Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
учебник ИОГП.doc
Скачиваний:
138
Добавлен:
03.03.2016
Размер:
2.96 Mб
Скачать

§ 3. Развитие права

20-е годы вошли в историю Советского права как период обширных кодификационных работ. Переход страны к мирному строительству требовал правового закрепления и обеспечения социальных отношений, насаждаемых Советской властью. Требовалась четкая и логически стройная система правовых актов, что нашло отражение в составлении кодексов законов.

Задача кодификации законодательства исходила от партийных органов и нашла свое отражение в решениях XI конференции РКП(б) в декабре 1921 г. В результате, после большой и кропотливой работы в 1922–1923 гг. в РСФСР были приняты 7 кодексов: Уголовный, Гражданский, Земельный, Уголовно-процессуальный, КЗОТ, Гражданско-процессуальный, Лесной. Все законодательные акты нормативно закрепляли классовую политику Советской власти, примат государства над личностью.

В 1924 г. был утвержден Исправительно-трудовой кодекс. В 1926 г. в новой редакции был изложен УК РСФСР и принят Кодекс законов о браке, семье и опеке. С учетом российского опыта велась кодификационная работа и в других советских республиках. Так, в 1927 г. в Украине издается уникальный (до сегодняшнего дня) Административный кодекс.

С образованием СССР развертывается систематизация законодательства и в масштабе Союза. Так, в 1924 г. были утверждены Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Одновременно были приняты и Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. В 1928 г. ЦИК СССР издал Общие начала землепользования и землеустройства. Таким образом, в 1920-е гг. советское право было оформлено в достаточно четкую систему кодексов. Велась работа и над Сводом законов, объединяющим все отрасли права, но она не была в то время завершена.

Гражданское право. Гражданский кодекс (ГК) был принят в 1922 г. (вступил в силу с 1 января 1923 г.) и выполнял задачу преимущественного развития социалистических отношений на базе государственной собственности на средства производства. Он состоял из четырех разделов: общая часть, вещное право, обязательственное право, наследственное право.

Принятый ГК устанавливал равенство в гражданских правоотношениях независимо от пола, вероисповедания, национальности, социального происхождения. Частное право было ущемлено. Права физических лиц охранялись лишь в случае признания их государством и соответствующим его интересам. Государство имело исключительное право расторгать все виды сделок, если находило, что они противоречат его интересам.

Законодатель различал две категории субъектов гражданско-правовых отношений: правоспособные граждане и юридические лица. Гражданская правоспособность предоставлялась всем гражданам, не ограниченным по суду в правах. При этом никто не может быть лишен гражданских прав или ограничен в правах иначе, как в случаях и в порядке, определенных законом. В полном объеме дееспособность возникала с достижением совершеннолетия (18 лет).

Устанавливались три формы собственности: государственная (национализированная и муниципализированная), кооперативная и частная. Кодекс стимулировал развитие первых двух (неограниченное право истребования, неограниченная исковая давность, презумпция государственной собственности и др.) и ограничивал частную собственность.

В частной собственности могли находиться только маломерные строения и только мелкие промышленные предприятия с числом работающих не более 10 при двигателе и не более 20 при ручном производстве.

В исключительной собственности государства были земля, ее недра, леса, воды, железные дороги общего пользования и их подвижной состав, летательные аппараты. Однако морские суда могли находиться как в государственной собственности, так и в собственности отдельных граждан и акционерных обществ.

Закон допускал широкий круг объектов кооперативной собственности, приравнивая ее во многих отношениях к государственной.

Из вещных прав кроме права собственности ГК РСФСР детально регулировал также право застройки и залог имущества. Более подробно регламентировались различные виды договоров. Среди них выделялись договоры имущественного найма, купли-продажи, мены, займа, подряда, поручительства и товарищества. Договоры на сумму свыше 500 руб. золотом должен были совершаться в письменной форме, за исключением случаев, особо предусмотренных законом. Ст. 138 ГК РСФСР допускала договор дарения, отмененный предшествующим законодательством. Однако, он ограничивался суммой не свыше 10000 руб. золотом.

Наследственное право было ограничено суммой оценки наследства не более 10 тыс. руб. Вводился прогрессивный налог на наследуемое имущество, оцениваемое в размерах свыше 1 тыс. руб. Устанавливалось право наследования, как по закону, так и по завещанию. Наследовать могли пережившие супруги, нисходящие родственники и лица, фактически находившиеся в течение последнего года жизни наследодателя на его иждивении, т.е. по смыслу закона понятие «иждивенец» теперь включало в себя не только родственников, но и посторонних лиц. Завещание должно быть подписано завещателем и представлено в нотариальный орган для внесения в актовую книгу. Выписка из актовой книги заменяла подлинное завещание.

