Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
СВФ материалы / Христианство. Энциклопедический словарь . Том 1. - 1993.docx
Скачиваний:
431
Добавлен:
03.03.2016
Размер:
3.6 Mб
Скачать

Цуркан А. В. Ориген: проблема взаимодействия религии и философии.

Христианство

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

В 3 ТОМАХ

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Православная богословская энциклопедия

МОСКВА

Научное издательство "Большая Российская энциклопедия"

Христианство

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

ТОМ 1

А-К

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

С.С. Аверинцев (главный редактор), А.Н. Мешков, Ю.Н. Попов (заместитель главного редактора)

МОСКВА

Научное издательство "Большая Российская энциклопедия"

1993 г.

23(03) X93

Научные консультанты: доктор филологич. наук В.М. Живов, кандидат искусствоведения И.Е. Лозовая, кандидат искусствоведения О.С. Попова, кандидат историч. наук А.И. Рогов, кандидат историч. наук, кандидат богословия А.И. Сидоров, А.Н. Троицкий, доктор филологич. наук Б.А. Успенский

Редакция философии: заведующий редакцией кандидат филос. наук Н.М. Ланда; ведущие науч. редакторы Ю.Н. Попов, В.М. Смолкин; науч. редакторы кандидат филос. наук Н.И. Демина, Е.И. Лакирева; редактор Н.Ф. Ярина

ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ И ОТДЕЛЫ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Группа транскрипции и этимологии: заведующий группой кандидат филологич. наук Ю.Ф. Панасенко; науч. редакторы Е.Л. Риф, Н.К. Толмачева, М.С. Эпиташвили

Издательско-компыотерный отдел: заведующая отделом И.Н. Коновалова; ведущий инженер Л.А. Романенко; инженеры М.С. Исаков, И.А. Минаева; операторы М.Н. Жукова, В.В. Клепиков, Л.А. Корнеева, Е.А. Михайлова, Т.В. Хомколова; главный специалист H.H. Беляев

Редакция иллюстраций: заведующий редакцией A.B. Акимов

Корректорская: заведующая корректорской Ж.А. Ермолаева; ст. корректоры С.Н. Бутюгина, Л.А. Селезнева, A.C. Шалаева, М.Д. Штрамель

Отдел считки и изготовления наборного оригинала: заведующая отделом Н.В. Шевердинская; ст. корректоры О.В. Гусева, Г.И. Евдокимова, Т.Б. Саблина, И.Т. Самсонова, Е.Е. Трубицына

Копировально-множительная лаборатория: заведующий Ю.В. Епифанов; операторы Л.Ф. Долгополова, В.И. Климова, Г.В. Мещанинова

Производственный отдел: заместитель заведующего отделом В.Н. Маркина

Техническая редакция: заведующая редакцией Р.Т. Никишина; технический редактор О.Д. Шапошникова

Художник Л.Ф. Шканов

Заместитель директора по производству: Н.С. Артемов

χ

040 3000000-021

007(00-93

подписное

ISBN 5-85270-О50-9(т.1) ISBN 5-85270-023-1

© Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", 1993

К ЧИТАТЕЛЮ

Нет нужды напоминать читателю, как в нашей стране из десятилетия в десятилетие последовательно перекрывались источники сколько-нибудь достоверной информации, касающейся христианства в его прошлом и настоящем, сколько титанических усилий и щедрых затрат было израсходовано, чтобы осуществить насильственное изъятие из памяти народов целых пластов. У человека отнимали не только право самостоятельно выбрать свое собственное, выношенное в раздумьях отношение к ценностям христианской традиции, которое могло оказаться их приятием, т.е. обращением, но и возможность хотя бы отстраненно оценить присутствие этой традиции в философском, художественном, государственном творчестве и повседневной жизни народов на протяжении двух тысячелетий. Целенаправленно выращивались поколения, уже не способные понимать сюжеты старинного искусства, цитаты у классических писателей, намеки родного фольклора.

Эта начальственная установка вступала в непримиримое противоречие с профессиональным долгом сотрудников справочных изданий. Но действие совести неустранимо, и порой эти сотрудники, зажатые механизмом идеологического надзора, пытались сделать невозможное и выполнить свои обязанности - дать читателю хотя бы крохи чистого, неискаженного знания о христианской мысли от древности до наших дней. И все же то могли быть - при самой продуманной стратегии обхода запретов, при самых неожиданных удачах - только крохи. Кто хотел знать больше, шел в библиотеку и рылся в томах дореволюционных энциклопедических изданий. Но, разумеется, это было удовольствие для немногих. Нужно было проживать в городе с такой библиотекой, в которой были бы наличны эти издания, да еще иметь к этим изданиям доступ.

Изданий этих на русском языке, собственно, три, причем два из них остались незавершенными. «Энциклопедический словарь», выпущенный издательской фирмой «Брокгауз - Ефрон» в 1890-1907 гг., состоит из 82 основных полутомов и 4 дополнительных полутомов, что дает в совокупности 43 тома. Редактором первых 8 полутомов был проф. И.Е. Андреевский, последующих - почетный академик К.К. Арсеньев и проф. Ф.Ф. Петрушевский. В 1911 г. та же издательская фирма начала выпускать «Новый энциклопедический словарь» под редакцией того же К.К. Арсеньева; словарь должен был состоять из 50 томов. К 1917 г. вышло в свет 29 томов (до слова «Отто» включительно), после чего издание было прекращено. Наконец, «Православная богословская энциклопедия» издавалась начиная с 1900 г. в Санкт-Петербурге как приложение к духовному журналу «Странник». Издание оборвалось на 12-м томе, вышедшем в 1911 г. (последняя статья этого тома - «Константинополь») ; ряд статей, написанных для последующих томов, хранится в Центральном государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге. Редактором первых шести томов был проф. А.П. Лопухин (ум. в 1904), дальнейших томов - выдающийся специалист по Новому Завету и патристике проф. H.H. Глубоковский.

Издания эти вобрали в себя итоги русской гуманитарной науки и русского богословия конца прошлого - начала нашего столетий. Они дают, как правило, добротную информацию, в значительной степени сохраняющую ценность и для нашего времени; не говоря уже о том, что сами они являют собой памятник русской богословской и церковно-исторической мысли тех лет. Не раз они порадуют читателя живым и ясным русским языком, чуть старомодной непринужденностью изложения, секрет которой, кажется, почти утрачен.

5

Поэтому нам показалось добрым делом сделать этот материал доступным. Но мы хотели приготовить не механически-коммерческое или музейно-археологическое воспроизведение некогда изданных текстов, но антологию, способную наиболее эффективно осуществить просветительские функции. Разумеется, необходима новая фундаментальная энциклопедия, выполненная на современном уровне знаний по библейской археологии, семитской филологии, отечественной и общехристианской церковной истории; но работа над таким изданием - дело многих лет. Поэтому мы исходили из принципа обдуманного отбора наиболее информативного и надежного материала из всех трех упомянутых изданий. Иногда под одним названием объединены дополняющие друг друга статьи или фрагменты статей из разных изданий. Ряд крупных статей из «Православной богословской энциклопедии», а также статья «Христианство» из «Энциклопедического словаря» даются в Приложении ко второму тому настоящего издания. Там, где мы встречали утверждения, опровергнутые развитием науки за последние десятилетия, мы их опускали. Более сложные случаи устаревших представлений или фактических сообщений (например, об изменившейся с тех пор практике различных христианских конфессий) будут хотя бы частично рассмотрены в послесловии-комментарии, которым завершается второй том издания.

Итак, в настоящее издание включены статьи или фрагменты статей «Энциклопедического словаря» Брокгауза - Ефрона, «Нового энциклопедического словаря» и «Православной богословской энциклопедии» (в том числе и неопубликованные статьи из ее архива) по следующим разделам: Библия и библеистика (канон Ветхого и Нового Заветов, апокрифы; ветхозаветные патриархи, пророки, цари, новозаветные апостолы и другие важные действующие лица; т.н. библейская критика); христианское богословие, ереси, мистика, литургика, агиография и агиология; религиозная философия; каноническое право, организация и история христианской Церкви (соборы, разделение церквей, реформация, отдельные конфессии и секты, русское старообрядчество, выдающиеся церковные деятели, монастыри и т.д.). Авторами статей, посвященных христианству и библейской истории, выступали в этих энциклопедиях крупные русские историки, философы, богословы - С.А. Алексеев (Аскольдов), И.Д. Андреев, Н.И. Барсов, С.С. Безобразов, Б.И. Герье, H.H. Глубоковский, М.И. Горчаков, И.М. Гревс, O.A. Добиаш-Рождественская, Л.П. Карсавин, П.И. Лепорский, А.П. Лопухин, Б.М. Мелиоранский, И.В. Попов, В.Е. Рудаков, И.И. Соколов, Вл.С. Соловьев, С.В. Троицкий, Б.А. Тураев, Г.П. Федотов, Е.Ф. Шмурло, A.B. Экземплярский и др.

В послесловии-комментарии будет с доступной нам мерой объективности охарактеризован подход к интересующей нас проблематике на страницах русских энциклопедий начала века, сообщено об основных вехах в истории христианских конфессий и христианского сознания, о развитии библеистики, церковной науки и богословия за те десятилетия двадцатого века, которые отделяют нас от упомянутых изданий; будет также помещена статья о Русской православной церкви. Там же читатель найдет указания на основные справочники и энциклопедии по христианской проблематике, а также подробную библиографию работ на русском языке, выходивших начиная со второго десятилетия нашего века.

Выражаем глубокую признательность всем принявшим участие в создании энциклопедии, в рецензировании и консультировании ее материалов.

СЕРГЕЙ АВЕРИНЦЕВ

• ААРОН, старший брат Моисея. Год его рождения обыкновенно относят к 1578 до Р. Хр.; он умер 123 лет от роду. Обладая красноречием, А. говорил к народу вместо косноязычного Моисея. Во время отсутствия Моисея Α., по требованию еврейского народа, сделал золотого тельца как видимое изображение божества. По заступничеству Моисея он не только не был наказан, но вскоре был возведен в первосвященники, причем священнический сан сделался наследственным в его роде. Двоюродный брат Α., Корей, вместе с 250 израильтянами восстал против предоставления роду А. священнического сана, заявив, что все израильтяне «святы, и среди них Господь». Однако права А. были подтверждены. По преданию, из 12 жезлов, положенных в скинию, лишь жезл колена Левиина с именем А. расцвел и принес плод. Α., подобно Моисею, не дано было вступить в землю обетованную. После смерти А. остались в живых его сыновья: Елеазар и Ифа-мар, потомкам которых была поручена специальная забота о святилище и жертвеннике [... ].

ААРОНИДЫ, т.е. потомки Аарона - сословие священников у евреев, иначе называемых кога-ним, т.е. священники. К их обязанностям во время существования Иерусалимского храма относились жертвоприношения, выкуп первенцев, благословение народа и другие службы в храме, которые они совершали в содействии с левитами. В пользу А. полагался особый сбор, под названием трума, взимавшийся от продуктов земледелия в размере 1/40 - 1/60 [...].

ААРОНОВ НАПЕРСНИК (нагрудник; евр. Хошен, греч. λογιών), отличительное одеяние евр. первосвященника; по верованию евреев, облачавшийся в этот наперсник получал свыше вразумление в случаях сомнительных. Наперсник был из золотой ткани с 12 драгоценными камнями, с надписями 12 колен израилевых. • АББАТ (от слова «Авва», что по-сирийски значит «отец»; в древней Иудее с этим наименованием обращались к учителям синагоги), на Западе с 5 в. название настоятеля монастыря. Прилагалось особенно к настоятелям монастырей ордена бенедиктинского и вышедших из него клюнийского и цистерцианского орденов. У авгу

стинцев, доминиканцев, кармелитов и картезианцев принято было звание приора, у францисканцев - звание гвардиана. Настоятель Монте-кассино и главный А. Клюни назывались архиаббатами, или аббатами аббатов; четыре настоятеля главнейших цистерцианских монастырей - отцами-A. Уже в раннем средневековье Α., наряду с епископом, становится крупной церковной и политической фигурой. А. Бретани в 6-9 вв. фактически являлись епископами больших округов, которые впоследствии и были переименованы в епархии. Звания А. ищут члены знатных семей. При правнуках Карла Великого (в 9 в.) мы видим некоего Гуго - Α., который, нося официально звание архикапеллана, является государственным канцлером и главной опорой колеблющегося трона. Этих влиятельных А. не следует смешивать с теми чисто светскими А.-рыцарями и графами (abbas-miles, abbas-comes), которых много появилось в воинственный век Карла Мартелла (8 в.), отдававшего аббатства своим сподвижникам не для управления, а в виде жалованья.

В феодальную эпоху (10-13 вв.) мы видим А. в двоякой роли. Во-первых, он член церковной иерархии и духовный глава монастырской братии. Как таковой А. стоит непосредственно после епископа. Подобно ему он именуется прелатом, участвует в церковных соборах, может получить митру и посох. Но право рукоположения, принадлежащее ему, ограничено сравнительно с правом епископа: он посвящает только в 4 низших церковных чина. Подчинение А. как младшего юрисдикции своего епископа становится все более призрачным в 13 в. в силу практикуемой папами системы «исключений» (exemptio), которая ставит все большее число орденов и отдельных монастырей в непосредственную (nullo medio) зависимость от папы. Высший тип такого «исключения» - это так называемые abbatiae nullius («ничьи аббатства»), вся территория которых считается лежащей вне епархии и А. которых прямо уравниваются с епископом. В таком положении стоят около 20 А. (например, А. Монтекассино, Субиако, Фарфы, Сен-Мартинс-берга, Эйнзидельна). Это положение, с которым

7

А

АББАТИСА

не хотели мириться епископы, вызывало между ними и А. постоянные конфликты. По уставам большинства старейших орденов А. избирался братиею и затем получал «благословение» вместе с жезлом, кольцом и перчатками от епископа (впоследствии в «исключенных» монастырях - от папы). Это «благословение» давало епископам повод очень решительно вмешиваться в выборы А. Несомненным злоупотреблением следует считать нередкие в смутные эпохи попытки светских магнатов прямо или косвенно навязывать своего кандидата. В основанных ими монастырях они готовы были считать это своим правом. Церковь непрерывно боролась с этим злоупотреблением, которое бывало особенно трудно отразить, когда на него претендовал государь - официальный «защитник Церкви». Во Франции королевская воля нередко бывала решающей в выборе А. В нищенствующих орденах настоятель назначался провинциальным капитулом, в иезуитском ордене - генералом. Избранный или назначенный внутри обители А. занимал положение монарха, ограниченного только обязанностью «совещаться о всех важных делах со старейшими из братии». За этим несколько неопределенным ограничением власть А. простиралась на все: он назначал должностных лиц обители, был наставником и судьею братии, налагал послушания и наказания на ее членов. За нарушения устава и злоупотребления в его применении он отвечал перед высшею властью ордена - аббатом аббатов в клю-нийском ордене, капитулом - в ордене цистерцианцев, магистром - в ордене доминиканцев, генералом - в ордене иезуитов.

Не менее важной представляется в средние века другая его роль: роль носителя хозяйственных и юридических прав аббатства. Он администратор громадных, чисто княжеских имуществ, которыми одаряли обитель щедрые руки благодетелей. Он - государь над многочисленными крепостными и свободным населением этих земель, «подаренным» монастырю или «отдавшимся под его покровительство». Он - руководитель промышленного труда - ремесла и торговли, - пышно расцветающего на льготных монастырских землях. Он становится членом феодальной иерархии: сюзереном по отношению к низшим [А. монастыря Сен-Рикье (St. Riquier) во Франции имел 117 благородных вассалов], вассалом - по отношению к высшим. Он осуществляет все феодальные обязанности и права: организует светский суд для мирян, несет военные повинности, нередко становясь сам во главе войска, чеканит монету и т.д. Α., наряду с епископами и светскими магнатами, делили власть и землю средневековой Европы.

