала официальная подача заявки Республикой Кипр на членство в Евросоюзе в 1990 г., что, несомненно, является больным вопросом турецкой дипломатии. Данный шаг вызвал резкие протесты Турции и Северного Кипра. Стороны ссылались на то, что Республика Кипр неправомочна, действовать в качестве самостоятельного международного субъекта, так как вопрос о статусе острова был не решен.

Тем не менее, заявка Кипра о вхождении в состав ЕС была удовлетворена в конце 2002 года. Причем Бельгия согласилась с доводами Турции, что решение о принятии Кипра в состав Европы должен был решаться в отношении всего острова, а не его отдельных частей.

Предложенный Генеральным Секретарем ООН Кофи Аннаном в 2003 году план кипрского урегулирования (план Аннана), по сути, являлся единственной серьезной попыткой в разрешении проблемного вопроса. Данный проект в действительности предусматривал создание конфедеративной республики, состоящих из двух равноправных государств – Турецкого и Греческого, с самостоятельным парламентом и двухпалатным законодательным собранием. Более того, Турция получала право сохранить свой воинский контингент на острове, а также было предусмотрено придание юридической силы договорам, подписанным между ТРСК и Турцией, которые позволяли обеим сторонам использовать все морское и воздушное пространство острова.

Однако, на состоявшемся 24 апреля 2004 года референдуме, греческое население Кипра отвергло план Аннана 76 % голосов, в то время как турецкая часть проголосовала 67 % «за». Таким образом, греческая часть в качестве признанной международным сообществом Республики Кипр стала полноправным членом Европейского Союза, а статус северной части острова до сих пор остается нерешенным.

Тем не менее, нельзя считать это «провалом» турецкой дипломатии, напротив данное действие необходимо расценивать как дипломатическую победу Турции, так как в этом случае Анкара являлась сторонником мирного урегулирования проблемы Кипра, в то время как греческая сторона придерживалась противоположной точки зрения.

На современном этапе «кипрский вопрос» рассматривается как одно из главных препятствий вхождения Турции в Европейский Союз. Согласно оценкам международных экспертов, процесс евроинтеграции заведомо обречен на провал без разрешения проблемы Кипра. Более того, аналитики сходятся во мнении, что урегулирование вопроса должно происходить уже не в рамках ЕС, а под эгидой ООН с непосредственным участием России как постоянного члена Совета Безопасности ООН, которой придается огромное значение в решении данного вопроса. В этом случае руководству Кипра будет труднее препятствовать принятию решения о полноправном членстве Турции, более того поддержка стратегического партнера в лице «Белого Дома» в данном вопросе будет весьма ощутимой. Однако, учитывая специфику проблемы, а также весьма сложные межгосударственные отношения отдельно взятых стран, делать прогноз в среднесрочной перспективе относительно урегулирования «кипрской проблемы» представляется весьма проблематичным.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]