ГК РСФСР стал отправной точкой для создания ГК союзных республик. Во второй половине 20-30-х гг. в гражданском праве свертывается понятие частной собственности и заменяется понятием личная собственность граждан, размер которой был законодательно ограничен. Усиливаются плановые начала руководства экономикой, плановое задание рассматривалось как источник права. 30 января вышло положение «О кредитной реформе», в соответствии с которым законодательно регулировалось обращение наличности между юридическими лицами, в качестве которых признавались только социалистические организации. Был ликвидирован коммерческий кредит. Все платежи и обращение финансовых средств сосредотачивались в учреждениях Госбанка и осуществлялась в безналичной форме.

В 1928 г. в институт наследственного права были введены несовершеннолетние наследники по закону.

Во второй половине 30-х гг. продолжалось усиление административных правоотношений и сужение гражданского оборота. В 1935 г. руководителям предприятий запрещалась передача основных фондов иным юридическим лицам за деньги. Данные действия могли приниматься только по решению СНК. Вводилась система типовых договоров, утверждаемых СНК. Хозяйственная деятельность предприятий полностью регулировалась плановым заданием, оборотными средствами распоряжались вышестоящие органы.

Гражданское законодательство 20-30-х гг. последовательно выполняло задачу сосредоточения в руках государства важнейших хозяйственных функций, а затем максимальной централизации производства.

Колхозное право. Зародилось с началом коллективизации, преследовало целью ввести в нормативные рамки деятельность колхозов, погасить недовольство крестьянства. Прежде всего, был решен вопрос о форме коллективных хозяйств. Если раньше допускались самые разнообразные формы производственной сельскохозяйственной кооперации, причем высшей считалась коммуна, то Постановление ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. установило, что основной формой колхоза должна стать сельскохозяйственная артель, которая позволяла оптимально сочетать интересы общественного производства с личными потребностями колхозного двора. В артели обобществлялись основные средства производства: земля, машины, тягловый скот, крупный продуктивный скот. В то же время в собственности колхозного двора оставались по определенной норме орудия производства, скот и другое имущество, необходимое для ведения личного подсобного хозяйства.

Высшим органом управления колхозом считалось общее собрание колхозников. Примерным уставом сельскохозяйственной артели, утвержденным Президиумом ЦИК и СНК СССР 1 марта 1930 г., было установлено, что членами колхоза не могут быть кулаки и лишенцы. Все работы в колхозе должны были производиться силами колхозников. При этом оплата труда, распределение доходов должны производиться не по уравнительному принципу, как в коммунах, а по определенным нормам в соответствии с количеством и качеством труда. По решению VI съезда Советов в качестве единицы измерения труда в колхозах был установлен трудодень.

В 1935 г. был принят новый Примерный устав сельскохозяйственной артели, обобщивший опыт колхозного строительства за прошедшие годы. Новый Устав закрепил сельхозартель как единственную форму колхозов. Устав подчеркивал, что земля является государственной собственностью и закрепляется за артелью в бессрочное пользование, т.е. навечно. Подтверждался принцип неуменьшаемости общественных земель колхоза. Устанавливался размер приусадебных участков колхозников. Основной производственной ячейкой сельхозартели считалась, как и прежде, бригада.

В целях борьбы с теми крестьянами, которые, оставаясь членами колхоза, мало работали в общественном хозяйстве, а трудились в основном на своих приусадебных участках, в 1939 г. было издано постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания». Этот документ предусматривал приведение размеров приусадебных участков колхозников к установленным нормам. Кроме того, колхозам было рекомендовано установить обязательный минимум трудодней (от 60 до 100 в различных районах), а за его невыполнение - исключать из колхозов с изъятием приусадебного участка. По Закону о сельхозналоге, принятому также в 1939 г., большим налогом, облагалось все, что могло давать какую-то продукцию на приусадебном участке, в том числе и то, что ничего не производило, но могло производить, например, плохо родившие плодовые деревья.

Аграрное законодательство в целом служило созданию и закреплению принудительного изъятия сельскохозяйственных продуктов из деревни. Крестьянство в основном существовало за счет приусадебных хозяйств.

Семейное право. 19 ноября 1926 г. ВЦИК РСФСР принял новый кодекс о браке и семье. В отличие от КоБС 1918 г. новый кодекс приравнивал фактический брак к зарегистрированному. Думалось, что такой порядок уменьшит вмешательство государства в личную жизнь, расширит свободу личности. Все правовые последствия для мужчин и женщин наступали с момента их вступления в сожительство.

Доказательствами наличия фактического брака в случае спора являлись согласно ст. 12 Кодекса «факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр.». Фактический брак устанавливался судом, зарегистрированный – по предъявлению свидетельства о браке.