На исходе средних веков, вместе с падением господствующего значения церкви, падает высокое положение А. Государи все чаще вмешиваются в его выборы. Конкордат 1516 во Франции отдает право утверждения А. в руки короля. Тридентский собор (1545-64) подчиняет А. епи

скопам. Экономическая сила А. сохраняется до тех пор, пока церковная реформа 16 в. (в Германии и Англии), а затем антикатолические тенденции 18 в. не вызывают в разных странах ряд указов (декреты Национального собрания во Франции, меры Иосифа II в Австрии), конфискующих монастырские имущества. В некоторых протестантских государствах - например, в Ганновере и Брауншвейге - титул А. сохраняется за начальниками учреждений, основавшихся в стенах упраздненных аббатств. Во Франции 18 в. появляется несколько типов полусветских Α.:

1) придворный Α.- abbé de cour, получивший аббатство в виде доходной статьи, но живущий вне его изящной веселой жизнью члена бомонда;

2) так наз. «abbé en herbe» - младший член «благородной» семьи, предназначенный занять выгодное аббатство и заранее носящий титул и одеяние Α.; наконец, 3) «abbé déclassé» - монах, которого дух времени и отвращение к замкнутой жизни оторвали от его обители и бросили в сутолоку века. Многие из подобных отщепенцев составили славу политической мысли и просветительной литературы 18 в.

O.A. Добиаш-Рождественская.

-Ф-АББАТИСА, настоятельница женского монастыря. По отношению к вверенной ей общине она, по каноническому определению, осуществляет права и обязанности матери, но не более. Она не имеет сама и не может дать никакого священного чина. Она может налагать только дисциплинарные наказания, но не лишать таинств. Она управляет имуществом обители, вынужденная, однако, в целом ряде юридических вопросов представлять себя викарием. При всех этих ограничениях роль А. и исторические изменения в ее значении и положении имеют много сходного с исторической ролью аббата.

АББОТ (Abbot) Джордж, английский прелат в царствование Стюартов, архиепископ Кентерберийский. Род. 29 октября 1562, сын суконного фабриканта в Гилфорде, учился и был преподавателем в Оксфорде. Он принадлежал к числу восьми богословов, которым в 1604 был поручен перевод Священного Писания на английский язык. В 1608 он отправился вместе с великим хранителем печати лордом Дунбаром в Шотландию, чтобы произвести соединение шотландской епископальной церкви с английской. Пробыв короткое время в сане епископа Личфил-дского и Ковентрийского, он в январе 1610 был назначен епископом Лондонским, а в ноябре того же года архиепископом Кентерберийским. А. отличался столько же ученостью и умом, сколько благородством и веротерпимостью, простиравшейся на все учения, за исключением арминиан-ских богословов. Иаков I совещался с ним по важнейшим государственным и церковным делам, несмотря на то что А. нередко противился деспотическим намерениям короля. Он умер 5 августа 1633 в Кройдоне; его родной город, где

8

АБЕЛЯР

он основал большую больницу, воздвиг ему великолепный памятник.

-Ф-АБЕЛЯР (Abélard, Abaillard) Петр, один из замечательнейших представителей духовной жизни средних веков. Современники любили называть его Сократом Галлии, Платоном Запада, Аристотелем своей эпохи, новые писатели - трубадуром философии, странствующим рыцарем диалектики. При жизни он был осужден как еретик церковью, которая впоследствии, однако, положила большинство его сочинений в основу своей науки. Он славился также как поэт и музыкант, наконец, как герой трогательного романа, сделавшего имя его возлюбленной Элоизы популярным далеко за пределами ученого мира. А. родился в 1079 близ Нанта в местечке Пале, Palais (Palatium, откуда эпитет doctor Palatums), в рыцарской семье. Он получил редкое для того времени образование, в котором навыки военного искусства и светского обращения сочетались с глубиной научных знаний - поскольку могла дать их тогдашняя школа. Талантливость А. дала ему возможность глубже современников постичь дух античной философии. Интерес к знанию захватил его душу, и еще в ранней молодости он навсегда «сменил меч рыцаря на оружие диалектики». Пройдя полный курс средневекового учения под руководством Росцел-лина, он в 20 лет очутился в Парижской соборной школе, которую вел архидиакон Notre-Dame Гильом де Шампо. Учитель принял талантливого ученика с благожелательством, но оно скоро сменилось разрывом, когда, пользуясь свободой общения аудитории с профессором и принятой в ней формой диспута, А. стал вызывать учителя на философские споры, из которых выходил победителем. Он умел искусно защищать оригинальную позицию, какую занял в волновавшем науку и церковь вопросе об универсалиях, т.е. о природе общих и отвлеченных понятий. По этому вопросу шла борьба между номиналистами и реалистами. Как более гармонирующее с религиозными идеями, учение реалистов было признано в церковной науке. А. выступил против обоих учений с собственной теорией, которую философия обозначила именем концептуализма. Она, по-видимому, заключалась в смягченном номинализме: реальны отдельные предметы, но и общие имена - не пустой звук: они соответствуют тому понятию, концепту, которое, по сравнении отдельных предметов, образует наша мысль и которое имеет своеобразную духовную реальность. Гильом де Шампо был «реалист». В борьбе с ним А. неоднократно вынужден был покидать Париж.

В 1108-13 он открывает самостоятельные курсы (всегда имевшие блестящий успех) в Мелене и Корбее; снова вступает в ряды учеников и соперников Гильома де Шампо, заставляет его отказаться от его философской позиции и доводит назначенного Шампо профессора-заместителя до того, что тот добровольно сходит с кафед

ры, уступая ее А. Мы видим его еще в Лане, в аудитории столпа реализма Ансельма Ланского, которого он также подрывает своими возражениями и публично характеризует как «рутинера и ритора, наполнявшего дымом свой дом, когда хотел его осветить»; затем снова в Париже, где он «разбивает ученый лагерь на горе Св. Женевь-евы, чтобы осаждать оттуда врага». Осада кончилась капитуляцией неприятеля. Гильом закрыл свою опустевшую школу, ученики которой перебегали к Α.; наконец, старейшая парижская аудитория - школа «Notre-Dame» - досталась А. как профессору и руководителю. В полном расцвете сил, владея редким искусством ясной и смелой постановки самых запутанных вопросов, чисто французской способностью мягкого, изящного изложения, красотой слова и неотразимым личным обаянием, А. привлекал тысячи восхищенных учеников со всех концов Запада. Большинство европейской «интеллигенции» той поры прошло через его аудиторию. «Из нее вышел один папа, 19 кардиналов, более 50 епископов Франции, Германии и Италии; в ней выросли Петр Ломбардский и Арнольд Брешианский» (Гизо).

Слава привела за собой богатство. До тех пор суровый и целомудренный, А. теперь только узнал радости разделенной любви. «В то время,-рассказывает он в автобиографическом сочинении «Historia calamitafum mearum» («История моих бедствий»),- жила в Париже молодая девушка по имени Элоиза... Прекрасная собою, она еще более блистала умом, нежели красотою». Дядя ее, каноник Фульбер, желая дать ей наилучшее образование, пошел навстречу предложению А. принять его к себе в дом как нахлебника и домашнего учителя. «Так Фульбер отдал нежную овечку голодному волку. Он полагался на невинность Элоизы и на мою репутацию мудрости... Скоро мы имели одно сердце. Мы искали уединения, которого требует наука, и, далекая от взоров, любовь наша наслаждалась этим уединением. Перед нами лежали открытые книги, но в уроках наших было больше слов любви, чем наставлений мудрости, больше поцелуев, чем правил науки... В нашей нежности мы прошли все фазы любви». Для аудитории А. не было тайной увлечение учителя. Он стал небрежно относиться к преподаванию, «повторяя на лекциях эхо прежних слов». Если он сочинял стихи, то это «были песни любви, а не аксиомы философии». «Одаренный талантом слова и пения,-пишет ему впоследствии Элоиза,- вы заставили звучать на всех устах имя Элоизы»... Вскоре Элоиза почувствовала себя матерью. Опасаясь гнева дяди, А. увез ее в Бретань и вступил с ней в брак, который, однако, должен был остаться тайным. Так желала сама Элоиза, опасавшаяся разрушения церковной карьеры А. Когда Элоиза, желая положить конец слухам об этом браке, приняла в Аржантее одеяние (но еще не пострижение) монахини, Фульбер решил отомстить А.

9

АБЕЛЯР

Он ворвался в спальню А. и подверг его кастрации. Это определило резкий перелом в жизни А. Жестоко страдая физически и морально, он решил уйти от мира, вступил монахом в Сен-Дени и убедил 19-летнюю Элоизу принять покрывало монахини. Что-то озлобленно-резкое и сухое чувствуется в нем отныне. Ожесточенный аскет, он только с горечью вспоминает радости минувшей любви. Стихов он больше не пишет.

Постигшее А. несчастье, однако, лишь на время прервало его профессорскую деятельность. Ученики осаждают его просьбами возобновить преподавание «во славу Божию». На это охотно дает ему согласие конвент Сен-Дени, которому был в тягость беспокойный собрат. Второй период учительства окружает имя А. еще большим блеском. Смелое и остроумное приложение логических приемов к разрешению богословских проблем вызывает взрыв восторга в учениках, зависть в соперниках, тревогу в церкви. Обвинение в ереси в 1121 ставит А. подсудимым перед Суассонским собором. Несмотря на благоприятное отношение к А. некоторых судей, несмотря на то, что при обсуждении инкриминируемой книги («introdiîctio ad theologiam», «Введение в богословие») судьи уличили друг друга в грубом невежестве и еретических заблуждениях, А. был осужден и должен был собственными руками бросить в огонь свою книгу. Он был послан на исправление в аббатство Св. Медарда, но папский легат разрешил ему вернуться в Сен-Дени. Когда в исторических расследованиях своих о происхождении аббатства он коснулся легенды о св. Дионисии и стал доказывать, что основателем его был не Дионисий Ареопагит, который никогда не был в Галлии и мощи которого покоятся в Греции,- монахи стали грозить А. гневом короля за унижение славы знаменитой базилики. А. должен был спасаться бегством. В лесах между Ножаном и Труа он построил хижину, вокруг которой выросли шалаши учеников. Тут же был воздвигнут храм, который Α., в духе провозглашенного им учения о Св. Троице, посвятил Духу-Утешителю (Параклету).

В то время уже несколько лет раздавалась страстная проповедь св. Бернарда Клервоского и вырастали основываемые им монастыри. Большинство шло за восторженным мистиком, проповедником смиренной любовной покорности непостижимому Богу и беззаветного послушания Его церкви на земле и было враждебно гордому, пытливому духу А. Сочинение A. «Scito te ipsum» («Познай самого себя») в связи со слухами о вольной жизни ученой колонии дало повод к новым обвинениям против А. Он покинул Параклет. Монахи обители Сен-Жильда (St. Gildes de Ruys) в Бретани избрали его своим аббатом. Дикая страна, непонятный ему язык, распущенные монахи, надеявшиеся найти в А. снисходительного аббата и встретив вместо того строгого начальника, стали вести против него непрерывную войну,- все это вскоре привело его в отчая

ние. В тяжелом настроении он написал личные воспоминания, озаглавленные «Historia calamita-tum mearum». Как и аналогичное им по содержанию «Письмо к другу», они распространились среди его почитателей и дошли до Элоизы. Чтимая сестрами, настоятельница Аржантея по-прежнему терзалась страстной любовью к супругу. Письмо ее к А. полно жалоб и признаний, не передаваемых в их откровенной страстности. Но любовь умерла в искалеченном теле и ожесточенной душе А. К прежней подруге у него сохранилось только дружеское чувство. Он тщательно разрешает в письмах ее нравственные затруднения, ее богословские и практические вопросы. Когда преследования аббата Сен-Дени лишили приюта сестер Аржантея, А. предоставил им Параклет, сам посещал новую обитель, наставляя сестер, привлекая своей проповедью богатых благотворителей. Между тем отношения его с монахами Сен-Жильда до крайности обострились: они вливали ему яд в Св. Дары и подстерегали его в темноте с целью убить его. Он покинул негостеприимную обитель и еще раз появился на профессорской кафедре. В 1136 он открыл школу в Париже, на горе Св. Женевьевы. В новых теологических трактатах он старался смягчить и выяснить то, что вызвало обвинение его в ереси. Столпы церкви нашли в них новые, худшие заблуждения. Носителем обвинений явился на этот раз сам св. Бернард.

Учение А. изложено в его сочинениях, из которых назовем только важнейшие: «Tractatus de unitate et trinitate» («О единстве и Троице»), «Theologia Christiana» и «Introductio ad theologiam» - посвящены догматике; «Sic et non» («Да и нет»), комментарий к «Посланию к римлянам» и «Диалог между иудеем, христианином и философом» - вопросу об отношении между верой и разумом, откровением и наукой; «Scito te ipsum» - вопросам этики: греху и благодати, ответственности человека, покаянию и прощению. На вопрос: имела ли основание средневековая церковь обвинять А. в ереси за догматические его сочинения,- историк должен ответить так: примирение догмата о нераздельном единстве и неизменности Божественного Существа с догматом о вочеловечении одной из этих Ипостасей было не по силам мысли средневекового церковного человека. Большинство церковных столпов, осудивших Α., позволяло себе в этом отношении более сомнительные выражения, нежели Α., ясная мысль которого вышла с достоинством из этого лабиринта. Примыкая к блаженному Августину, он определил троичного Бога как единое высшее совершенство в трех проявлениях. Божественная Сущность в своем могуществе есть Отец, в своей мудрости - Сын-Слово (Logos), в своей любовной благости - Дух Святой. Как в совершеннейшем благе, в Боге все гармонично: Он может то, что знает и хочет, хочет то, что знает и может. В этом смысле Его могущество ограничено святостью Его желаний и мудростью:

10

АБЕЛЯР

Бог не может делать зла, и из всех возможностей для Него в каждый момент открыта лишь наилучшая. Отношение Ипостасей подобно отношениям воска, образа, в который он отлит, и печати, которою он служит, или трем лицам грамматики: одно и то же лицо одновременно является 1-м, 2-м и 3-м, не меняясь в существе. Искренний теолог не отказал бы этим формулировкам в остроумии и находчивости, но они были слишком тонки для невежественных критиков Α., и они обвинили его в отрицании могущества за Сыном и Духом Святым, в признании степеней в Св. Троице, в ограничении могущества Бога (Его святостью), в отрицании реальности Ипостасей и в признании у Бога только трех имен - т.е. в савеллианстве, хотя во втором своем сочинении о Св. Троице А. сам полемизирует с савеллианством и отграничивается от него. С большим основанием обвинили его в несторианстве, ибо он утверждал, что Logos в своем воплощении остался отграниченным от души Христа-человека и что Христос страдал против Своего желания (человеческого). Во всяком случае, тупой нож критики тогдашней церкви, оставлявший более уродливые побеги, навряд ли направился бы на эту сторону учения Α., если бы внимание ее не было привлечено и раздражено другими его сторонами, где крылись семена опасных дерзновений гордого разума.

