Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Источниковедение отечественной истории.doc
Скачиваний:
1974
Добавлен:
01.06.2015
Размер:
3.47 Mб
Скачать

1.3. Приемы изучения летописей

Современный сравнительно-текстологический (историко-тек-стологический) метод изучения летописей складывался благодаря усилиям многих поколений исследователей — филологов и исто­риков. Он демонстрирует наиболее значительные результаты в вы­явлении летописных сводов, отражающих отдельные этапы рус­ского летописания XI—XV вв. Основные положения этого метода представлены в трудах Шахматова и Приселкова, а затем развиты их последователями.

Соблюдение принципов сравнительно-текстологического ме­тода требует значительных усилий со стороны исследователя. Этот метод включает следующие основные этапы: 1) отбор для иссле­дования конкретных летописей, сходных по содержанию; 2) изу­чение отобранных летописей как остатков прошлого, т.е. опре­деление времени их создания, происхождения, состава, назна­чения; 3) полное сравнение текстов анализируемых летописей; 4) определение степени зависимости изучаемых летописей друг от друга, восстановление их общего протографа — гипотетичес­кого летописного свода; 5) установление состава и содержания выявленного гипотетического свода; 6) сравнение реконструи­рованного свода с другими подобными гипотетическими свода­ми и определение их общего летописного источника, т.е. свода сводов.

Выводы, к которым приходит историк на разных этапах иссле­дования, имеют различную степень вероятности: если текстоло­гическое сравнение летописных текстов позволяет выдвигать ги­потезы, то сравнение сводов в большинстве случаев — только до­гадки.

Проиллюстрируем некоторые методические приемы, к кото­рым обращался Шахматов, выделяя «Повесть временных лет» в составе сохранившихся летописей и определяя ее редакции.

Из всех известных к рубежу XIX—XX вв. летописей для анализа ученый отобрал те, которые сходны в своей начальной части. Их сходство между собой было установлено еще в XIX в. предшест­венниками Шахматова. Главными сочинениями, привлекавшимися к текстологическому сравнению, стали Лаврентьевская и Ипатьев­ская летописи.

Текстологическое сравнение Ипатьевской и Лаврентьевской летописей показало, что в их начальной части содержится одно сочинение, самоназвание которого присутствует в начале обоих текстов. Это «Повесть временных лет», причем в Хлебниковской летописи было указано имя автора сочинения: монах Киево-Пе-черского монастыря Нестор. В то же время конец «Повести вре­менных лет» в результате сопоставления летописей не определял­ся однозначно. В обоих текстах на основе хронологической вы-

кладки летописца в первой погодной записи вычисляется дата 1113 г. Но в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях их общий текст продолжается только до 1110 г. Погодная запись 1110 г. в Лаврентьевской летописи обрывается незавершенной фразой. Сразу после нее читается приписка игумена Выдубицкого монастыря Сильвестра, свидетельствующая о его летописной работе: «Игу-менъ Силивестръ святаго Михаила написах книгы си Летописец, надеяся от Бога милость прияти, при князи Володимере, княжа-щю ему Кыеве, а мне в то время игуменящю у святаго Михаила в 6624 (1116 г.), индикта 9 лета; а иже чтеть книгы сия, то буди ми въ молитвахъ»1. В Ипатьевской летописи погодная запись 1110 г. приведена в полном объеме, в тексте отсутствует приписка Силь­вестра и без видимых перерывов текст продолжается далее.

Два летописца — Нестор и Сильвестр — почти одновременно работали над летописным текстом. В связи с этим возникает воп­рос: кто же был автором «Повести временных лет»»? В историо­графии признается участие обоих летописцев в работе над этой летописью, однако роль каждого из них в создании произведения была различной. Нестор признавался Шахматовым и признается большинством исследователей автором «Повести временных лет», а Сильвестр — ее позднейшим редактором. Первоначальный текст Нестора, условно называемый первой редакцией «Повести вре­менных лет», не сохранился. В Лаврентьевской же летописи пред­ставлена вторая редакция, отражающая обработку текста Сильве­стром. Задача Сильвестра, по мнению Шахматова, состояла в том, чтобы включить в ранее созданный текст положительную оценку деятельности Владимира Мономаха, занявшего киевский престол после смерти Святополка. Следы этой правки просматриваются в изложении событий с 1093 по 1110 г., когда Святополк сидел на киевском престоле. Почти во всех случаях упоминания Святопол­ка и Владимира в Лаврентьевской летописи подчеркивается не­дальновидность первого князя и мудрость второго (например, ста­тьи за 1093, 1096 гг.). Очень незначителен объем записей, в кото­рых повествование о Святополке, возможно, не подверглось пе­ределке (рассказ в статье 1107 г. о сражении русского войска с половцами под Лубнами и приходе Святополка после победы в Киево-Печерский монастырь).

Шахматов выдвинул гипотезу о существовании еще одной ре­дакции «Повести временных лет», отразившейся в Ипатьевской летописи. Появление новой редакции было связано с летописной деятельностью, возможно, киевлянина (имя его неизвестно), на­ходившегося при дворе сына Владимира Мономаха — новгород­ского князя Мстислава. Это последняя обработка текста «Повести временных лет» во второй сильвестровой редакции. Третью редак-

Повесть временных лет...