Кодекс устанавливал общность имущества, нажитого супругами за время брака, и права на алименты на несовершеннолетних детей в случае развода. При прекращении брака помимо раздела имущества предусматривалось алиментирование нуждающегося нетрудоспособного супруга в течение одного года после прекращения брака, а также алиментирование безработного супруга в течение полугода. Введение института фактического брака исключало категорию внебрачных детей, поскольку любое сожительство считалось теперь браком. При этом обязанность алиментирования ребенка была возложена только на одного мужчину, хотя бы женщина имела половую связь с несколькими мужчинами.

Был установлен единый для мужчин и женщин брачный возраст – 18 лет. Регистрирующие брак обязаны были дать подписку о том, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья, а также указать, в который по счету брак, зарегистрированный или незарегистрированный, вступает каждый из них, сколько имеет детей. Сокрытие этих сведений каралось в уголовном порядке. Если лицо уже состояло в фактических брачных отношениях, регистрация брака не допускалась. Регистрируя брак, супруги имели право остаться при своих добрачных фамилиях.

Был отменен судебный порядок развода – эту процедуру во всех случаях осуществляли органы ЗАГС. Однако споры о взыскании алиментов разрешались судом. Был восстановлен, ранее отмененный порядок усыновления.

Нормы семейного законодательства призваны были решить и проблему увеличения рождаемости, т.к. Советское государство, понесло громадные людские потери в мировой и гражданских войнах, послевоенных голодовках.

В целях решения этой проблемы ЦИК и СНК СССР 27 июня 1936 г. приняли постановление «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах». Постановление установило материальные меры поощрения рождаемости: в частности, увеличивался размер пособия по уходу за ребенком; учреждались пособия матерям, имевшим шестерых детей, при рождении каждого последующего ребенка. Предусматривалось расширение сети родильных домов, яслей и детских садов.

Вместе с тем, имея целью повышение рождаемости, постановление от 27 июня 1936 г. установило норму, которая заведомо не могла дать нужного результата, - это запрещение абортов. Ограничивая свободу личности, запрещение абортов приводило к прямо противоположному эффекту: женщины, по тем или иным причинам не желавшие иметь ребенка, шли на криминальные аборты, нередко калечились и даже погибали.

Были также приняты меры, направленные на улучшение воспитания детей, а именно - акты о борьбе с безнадзорностью и по укреплению семьи. В 1936 г. в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) органам милиции было разрешено штрафовать родителей за озорство и уличное хулиганство их детей. Принимались меры к опекунам, использующим подопечных в корыстных целях.

Чтобы как-то уменьшить число легкомысленных браков и разводов, были введены некоторые усложнения в процедуру развода: требование обязательной явки обоих супругов в ЗАГС, отметка о разводе в паспорте, увеличение пошлины за оформление развода, возраставшей в зависимости от количества разводов у данного лица (за третий и следующие разводы – 3 тыс. руб.).

Трудовое право. Окончание гражданской войны, переход от военного коммунизма к новой экономической политике потребовали внесения изменений в советское трудовое законодательство. Декрет СНК РСФСР 1921 г. отменил топливную, гужевую и иные повинности, а использование трудовой повинности допускалось лишь в случае стихийного бедствия. Тем же декретом были отменены и трудовые мобилизации квалифицированных рабочих и специалистов для работы на государственных предприятиях. Постановлением СНК РСФСР от 19 апреля 1921 г. закреплялся упрощенный порядок перехода рабочих и служащих с одного предприятия на другие. Введение хозяйственного расчета на предприятиях, допущение частного предпринимательства потребовали возобновить заключение коллективных договоров между профсоюзными организациями и администрацией. Эти и другие изменения нашли отражение в новом Кодексе законов о труде, принятом ВЦИК 30 октября 1922 г. В союзных республиках впоследствии издавались свои трудовые кодексы, основанные на общих принципах, закрепленных в КЗоТ РСФСР. Их действие распространялось на всех лиц, работавших по найму.

Основанием для поступления на работу являлся трудовой договор – соглашение двух или более лиц (артели и пр.), по которому одна сторона (нанимающийся) предоставляет свою рабочую силу другой стороне (нанимателю) за вознаграждение. Условия трудового договора определяются соглашением сторон. При этом недействительны условия договора, ухудшающие положение трудящегося сравнительно с условиями, установленными законами о труде, коллективным договором и правилами внутреннего распорядка, а также условия, клонящиеся к ограничению политических и общегражданских прав трудящегося.