Уже в раннем своем сочинении, в «Диалоге между иудеем, христианином и философом», из которых первый основывает свою религию на нравственном законе, естественно врожденном каждому человеку, второй - на Законе-Писании и третий - на том и другом, руководителем беседы является философ. Он разрешает затруднения, приводит собеседников к ясной постановке вопросов. Он убежден, что все люди получили от Бога разум, которым свободно Его познают. Закон писаный не необходим для совершенства. Добрые и благочестивые люди были и до «закона». Недостаток большей части религий (иудейской, христианской) заключается в том, что они воспринимаются не разумом, а привычкой, внушенной с детства. Взрослый человек оказывается рабом ее и устами повторяет то, чего не ощущает «сердцем» (т.е. сознанием). Иудей спорит с этим положением, христианин соглашается. Вместе с философом христианин приходит к заключению, что естественный нравственный закон вечен, что ад и рай суть чисто духовные понятия, что близость святых к Богу надо понимать не в чувственном смысле и что выражения, намекающие на чувственную природу этих идей, суть лишь образы для невежественного народа. Права личного разума с еще большею смелостью отстаиваются в сочинении «Sic et non», представляющем практический ответ на вопрос об отношении между авторитетом Откровения и разумом. Св. Ансельм учил, что в случае разногласия между тем и другим человек должен довериться Откровению. Но как быть, если Откровение находится

в противоречии с самим собою? А. приводит массу текстов Св. Писания, дающих на один и тот же вопрос - экзегетический, этический, исторический - различные или прямо противоположные ответы - «да и нет», sic et non. «Отче наш» различно читается у различных евангелистов; по Матфею, Христос умер в 3 часа, по Марку,- в б часов. В Писании не говорится о девстве Марии после Рождества Христова, ни о схождении Христа в ад. Поставленный перед подобными противоречиями, разум должен сделать усилие, чтобы их преодолеть. А. удается победоносно выйти из них. Его целью являлось не разрушение авторитета Откровения, а его очищение. Раскрыв в своей книге противоречия, он разрешал их на лекциях к изумлению и восторгу учеников. В этих разрешениях А. нередко поднимался на высоту современной историко-литературной критики. В разборе «Послания к римлянам» он доказывает, что Св. Писание сложилось из взаимодействия трех факторов: 1) Божественного вдохновения, которое непогрешимо; 2) личности писателя, индивидуально воспринявшего его, и 3)всех обстоятельств, в которых оно формулируется и увековечивается (понятий эпохи, условий передачи, компетентности переводчика и переписчика). Этот «брат Третий» (frater Tertius) вносит в Писание больше всего смущающих нас элементов. Божественное Откровение, как первый фактор, для А. авторитетно, но Писание, как продукт трех факторов, подлежит критике разума. Отсюда расхождение его с мистиками типа Бернарда Клервоского, положению которых: «верю, чтобы понять» он противопоставлял: «понимаю, чтобы верить». Не отрицая этим в сущности независимости религиозного чувства, он указывал на необходимость участия разума в восприятии содержания догматов. Между тем способом созерцания божественной тайны воочию, какой доступен святым, и полной ее непостижимостью есть третья возможность: посильное постижение человеческим разумом, логикой, которая есть дар вечного логоса. «Всякое знание - благо и не может быть враждебно Верховному Благу». Подобно философу своего «Диалога», А. смело провозглашает, что «вера, не просветленная разумом, недостойна человека». Итак, не механической привычкой, не слепым доверием, а личным усилием должен завоевать человек свою веру.

Высокая оценка такого личного усилия в вопросах богопознания связана с высокой оценкой его и в вопросах практической нравственности. В книге «Scito te ipsum» («Познай самого себя») А. исходит из резко (минутами даже парадоксально) поставленного положения: есть только один грех - грех против собственного сознания. Он может лежать только в намерении, в воле. Действие, поступок есть лишь следствие злой воли и сам по себе уже не прибавляет ничего к греху. Это перенесение центра тяжести вопроса в субъективную сторону доводит до парадоксального

11

АБЕЛЯР

утверждения: «евреи, распявшие Христа в уверенности, что тем угождают Богу, не имеют греха». Связанный только с личной ответственностью, грех не может быть унаследован потомством. Адам и Ева завещали человечеству не грех свой, а только свою кару. Лично ответственный за грех, человек искупает его личным покаянием и сокрушением. Хорошо покаяться священнику, но за его отсутствием можно покаяться доброму мирянину или прямо Отцу Небесному. В вопросе покаяния А. переступает ту грань, за которой стояли все вожди практической оппозиции, и в сущности подкапывается под самое основание церковной иерархии. «Есть священники,- говорит он,- которым каяться - не спасение, а погибель. Они не молят за нас, и если молят - не бывают услышаны». Если отпущение или отлучение, налагаемое священником, определяется пристрастием или ненавистью, то неужели Бог связан подобным приговором? Власть вязать и решать, слова «вы соль земли» относятся лишь к самим апостолам и к преемникам их, равным им по святости. Исходя из этого положения, А. почти за 400 лет до Лютера обрушивается со всей силой своего остроумия на обычай раздавать отпущения (индульгенции) за деньги без личного покаяния грешника. Если мы примем во внимание, что все эти призывы к личному усилию мысли и совести не крылись в глубине тяжеловесных трактатов, а раздавались как живые речи с кафедры уже и в ту пору мирового города, среди толпы страстной молодежи, подхватывавшей и доводившей до крайностей смелые мысли учителя («Они барахтались в них, как в воде, и оглушались их шумом»,- замечает св. Бернард) ,-мы поймем, почему учительство А. вызвало такую ненависть и тревогу в среде столпов иерархии. «Несравненный доктор,- с гневом говорит св. Бернард,- объял глубины Божества, сделал их ясными и доступными, и от эонов скрытую тайну изложил так открыто и гладко, что даже нечистое с легкостью проскальзывает в нее».

Церковь решила покончить с «шумящей суетой слов». Св. Бернардом составлено было формальное обвинение А. в ереси, и дело в 1141 представлено было на суд Сансского собора. А. смело предстал перед судьями и требовал диспута, требовал права защиты. Страх перед его острым «мечом диалектики» заставил собор отказать ему в «милости слова». Он осужден был, не будучи выслушан, «как арианин за учение свое о личности Христа, как несторианин за учение о Св. Троице, как пелагианин за учение о благодати». Он покинул собор до произнесения приговора и отправился в Рим апеллировать к папе. На пути он узнал, что папа санкционировал приговор. Это сломило его мужество. Чувствуя невозможность дальнейшей борьбы, он принял предложение давно расположенного к нему аббата Клюни Петра Достопочтенного укрыться на покой в тихую пристань его монастыря. Здесь

навсегда умолкла его смелая речь. «Диктуя, пиша, читая», ведя назидательные беседы с братнею, предаваясь суровым подвигам аскетизма, он дожил здесь последние годы. Старческая слабость и потребность примирения с церковью, сыном которой он хотел остаться, вынудили у него в предсмертных писаниях ряд отречений от прежних положений: он признал наследственность Адамова греха, нисхождение на нас спасительной благодати помимо нашей воли, власть священников - даже недостойных - вязать и решать, «доколе церковь их не отвергла», равное могущество трех ипостасей и т.д. Клюнийскому аббату удалось устроить примирение и личное свидание А. с его величайшим противником, Бернардом Клервоским,- свидание, в котором умирающий лев успел покорить страстного монаха блеском своей речи и неугасшим талантом личного очарования. Но полного мира не было в душе А. и в эти последние месяцы его жизни. Его настроение исполнено горечи и разочарования. «Если зависть,- пишет он незадолго до смерти,-всю жизнь становилась на пути моих творений и мешала моим изысканиям, все же дух мой получит свободу. Последний час мой положит конец ненависти, и в моих сочинениях каждый найдет то, что нужно для познания... Всякое знание есть благо, даже знание зла. Творить зло - грех, но знать его - благо; иначе как может Бог быть свободным от зла?» 2 апреля 1142 А. не стало. Посылая, согласно завещанию Α., тело его Элоизе, клюнийский аббат писал: «Он был твоим, тот, чье имя вечно будут называть с уважением - Абеляр!..». Через 13 лет, когда гробницу, хранившую его останки, снова открыли, чтобы положить в нее тело Элоизы, А. - так гласит легенда - «открыл объятия, чтобы принять в них супругу». Останки их после многих странствий в 1817 нашли место на парижском кладбище Пер-Лашез. Роман Руссо «Новая Элоиза» оживил популярность старой любовной драмы. Женщины доныне украшают свежими цветами гробницу Абеляра и Элоизы.

Гаусрат так характеризует роль Α.: «Он признал право человеческой мысли на разумную догму, и борьба его с мистиками была борьбой за человеческий разум, правду и свободу... Она была для него тем тяжелее, что он стоял в церкви, признавал ее правила и рамки и потому все время был стеснен в пользовании своим оружием и никогда не мог дойти до последних следствий принятых принципов. Поэтому в его науке, как и в его жизни, есть нечто раздвоенное и противоречивое. Дело для него было бы проще - будь он только философом. Но он хотел служить церкви и потому погиб. Болезнь, которой он болел, была научная теология, или церковная наука, которая была для науки слишком связана, а для церкви слишком свободна. Он хотел дать церкви оружие науки, в котором она не нуждалась, и, стремясь примирить интересы знания с требованиями церкви и иерархии, не

АВВАКУМ

удовлетворил ни того, ни другого, и менее всего себя самого... Человеческие недостатки, которые он нашел в Писании, должны были бы заставить его отвергнуть Библию как верховный критерий истины, но он признавал ее как таковой. Из античной философии он вынес тенденцию к естественной религии, но желание построить христианскую науку разрушило фундамент его философского мировоззрения» (Hausrath, Peter Abelard, Lpz., 1893; впоследствии вошло в серию: его же, Die Weltverbesserer im Mittelalter, пер. на рус. яз. под заглавием «Средневековые реформаторы», СПб, 1899). O.A. Добиаш-Рождественская.

АБРАХАМ А САНКТА-КЛАРА (Abraham а Sancta Clara), под этим именем прославился остроумный проповедник и сатирик Ганс Ульрих Мегерле (1644-1709), августинский монах, бывший с 1677 придворным проповедником в Вене. Его проповеди и назидательные сочинения проникнуты простонародным юмором и совершенно чужды схоластики и мистицизма, в которых путались католические проповедники того времени; в них сравнительно мало и клерикализма. С поразительной правдой изображал А. житейские отношения и с неустрашимой прямотою и язвительным остроумием бичевал пороки своего времени. Речи и проповеди его кипели жизнью, и он не пренебрегал ничем для эффекта: высокий пафос переходил у него в плоское шутовство, странные сравнения, каламбуры, неожиданные выходки лились у него непрерывным потоком. Под такой оболочкой он стремился проводить религиозные и нравственные идеи. О его манере может дать представление знаменитая проповедь в «Валленштейновом лагере», составленная Шиллером мозаически из фраз и выходок А. а С.-К.

-Ф-АБУКАРА (собств. Абу-корре) Феодор (8-9 вв.), один из старейших достоверно известных нам представителей арабо-христианской богословской литературы, православный. Род., вероятно, в 1-й четверти 8 в. в г. Эдесса в Месопотамии, образование закончил в м-ре св. Саввы в Палестине, где постригся и был учеником св. Иоанна Дамаскина (ум. до 754). Обучившись здесь греко-христианской науке, А. был поставлен в епископы православной паствы г. Харран в Месопотамии и в этом сане прославился апологетическими сочинениями против еретиков и мусульман; халиф Мамун (813-833) устроил для него диспут о вере с мусульманскими богословами. Год смерти не выяснен. Значительная часть сочинений А. известна на греч. яз. (изд. с лат. пер. в «Патрологии» Миня, т. 97, с. 1468-1609); но они, по-видимому, представляют перевод с араб. яз. [...].

-Ф- АБУНА (араб.- отец наш), у сирийских христиан название священника, монаха; в Абиссинии имя, которое носит митрополит эфиопской церкви.

АВАДДОН (евр.- уничтожение, прекращение бытия), в Ветхом Завете синоним смерти и

преисподней: «Аваддон и смерть говорят...» (Иов. 28: 22), «Преисподняя и Аваддон» (Притч. 15: 11). В Откровении св. Иоанна (9: 11) А. представляется особым духовным существом, ангелом бездны, имя которому «по-еврейски Аваддон, а по-гречески Аполлион».

АВВА (Abba), т.е. «отец, отче», еврейское слово, перешедшее к христианам частию как обычное обращение к Богу, частию для обозначения почетных титулов духовных особ. В Западной церкви латинская форма этого слова «Abbas» (отсюда франц. Abbé, англ. Abbot, итальянок. Abbate, нем. Abt) обозначает настоятеля монастыря, тогда как на Востоке, а именно в коптских и сирийских церквах, оно сохранилось как название, даваемое епископам и пастырям церкви. В Абиссинии глава эфиопской церкви называется Abuna, т.е. «отец наш».

"Ф-АВВАКУМ (евр. Хабаккук), один из «малых» пророков, восьмой по счету. Никаких биографических сведений о нем не дошло до нас; неизвестна также его родина. Вся книга А. состоит из трех глав. Вначале пророк, пораженный царящим вокруг него произволом и насилием, задает вопрос самому Творцу, доколе это будет продолжаться (1: 2-5), и в ответ слышит, что скоро страшный и грозный враг (халдейцы), «сила которого - бог его», накажет грешный народ (1: 5-12). Но этот ответ не удовлетворяет пророка, ибо злом зла нельзя уничтожить, и мир во зле долго не может пребывать. Тогда он снова слышит слова Господа, что зло не может не влечь за собою зла и что, следовательно, халдейцы в свою очередь будут сильно наказаны за свою бесчеловечную жестокость к покоренным народам, но в конечном результате все же «праведный своею верою жив будет» (2: 4). Дабы земля наполнилась «познанием славы Господа, как воды наполняют море», «народы трудятся для огня и племена мучат себя напрасно» (2: 13-14). Успокоенный этим ответом, пророк в последней главе, весьма напоминающей псалом, выражает свое благоговение перед могуществом Бога, который не даст торжествовать злу над добром и спасет его народ от грозящей ему гибели [... ]. -Ф-АВВАКУМ Петрович, протопоп Юрьевца Поволжского. Род. в 1620 или 1621 в селе Григорове Нижегородской губ. Отец его, священник Петр, «прилежаше пития хмельнаго»; воспитанием детей занималась мать, Марья, женщина благочестивая, сумевшая передать детям свою религиозность. Вероятно, под ее влиянием в А. с юных лет замечается известное аскетическое настроение; ей он обязан до некоторой степени и своею книжностью. Земляками А. были патриарх Никон, Иван Неронов, Павел, епископ коломенский, Илларион, архиепископ рязанский - те лица, с которыми ему впоследствии суждено было встречаться на общественном поприще. Женившись на односельчанке, Настасье Марковне, А. на 21-м году был рукоположен в дьяконы, а в 1643 или 1644 поставлен в священники.

13

АВВАКУМ

Добросовестное, ревностное отношение к делу привлекло к нему многих из его духовных детей, но некоторых вооружило против него. Особенно характерны столкновения его с какими-то «начальниками» в селе Лопатицах, где он был попом: А. били, «до смерти задавили», в него стреляли и, наконец, выгнали его из села в 1646. После этого А. бежит в Москву, где находит покровительство у царского духовника Стефана Вонифатьева и у Ивана Неронова. Возвращается в Лопатицы, но в 1648 снова изгнан оттуда и появляется в Москве. Здесь он пробыл до 1652 и, вероятно, принимал деятельное участие в преобразовательных работах кружка Вонифатьева, в установлении единогласного наречного пения и во введении устной проповеди. Назначенный в 1652 протопопом в Юрьевец, А. пробыл в этом городе всего 8 недель: его проповеди и настойчивое проведение единогласия подняли против него местных жителей, и снова пришлось ему спасаться в Москву. Как раз около этого времени патриархом становится Никон, который вскоре расходится со своими прежними друзьями из кружка Вонифатьева. В 1653 выходит первая новоисправленная книга и издаются распоряжения против двуперстия и о сокращении числа земных поклонов за великопостной молитвой Ефрема Сирина. Против этих новшеств протестуют А. и костромской протопоп Даниил: они подают челобитную царю, и начинается открытая борьба членов ВонифатьеЕСКого кружка с Никоном. Несколько месяцев спустя А. был посажен в тюрьму при Андроньевом м-ре, а затем выслан в Тобольск. Через два года пришел указ об отправке его на Лену, а в 1656 его назначили в экспедицию Афанасия Пашкова в Даурию. Поход Пашкова сопряжен был со всевозможными лишениями; приходилось переносить холод и голод, подвергаться нападениям инородцев. Α., кроме того, не раз испытывал на себе гнев «озорника»-воеводы, который однажды избил его до потери сознания.

