Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Источниковедение отечественной истории.doc
Скачиваний:
1938
Добавлен:
01.06.2015
Размер:
3.47 Mб
Скачать

10.2. Эволюция документов личного происхождения

Условия создания и сохранения личных дневников, частной переписки и воспоминаний были неодинаковы на протяжении второй половины XIX—XXI в. Выделяются три этапа эволюции документов личного происхождения, характеризующиеся каче­ственными отличиями: 1) вторая половшна XIX в. —1917 г.; 2) 1917 г. —80-е гг. XX в.; 3) 90-е гг. XX в. — настоящее время.

На первом этапе действовали факторы, благоприятные для возникновения всех названных разновидностей документов личного происхождения: росла грамотность, населения; развива­лась общегосударственная система почтовой связи; определился общественный спрос на мемуарные свидетельства современников и сложилась практика их заказа и публикации, в том числе и в периодической печати. Наряду с дворянскюми родовыми архива­ми документы личного происхождения в эта время сохраняются в архиве Академии наук, в отделах рукописей библиотек и музеев.

На втором этапе условия для созда.ния документов лич­ного происхождения в целом складывались также благоприятно: в стране была ликвидирована неграмотность и в результате массо­вых миграций населения частная переписка стала в буквальном смысле всеобщим и всеобъемлющим явлением общественной жизни; в процессе изменения социальной; структуры общества расширился состав авторов воспоминаний, возросло количество создаваемых и публикуемых мемуаров; в то же время личные днев­ники велись реже. Документы личного происхождения были вклю­чены в Государственный архивный фонд СССР и стали одним из источников комплектования государственных архивов. Значитель­ная часть дневников, частной переписки и воспоминаний сохра­нялась также в партийных и личных архивах, собраниях музеев и библиотек.

На третьем этапе в результате развала единого государ-i ства — СССР — между его бывшими республиками были установ­лены государственные границы, ликвидировавшие прежде еди­ную систему почтовой связи; многократно йыросла стоимость ус­луг по доставке писем, открыток, телеграмм, бандеролей в пре­делах РФ и за границу. По информации газ;еты «Труд», перепеча­танной еженедельником «Мир за неделю» (2000. — № 2), общий поток писем, открыток и бандеролей за десятилетие уменьшился в четыре раза, причем очевидно, что большую часть этого потока ! составляет служебная переписка. Сокращение объема частной пе­реписки, по-видимому, более точно характеризуют данные об

375

уменьшении количества отправленных по почте посылок: за по­следние десять лет их стало в десять раз меньше.

Изменились состав авторов и тематика публикуемых воспоми­наний. По-прежнему небольшую по сравнению с воспоминания­ми группу документов личного происхождения образуют дневни­ки. Современные документы личного происхождения откладыва­ются преимущественно в личных и частных архивах. Лишь неболь­шую их часть, как и прежде, принимают на государственное хра­нение библиотеки и музеи, а также некоторые архивы, напри­мер, РГАЛИ (документы писателей, деятелей культуры), Архив РАН (документы ученых) и т.п.

10.2.1. Личные дневники

Наиболее широкое распространение ведение регулярных по­дневных записей в России получило во второй половине XIX— начале XX в. Полного учета личных дневников за это время нет. По данным справочника «История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях» в Российской империи и в СССР напечатано почти в пять раз больше этих источников за 1857 — 1917 гг., чем за 1801 — 1856 гг. Но и это — лишь небольшая часть сохранившихся документов личного происхождения. Так, Е. И. Мокряк выявила в центральных государственных архивах СССР 140 дневников и мемуаров русских помещиков второй по­ловины XIX—начала XX в., из них опубликованы 11 документов (6 мемуаров и 5 дневников)1.

Ведение личных дневников, которое уже в первой половине XIX в. приобрело в глазах современников «чуть ли не соблазни­тельную привлекательность моды»2, во второй половине XIX в. перестало быть привилегией дворянства. Разумеется, значение этой категории дневников как исторических источников по-прежнему велико вследствие высокого общего уровня дворянской культуры и осведомленности авторов. Историками давно оценены и введе­ны в научный оборот подневные записи членов императорского дома; министров П. А. Валуева, Д. А. Милютина, А.Н.Куропатки-на; государственных секретарей А. А. Полов;цова и Е.А. Перетца; советника министра иностранных дел В.Н..Ламздорфа; хозяйки петербургского светского салона А.В.Богданович, жены мини­стра внутренних дел Е. А. Святополк-Мирской и др.