Трудовые договоры могли заключаться (ст. 35 КЗоТ): а) на определенный срок не свыше одного года; б) на срок неопределенный; в) на время выполнения какой-либо работы. Наниматель не имел права требовать от нанявшегося работы, не относящейся к тому роду деятельности, для которой тот нанят, а также работы, сопряженной с явной опасностью для жизни, или не соответствующей законам о труде.

При длительном характере работ окончательному принятию на работу могло предшествовать испытание в течение не более 6 дней для рабочего, а для служащих в течение не более двух недель – для неквалифицированных и менее ответственных видов труда, и не более месяца – для ответственных работ (ст. 38 КЗоТ).

Трудовой договор прекращался: а) соглашением сторон, б) истечением срока, в) окончанием условленной работы, г) по заявлению одной из сторон.

Размер вознаграждения за труд определялся коллективными и трудовыми договорами повременно или сдельно. Однако он не мог быть ниже обязательного минимума оплаты, определяемого на каждый данный период государственными органами для соответствующих категорий труда.

КЗоТ (гл. X и XI) устанавливал нормы рабочего времени и времени отдыха. Продолжительность рабочего дня не могла превышать 8 часов, а для подростков в возрасте от 16 до 18 лет, для лиц, работающих на подземных работах и занимающихся умственным и конторским трудом, устанавливался 6-часовой рабочий день. Сверхурочные работы, как правило, не допускались. Они могли производиться лишь в исключительных случаях, но к ним, безусловно, не допускались лица моложе 18 лет. Законодательно закреплялись еженедельный отдых (не менее 42 часов), праздничные дни и ежегодные отпуска (всем лицам, работающим по найму, проработавшим непрерывно не менее 5 1/2 месяцев, очередной отпуск должен был предоставляться один раз в году продолжительностью не менее двух недель).

Особое внимание в КЗоТ было уделено регулированию труда женщин и несовершеннолетних. Содержались в Кодексе и нормы о технике безопасности (охране труда), гарантиях и компенсациях наемным работникам, ученичестве, правах и обязанностях профсоюзов, органах по разрешению трудовых конфликтов.

В связи с переводом большей части предприятий на хозрасчет и наличием частного сектора в экономике изменились источники материального обеспечения рабочих и служащих в случае потери ими трудоспособности. Происходит переход от системы государственного социального обеспечения к системе государственного социального страхования, т.е. необходимые пособия выдаются теперь не из бюджета, а из страховых фондов, образуемых предприятиями и учреждениями.

Развитие народного хозяйства и индустриализация страны требовали подъема производительности труда и укрепления трудовой дисциплины. Постановлениями СТО СССР от 18 мая 1926 г. и СНК СССР от 6 марта 1929 г. была повышена ответственность руководителей предприятий за состояние дисциплины труда, а администрации предприятий были предоставлены более широкие права в наложении дисциплинарных взысканий на работников.

Подъем экономики страны создал возможность объявить в октябре 1927 г. о переводе фабрично-заводских рабочих на семичасовой рабочий день без уменьшения заработной платы. В 1929 г. был осуществлен переход на пятидневную (для непрерывно действующих предприятий) и шестидневную (для остальных предприятий, учреждений и организаций) неделю.

В условиях индустриализации страны, требовавшей все большего числа кадров, начинал ощущаться дефицит рабочей силы. В таких условиях государство вынуждено было позаботиться о пополнении армии рабочих и специалистов. Во-первых, была создана система организованного набора рабочей силы по договорам с колхозами и колхозниками. Во-вторых, развивалась сеть учебных заведений – от краткосрочных курсов и профтехшкол до техникумов и вузов. В 1940 г. были созданы учебные заведения трудовых резервов: ремесленных и железнодорожных училищ, школ фабрично-заводского обучения (ФЗО).

В декабре 1938 г. впервые устанавливается зависимость размера пособий по временной нетрудоспособности от стажа непрерывной работы. Заработная плата стала устанавливаться не коллективными договорами, а единым для всей страны законодательством, при этом были выделены отдельные ведущие отрасли промышленности, где уровень заработной платы должен был быть более высоким.

В конце 30-х годов усиливается борьба с нарушителями трудовой дисциплины. Накануне приближающейся войны, принимаются новые, более жесткие меры: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. самовольный переход с одной работы на другую был запрещен вообще. За такой уход устанавливалась уголовная ответственность вплоть до лишения свободы. Уголовная и дисциплинарная ответственность предусматривалась также за прогулы и опоздания на работу. За первый же месяц действия указа было возбуждено 100 тыс. дел о нарушении трудовой дисциплины.

Были существенно изменены такие важные институты трудового права, как рабочее время и время отдыха: Указом от 26 июня 1940 г. были восстановлены 8-часовой рабочий день и 7-дневная рабочая неделя (с одним выходным днем).