В 1662 по ходатайству московских друзей А. был возвращен из ссылки. Снова принимается он энергично проповедовать против «ереси Никоно-вой». В городах и селах, в церквах и на торжищах раздавалась его страстная речь и имела огромное влияние на народ. В 1664 он добрался до столицы и был принят боярами, врагами Никона, «яко ангел». Чрезвычайно милостиво отнесся к нему и царь Алексей Михайлович, приказавший поселить его в Кремле, на подворье Новодевичьего м-ря. «В походы,- рассказывает Α.,- мимо двора моего ходя, кланялся часто со мною низенько-таки, а сам говорит: благослови де меня и помолися о мне! И шапку в ину пору мурманку, снимаючи с головы, уронил, едучи верхом! А из кареты высунется бывало ко мне». Но пути А. и его покровителей были разные: они боролись лично против Никона - А. шел против никонова дела, его церковных преобразований, с которыми бояре убеждали его примириться. Для

А. компромисс был невозможен, колебание его могло быть только минутным. Ободренный своею фанатичною женою, он ревностно обличает «еретическую блудню». Во всех действиях старообрядческой общины он принимает в это время самое энергичное участие: он стоит во главе ее как один из самых смелых и талантливых борцов за правую, старую веру, как популярный проповедник, вполне понятный народу по своему языку, необыкновенно образному и реалистичному. До его ссылки вождем протеста был Неронов, но он ослабел, боясь быть под клятвою вселенских патриархов. Хотя старообрядцы и любили Неронова, авторитет его среди них был уже подорван. Кроме Α., не было никого, кто мог бы занять место Неронова. Это время может считаться самой горячей порой деятельности А. Пользуясь большой свободой, он действовал и словом и писаниями: где можно, он вступает в споры с «никонианами», пишет против них обличительные послания, подает царю челобитные об отмене «еретических» новшеств. Царь и бояре сильно смущались «огнепальной» ревностью А. «Не любо им стало,- замечает Α.,- как опять я стал говорить. Любо им, как молчу, да мне так не сошлось». Высшие духовные власти, видя сильный успех пропаганды Α., решили принять меры против него и просили государя о его высылке, так как он «церкви запустошил». В августе 1664 А. был отправлен в ссылку в Пустозерск, но до этого острога он не доехал и более года прожил на Мезени, продолжая свою противоникониан-скую пропаганду. В 1666 он был привезен в Москву на суд вселенских патриархов. Расстриженный и преданный анафеме, вместе со своими единомышленниками - романовским попом Лазарем, диаконом Федором и иноком Епифанием, он в следующем году был отправлен в Пустозерск, где вскоре по прибытии был заключен в «земляную тьрьму». Несмотря на тягостные условия жизни в Пустозерске, А. продолжал свою борьбу за старую веру: из этого отдаленного уголка на всю Россию раздавалась его страстная, могучая речь. То обращался он к властям с увещанием обратиться к старой вере, то писал к своим единомышленникам, ободряя их, возбуждая их фанатизм, призывая к страданиям за истинную веру, наставляя их, как устроить свою жизнь, разрешая различные их недоумения. Так продолжалось до 14 апреля 1681, когда он, за «великие на царский дом хулы», был сожжен вместе с Лазарем, Федором и Епифанием.

Сочинения Α., число которых доходит до 60, можно распределить, помимо его автобиографии, на три разряда: 1) истолковательные беседы, 2) челобитные и 3) полемические и поучительные послания к отдельным лицам или к группам почитателей. Автобиография А. весьма любопытна: она написана как житие святого, «да незабвению предано будет дело Божие». Она должна подтвердить, что дело А. есть дело Божие - а это лучше всего доказывается чудесными знамения-

14

в

m

АВГУСТА

В!

ми. Отсюда множество сообщений о чудесах, бывших с Α., и общий их смысл - освящение свыше мнений и деяний Α.: Бог наказывает врагов старой веры и -помогает верным ее исповедникам. При всех житийных прикрасах, к которым нужно отнести и неопределенность в обозначении лиц, места и времени, «Житие» А. представляет весьма значительную ценность как исторический источник, характеризуя как и самого Α., так и московское общество середины 17 в. в его отношении к никоновым преобразованиям. Уже в «Житии» А. проявляется его замечательный реализм, который еще ярче в его истол-ковательных беседах на Св. Писание. Прямо поразительно уменье А. применяться к пониманию своей паствы, и если иногда его выражения и образы грубы, то подобная грубость вполне соответствовала уровню духовного развития людей, к которым он обращался (для примера приведем сравнение Адама и Евы после грехопадения с пьяницами). Челобитные А. подавались царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу, которых он пытается склонить на сторону поклонников старины: А. сперва как бы дружески уговаривает царей, а затем выступает с резким обличением. Что касается его посланий к последователям, то, независимо от фактического материала - наставлений об устроении жизни старообрядческой общины, об отношениях с никонианами, о разных обрядовых тонкостях,- они имеют особенно важное значение по выражаемому в них настроению: А. не знает в деле веры никаких уступок и подобную же огнепалъную ревность стремится возбудить и в своих единомышленниках. Он зовет их на страдания, которые рисует поэтическими чертами: «А в огне том здесь небольшое время терпеть,- аки оком мигнуть, так и душа выскочит. Боишься пещи той? Дерзай, плюнь на нее, не бойся! До пещи той страх; а егда в нее вошел, тогда и забыл вся. Егда же загорится, а ты увидишь Христа и ангельския силы с Ним, емлют душу ту от телес, да и приносят ко Христу: а Он-Надежа благословляет и силу ей дает божественную, не уже к тому бывает, но яко восперенна, туды же со ангелы летает, равно яко птичка попархивает,- рада, из темница-той вылетела». Такие картины сильно действовали на воображение последователей Α.: они смело шли на страдания, и некоторые из них явились первыми проповедниками самосожжения.

См. Субботин, Материалы для истории раскола за первое время его существования, М., 1875-1890, 9 тт. (особенно важны тт, I, 5, 6 и 8); Мякотин, Протопоп Α., СПб., 1893; Бороздин, Протопоп А-, 2-е изд., СПб., 1900 (полная библиография) ; Смирнов, Шгутренние вопросы в расколе 17 в., СПб., 1899. А.К. Бороздин.

АВГАРЬ, имя властителей осроенского царства в Эдессе, которое было основано в 137 до Р.Хр. и уничтожилось при Каракалле, в 216 по Р.Хр. Известнейший из властителей - 15-й, по прозвищу Уккама, т.е. черный, царствовал с 13 по 50

по Р.Хр. Его имя приобрело знаменитость в 4 в., когда Евсевий Кесарийский в Эдессинском архиве нашел сирийский документ, свидетельствующий о переписке его с Иисусом Христом. Этот рассказ с различными прибавлениями появляется в Сирийской рукописи «Doctrina Addaeb (наце-чатанной Георгом Филипсом, L., 1876) и в различных греческих переделках. По Евсевию, Α., пораженный тяжкою болезнью, просит о помощи Христа, признавая его Богом или Сыном Божи-им, предлагая Ему свою резиденцию для Слова Божия, и что Иисус Христос, отклоняя предложение тем, что Его Божественная миссия связывает Его с Иерусалимом, обещает, по воскресении Своем, послать к нему одного из учеников, который его и исцелит. По воскресении Христовом, продолжает Евсевий, апостол Фома послал в Эдессу Фаддея, одного из 70 учеников, который исцелил царя и распространил там христианство. Этот рассказ находится в теснейшей связи с посылкою Спасителем своего нерукотворного образа в Эдессу. С этого образа списывались с 4 в. многие копии (Авгарские образа), находя большое распространение.

^-АВГУСТА Ян < 1500-1572), один из виднейших

представителей Общины чешских братьев. Сын мастера-шляпочника, А. не получил систематического образования, но был очень начитан и знал по-латыни. Под влиянием живого религиозного чувства и духа времени он не удовлетворялся половинчатым официальным гуситством - ут-раквизмом и после разных исканий примкнул к Общине чешских братьев (1524). Став братским священником (1531), А. сблизился с теми в среде Общины, кто не удовлетворялся ее скромным характером и желал преобразования ее в большую национально-чешскую церковь. В 1532 А. был избран в состав управлявшего Общиной Тесного совета и посвящен в епископы, после чего перенес свое местопребывание в Лито-мышль, свободный от старых традиций. Ход лютеранской Реформации в Германии, проникавшей уже в Чехию и Моравию, служил побуждением и образцом для задуманного А. дела. Подражая лютеранам, он составил исповедание веры Общины и вместе с другими ее представителями - из рядов шляхты - представил ее в 1535 чешскому королю Фердинанду I, рассчитывая на то, что Общине удастся выйти из положения секты, запрещенной по эдикту короля Владислава (1509), принятому и чешским, и моравским сеймами. Это исповедание, неблагоприятно встреченное Фердинандом, было представляемо ему еще два раза и отправлено некоторым протестантским князьям Германии, и затем обращена к императору Карлу V просьба о признании Общины. Стремясь заинтересовать Общиной выдающихся реформаторов своего времени, А. два раза (1536 и 1541) посетил Лютера в Виттенберге, отправлял (1540) посольство к Кальвину и Буцеру, поддерживал переписку е ними, слышал от них одобрение и получил предложение присо-

15

АВГУСТИН

единиться к начатому ими делу. Это предложение противоречило и высокому мнению А. об Общине как лучшем выражении своей чешской, гуситской реформации, и планам дать Общине руководящую роль в церковной чешской жизни. В лютеранстве А. осуждал недостаточное внимание к практической морали, преувеличенное подчеркивание начала спасающей веры. Общину А. побуждал к более открытой и широкой деятельности, подчеркивая ее отличия от господствующего утраквизма, изобличаемого им и печатно в скрытом католическом духе и нарушении заветов Гуса.

Эта полемика, равно как и торжественные публичные выступления Общины (например, синод 1540 в Млада-Болеславе) раздражали официальных представителей утраквизма - консисторию и администратора; они добились от Фердинанда приказа о привлечении А. к суду. Только отъезд к Лютеру помог А. благополучно выйти из этого дела. На синоде в 1546 в Млада-Болеславе консервативная группа обрушилась на А. и его единомышленников с горячими упреками в отступлении от традиций - и Α., как и старший епископ, «судья», брат Я. Рог, покаялись в своем грехе. А. стал усердно проявлять свое уважение к заветам брата Лукаша, который организовал Общину, стараясь примирить радикализм учения Хельчицкого с требованиями практической жизни. Но эта перемена едва ли была искренней. А. не только ранее знал, но и одобрял то, что произошло в Чехии в 1547, когда чешские земские чины, прогрессивные утраквисты (скрытые лютеране), а еще более - члены Общины подняли восстание против Фердинанда I, чтобы помочь немецким лютеранам в их войне (Шмалькаль-денской) против Карла V и добиться специально чешских целей - признания прав лютеранства и Общины, освобождения от необходимости укрываться под плащом официального старо-утрак-визма и восстановления прав сословного сейма, сильно сокращенных склонным к абсолютизму Фердинандом. Восстание окончилось неудачно. Гнев короля постиг почти исключительно членов Общины. Лютеране снова укрылись за старый утраквизм, но королевский мандат подтвердил воспрещение Общины по эдикту 1509. Многие братья эмигрировали в Пруссию и Великую Польшу; братское духовенство и прежде всего его глава, епископ (теперь, после смерти Я. Рога, «судья») А. должны были скрываться. В 1548 А. был схвачен, подвергнут пыткам, а потом посажен в подземелье королевского замка Кршивок-лата, где и пробыл 16 лет в самой ужасной обстановке. До 1553 Α., благодаря подкупу стражи его друзьями-покровителями, еще мог в тюрьме читать и писать, даже сноситься с внешним миром. Его положение, ухудшившееся вследствие раскрытия этих сношений, с 1555 несколько улучшилось, а около 1560 А. блеснула надежда на освобождение благодаря ходатайству за него жены эрцгерцога Фердинанда Филиппи

ны Вельзер, которая иногда проживала в Крпга-воклате.

В Общине произошли между тем большие перемены. Строгость эдикта 1547 постепенно перестала чувствоваться в жизни; Община собрала свои силы в Чехии и особенно развила их в Моравии, куда переместился и центр ее уже потому, что эдикт 1547 здесь не применялся ввиду неучастия Моравии в восстании и большей силы здесь земских чинов, чем в Чехии. Община с горечью вспоминала о направлении и результатах деятельности своего епископа, этого «орла среди голубей», хотя и жалела. Беспокойный дух А. сказывался и в заключении: он хотел по-прежнему руководить Общиной и не разрешал ей приступить к избранию новых епископов, тем более необходимому, что последний из них, Мах, умер в 1551; А. разразился гневом и угрозами, когда узнал о состоявшихся все-таки выборах. Он мечтал притом о новых реформах в Общине и составлял книгу «Summovnik» - изложение братского вероучения в понимании самого Α., не без лютеранских элементов, с тем чтобы главами из нее заменить евангельские чтения при богослужении; слагал церковные песни в том же духе. Протест Общины не остановил этой работы. Сломленный духом, А. согласился отречься от Общины, лишь бы выйти на свободу. После неудачи иезуитов обратить его в католичество последовало присоединение А. к утраквизму (1561), что, впрочем, не было принято консисторией из-за сделанных А. оговорок и повело к отлучению А. Общиной. Новые переговоры с А. (1563) закончились отвозом его в Кршивоклат, и только в 1565 он был отпущен на свободу с обязательством отказа от публичной проповеди. Со смущением принятый Общиной в Млада-Болеславе, Α., соскучившись по деятельности и власти, начал столь энергично проповедовать, освящать братские храмы, рукополагать священников, что уже в 1567 ему грозило привлечение к суду. Примирившись между тем с Общиной и восстановленный в звании епископа-судьи, А. стал проявлять много старческих капризов и суетности, хлопотал о признании своего «Sum-movnik»'a, начал сноситься с утраквистами о присоединении к ним Общины, разъезжал по братским общинам Чехии, Моравии и Польши, заботясь о блеске своих выступлений и о доходах. В 1571 он был лишен звания епископа-судьи и через несколько месяцев умер, оставив по себе до 20 сочинений, написанных на хорошем чешском языке, но не выдающихся по содержанию - вероисповедной полемике. Широкие планы А. разбились в общих условиях чешской и западноевропейской жизни 16 в. Н.в. Ястребов. -Ф-АВГУСТИН (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430), величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада. Гениальным своеобразием бесконечно богатой внутренними дарами индивидуальности, всеобъемлющим содержанием учения, необычайною энер-

16

АВГУСТИН

гиею творчества и деятельности он оказал громадное влияние на все дальнейшее развитие христианского просвещения. Сила его воздействия обнаруживается в средневековом католичестве и в протестантизме, а также в свободных (еретических и вневероисповедных) направлениях религиозной мысли в давнем прошлом и в новые времена. Он был вдохновителем многочисленных и разнообразных идей и течений в области богословия и философии, научной методологии, этических взглядов и благочестивых чувствований, церковного устройства и мирской дисциплины, в жизни общества и личности на пространстве долгого ряда веков. Ввиду невозможности в сжатом очерке дать полную характеристику сложной духовной природы знаменитого мыслителя, одного из первейших среди идейных вождей человечества, воодушевленного бойца за правоверие, одного из плодовитейших писателей мировой литературы (93 труда в 232 книгах), здесь предлагается опыт определения лишь основных стихий духа А. Своею психическою фигурою А. являет дуалистическое сочетание в одной личности противоположных начал: с одной стороны - горячего ощущения радости жизни и сильных порывов мирских страстей, с другой - высшего напряжения спиритуализма, отречения от себя и от мира; непосредственности в переживании - и глубины самоанализа, пристрастия к рефлексии; бурных стремлений и жажды покоя. В нем параллельно текут с могучею силою и процесс мысли (теоретическое начало) и процесс воли (практическое начало), познания и осуществления. Оба потока долго соперничали в его душе за преобладание, пока победа не стала склоняться в сторону второго, не успев, однако, привести к объединенному результату. Потому рассмотрение идей А. удобнее вложить в рамки генетического построения (проследить перемены), чем систематического обзора в одной плоскости (констатировать конечный пункт). Крупный теоретик, А. не был, однако, замкнутым в себе созерцателем. Как жить? За достижение этой реальной цели бился его дух над открытием / идеальной тайны - где истина? Догматическая спекуляция подчинялась этическому императиву. Искание правды (veritas) служило нахождению счастья (vita beata - блаженство). Из сложности (субъективности) последней задачи вытекала многосмысленность сменявших друг друга различных ответов на первую (формул объективной истины), перекрещивание разнородных нитей, столкновение контрастов в религиозных доктринах и нравственных настроениях. Такая особенность (непримиренность противоречий) обусловливает трудность при изучении А. добиться законченных синтетических выводов и точных оценок. Но это не ослабляет обаяния его личности. Глубина, с какою захвачен дух автора вечными, великими загадками бытия, искреннее потрясение его души переживаемыми ударами и озарениями, драматическая сила борьбы с внут

ренними сомнениями и внешними соблазнами, трогательность проникновенного лиризма, а рядом пламенность любви и ненависти, живое чувство природы и тонкое знание человеческого сердца, разносторонность потребностей, художественность концепций и яркость изобразительного языка,- все это приковывает к образу А. идеалистов всех веков как к драгоценному истолкователю высших истин, учителю и пророку, или просто близкому другу либо сотруднику и соратнику в великой страде человечества против мрака и зла. Это многоцветный, дорогой камень в диадеме человеческого гения.