44

цию Шахматов датировал, проанализировав две погодные запи­си — 1114 г., читаемую в Ипатьевской летописи, и 1096 г. Первая погодная запись повествует о различных событиях. Большой объем текста отведен рассказу о посещении летописцем Ладоги. При ана­лизе этого рассказа выявляются некоторые индивидуальные чер­ты работы летописца, его стиль. В о-первых, летописец пове­ствовал от первого лица; во-вторых, он проявлял интерес к северным преданиям; в-третьих, он аргументировал свои рас­сказы цитатами из переводной литературы. В запись 1114 г. безы­мянный летописец внес рассказ ладожан о спадающих с неба пред­метах и существах. В подтверждение их слов он дал отсылку на Хронограф, в котором рассказано о различных предметах, падав­ших с неба.

Аналогичные манера летописца, тема и структура текста были обнаружены Шахматовым во фрагменте записи 1096 г. со слов «Се же хощю сказати, яже слышах преже сих 4 лет...» до слов «... и си скверни и языкы, иже суть в горах полунощных, по повеленью Божию»1. Если признать, что эти записи принадлежали одному автору, следует выяснить, когда мог работать летописец, в оче­редной раз перерабатывавший «Повесть временных лет».

По мнению Шахматова, в погодную запись 1094 г. «Повести временных лет» указанный фрагмент был внесен в 1118 г., по­скольку в 1114 г. летописец был в Ладоге, где познакомился с северными легендами, которые затем нашли место на страницах летописи. Спустя четыре года, создавая свою обработку «Повести временных лет», он дополнил текст предшественника новой ин­формацией.

Интерес анонимного летописца к легендам, возникшим в пре­делах Новгородской земли, отразился и в погодной записи 862 (6370) г., в которой помещена легенда о призвании варягов. При сравнении легенды по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям выявляется различие в трактовке географического расселения при­званных варягов:

Лаврентьевская летопись Ипатьевская летопись

«...И изъбрашася 3 братья с «...И изъбрашася трие брата с

роды своими, пояша по собе всю роды своими и пояша по собе русь, и придоша; старейший, Рю- всю Русь, и придоша къ Слове- рикъ, седе Новегороде (выделено номъ первее и срубиша город Т.К.), а другий, Синеусъ, на Беле- Ладогу и седе старейший в Ла- озере, а третий Изборьсте, Тру- дозе Рюрикъ (выделено Т.К.), а воръ»2. другий Сине(о)усъ на Белеозере,

а третей Труворъ въ Изборьсце»3.

1 Повесть временных лет... — С. 107—108.

2 Там же. — С. 13.

3 Полное собрание русских летописей... - Т. 2. - Стб. 14.

46

Неслучайно именно в Ипатьевской летописи сказано, что Рю­рик сел не в Новгороде, а в Ладоге. Замена названия города связа­на скорее всего с переработкой ранней редакции текста «Повести временных лет» человеком, который слышал еще одну версию легенды.

О том, что третья редакция «Повести временных лет» состав­лялась для новгородского князя Мстислава Владимировича, гово­рит известие о его рождении в 1076 г., отсутствующее во второй редакции, а также внимание анонимного редактора к деятельно-ти князя на протяжении 1111 — 1118 гг. Шахматов определил ко-ец текста третьей редакции 1118 г. Годом ранее Мстислав Влади­мирович был переведен отцом из Новгорода в Переяславль Юж­ный, где, возможно, началась работа анонимного летописца над очередным изменением текста «Повести временных лет». Таким образом, окончание текста третьей редакции, по мнению Шах­матова, — 1118 г.

Итак, в результате текстологического сравнения ряда со­хранившихся летописей был выявлен один из нескольких киев­ских сводов XI —начала XII вв. Дальнейшее сопоставление по­годных статей Лаврентьевской и Ипатьевской (и сходных с ними) етописей выявило расхождения в изложении некоторых собы­тий.

Объяснение разночтений Шахматов искал не в работе поздней­ших копиистов, как это делали его предшественники, а в поли­тических интересах тех людей, которые осознанно перерабаты­вали ранее созданное летописное сочинение. Таким образом Шах­матовым были определены редакции летописного свода начала XII в.

Сегодня историки основываются на результатах исследования «Повести временных лет», проведенного Шахматовым, и вносят в его схему лишь уточнения, связанные с появлением новых дан­ных о конкретно-историческом фоне, на котором зарождалось и делало первые шаги русское летописание.

Источники

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.; Л., 1950.

Повесть временных лет. — СПб., 1996.

Полное собрание русских летописей: в 42 т. — СПб.; М.; Л.; СПб 1846-2002.

Приселков М.Д. Троицкая летопись: реконструкция текста. — М.; Л., 1950.

Псковские летописи. — М., 1941 — 1955. — Вып. 1—2.

Радзивилловская летопись. Текст. Исследование. Описание миниатюр-В 2 кн. - СПб.; М., 1994.

47