Развитие трудового права в 30-е гг. отражало общую тенденцию централизации и использовало главным образом меры внеэкономической эксплуатации, проводившееся в жизнь административно-командными методами.

Уголовное право. Являлось наиболее действенным средством пресечения всякого рода оппозиционной деятельности и принуждения к выполнению властных велений государства, представляло собой наиболее эффективным инструментом проведения классовой политики и установления политико-идеологического единомыслия.

Уголовное законодательство было кодифицировано в Уголовный кодекс РСФСР (принят ВЦИК 26 мая 1922 г.), который был введен в действие с 1 июня 1922 г. В нем впервые в отечественном уголовном законодательстве было четко проведено разделение на Общую и Особенную части.

Общую часть УК составляли разделы о пределах действия Уголовного кодекса, общих началах применения наказания, определении меры наказания, родах и видах наказаний и других мер социальной защиты, порядке отбывания наказания (последний раздел содержал также нормы исправительно-трудового права, поскольку Исправительно-трудовой кодекс в то время еще отсутствовал).

В ст. 6 Кодекса указывалось, что «преступлением признается всякое общественно-опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Таким образом, выделялась главная характерная черта преступления – общественная опасность, из которой вытекала другая его особенность – противоправность.

В то же время Кодекс (ст. 10), хотя и как вынужденную и временную меру, вводил институт аналогии, т.к. в то время еще отсутствовали условия для того, чтобы предусмотреть в УК все возможные общественно опасные деяния.

Несомненным достоинством первого советского Уголовного кодекса было определение в нем понятия вины в форме умысла и неосторожности. Предусматривалось, что уголовная ответственность могла последовать только при наличии состава преступления. Из этого начала было предусмотрено единичное отступление: согласно ст. 49 «лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально опасными, могут быть лишены по приговору суда права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет».

Кодекс (ст. 8) провозгласил, что наказания применяются с целью: общего предупреждения новых нарушений, как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых элементов общества; приспособления нарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия; лишение преступника возможности совершения дальнейших преступлений. Наказанию не подлежали лица, совершившие преступления в состоянии хронической душевной болезни или временного расстройства душевной деятельности, а также уголовно-наказуемые деяния, совершенные при правомерной необходимой обороне или для спасения жизни и здоровья своего или другого лица от опасности, которая была неотвратима другими средствами. Наказание также не применялось: во-первых, к малолетним до 14 лет, и, во-вторых, к несовершеннолетним от 14 до 16 лет, в отношении которых признано возможным ограничиться методами медико-педагогического воздействия.

Предусматривались следующие виды наказаний: а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно; б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; в) принудительные работы без содержания под стражей; г) условное осуждение; д) конфискация имущества – полная или частичная; е) штраф; ж) поражение прав; з) увольнение от должности; и) общественное порицание; к) возложение обязанности загладить вред. В качестве высшей меры наказания по делам, находящимся в производстве революционных трибуналов, применялся расстрел.

УК РСФСР 1922 г. также впервые ввел в советское уголовное право понятие «меры социальной защиты», подразумевая под ним меры медицинского и административного характера:

а) помещение в учреждения для умственно или морально дефективных;

б) принудительное лечение;

в) воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыслом;

г) удаление из определенной местности.

Законодатель предпринял попытку закрепить в УК важное демократическое начало, согласно которому право назначать наказание принадлежало только судебным органам. Однако вскоре после введения его в действие Коллегии ОГПУ было предоставлено право применять внесудебную репрессию при рассмотрении в специальных заседаниях дел о контрреволюционных преступлениях.

Особенная часть УК состояла из восьми глав. Система преступлений по УК 1922 г. была построена в принципе по традиционной для российского законодательства схеме и включала преступления:

• государственные (контрреволюционные и против порядка управления);

• должностные (служебные);

• нарушение правил об отделении церкви от государства;

• хозяйственные;

• против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (убийство, телесные повреждения и насилия над личностью, оставление в опасности, преступления в области половых отношений, иные посягательства на личность и её достоинство);

• имущественные;

• воинские;

• нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок.

31 октября 1924 г. ЦИК СССР принял Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Основные начала отказались от понятия наказания и установили единое понятие мер социальной защиты, которые разделялись на меры судебно-исправительного, медицинского и медико-педагогического характера. Под мерами социальной защиты судебно-исправительного характера фактически подразумевалось наказание. В данном случае речь шла главным образом о различии в терминах, так как взгляды законодателя на цели и задачи наказания не изменились. Впоследствии теория и практика советского уголовного права признали ошибочность отказа от понятия наказания.

В 1926 г. ВЦИК принял новую редакцию Уголовного кодекса РСФСР и ввел её в действие с 1 января 1927 г. Кодекс не внес серьезных изменений в основные положения и принципы советского уголовного права, сложившиеся к тому времени.