1) Жизнь и развитие А. до обращения в христианство: фаза внутренних борений (354-386). Главным источником для изучения жизни А. являются его сочинения. Особенно важные автобиографические данные заключаются в «Исповеди» (Соп-fessiones) и в «ретроспективном» взгляде на собственную писательскую деятельность, который брошен был самим автором на закате дней (Retractationes) ; но ценны также и письма, предисловия и экскурсы в свое прошлое, какие встречаются в различных других трактатах. Пользоваться личными рассказами автора, сообщенными разновременно, с неодинаковых углов зрения, правда, нелегко: в них переплетаются достоверные воспоминания с многослойными надбавками фантазии и чувства и тенденциозными перетолкованиями с высоты позднейших взглядов. Но при внимательном проверочном сравнении самосвидетельств между собою, с показаниями других и однородными памятниками эпохи можно начертить магистральную линию развития А. Ученик Α.- Поссидий составил его биографию (см. в изданиях Α.). У Орозия, Про-спера Аквитанского и др. хроникеров его времени отыскиваются еще дополнительные сведения. Подробная сводка биографического материала дана: Tillemont, «Mémoires pour servir à l'histoire éccles.» (T. 13, 1732) и за ним в издании бенедиктинцев св. Мавра (перепечатано: Migne, PL, т. 32).

А. родился в африканском городке Тагаст (провинция Numidia Proconsularis, ныне Сук-Ах-рас, Алжир) 13 ноября 354 в семье муниципального гражданина среднего достатка. Отец, Патриций, остававшийся язычником, стремился подготовить сына к выгодной карьере. Мать, Моника, просвещенная и благородная женщина, была уже христианкой и болела душой о религиозном спасении его. Пока был жив отец, влияние ее сказывалось, впрочем, незаметно. Она старалась вселить в душу мальчика образ Бога, но отлагала мысль о крещении до той поры, когда улягутся страсти и ум созреет для богооткровения, пока довольствуясь причислением его к «катехуме-нам» (оглашенным). Авторитет Моники будет расти по мере того как она сама - превращаться в ревнительницу новой веры, а он - отрешаться от «заблуждений молодости». А. отличался заме-

2 Христианство

17

АВГУСТИН

чательными способностями (puer magnae spei). Он печалуется, что низкие прихоти подрывали развитие любознательности, бросали тело и душу в грубые крайности; но тут позднейшая аскетическая суровость преувеличивает плотские влечения юности. В основе его личности лежал не бурный «африканский» темперамент, а даровитая и подвижная натура, чуткая к интересам ума, но и приверженная к наслаждениям чувств. Учился А. в родном городе, потом в соседней Мадауре; высший курс прошел в Карфагене, где превосходно освоился с установившейся в римских школах системой риторического образования (artes liberales). Он приобрел большие знания в классической литературе, отчасти в праве и философии, выработал вкус и стиль, достиг изрядной выправки мышления. «Столичные» нравы многолюдного, испорченного города отвлекали его иногда от серьезной работы приманками легкого порока. Зрелища и кутежи, которым он предавался с веселыми сверстниками, гнетут его и в воспоминаниях. Но вложенный в душу божественный огонь побеждал дьявольские наваждения. Идеалистические мотивы властно выступают вперед и образуют центр его личности. Облагораживаются и эгоистические влечения: беспечное прожигание сил сменяется мечтами о литературной славе. Беспорядочные любовные похождения обуздываются верною привязанностью к одной женщине, которая и его преданно любила. Хотя эта постоянная супружеская связь (моногамический конкубинат) не была закреплена законом и религией, но она дала ему квазисемейную обстановку и обуздала разгул (370). В нем раскрылась все захватывающая жажда истины, около искания которой централизуются лучшие силы его духа («О Истина, Истина! из самой глубины души своей, уже тогда я вздыхал по Тебе», «Исповедь» 3, 6, 10). Пробуждена она была чтением (на 19-м году жизни) горячей проповеди занятий философией, которая содержалась в исчезнувшем сочинении Цицерона «Гортензий». Вообще вдохновенный пропагандист эллинской мысли в римском обществе оказал глубокое влияние на духовный склад молодости А. Он уверовал в науку, гордился больше всего своей образованностью, рвался вперед к счастью знания (следуя цицероновскому убеждению, что таков единый источник блага; «una essemus, beati cognitione naturae et scientiae» ["едины, обретшие блаженство в познании природы и науки"], De trin. 14, 9, 12).

Период учения А. сменился годами учительства (с 374). Он преподавал грамматику в Тагаете, потом риторику в Карфагене, и профессорство одушевлялось у него пафосом служения научной истине, в чистом горне которого растаяли суетные пристрастия и низкие вожделения («Мне вдруг опротивели все пустые надежды: бессмертной мудрости желал я в своем невероятном сердечном смятении», «Исповедь» 3, 4, 7). Тут-то и заложен был в сознании А. фундамент тесного

сродства с античною культурою, которое до конца жизни останется ему присуще несмотря на осуждение ее совестью позднейшего христианского учителя. А. жил в общении с учениками и тесном содружестве с единомышленниками (Ро-манианом, Алипием, Небридием), поклонниками разума, сподвижниками в умственных исканиях. Напряжение труда и тревоги познания смягчались сердечным взаимным доброжелательством членов кружка близких людей. Прежние развлечения, попойки, покупная любовь, скандалы и грубые спектакли в цирке заменились изящными умственными занятиями, поэтическими состязаниями в литературных салонах, трагедией и драмой в серьезном театре. Научная работа в области философии, астрономии, космологии сочеталась с увлечением искусством. Отзвуком «эстетического» настроения той поры является погибшее первое сочинение Α.- «De pulchro et apto», в котором автор развивал свои взгляды на красоту (прекрасно то, что находится в гармонии с мировым порядком). Душевное равновесие, как будто приобретенное А. благодаря открытию назначения жизни в научном искании, оказалось непрочно. В его совести выдвигался всеопределяющий вопрос о религиозном просвещении духа: миропознание приводило к обостренной потребности богопознания. Вечное блаженство уже ощущалось целью индивидуального бытия, и незнание пути к нему наполняло душу тяжким страданием. «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не упокоится в Тебе» («Исповедь» 1, 1, 1): такая формула смысла жизни вызывала уже тогда мистическое волнение, и в А. начиналось трудное шествие через ряд кризисов к тихой пристани христианского правоверия. Очень естественно, почему Α., цицерони-анец-философ, проникшись религиозною жаждой, примкнул к манихейству. Это учение, принявшее форму мировой религии, увлекало человека научного склада обещанием победить тайну мира силами одного разума, предлагало величественную систему, которая заявляла притязание разрешить все роковые недоумения о Боге и судьбах человечества, о зле и спасении. Он пытался было прикоснуться к христианскому писанию, но оно показалось детским и грубым. А. искал мудрости, не авторитета, а эти книги «приказывали, а не убеждали» («Я убежден, что верить скорее следует поучающим, нежели повелевающим»). Достойной формой религии его философствующему уму рисовался лишь гносис (рационально построенное учение). А. с горячностью неофита отдался проповеди манихеев, углубился в чтение их книг, попутно предавался также астрологии и магии, практиковавшимся их учителями. Мятущееся сознание цепко хваталось за иллюзию счастья: А. 9 лет не мог освободиться от доктрины, ошибочность которой скоро начал чувствовать. Оставаясь «аудитором» (послушником) , он еще в Карфагене разочаровался в манихеях, когда убедился из бесед с прославленным

18

АВГУСТИН

их «профессором» Фаустом в несостоятельности религии, предлагавшей вместо мудрости невежество, смешивавшей с претензиями на высокую метафизику падкость к наивной теургии, неспособной отрешиться от материалистического понимания мира и Бога, примирить и оправдать безнадежный дуализм между добром и злом, дать воле закал от соблазнов разврата. Однако вполне расстался с манихеями А. лишь в Италии, куда переселился в 383, недовольный буйством карфагенского студенчества, может быть, ища более блестящей карьеры, но главным образом надеясь найти в Риме лучшие средства для удовлетворения собственной умственной жажды. За А. последовала мать, которой карфагенский епископ предсказал обращение сына.

В Риме философия эмансипировала дух А. от «суеверия». Манихейские лжеучения пали перед скептическим вопросом о «достоверности нашего знания». Через развитие А. проходит новая струя: он подчиняется взглядам философов так наз. новой (третьей) академии. Сомнение (dubi-iatio) стало на место умозрения (ratio), запутавшегося в легковерии (vana fides) и грубом мистицизме. На время он возрадовался перспективе познать хоть «вероятную» истину: ее одну скептики признавали посильной человеческому уму, которому недоступна истина безусловная. Успокоиться на сомнении такой дух, впрочем, не мог: оно очистило его от заблуждения, но не дало взамен никакой опоры. Трезвое здравомыслие научного скептицизма с конечным аккордом -«не знаю» скоро устрашило как мрачная про-пасть.Ужас неведения (desperatio) сменил короткий роздых светлого агностицизма. Следующий поворот жизни помог А. выйти из нового кризиса. Он недолго оставался в Риме: школьные нравы и там ему не понравились, и он, еще глубоко дороживший призванием учителя науки, воспользовался почетным предложением кафедры риторики в славившейся миланской школе. А. перебрался в Милан в 384. Здесь, по настоянию родных, он расстался с женщиной, которая долго была ему верной подругой, и помолвился с девушкой из видной семьи, но законный брак его не состоялся, и здесь именно ожидал А. решительный перелом: он произошел на 31-м и 32-м годах его жизни.

2) Милан и Кассициак: платонизм и крещение (386-388). В Милане А. углубился в изучение платонизма. Там же он сошелся со св. Амвросием, через которого теснее подошел к христианству. Трудно сказать, насколько он вчитывался в самые диалоги Платона. Больше всего он знакомился с доктриной в ее переработке неоплатониками. Он пользовался прежде всего латинскими переводами Викторина. Учение Платона дало ему желанный выход из жестокой болезни духа, и оно навсегда осталось одной из самых интимных, коренных основ его миросозерцания. Теоретически идеализм избавил А. от блужданий скепсиса, дал ему положитель

ный ответ на мучившие его роковые проблемы о смысле жизни; он же и практически указал ему путь морального очищения. О христианстве А. имел понятие с детства; теперь Амвросий научил его лучше всматриваться в его сущность. В частности окончательный удар манихейству нанесен был амвросиевым аллегорическим толкованием Ветхого Завета. То, что раньше казалось низвергнутым манихейской критикой, было теперь понято как система пророческих и преобразовательных символов пришествия Спасителя, и Ветхий Завет внутренне объединился с Новым. Христианство представлялось мысли А. созвучным с платонизмом, только что спасшим его от крушения. Вместе с книгами платоников А. стал изучать творения апостола Павла. Среди такого сочетания духовных влияний настал момент «обращения», т.е. созрело решение креститься. Реальная обстановка, в какой совершился великий акт, окутана туманом. В ранних сочинениях А. не говорит о нем прямо. В поздних воспоминаниях «Исповеди» ему придана окраска чудесного божественного вмешательства. Мысль рассказа («Исповедь» 8, 5, 12) такова: А. разумом готов был к принятию истинной религии, но ветхая природа, запятнанная грехом, нуждалась в обновляющей помощи свыше. В нем боролись две воли - старая, плотская, злая, и новая - духовная, добрая. Вторая не могла победить первую, и раздор между ними являлся источником невероятных терзаний, в которых сердце истекало кровью. Раз, когда А. распростертый в саду под смоковницей, тонул в потоках отчаянных слез, он услышал нежный детский голосок, напевавший необычайные слова: «возьми, читай!» (tolle, lege). А. почувствовал знамение Божие, открыл книгу апостола Павла и прочитал: «Облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа и попечение о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13, 14). Вера в благодатное действие Провидения дала силу побороть грех, и он, просветленный, радостный, решил войти в лоно истинной веры и Церкви, о чем сообщил Монике, которая в восторге восславила Бога. В рассказе нет психологической фальши. Трагическая натура А. должна была пережить окончательный перелом как бурный кризис, и вера в реальность видений не противоречила его взгляду. Но, вполне естественно, факт этот всплыл в воспоминаниях у него лишь позже. На деле, нужно думать, conversio [обращение] осуществилось постепенно при созвучном взаимодействии начал философски-идейного и мистически-религиозного. А. отказался от профессорского призвания, сославшись на болезнь, на самом же деле убедившись в суетности риторического просвещения, пылая желанием получить досуг, чтобы углубиться в философское познание и отдаться достойному мудреца бескорыстному созерцанию истины. Что раньше было особенно дорого, потеряло цену в свете открытой умом вечной правды и охвативших сердце высших религиозных интуиции.

2*

19

АВГУСТИН

Перед осенними каникулами 386 А. удалился на виллу друга своего Верекунда - Cassiciacuia, где провел несколько месяцев в чудной гармонии духа, общаясь с матерью, сыном-юношей Адеода-том (которого подарила ему покинутая подруга), братом Навигием, другом Алипием, любимыми учениками Тригетием и Лицентием и некоторыми другими. «Кассидиакская идиллия» была одним из счастливейших моментов жизни А. Тут в платонизме была достигнута кульминация того идейного увлечения, которое некогда вдохнул в А. Цицерон. Найдена настоящая, родная духу философия (vera, germana philosophia); для служения ей основано духовное братство, жизнь так устроена, что можно было все силы отдавать радостному долгу познания, идя по ясному пути и потому не испытывая мук неведения. Кассици-акское уединение не было суровым монашеским отказом от мира, а вдохновенным «тускулан-ским» бытом, полным деятельной работы для определения целей жизни. Вилла Верекунда оказалась очаровательным приютом среди живописного края, с комфортабельным домом, обширным парком, лугами и рощами. Отшельники любовались природой, наслаждались покоем и дружбой, занимались хозяйством, играми, поэзией (Вергилий изучался систематически, разбирались и собственные произведения), но главным образом философией, для которой А. всех и собрал сюда («in philosophiae gremium confugere», Contra Acad. 1,3), веруя, что она приведет в безопасную, сладостную гавань («philosophiae tutissimus iucundissknusque portus», ibid. 2, 1). Беседовали о высоких вопросах под сенью развесистого дерева, или в уютном зале терм, за трапезой (Symposion). Картина сливается с образом жизни античных искателей мудрости - Сократа, Платона, Цицерона, Сенеки. Настрой души держался возвышенный. А. объявил достойными познания лишь два объекта: Бога и душу. Философия не отделялась от религии. То была фаза наибольшего проникновения гения А. платонизмом. Важно отметить, что внесено было греческим идеализмом в его мировоззрение. Неоплатонизм внушил ему, говоря вообще, веру в возможность открыть высшую истину и указал путь к ней. От него научился А. понимать духовное, т.е. чистое бытие (истинную субстанцию) и стало быть познавать природу божества. В нем же он нашел средство примирить казавшееся неразрешимым противоречие между добром и злом, уразумел последнее не как самостоятельное начало (по-ма-нихейски), а лишь как отрицательную сторону добра (нет в мире чистого зла, есть лишь ослабление блага вследствие и по мере удаления от его первоисточника), а зло в человеке понял как уклонение свободной воли его от Бога (удаление от истинного бытия к бытию несовершенному, к небытию). Идеалистический монизм Платона вытеснил из ума А. манихейский материалистический дуализм. Та же Платонова философия показала ему связь между познанием и этиче

ским усовершенствованием (истиною и благом), нравственную чистоту как необходимое условие самого философствования (это - дохристианский источник его аскетизма: нравственный ригоризм и целомудрие мудреца). Платонизм же дал А. богатое обоснование одной из особенно мучивших его проблем о бессмертии души (вечность разума требует вечности и его носителя и седалища - души). Платонизм в идее «логоса», мудрости Божьей, всемирного разума, как бы посредника между Богом и человеком, вручил ему и могучий орган соединения (построил мост) между религиозной философией античного мира и христианской верой (платонизм, думал он тогда, тождествен с христианством). Наконец, из спасшего его учения он почерпнул руководящий принцип, что самопознание есть источник миро-познания и богопознания: отсюда и выработалась гносеология Α., «метафизика внутреннего опыта» (Виндельбанд), которая вывела его на твердый берег ведения из моря сомнений, убедила его в бытии мира (макрокосма) из факта бытия души человека (микрокосма), ее чувств, воли, но особенно мысли и ее достоверности, дала ему предварить декартовское «cogito, ergo sum».