1 Мокряк Е.И. Обзор дневников и мемуаров русских помещиков второй поло­ вины XIX —начала XX в. // Вестник Московского университета. — Серия 8. Исто­ рия. — 1976. — № 4.

2 Дмитриев С. С. Мемуары, дневники, частная переписка первой половины XIX в. // Источниковедение истории СССР XIX—начала XX в. — М., 1970. — С. 346.

376

Наряду с дворянами к ведению дневников во второй половине XIX в. все больше приобщаются представители других сословий: духовенства, купечества. Так, в РГБ сохранились подробные днев­никовые записки за 1848—1876 гг. архиепископа Ярославского Леонида, в которых содержится информация о его распорядке дня, делах, церковных службах, встречах. Автор излагает (часто дословно) свои беседы с митрополитом Филаретом и императо­ром Александром II, описывает поездки по монастырям, посе­щение духовных учебных заведений, освящение церквей, офици­альные приемы русских и иностранных деятелей церкви. В днев­нике священнослужителя зафиксированы и отклики на полити­ческие события эпохи: Крымскую войну, покушение Д.В.Кара­козова на Александра II и др.

Купеческий быт Москвы второй половины XIX в. получил от­ражение в дневнике М.Н.Шустовой за 1870—1878 гг. Описание быта, нравов и торгово-промышленной деятельности московско­го купечества начала XX в. содержится в дневнике костромского фабриканта И. К. Коновалова.

Ведение подневных записей становится нередким занятием офицеров, принимавших участие в боевых действиях, представи­телей разночинной интеллигенции: врачей, инженеров и др. На­пример, военный врач В. П. Кравков составил личный дневник событий Русско-японской (1904—1905) и Первой мировой (1914— 1917) войн. Инженер А. В.Ливеровский, министр путей сообще­ния в последнем составе Временного правительства, подробней­шим образом, буквально поминутно, описал свой день 25 октяб­ря 1917 г. от того момента, когда он «в 9 час. 15 мин. вышел из дому», и до ареста в Зимнем дворце вместе с другими членами пра­вительства уже утром 26 октября: «1 час 50 мин. Арест. Составление протокола. 2 часа 10 мин. Отправились под конвоем. 3 час. 40 мин. Прибыли в крепость. 5 час. 5 мин. Я в камере № 54»1.

Значительное количество дневников было создано учеными, деятелями культуры, особенно литераторами, для которых запи­си, сделанные под непосредственным впечатлением событий, впоследствии служили материалом для творческого осмысления действительности. Таковы, например, дневники историка В.О.Клю­чевского, композитора П.И.Чайковского, драматурга А.Н.Ост­ровского, писателей Ф.М.Достоевского, В.Г.Короленко, И.А.Бу­нина, В.Я.Брюсова, А. А. Блока и многих других.

Историку подобные источники дают сведения прежде всего о событиях, участниками или свидетелями которых были авторы. В частности А. А. Блок рассказал в дневнике о своей работе в Чрез­вычайной следственной комиссии Временного правительства,

1 Дневник А. В.Ливеровского о последних часах Временного правительства // Исторический архив. — 1960. — № 6. — С. 40—47.

377

расследовавшей деятельность бывших царских министров. Искус­ствовед И. В. Цветаев, инициатор создания и первый директор Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском университете (современный Музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина), в дневниковых записях за фев­раль 1898 —апрель 1900 г. отразил многие эпизоды истории воз­никновения этого музея, включая сбор средств, разработку и ут­верждение проекта, выделение земельного участка, церемонию закладки здания, выбор материалов для строительства, перегово­ры с подрядчиками и ход работ, заказ и получение экспонатов, роль и участие конкретных лиц в создании музея.

Следует иметь в виду, что зачастую то или иное событие полу­чает отражение в нескольких источниках, и исследователь может составить о нем более объемное представление, обратившись к свидетельствам не только его активных участников, но и очевид­цев. В дневнике фрейлины А.Ф.Тютчевой подробно описаны тор­жества коронации императора Александра II. С того места в Ус­пенском соборе Московского Кремля, на котором она находи­лась, императорская чета была не видна и, быть может, поэтому Тютчева отметила невнимание и равнодушие окружавших ее лиц к происходившему таинству: «Смеялись, болтали, шептались, расспрашивали друг друга о назначениях и милостях, которые должны были быть дарованы по случаю коронации. Некоторые даже взяли с собой еду, чтобы подкрепиться во время долгой службы. В самые торжественные минуты становились на цыпочки, чтобы видеть, что происходит, а те, кто ничего не видел, выска­зывали свое неудовольствие словами, совершенно не соответству­ющими моменту... Общее впечатление, вынесенное мною из все­го этого торжества, была глубокая грусть»1.