УК РСФСР 1926 г. текстуально почти повторил определение преступления, которое давал Кодекс 1922 г., но дополнил его очень важным уточнением, указав, что главный материальный признак преступления – его общественная опасность. В связи с этим предусматривался отказ от уголовного преследования за деяния, которые формально подпадали под признаки какого-либо преступления, но по существу не были общественно опасными вследствие своей незначительности и отсутствия вредных последствий.

Был уточнен перечень наказаний (мер социальной защиты судебно-исправительного характера). В него, в частности, добавились: объявление врагом трудящихся с лишением гражданства Союза ССР и обязательным изгнанием из его пределов; удаление из пределов РСФСР или отдельной местности с обязательным поселением в иных местностях, или с запрещением проживания в отдельных местностях; предостережение. Расстрел мог применяться «для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений, угрожающими основам Советской власти и Советского строя», при этом к расстрелу не могли быть приговорены лица, не достигшие в момент совершения преступления 18-летнего возраста, и женщины, находящиеся в состоянии беременности. Отдельный раздел Кодекса посвящался условному осуждению и условно-досрочному освобождению.

Кодекс 1926 г., оставив практически без изменений систему преступлений, давал более подробный перечень составов преступлений. Однако, исчерпывающего перечня преступлений он все-таки не содержал, допуская применение закона по аналогии. Необходимо обратить внимание, что составы воинских преступлений были изложены в нем в соответствии Положением о воинских преступлениях, утвержденным постановлением Президиума ЦИК СССР от 31 октября 1924 г. и ставшим составной частью УК.

В 1927 г. ЦИК СССР утвердил два важнейших акта уголовного законодательства: Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) и Положение о воинских преступлениях. Эти положения составили соответственно первую и девятую главы Особенной части УК РСФСР 1926 г., а также были введены в УК других союзных республик.

Контрреволюционным преступлением признавалось всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими рабоче-крестьянских правительств, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. Под воинскими понимались преступления, направленные против установленного порядка несения военной службы, совершенные военнослужащими и военнообязанными запаса РККА, а также гражданами, состоящими в особых командах для обслуживания тыла и фронта, образуемых в военное время. В Положение о воинских преступлениях были включены такие составы воинских преступлений, как: уклонение от несения обязанностей военной службы под предлогом религиозных или иных убеждений; оскорбление военнослужащим другого военнослужащего при отсутствии между ними отношений подчиненности и старшинства, если хотя бы один из них находился при исполнении обязанностей военной службы; нарушение лицом, входящим в суточный наряд уставных правил внутренней службы.

С принятием Положения о воинских преступлениях 1927 г. уголовно-правовая охрана порядка несения воинской службы стала более полной и логически стройной.

6 апреля 1928 г. ВЦИК принял постановление о дополнении УК РСФСР главой Х – «О преступлениях, составляющих пережитки родового быта».

Установление авторитарного режима в стране и централизация управления породили начавшуюся с конца 20-х гг. тенденцию к усилению уголовных репрессий с целью всемерного укрепления социалистической собственности и порядка управления.

Продолжалась линия на усиление борьбы с государственными преступлениями. Постановлением ЦИК и СНК СССР, принятым 8 июня 1934 г. и в обиходе обычно называвшимся законом об измене Родине, за данное преступление предусматривались самые высокие меры наказания, преимущественно расстрел. Данный закон предусматривал, что если заочно приговоренному военнослужащему удавалось скрыться, то члены его семьи карались лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества. Совместно проживающие члены семьи изменника подлежали высылке с поражением прав сроком до 5 лет. Положения Закона от 8 июня 1934 г. были включены в республиканские уголовные кодексы (УК РСФСР ст. 581а-581г).

Увеличивается уголовная ответственность за некоторые преступления против порядка управления. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 августа 1932 г. «О борьбе со спекуляцией» санкция за данное преступление была резко повышена – вместо одного года лишения свободы теперь полагалось не менее 5 лет. В 1935 г. повышается с 2 лет лишения свободы до 5 лет тюрьмы санкция за хулиганство. Одновременно было запрещено ношение холодного оружия (кинжалов, финских ножей и т.п.), кроме тех случаев, когда оно является принадлежностью национального костюма.

Постановлением ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г., приуроченным ко дню убийства С.М. Кирова устанавливался особый порядок рассмотрения дел о терактах и террористических организациях. Слабые процессуальные гарантии были свернуты. Срок следствия ограничивался 10 днями, обвинительное заключение выдавалось (если выдавалось вообще) за сутки. Процесс проходил без участия сторон. Приговор обжалованию не подлежал, а приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно. Обвинения в подготовке терактов и участии в террористических организациях были частыми и излюбленными в ходе сталинских репрессий.