А. понял, что даже в обыденной жизни, наряду с руководительством разума, требуется вера в опыт других; тем более открылась ему необходимость веры как источника религиозного познания тайн мира. Предстала власть Откровения (это -влияние христианских друзей). А. проникался уважением и перед авторитетом Церкви (это -уже католическое влияние Амвросия). Он узнал и образцы монашеского подвига (рассказы об Антонии египетском). Но А. не противополагал тогда враждебно веру знанию, религию - философии, хотел разумом найти доказательства идей, которые уже приняла, как истину, вера. Он еще убежден, что в разуме высшее благо человека. Он подходит к философствованию с молитвой, ищет помощи в христианских добродетелях веры, надежды и любви, но ждет именно от ума решения всех вопросов. Таков характер всех написанных в Cassiciacum замечательных произведений - «Contra Academicos» (обоснование истинной философии против скепсиса), «De vita beata» (истинное блаженство - в единении с Богом), «De ordine» (о познании разумом божественного порядка мира), «Soliloquia» (разговор души с разумом о богопознании и бессмертии) - и примыкающих к ним позднейших: «De immortalitate animae» и «De quantitate animae» (о нематериальности души). Над ними царит привлекательная струя гуманизма, духовной радости, веры в Бога, но и в науку, в красоту мира и достоинство человека. Это - философия прежде всего, хотя и религиозная, философия жизненная, богатая. Она направлена на согласование христианства с античной мыслью; но она проникнута убеждением, что возможно солидарное взаимодействие между наукой (платонизмом, который для А. не противоречит аристотелизму,

20

АВГУСТИН

стало быть, между всей высокой античностью) и религией (христианством). Мы чувствуем тут гармонически бодрый выход из фазы борений: античная философия привела к пониманию истинной веры - знаменательный символ единения двух великих культур. Разрыв предстоит лишь позже. Теперь же А. всецело погружен в философию: совет Амвросия читать пророка Исайю, чтобы сродниться с образом Христа, забыт. Может быть, апостол Павел один делил привилегию с мудрецами древности.

К Пасхе 387 А. принял крещение от Амвросия, вместе с Алипием и Адеодатом. Душа его растрогана и поднята торжественной красотой богослужения, пением гимнов, введенных Амвросием в христианский культ. Их звуки будут всегда волновать его сердце, а в сознании уже начертыва-ются линии католического символа веры. Смерть Моники в Риме заканчивает подготовительную эпоху в жизни А. Она спасла душу сына, и нет ей оолее дела на земле. Рассказ о последней беседе с матерью принадлежит к лучшим по лирической нежности местам в «Исповеди», и он ярко обнаруживает в А. выдающийся писательский талант. Мысль матери и сына в этом предсмертном свидании как бы отделяется от грешной, преходящей земли, уносится к созерцанию всесовершенного, вечного Бога, и человеческие чувства тонут в бесконечности сверхчувственного мира. Характеристика возвышенно-чистого образа матери составляет примиряющий финал автобиографической части «Исповеди». А. вступает в новую полосу жизни.

3) Α.- верующий и священник: дальнейшая христианизация его мысли (388-395). Против манихеев за идею единства мира. А. возвратился в Африку в 388 с Алипием и Адеодатом (который скоро скончался, оплаканный отцом, много ждавшим от его дарований). Он утвердился в Тагасте, где устроил общежитие для друзей. Они жили вместе «на кассициакский лад», и А. дальше вырабатывал систему религиозной философии. Сочинения этого периода (De moribus ecclesiae Catholicae et Manichaeorum, De genesi adv. Manien., De musica, artes liberales, De vera religione, De libero arbitrio etc.) развиваются из того же умственного настроения, как предыдущие, только постепенно больше окрашиваясь христианским цветом, почерпаемым из Св. Писания, в которое погружается его мысль. В 391 А. переехал в Гиппон, где основал первый «монастырь», что говорит об усилении в нем аскетической тенденции. Отречение от мира и умерщвление в себе мирских вожделений были внесены А. в западное христианство как руководящие принципы поведения: но собственный аскетизм А. отличается мягким, чисто отрицательным характером (см. Герье, «Августин», с. 75 и сл.). Там, уже известный ученостью и святостью, он, по настоянию общины, был посвящен в пресвитеры. Переход в духовное звание должен был выдвинуть

в А. теологические и клерикальные интересы. Но трансформация совершилась не сразу. Миропонимание Α., слагавшееся в эти годы, представит в «истории его души» промежуточное звено между платонизмом юности и католицизмом старости. Сначала (до 391) он продолжает оперировать разумом, раскрывая начала и концы того «самого истинного философского учения» (una verissima philosophiae disciplina), которое построили неоплатоники (Плотин, Порфирий, Ямвлих), суммируя правду, добытую всем античным идеализмом. Эта философия направлена к познанию не здешнего, чувственного мира, а другого, потустороннего, умопостигаемого (mundus intelligibilis), мира идей. Определяющей целью и высшим объектом познания является Бог. Он есть простое и полное бытие (ens simplicissimum), вечная, абсолютная, неизменная субстанция, всесовер-шенная истина, добро и красота. Он есть и безусловное единство и нераздельная Троица - Отец, Сын и Дух, как в платонизме триада - начало начал (πρώτον), верховный разум (νους), мировая душа (πνεΰμα). Согласно платонизму (больше, чем согласно восточному христианству) , в сочетании триединства монотеизм выдвигается у А. сильнее и чаще, чем триипостас-ность: Бог по существу - единое Лицо. Бог создал мир из ничего: Отец - первопричина творения, Сын - идеи и формы его. Дух - порядок мира. Так как мир создан по образу и подобию идей Божественного разума, то мир - добр и прекрасен, поскольку он отражает истинное (идейное, умопостигаемое) бытие. Это - метафизика интеллектуально-эстетического оптимизма, извлеченная из платонизма, как теодицея, оправдание Бога в вопросе о происхождении зла. Зла не существует. Есть только не полное добро, недостаток блага в несовершенном (сотворенном) бытии. Мир представляет лестницу созданий, расположенных Божественным разумом и волею в гармоническом порядке; каждый предмет имеет целесообразное место в общем плане мироздания (своим несовершенством, отрицательным, условным злом оттеняет лучшие состояния и особенно совершенное бытие, абсолютное благо). В материальных существах и предметах (inferiora bona [низшие блага]) отражается частица вечной духовной (божественной) красоты. Неодушевленные предметы и неразумные существа обладают в мире неподвижным положением, пребывают в силу порядка (ordo). Во главе здешнего мира (творения) стоят существа разумные (теоцентризм и антропоцентризм), приближение или удаление которых от Бога зависит от их воли («liberum arbitrium»: таков для них специальный порядок). Если они погружаются в чувственность, то отпадают от Бога, теряют бытие: так сделал диавол и, сам совершив грех, соблазнил и людей. Из состояния греха (этот образ постепенно выдвигается вперед в учении А.) и бедствия (miseria) падшие, огрубевшие могут выйти и достигнуть vita beata только соединившись с

АВГУСТИН

Богом; последнее же совершается в силу акта свободы: воля - их собственность. Есть два пути для такого шествия - путь разума (ratio) и путь авторитета. По первому пути шли древние философы и лучше всех Платон. А. считает его возможным, ибо мировой порядок указует на Бога и ведет к нему. Мыслящая душа, познавая внешний мир ступенеобразно, через познание в нем элементов высшего мира (mundus intelligi-bilis), восходит от ограниченной Veritas в вещах к полной Veritas как таковой. Посредником при восхождении является сама душа, которая есть существо из мира умопостигаемого, брошенное в мир чувственный. Самонаблюдение учит ум отвергаться от подчинения миру чувственному в познании и очищаться (se purgare, casütas) от грубых страстей его, чтобы интеллектуально и этически приблизиться к вечной истине. Такой процесс освобождения от греховности, движения к вечности находит завершение лишь в загробной жизни, объединяя ее с земною. Так совершается, по инициативе свободной воли, просвещение лучших людей светом умопостигаемого мира посредством действия в них отраженного в душе их Бога. Так открывается им свет высшей правды и мудрости («intima illuminatio lumine inteliigibili... deo intus pandente»). Эти построения в основе шли из неоплатонизма: последний так сросся с мировоззрением Α., что все его позднее христианство лишь надстраивалось над ним, и ему не удалось до конца раздавить этот фундамент, подпочву, твердое зерно. Нужно, однако, отметить, что уже со времени священничества A. via auctoritatis [путь авторитета ] стремится накрыть via rationis [путь разума]. Зачинается этот процесс даже в кассицнакских сочинениях, и чем дальше, тем больше в А. крепнет убеждение, что познание Бога возможно лишь при условии веры в Бога; последняя же дается актом Божьей помощи и указуется властью церковной. Наряду с познанием через разум (исследование) вырастает все могущественнее познание верою (откровение); наряду с рационализмом раскрывается мистицизм, исходя из неоплатонического экстаза и перерождаясь в христианское озарение.

В начале этой эпохи христианство у А. - больше настроение, чем мировоззрение. Потребность «благочестия» усиливается по мере сознания бессилия ума разрешить многие мучительные вопросы жизни. Душа ищет опоры и утешения. Чувствуется необходимость конкретного, личного Бога, который не только правит миром, но спасает индивидуального человека (платоновская отвлеченная идея уже не удовлетворяет). Поэтому выдвигается образ Христа как воплощенного Искупителя, которого А. не нашел в платонизме. Впрочем, «христология» до конца не стала центральным понятием в системе А. Восходит и поднимается также идея благодати (gratia) ; но от свободной воли (liberum arbitrium) он еще не отказывается. С другой стороны, реальная необходимость укрепления христианских элементов в

религии А. вызывалась практическими требованиями священнического сана, нуждами паствы и особенно обязанностью защиты христианства против манихейства. Последняя и составляет главное содержание его деятельности и писательства в годы пресвитерства. Характер жизни А. ломается: то он был мыслителем, искателем истины; теперь становится апологетом, обоснова-телем истины провозглашенной, борцом за готовое религиозное учение; но взывает он еще к совести, не к власти. Полемика против манихейства осуществлялась прежде всего еще при помощи умозрительных доводов античной философии. А. отстаивал единство мира (космоса) против манихейского дуализма. Единство становилось центром тяжести учения. В основу построения ставится, кроме платоновского принципа идеи, еще пифагорейский принцип числа. Общее в мысли всех людей - вечные и неизменные соотношения чисел. В них критерий не только субъективной, но и объективной истины. Число - общий закон Вселенной; премудрость Бога равна числу. Оно же не только истина, но и благо, и красота. Един - Бог, Творец всего в мире. Единство - неудержимая потребность воли; обладание единством есть общение с Богом, в познании Его - избавление от греха, т.е. раздвоения (зла) ; в единстве - идеальное состояние человечества. Но тут А. недостает рационалистических аргументов: ценность его первоначальной теории познания, в которой объединялись вера и разум, разрушается; в нем самом нарастает новое раздвоение, которое подорвет свободу, глубину и гармонию в перерождавшейся системе. А. обращается к авторитету Писания и к могуществу Церкви. Органом спасительного единства для человечества должна быть религия, которая может быть приемлема для всех людей и народов. Это - католичество: самая победоносность его повсеместного распространения гласит в пользу его истинности (consensus omnium). Средством поддержания единства должна быть власть имущая вселенская Церковь (папство, начало теократии). Сложность жизни подкашивает у А. чистоту идеи; смирение подавляет независимость духа; угроза готова занять место убеждения. С большой силой поднимается религиозная страсть - поставить человечество, вопреки ему, на путь спасения, открыть врата вечного царства. А. уже не столько зовет к подчинению жизни велениям познаваемой истины, сколько требует любви (Caritas) к Богу, дающему веру (fides) и благодать (gratia). Апостол Павел становится противником Платона и начинает торжествовать над ним. Предопределение (praedestinatio) победит свободную заслугу. Приоритет разума померкнет. Философия будет принесена в жертву на алтарь Христа. Путь религиозного спасения, доступный каждому через личный акт его воли, возвращающейся к Божеству при посредстве познающей мысли и чующего сердца, засоряется: скоро он уступит

22

АВГУСТИН

место идее искупления избранного меньшинства неисповедимым решением премудрости Божией. 4) А. - епископ (395-430): католическое богословие и борьба за правоверие. Епископ гшшонский (Hippo Regius) Валерий, оценив редкие достоинства Α., еще при жизни своей посвятил его себе в сотрудники (395). Он стал и его преемником, и в этом сане провел последние 35 лет жизни, которые составили конечную, «чисто христианскую» фазу в его долгом поприще. Прежде желанная гавань - философия - обманула надежды; но найдена новая незыблемая пристань - единая истинная вера, открытая нам единым истинным Богом (De morib. eccl. cathol. 74). Колоссальные усилия посвящаются выработке «католической теологии»; огромное напряжение деятельности отдается установлению «церковной власти» и «дисциплине верующих» - созданию трех устоев единой мировой религии, которая составит преддверие царства, «ему же не будет конца». Епископ второстепенного провинциального города становится первым отцом Церкви Запада, великим вождем и учителем догмы и благочестия, мистицизма и аскетизма, духовным столпом и властителем дум, чувств и воли, законодателем веры и нравственности, науки и политики на много веков вперед. А. больше не ищет, а приспособляет. Прекратился конфликт внутри его духа. Он думает, что нашел слово истины, и воюет только против врагов ее вне себя, в мире. Нельзя предполагать, что этот последний этап пройден спокойно и гладко. Пережито и здесь много бурь и мук. Верным зеркалом страшной цены, которой стоило «человеческому» духу А. «успокоение в Боге», является его «Исповедь», яркий документ величия и ничтожества, гениальности и беспомощности человеческой души, горящей от пламени мировой тайны. Она построена как гимн радости и благодарности Богу - спасителю и как вдохновенное поучение - пример «сочеловекам». Но сладостная песнь небу дышит отзвуками горькой печали земной. Гордостью полон спасенный, лишь когда смотрит на гибнущее человечество. Собственное же сознание этого гения и героя, отказавшегося от своего ума и от своей воли, пало ниц, раздавленное всемогуществом благодати. Разум капитулировал. Образ «идеи» поблек. Отречение и покорность - таково настроение. «Вера» спасет; надо «надеяться» на «милость» Божию, всю волю отдавать преданности Ему и «любви». Хвала, благодарение и молитва! В понятии о Боге стушевываются теоретические (космические) и идейные признаки (разума, мудрости), выступают эмоционально-этические мотивы. Троица характеризуется теперь предпочтительно аналогиями: любящий (Отец), любимый (Сын), любовь (Дух). Само понятие веры определяется как принятие недоказанного в подчинении авторитету «De utilitate credendi» [«О пользе веры»]. Таков поворот от свободного познания к смиренному повиновению. Осущест

вился он отчасти в силу дальнейшего развития идейных тенденций самой натуры Α., отчасти в силу психологической эволюции, связанной с впечатлениями жизни, отчасти вследствие практических требований пастырского служения. Во всяком случае, противоречия между убеждениями юности и верованиями старости обострялись контрастом в положении индивидуального искателя истины и члена сложившейся церковной иерархии. Вся деятельность А.-епископа слагалась в борьбе с донатистами из-за единства вселенского христианства, с пелагианами - из-за благодати, с язычниками - из-за града Божия. Ставился долг не только спасти себя, но и не дать погибнуть пасомым. Право власти пересилило право свободы, и все же разрешение проблемы об организации спасения оказалось парализовано суровой концепцией о благодати.