История революционного движения в Российской империи не могла получить сколько-нибудь заметного отражения в личных дневниках активных участников, поскольку условия их деятель­ности — конспирация, постоянная угроза обысков и арестов — делали невозможными подобные записи. Чтобы возник дневник революционера, было необходимо особое стечение обстоятельств. Например, Ф.Э.Дзержинский, находясь в тюремном заключении, вел записи, которые составили дневник за 1908 — 1909 гг., час­тично опубликованный в нелегальном органе социал-демократии Польши и Литвы — журнале «Пшегленд социал-демократычны» в 1909— 1910 гг. В нем дана картина порядков каторжной тюрьмы, сложившаяся из эпизодов, убедительных прежде всего своей обы­денностью и повседневностью. Поэтому публикация дневника

1 Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневников фрейлины двора Николая I и Александра II. — М., 1990. — С. 146— 147.

Дзержинского использовалась революционным социал-демокра­тическим подпольем России в агитационно-пропагандистских

целях.

В советский период дневники велись реже. Многие представи­тели дворянства, торгово-промышленной буржуазии и духовен­ства покинули страну или погибли в годы революции и Граждан­ской войны. Коренным образом изменилось социальное и матери­альное положение тех из них, кто остался на родине. Миллионы крестьян и рабочих, недавно освоивших грамоту, еще только при­общались к письменной культуре. Само время, бурное и динамич­ное, не способствовало саморефлексии. Показательно, что в учеб­ном пособии М. Н. Черноморского «Источниковедение истории СССР. Советский период» (М., 1976) вообще нет главы о личных дневниках — только о мемуарах.

Традиция ведения личных дневников сохранилась прежде все­го у творческой интеллигенции: ученых, деятелей культуры. На­пример, возвратившийся в СССР из эмиграции публицист Н.В.Устрялов еще по дороге в Москву, в поезде, начал день за днем записывать свои мысли и впечатления. Его дневник за 1935 — 1937 гг.1 отразил глубоко индивидуальное восприятие советской действительности и собственного места в ней. Вместе с тем авто­ры этой категории дневников обычно осознавали значимость сво­их непосредственных наблюдений и впечатлений для будущих по­колений. Драматург В. В. Вишневский предварил свои дневниковые записи следующим утверждением: «Наша задача: сохранить для истории наши наблюдения, нашу сегодняшнюю точку зрения — участников. Ведь через год, через десять лет с дистанции времени все будет виднее. Возможно, будет иная точка зрения, оценка. Ос­тавим же внукам и правнукам свой рассказ. Наши ошибки и побе­ды будут уроками для завтрашнего дня»2.

В советский период дневники создавались также рабочими и крестьянами. Главная трудность их введения в научный оборот как исторического источника заключается в том, что они редко посту­пали на хранение в государственные архивы. Но вероятность нахо­док велика. Так, в РГБ хранится дневник крестьянина И.Д.Фро­лова из деревни Верхнее Хорошово Коломенского района Мос­ковской области за 1934—1943 гг. В нем находим систематические сведения о погоде, заметки о сельскохозяйственных работах в кол­хозе и дома, об урожае, оплате трудодней, выполнении государ­ственных обязательств, рыночных ценах, рассказ о начале Вели­кой Отечественной войны, налетах немецкой авиации на Москву

1 «Служить Родине приходится костями...». Дневник Н.В.Устрялова. 1935 — 1937 // Источник. Документы русской истории. Приложение у журналу «Роди­ на». - 1998.-№5-6.

2 Вишневский В. В. Собрание сочинений. — М., 1956. — Т. 3. — С. 5.

379

378

и Коломну, эвакуации Коломенских заводов в тыл, работе насе­ления на трудовом фронте (рытье окопов, заготовка дров).

Значительную группу авторов дневников, созданных в 50-е — 90-е гг. XX в., составляют сотрудники государственного и партий­ного аппарата. Известны эти дневники главным образом по ссыл­кам на них в воспоминаниях, опубликованных в 90-е гг. XX в.

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и на обработку персональных данных.

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Оформить еще одну заявку