В ноябре 1929 г. ЦИК СССР принял Постановление об объявлении вне закона советских граждан оставшихся за рубежом. Объявление вне закона влекло за собой расстрел в течение 24 часов с момента установления личности и конфискацию имущества. Этот закон имел обратную силу.

Среди законов, карающих за имущественные преступления, необходимо выделить знаменитое постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». Закон рассматривал социалистическую собственность в качестве священной и неприкосновенной, и устанавливал, что лица, покушающиеся на нее, рассматривались в качестве врагов народа. Размер хищений принципиального значения не имел. Этот закон получил название у колхозников «закон о колосках». Голод и бесплатный труд толкали крестьян на мелкие хищения продовольствия. Для того чтобы быть осужденным по этому закону, достаточно было собрать несколько колосков с убранного колхозного поля.

Только поэтому закону было осуждено свыше миллиона колхозников, из которых даже сталинская судебная машина в 1938 г. половину признала как необоснованно привлеченных к уголовной ответственности.

Действие этого закона при смягчающих обстоятельствах наказывалось лишением свободы на срок не ниже 10 лет и конфискацией имущества.

Впоследствии действие этого закона было расширено. 2 октября 1937 г. Постановлением ЦИК СССР по особо опасным государственным преступлениям (диверсия, в т.ч. и подготовка, шпионаж) максимальный срок лишения свободы увеличивался с 10 до 25 лет.

В 1935 г. минимальный возраст, с которого могла наступать уголовная ответственность, был снижен с 14 до 12 лет. Устанавливалось, что к ответственности за определенные тяжкие преступления (убийство и покушение на него, телесные повреждения, кража и т.п.) могут привлекаться лица, достигшие 12 лет от роду. Закон предусматривал, что к ним могут применяться все без исключения меры наказания, даже в том числе, следовательно, и расстрел. Однако, циркуляром Прокуратуры СССР впоследствии было подтверждено неприменение к несовершеннолетним смертной казни.

Развивалось уголовное законодательство, направленное на пресечение различных злоупотреблений и упущений в сфере хозяйственной деятельности. В 1933 г. ЦИК И СНК СССР резко подняли уголовную ответственность за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции, назвав такого рода действия тяжкими государственными преступлениями. Еще больше ответственность была повышена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1940 г. Директора, главные инженеры и начальники отделов технического контроля промышленных предприятий, виновные в совершении подобных деяний, карались лишением свободы от 5 до 8 лет.

В 1940 г. вступили в силу уголовные законы, направленные на укрепление трудовой дисциплины. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. установил уголовную ответственность рабочих и служащих: во-первых, за самовольный уход из государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений (тюремное заключение от 2 до 4 месяцев) и, во-вторых, за прогул (до 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием из зарплаты до 25 %).

19 октября 1940 г. установлена уголовная ответственность инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих за отказ выполнить распоряжение о переводе их на другое предприятие (учреждение). Такое деяние рассматривалось как самовольный уход.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1940 г. предусматривал заключение в трудовые колонии сроком до одного года учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО, виновных в самовольном уходе из училища (школы), а также в систематическом и грубом нарушении школьной дисциплины, повлекшем исключение из училища (школы).

В военно-уголовном законодательстве была введена уголовная ответственность за самовольную отлучку сроком свыше 2 часов.

Уголовный процесс. Уголовный процесс в 20–30-е гг. носил чисто символический характер и сводился к нулю действием различных внесудебных органов: особого совещания при НКВД, различных троек на местах.

Уголовно-процессуальное право в этот период было кодифицировано дважды. Первый УПК РСФСР был введен в действие постановлением ВЦИК от 25 мая 1922 г. Затем после проведенной в конце 1922 г. судебной реформы, изменившей систему органов правосудия, 15 ноября 1923 г. ВЦИК утвердил новый УПК РСФСР. Подобно другим кодексам, УПК послужил образцом для союзных республик. Хотя основные вопросы уголовно-процессуального права решались республиканским законодательством, образование СССР привело к созданию общесоюзных норм. В октябре 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.

Уголовно-процессуальное законодательство было построено на основе принципов гласности судебных заседаний (возможность присутствовать на процессе предоставлялась всем заинтересованным и желающим), устности судопроизводства, его непосредственности, состязательности судебного процесса, производства по делам на языке большинства населения с обеспечением права на переводчика, равноправия сторон. Утверждались процессуальные гарантии неприкосновенности личности: никто не может быть лишен свободы и заключен под стражу иначе, как в случаях и в порядке, определенном в законе. Лица, подозреваемые в совершении преступления, могли задерживаться органами милиции на 48 часов. Предусматривалось обязательное участие защитника при рассмотрении судом уголовного дела в случаях нахождения подсудимого под стражей, при участии в процессе обвинителя, при рассмотрении дел глухонемых и иных лиц с определенными физическими недостатками. Вместе с тем, в законодательстве не были реализованы все демократические нормы и институты и, прежде всего, не установлена презумпция невиновности, допускалось применение аналогии.