а) Борьба против донатистов: единство христианского общества и власть церкви (католичество). Донатизм был сектой, возникшей в Африке, отчасти даже объясняемой темпераментом населения страны и его сепаратистскими склонностями. Донатисты учили, что личное совершенство верующего, специально духовного лица есть необходимое условие спасения первого, благодатного действия второго (через посредство таинств). Если иерархия общей церкви впадает в порок и заблуждение, то ее акты не спасают, а губят. Отдельные общины, возвышающиеся до «святости», должны отторгнуться от испорченного целого, спасаться в единении с чистыми. К догматическому разноречию с господствующей церковью присоединялось в донатистах увлечение социальными реформами в духе всеобщего равенства: наиболее радикальные группы их, фанатики циркумцеллионы, прямо бросались в кровавые аграрные революции, подстрекая неимущих против имущих. До крайности доходили они и в религиозном настроении, не только погружаясь в огненный аскетизм, но и отдаваясь безумным порывам изуверства вплоть до самосожжения «святых». А. почувствовал не одну опасность раскола в церковном единстве, но и угрозу насильственного расстройства общественного порядка, погружения личности, лишенной поддержки авторитета и предания, в пучину дикой анархии. И он с несокрушимой энергией бросился в неустанную борьбу. Уже до него Оптат, также африканский епископ, начал полемику. А. высоко поднял настойчивость обличения и сделал из него важные выводы, религиозные и церковные. Учению донатистов о личной святости он уже здесь противопоставил теорию полной неспособности человека спастись без помощи божественного промысла; на взгляд их о возможности осуществить святость в местных общинах он возражал указанием, что нынешнее человечество полно злых и заблудших и совершенство есть только идеал будущего царства Божия. Готовность их рассыпаться на ячейки спасающихся во славу Божию усилиями тесных

23

АВГУСТИН

братств он опровергал грандиозно строгой доктриной о вселенской Церкви как единой носительнице правоверной традиции от апостолов. Только в ней осуществляется истинная религия; только в ней таинствами и иерархической преемственностью передается данная для искупления человеческого рода благодать; только в лоне ее всемирного тела находит участие в спасении ничтожная человеческая единица. Это - учение о церковном единстве человеческого общества как формы земного боговластия, параллельное идее единства вселенной как воплощения космического боговластия - в проповеди против манихеев. «Католическая» Церковь, как посредница между Богом и человечеством,- вот вывод из борьбы против донатистского притязания на самостоятельное достижение царства небесного местными общинами, претендующими на святость. Эта католическая Церковь для А. есть реально церковь римская с уже родившимся папством. Он один из первых догматических обоснователей ее власти, т.е. теократического идеала на почве развития теории о примате апостола Петра, положившего краеугольный камень для римской церкви - церкви мира. Среди напряжения борьбы с ослепленными врагами в практических воззрениях А. выработалось еще одно знаменательное правило, которому также суждено было приобрести широкое применение в истории католичества и папства. Сначала он был сторонником идейной борьбы с противниками (словом и пером, диспутами и посланиями). Но упорство донатистов, наряду с сознанием великой важности сохранения единства в христианстве, привело А. к признанию права и обязанности для Церкви пользоваться принудительной властью государства, чтобы заставить заблудших покориться и воссоединиться с правоверием («compeÛe intrare!»). Так получил санкцию одного из величайших умов человечества принцип насилия в делах веры. В гуманную, духовно проникновенную и благодатную натуру великого мыслителя влиянием жизненной борьбы, столкновением с политикой нетерпимого государства и подчинением уже материализовавшейся церкви ворвалась жесткая струя освящения силы. «Насилие противоречило собственному религиозному настроению Α.; но юридический, латинский элемент его системы восторжествовал над личными человеколюбивыми чувствами великого христианского мыслителя, и он волей-неволей стал апологетом церкви-государства против антицерковного и антигосударственного движения донатистов» (кн. Е. Трубецкой). Вечные отношения человека к Богу кристаллизуются в форме временной правовой категории - карательной власти.

б) Борьба против пелагианства: единоспасающая благодать. Еще более решительное значение для развития христианской догматики в сфере вопроса о спасении души и отношении человечества к Богу имела борьба А. с пелагианством. Спор А. с Пелагием сводился

к определению отношения божественной благодати к человеческой природе и свободе. Это -проблемы огромной важности в мировоззрении мыслителя, в самом существе религии и в бытии Церкви. В контроверзе с манихеями дело шло о единстве Вселенной, в полемике с донатистами -о единстве христианского общества, Церкви; здесь же ставится вопрос об объединяющей силе христианского боговластия, о начале, которое должно составлять закон тяготения, солнечный центр во всей мировой системе. Главный фактор спасения у Пелагия - свободная личность, воссоединяющаяся с Богом по независимому почину своей воли. Учение это грозило идее власти Божьей над человечеством в теории, грозило разрушением целостной организации его в практике жизни (ставился вопрос об абсолютном индивидуализме или абсолютной государственности). В страхе за крушение самодержавного единства богоправления А.-богослов, осуждая пелагианство, отказался от свободы воли, которую признавал А.-философ. Он вырвал из круга своих идей образ человека, ищущего правды и находящего спасение подвигом напряжения лучших свойств души, который был особенно мил его юношескому сердцу, вдохновленному платоновским идеализмом. В борьбе с пелагианством закалилось учение А. о благодати (gratia) и предопределении (praedestinatio), которое уже раньше стало затемнять его прежнюю веру в философию, разум и волю, а в конце концов низвергло их во прах. В сжатой схеме последнее слово А. формулируется так. Создал Бог человека праведным и с волей, свободной к добру и ко злу. Первые люди, Адам и Ева, могли не грешить (posse non рессаге), оставаться добрыми и не умереть, и всегда близка была им помощь Божия (adiutorium gratiae). Но прародители человечества злоупотребили свободою, согрешили, запятнали душу гордыней и себялюбием, а падшая душа заразила и тело похотью (concupiscentia carnis), и тогда последнее из слуги души превратилось в ее господина. Райское блаженство, в силу грехопадения, выродилось в состояние гибели, страдания и смерти по суду Божию (damnatio); Адам передал свою беду потомству; над человечеством тяготеет наследственный грех (originale pecca-tum). Воля его стала способна только на зло (поп posse поп рессаге): на грех наследственный нарастают грехи индивидуальные каждого, и каждый еще заражается грехами современников. Удел чад адамовых - быть во власти соблазнившего их диавола (massa perditionis facta est possesio per-ditoris). Зло не было создано Богом: оно явилось в прекрасный мир вследствие акта свободной воли исконно чистых, но падших ангелов, исконно невинной, но согрешившей первой четы людей. Милосердие Божие открыло людям путь спасения через искупающую силу воплощения, страдания и смерти Божественного Сына (Бог есть любовь). Здесь достигает апогея развитие христологии Α., насколько она имеет место в его

24

АВГУСТИН

учении. Жертва Христа сокрушила всевластие диавола над человеком. Исторический Христос -посредствующий путь к Богу (in quantum homo, in tantum mediator - постольку посредник, поскольку человек). Это - акт чистой божественной благодати (gratia gratis data), т.е. таинственного акта, в котором Бог сообщает Себя человеку (действия на ум и волю человека нераздельной Троицы, ибо Отец наставляет, чтобы мы пришли к Сыну и исполнились Духом любви). Она одна обусловливает искупление и прощение родовой вины (remissio peccatorum). Это уже не помощь (adiutorium), а единоспасающее орудие (как бы conditio sine qua non [необходимое условие] избавления). Оно необходимо и совершенно не зависит от воли и заслуг человека (gratia поп secundum mérita nostra datur). Но не на всех распространится оправдание благодатью (iusti-ficatio per gratiam). Бог по всеведению (praes-cientia) знал, что воспользуются дарами благодати (bénéficia gratiae) немногие, и предопределил назначенное к блаженству меньшинство (ргае-destinatio). Большинство остается преданным гибели, и не смеет человек спрашивать, почему Бог не пожелал открыть врата Царства Своего всему человечеству. Это - тайна высшей мудрости и справедливости Божества (inscrutabüia iudicia). Человеку остается покориться, в любви к Богу черпать веру (Caritas, fides cum dilectione) в Него, питать надежду на спасение (это и есть - fide iustificari: самая вера есть действие благодати) и славить Бога вовек. Формула отношения человеческой воли к благодати ярко выражена в знаменитой молитве Α., повторяющейся в «Соп-fessiones»: «Дай нам то, что Ты повелеваешь, и повелевай нам то, что Ты хочешь» (Da quod iubes et iube quod vis). Таков конечный догмат о спасении А. Он отступил от Платоновой презумпции открытого для всех искупления, которую принимал и Ориген, и от более мягкого своего взгляда на спасающее значение крещения и вообще единения с Церковью в таинствах. Учение А. имеет прецеденты. Корни его в паулшшз-ме; к нему подходили Тертуллиан и Киприан. Но никто до него не развил идеи в такой безжалостной последовательности так, что в ней тонули другие догматы, рушилась как бессильная, теряла ценность всякая работа человеческой личности, всякая организация человеческого общества. Свобода не примирена с благодатью (человек с Богом) во Христе, а в этом истинная природа христианского идеала: образ мирского закона (опять под влиянием римского авторитарного государственного гения) незаметно подавляет образ Бога любви.

в) Борьба против последних язычников: смысл жизни, человечества. «Civitas Dei». Деятельность А. после обращения была полна борьбы против сохранившейся силы язычества, коренного врага христианской веры. К концу его жизни она достигла высочайшего напряжения и широчайшего размаха. В

язычестве суммировалось все противоположное христианству. Между тем как в ереси (пелагианство) и расколе (донатизм), даже в такой религии, как манихейство, проявлялись лишь некоторые противные ему принципы. Поэтому именно против язычества направлено было самое всеобъемлющее сочинение Α., тогда как против первых он развивал поочередно только отдельные элементы своего учения. Полемика А. против язычества вскрывается и в письмах, и в проповедях, и в некоторых разновременных апологетических трактатах. Образованность, какую он получил от языческой школы, вручала ему знания (философскую эрудицию) и умения (диалектическое искусство), которыми он пользовался как сильными орудиями против паганизма же, раз мысль его подчинила идеи, первоначально воспринятые в других сочетаниях, новому религиозному идеалу. Но тут А. давал язычеству частные битвы. Общий же натиск был совершен знаменитым трудом «De civitate Deb («О Граде Божием»). Появление его (писалось между 412 и 426) было ближайше вызвано тем, что язычники обвиняли христиан в разгроме Рима готами Алариха (410). Вечный город будто бы пал вследствие отступничества его граждан от веры отцов. Крушение власти Рима, которой Вергилий предсказывал бесконечность, определялось как знамение гнева старых богов. Они создали величие Рима, а торжество христианства его погубило: так объясняло страшный удар языческое общественное мнение. А. ответил на эти нападки и на такое толкование монументальным опровержением всей концепции древних о мире и государстве, построив твердыню «града Божия» - первый грандиозный опыт универсальной теории о человечестве и его судьбах как единого, Богом управляемого целого. Знаменитое произведение составило основу религиозного и общественного самосознания культурного человечества на много веков вперед и заслуживает особого подробного рассмотрения (см. Град Божий ). Здесь указывается лишь центральная идея его и место в творчестве А. Выше обозначен внешний повод, фактически заставивший А. изложить теорию «Града Божия». Но внутренняя необходимость ее обоснования вытекала из потребности автора дать объединенный ответ на вопрос о смысле мира и целях человечества. Мир погрузился во зло, оттого царства земные поднимаются и падают в скоропреходящем множестве, мятутся и сталкиваются, взаимно разрушают друг друга - идут к уделу всего греховного, к смерти. Но выше их живет и развивается Богом предустав-ленное, чистое царство, в котором раскрывается благо и которое просуществует, все расширяя свое могущество, все объединяя человечество, избавляя его от бурь и страданий, до тех пор, пока существует мир, чтобы затем влиться в вечный покой Небесного царства всесовершенно-го Бога. Возникновение Града Божия и градов земных А. связывает с космическим процессом

a

АВГУСТИН

происхождения зла. Отпавшие от Бога ангелы дали начало царству зла, граду диавола. Грехопадение первых людей обусловило продолжение царства диавола на земле. Но Бог противопоставил этому временному делу зла вечный акт своего блага: Он растянул на землю великий план своего святого Царства, которое и есть основной мотив всемирной истории, начало, середина и конец ее процесса. Так Божье Царство выливается, как сила, творящая историю из космического начала вещей, процесса творения, выделяется как главная ось жизни мира, подчиняющая человечество Богу, но мир праведному человечеству. Развитие Града Божия на земле совершается в параллельном существовании и борьбе двух царств - злого и доброго, диаволова и Божия (призрачной свободы и благодати) - через всю историю человечества. Благодать Божия несет спасение через избранных людей и избранные народы, отделяя их от диких послушников диавольской власти, делая их сосудами, подготовляющими искупление. Она осуществляет искупление жертвою Сына Божия, создает спасительную организацию, вселенскую Церковь, которая и доведет избранных до вожделенной цели, Страшного Суда Господня, и земное царство Божье сольется с небесным, ему же не будет конца. Таким образом, «Civitas Deb представляет древнейшую в развитии мысли философию истории как мировой эволюции, объединяющей личности и племена в великое целое человеческого рода. А. видит источник истории в акте божественной воли Творца и объясняет принцип ее движения длительным актом божественного промысла (идея провиденциализма, религиозная телеология). Вся история есть непрерывное чудо божеского всемогущества над человеческим естеством. Наследственный грех (последствие злоупотребления первого человека свободою) побеждается божественной любовью (обновляющее действие благодати). В преемстве с делом Сына Божия на земле создается универсальная организация - католическая Церковь, которая осуществит здесь порядок Божеского града, соберет в его стены поколения избранных, попрет град диавола, сомкнет начало с концом. История развертывается как грандиозный процесс воспитания человеческого рода к спасению, очищение достойных, предопределенных от греха, раздробления, муки к праведности, единству, блаженству. Таков закон истории и таков в ней прогресс. Мудрые, верующие - да извлекут из него идеал и найдут указание на путь его достижения.

«Civitas Dei», было, так сказать, последним словом творческого гения А. В идее «Града Божьего» сходятся все нити его мышления. Труд этот - «единая божественная симфония», великий завет А. человечеству, толкование воли Бога, раскрытие смысла его слова, как и «Божественная комедия» Данте. Содержание его громадно: это энциклопедия религии. Уже один современник А. сказал о «Civitas Dei»: «Книга

твоя так жива и интересна, что не позволила мне предаться другим занятиям... Не знаю, чему более удивляться в ней, совершенству ли богословского знания, философской учености, обилию исторических сведений или достоинствам изложения, которое так увлекает малообразованных, что они не могут оторваться от книги, пока ее не кончат, а когда кончат, начинают перечитывать». В самом деле, «Civitas Deb заключает в себе неисчерпаемое содержание. Знакомство А. с античной философией и литературой («Civitas Deb дает обильный материал для определения связи А. с классической древностью), с Священной историей, особенно с ветхозаветной Библией (больше, чем с Евангелием), с человеческой историей и римским правом удивляет нас. Привлекают оригинальность многих руководящих мыслей, возвышенность настроения души и полет фантазии. Потрясает и волнует геройское усилие обнять мир идеей, подчинить ей волю и чувства людей, дать полное миросозерцание, начертать линию поведения. Но признать грандиозный опыт строительства великого храма гармоничным произведением всеобъемлющего духовного зодчества невозможно. Автор хотел одухотворить изображение судеб человечества, развивающегося под непрерывным действием промысла Божия от начала до конца, всеобновляющей струей светлого прогресса. Но суровость его учения о благодати, заключительным актом которой было образование христианства, сковывает движение истории иммобилизмом предписанного идеала, уже достигнутого, но доступного немногим. Стремление в вечное Царство Божие через высшее напряжение воли к духовному совершенству подсекается картиною неизбежных для массы вечных же и страшных адских мук, лишь слабо смягченной теорией возможного для людей частичного улучшения и переходного состояния чистилища. Роковая пропасть между свободой и благодатью осталась разверстою, и безбрежный образ Божьего Царства подавлен ограниченным понятием о земной церкви, густо окрашенным правовыми реминисценциями римского деспотического государства. Все главные основы не только теократического католичества и исторического папства, но даже воинствующей церкви, с отлучениями и инквизиционными лозунгами, преследованием совести и религиозными крестовыми походами, находят здесь свое начало, и страстно желанный покой последнего слова религиозной истины разрушается в непримиренном противоборстве грубых требований и постоянно меняющихся интересов преходящей жизни с возвышенным порывом к вечному идеалу.