УПК 1922 г., состоял из шести отделов (разделов). В первом содержались общие положения, которые относились ко всем стадиям процесса. Второй раздел регулировал порядок дознания и предварительного следствия, третий – производство в народном суде, кассационное и надзорное производство, производство по возобновлению дел в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и особые производства в народном суде. Четвертый раздел определял порядок производства в трибуналах, пятый – производство в порядке высшего судебного контроля Народного комиссариата юстиции, шестой регулировал порядок исполнения приговоров.

Похожую структуру имел и УПК РСФСР 1923 г. Однако, четвертый отдел регламентировал порядок производства в губернских судах и в трибуналах, а пятый – производство в Верховном Суде. Данный УПК наделил губернские суды теми правами, которыми до судебной реформы пользовались губернские трибуналы.

Поводами к возбуждению уголовного дела могли являться: 1) заявление граждан и различных объединений и организаций; 2) сообщение правительственных учреждений и должностных лиц; 3) явка с повинной; 4) предложение прокурора; 5) непосредственное усмотрение органов дознания, следователя или суда.

Для наиболее простых дел предусматривалось существование дежурных камер народного суда. В них рассматривались дела, которые, по мнению органа, произведшего задержание, не требовали расследования, а сам задержанный признавался в совершении преступления.

И если до середины 30-х гг. по рассматриваемым уголовным делам, в принципе, соблюдается уголовно-процессуальный закон, иначе начинают действовать карательные органы по его применению с 1934 г. В этот период резко сокращаются процессуальные гарантии для обвиняемых и подсудимых, что расширяло возможность вынесения необоснованных приговоров, которые нельзя уже было исправить.

За период с конца 20-х гг., до начала 40-х гг. к различным видам уголовной ответственности только по РСФСР было привлечено свыше 30 млн. чел. (1/4 часть населения). Подавляющая часть осужденных являлась крайне дешевой рабочей силой в системе ГУЛАГа, представляя собой многочисленный отряд на строительстве большинства народно-хозяйственных объектов.

Жесткие условия, в которые ставились следователи, часто приводили к тому, что они старались добиться признания обвиняемого в совершении преступления любой ценой, полагая в то же время признание царицей доказательств. Даже столь не щепетильный юрист, как А.Я. Вышинский, в 1937 г., выступая на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б), заявил о недопустимого подхода к следствию. Он отметил, что основной недостаток в работе следователей НКВД и прокуратуры – стремление «построить следствие на собственном признании обвиняемого»82.

При всей жесткости названных законов главная беда была, однако, не в них. Куда хуже было применение репрессий вообще без суда – уже упоминавшимся особым совещанием, а также «тройками» и «двойками». В этих органах отсутствовали всякие процессуальные гарантии. А именно по пути использования названных органов и пошла репрессия с середины 30-х гг.

Таким образом, право защищало, прежде всего, не интересы человека, а интересы государства. А в правовой сфере складывалась закрытая система права, претендующая на законченность и полноту, исчезали такие правовые критерии, как «революционное правосознание», их заменяли целесообразность и нормативизм.

Итак, советское государство и право в период 1921–1941 гг. претерпевает колоссальные изменения. На его развитие существенное влияние оказывают: новая экономическая политика, индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция, которые привели к крупнейшим социальным сдвигам. Практически безраздельно господствующей стала общественная собственность на средства производства. В экономике утвердилась плановая, командно-административная система. Соответственно изменилась и социальная структура общества, хотя ее становление шло непросто и часто насильственными средствами. Был сделан вывод о построении в стране основ социализма, что означало вступление Советского государства в новый этап его развития.

Конституция СССР 1936 г. закрепила изменения в общественном строе, а также в форме государственного единства (число союзных республик в 1940 г. достигло 16). На её основе строился новый, более демократичный по своей сущности, государственный механизм. Вместе с тем, в стране были развернуты массовые репрессии, приведшие к аресту и гибели миллионов ни в чем не повинных людей.

В условиях развертывающейся Второй мировой войны Советское государство прилагает большие усилия для укрепления обороноспособности, откладывая порой решение других насущных задач. Но в 1941 г. нападение фашистской Германии становится неизбежным. Советскому строю предстояли тяжелейшие испытания.

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и на обработку персональных данных.

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Оформить еще одну заявку