5) Общие замечания об идеях и личности А. Влияние его в истории человеческой мысли. В предшествующих строках обнаружены лишь главные основы натуры и творчества А. и сделана попытка сопоставления только существеннейших элементов его учения. Но и в немногих данных сами собой

26

АВГУСТИН

вырисовываются, с одной стороны, богатство его гения, с другой - трагическая борьба в душе его сталкивавшихся стихий, с третьей же - крушение титанического усилия привести эту множественность к единству, греховную бурю разрушающих друг друга сил, несогласимые противоречия в ответах на тайну мироздания и назначения человечества - к вечному покою блаженной гармонии с Божеством. Было отмечено, что раздвоение между умом и волею в А. разрешилось победой последней; центр тяжести жизни его личности переместился из сферы интеллектуальной (познание) в моральную (религиозное поведение), но устойчивого равновесия не получилось. В А. до конца совмещалось несколько душ: мыслитель, ищущий высшей правды «с невероятным жаром сердца», жаждущий непосредственного общения с Богом мистик-аскет; плачущий за грехи ближних, добрый пастырь, учитель, утешитель и друг, духовник и ходатай, молящий о милосердии Отца Небесного, Бога любви, или грозный вождь власть имущей церкви, вооруженный мечом карающего Бога. Рядом с этим он стоит перед нами просто как бедная, заблудшая овца, распростертая на земле, юдоли зла и печали; наконец, в нем сияет первоклассная человеческая индивидуальность, человек в полном и высшем смысле слова, испытывающий подъем и гордость от высокого самочувствия, самопроизвольно строящий счастье на мощи своего гения, хотя и веруя сознательно, что этот гений есть незаслуженный Божий дар. Все это проявляется в А. не только в различные периоды жизни, но сосуществует в нем всегда. Профессор князь E.H. Трубецкой пытается, возражая протестантским историкам (Рейтеру, Гарнаку), показать, как в развивавшемся миросозерцании А. осуществлялось единство, в частности между учением его о благодати и о Церкви. Но это, кажется, не удается, и сам автор признает неизбежность противоречий в заключительном аккорде жизни А. В сознании А. сошлись все потоки раньше струившейся христианской мысли, но их воды не слились в нем в однородную, прозрачную влагу, и волны каждого попеременно выступают вперед, оттесняя другие или болезненно сталкиваясь с ними, смотря по тому, какое властное требование идеализации жизни выдвигалось на первый план. А. оказался не в силах примирить разум с верой, исследование с Откровением, свободу с провиденциальной необходимостью, подвиг и заслугу с даровою милостью Творца избранным творениям, преду становленность судьбы всего человечества с идеей воспитывающего града Божия и даже насилия над совестью. Острый конфликт между презрением к миру (аскетизмом) и господством над ним (теократией) коренится уже в его идеях. Непримиримая борьба между смирением беспомощности и героизмом совершенствования себя, людей и мира наполняет его дух и роднит со страдающим человечеством это сердце, так страстно стремив

шееся к слиянию с Богом в вечном блаженстве. Может быть, такая недостроенность или неодностильность есть роковая необходимость всякой индивидуальной системы, рассчитывающей на универсальную обязательность. Но эти диссонансы в созвучиях финала, долженствовавшего стать торжественным гимном победоносной религии -Церкви, не разрушают у А. гениальности частей великой симфонии и огромного значения ее мотивов в истории человеческого духа.

А. дал католичеству в основе все, что ему было нужно для дальнейшего самостоятельного развития догматики, этики, церковного строя и права, дисциплины. Но в нем остались живыми и более свободные от «вероисповедной» доктрины (Цер* ковь) «общехристианские» идеи, чувства и чаяния (Христовы заветы). Наконец, и еще более широкая база «религиозного начала» вообще (вера, богопознание) делает А. великим центром, узлом в истории мысли всех эпох и народов. Замкнув, как часто (но неверно) говорят, древность и открывая новый ряд веков самостоятельного христианского будущего, А. не отринул прошлого, принеся его (будто бы) в жертву будущему. Став обоснователем того, что (также неправильно, слишком расплывчато) именуют «средневековым миросозерцанием», т.е. системы жизни, объятой и подчиненной положительной религии католического христианства, он сам остался весь объят великими вдохновениями и преданиями античной культуры. И он действовал на потомство не только как христиан-богослов, князь Церкви, но и как философ-платоник и цицеронианец, как художник, поэт (вергилиа-нец), как устроитель классической школы для христианского общества (орган связи между двумя культурами), и как общечеловеческий миро-вед, вождь познания, истолкователь души. А. во всеобъемлющем содержании своего ума, в благородной широте и тонкости своей эмоциональной природы бесконечно шире, сильнее и выше того тесного, тяжелого купола, которым от задумал увенчать храм, строившийся им всю жизнь. Душа его лучше, чем конечные выводы его системы и чем он сам объясняет ее в«Исповеди». Свободное творчество его гения дает гораздо больше, чем диктует сознательная воля последних лет. Необходимо, заключая очерк, где всего больше приходилось говорить об идеях, указать еще, как много А. дает для питания «настроения». В нем развертывается очень сложная и богатая гамма чувствований - от голоса гнева и ненависти громящего неверных и отступников всесильного папы до кроткого призыва к братьям во Христе мягкого и нежного Франциска Ассизского, полного любви и надежды. Особенно замечательно, что несмотря на крайние выводы своего учения, безнадежные для человеческого разума и воли, в глубине своих сочинений (даже позднейших) А. как бы сохраняет веру в силу человеческой личности, стремящейся к истине и добру. Он любит человека и невольно зовет его

• АВГУСТИН

к работе во имя идеала, вдыхает надежду на успех. Даже в проникнутых суровым христианским фанатизмом страницах «Civitas Deb прорывается идея прогресса, достигаемого работою всего человечества, подымающего единицу (личность), объединяющего род (целое - humanuni genus [род человеческий]). Некоторые поклонники называют А. почти «современным человеком». Именно такою «человечностью», обнаруживающейся вопреки его идеям в помимовольной сфере его духа, а не учением, сближается А. с исканиями, настроениями, идеализмом и наших времен.

А. многогранен природою, многоцветен идеями. Такое богатство и обусловило продолжительность, силу и разнообразие его влияния. Еще при жизни его пелагианский и полупелагианский спор, а также вскоре после его смерти их продолжение и полемика о природе души и о таинствах, богословские вопросы вообще и развитие исторических концепций происходили под прямым воздействием его идей, в согласии или оппозиции с ними. Богословы римской и меровингской Галлии движутся по данным им толчкам. Можно указать Фауста из Риеца, Мамерта Клавдиана, Илария, Викентия Леринского, Фульгенция, историков Орозия и Проспера Аквитанского и др. Развитие одними идей А. и опровержение их другими постоянно освежало его доктрины, создавая обмен и колебание взглядов между ортодоксальным последованием его учения о благодати или известного смягчения его в сторону относительного признания человеческой свободы. Для разработки тем, волновавших умы, необходимо было во всяком случае непрерывное изучение сочинений А. С ними знакомятся епископы (напр., Аполлинарий Сидоний в Галлии), ими руководятся соборы духовенства. Они изучаются и в монастырях. Идеи А. проникают в теорию и практику религии и Церкви, в школьную науку, ими питается, насколько она поддерживается, философия. Цезарий Арльский ведет филиацию мысли А. дальше в глубь веков. В Италии папа Григорий Великий также развивает ее, ориентируя традицию в сторону интересов Церкви. Во время так наз. «Каролингского возрождения» влияние Α., очевидно, сказывается на многих лицах. Можно назвать Алкуина, особенно Гот-шалька и отчасти Иоанна Скота Эриугену. Его аргументами пользуются тогда богословы при обосновании взглядов во всех поднимавшихся контроверзах по христианской догме - о благодати, Троице, таинствах и т.п. Через всю схоластическую эпоху также проходит влияние Α., захватывая правоверных и свободомыслящих, всегда давая богатый материал и сильный источник вдохновения и всегда поддерживая и оживляя платоновскую идею, которая вовсе не была так забыта в пользу аристотелизма, как обыкновенно думают о средневековой философии. В таком смысле необходимо ставить в цепь воздействия августинизма Ансельма Кентерберийского и св.

Бернарда, но также Абеляра и Петра Ломбардского, затем Роджера Бэкона и Оккама, Фому Аквинского, Винцента из Бове и Бонавентуру. Им вдохновлялись и францисканцы, и доминиканцы. Через Данте А. переходит в литературу и философию позднейших веков. Итальянское Возрождение вдохновляется и увлекается им, начиная с Петрарки и Боккаччо, особенно же платоники 15 в. (Виссарион и др.). Сочинения А. затрагивают мысль Джордано Бруно и, с другой стороны, зажигают экстаз св. Терезы. Жизнь его идей переходит в эпоху Реформации, оплодотворяя дух Уиклифа и Гуса, Лютера и Кальвина. Августинова традиция является одной из могущественных стихий, под воздействием которых слагались различные направления богословия и философии 17 в. Янсений и его последователи, Сен-Сирен, школа Пор-Рояля, Арно и Паскаль, в другой связи - Декарт, Мальбранш и Лейбниц, и опять в другом порядке - Боссюэ и Фенелон в различных отношениях учились и творили под влиянием сочинений и взглядов А. Так поздний ученик античной философии и ранний авторитетный учитель христианской Церкви доживает, не теряя силы, до времен зарождения великих систем новой философии. Кроме Декарта и Лейбница, Спиноза находится во внутреннем соприкосновении с А. Его уже занимали вопросы, существенные для Канта; не чужд его и Шопенгауэр. Посмертная жизнь А. на земле, в умах религиозных и философских мыслителей, реформаторов и учителей нравственности протягивается с необычайной энергией до наших дней. «Правильнее всего не причислять А. к определенной группе или эпохе, но признать в нем одну из немногих индивидуальностей, из гения которых творят все времена, по идеям которых люди всегда направляются к решению вечных задач, стоящих выше времен» (Eucken).

Литература Сочинения А. перечислены им самим в хронологическом порядке в «Retractationes» [...]. Русский перевод профессоров Киевской духовной академии: Творения отцов и учителей церкви западной (Киев, 1901 и сл.). Самые ранние издания сочинений А. относятся к началу 16 в. (изд. Амербаха, Базель, 1506; изд. Д. Эразма, там же, 1528). Известнейшее из старых изданий, предпринятое «opera et studio monachorum ordinis SancÜ Benedict! e congregatione S. Mauri» (P., 1679-1700, 11 тт., потом несколько раз переиздавалось), до сих пор не потеряло цены. См. еще изд. Migne, P L (тт. 32-46). [...]

На русском языке - кн. E.H. Трубецкой, Миросозерцание блаженного А. Религиозно-общественный идеал западного христианства в 5 в., ч. I, M., 1892 (с указанием другой русской литературы об Α.); В.И. Герье, Блаженный Августин (Зодчие и подвижники Божьего Царства), ч. I, M., 1910.

ИМ. Гревс •Ф- АВГУСТИН, монах, потом аббат монастыря св. Григория в Риме. В 596 отправлен папою Григорием Великим в Англию для распространения в ней христианства; в 597, посвященный в епископы, начал свою деятельность в Кенте, поддержанный королем Эдельбертом и королевою Бер-

28

АВЕЛЬ

тою и при содействии франкской церкви. Назначенный в 601 митрополитом Кентерберийским, а с появлением митрополии в Йорке, заняв положение примаса Англии, А. по указаниям папы положил начало организации английской церкви. •Ф-АВГУСТИН (Алексей Васильевич Виног-радский) (1766-1819), духовный писатель и проповедник. Получил образование в Заиконос-пасской московской академии, в которой был позже ректором. В сане епископа Дмитровского А. управлял епархией за старостью митрополита Платона (Левшина). С 1818 Α.- архиепископ Московский и Коломенский. Из рукописных трудов А. сохраншшсь курсы богословия и толкования нескольких посланий апостольских. Из экзегетических его творений напечатана статья «О псалмах», вошедшая во второе издание сочинения митрополита Амвросия «Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета». «Сочинения» А. изданы в 1856 (СПб.): здесь помещено 15 слов, 12 речей, 2 молитвы и 2 наставления. Слова и речи А. отличаются живостью и картинностью, но не свободны от напыщенности и латинской конструкции.

См. И. Снегирев, Очерки жизни архиепископа Московского Α., Μ., 1848; Высокопреосвященный Λ., архиепископ Московский и Коломенский, М., 1895 (биография и три письма к разным лицам).

«Ф-АВГУСТЙНСКИЙ ОРДЕН (Ordo fratrum eremi-tarum S. Augustini), получил название от своего устава, ложно приписываемого блаженному Августину. Августин вел подобный монашескому образ жизни сначала со своими друзьями, а потом, уже епископом, с клириками и в своих сочинениях («De opère monachorum», впоследствии часто назывались «Regula S. Α.»; «De moribus clericorum»), в письмах [особенно 211 (109)] и речах (355 и 356) касался монашеской жизни. Из этих его сочинений, а частью и из других, приписываемых ему, создались три известных под его именем, но ему не принадлежащих устава. Наибольшее значение имел т.н. третий устав, воспринятый в 1216 Домиником и многими небольшими общинами итальянских ереми-тов, возникшими в 12-13 вв. (важнейшие - виль-гельмиты, бониты, бриктины, тосканские ереми-ты святейшей Троицы, fratres saccati). Большую их часть объединяло папство (Иннокентий IV, Александр IV), стремившееся, наряду с двумя Главными нищенствующими орденами францисканцев и доминиканцев, создать третий, более связанный с Римом и более ему покорный. Под влиянием пап на общих собраниях ордена (в 1287-1580) были выработаны его статуты, утвержденные затем папою Григорием XIII. Во главе ордена стоит избираемый общим собором на 6 (с 1865 - на 12) лет генерал, которому подчинены 4 избираемых тем же собором ассистента и генеральный секретарь. Провинции подчинены провинциалу с 4 дефиниторами и одним или многими визитаторами. Во главе каждого монастыря - приор и субприор. Члены ордена разде

ляются на священников, светских братьев и облатов. Покровительствуемый папскими привилегиями орден быстро распространился сначала в Италии, затем во Франции, Германии и Испании и в эпоху своего расцвета насчитывал 42 провинции, 2 викариата (Моравия и Индия) и около 2000 монастырей. С 14 в. начинается падение ордена, отчасти вызванное отступлением его от первоначальных идеалов, отчасти схизмою на Западе. Это влечет за собою первоначально появление внутри него отдельных, более строгих конгрегации, а затем образование особой конгрегации «босых августинцев», распространившейся в 16 в. в Испании (реколлекты), оттуда в Италии и Франции (Augustins deschaussés или Petits Peres). С эпохи Реформации в этой конгрегации достигли большого развития орден августинок («улучшенные августинки», реколлектины) и, главным образом в Испании, орден терциариев св. Августина. В Германии с 15 в. усилившееся вследствие обмирщения монастырей стремление к охране устава повело к образованию унии (позднее называемой конгрегацией) обсервантов (Андреас Пролес, И. Штаупиц), а выход из ордена Лютера и Реформация с последовавшими за нею секуляризациями, продолжавшимися и в 19 в. (не только в Германии), подорвали значение ордена. Августинцы наиболее известны своей ученой и преподавательской, менее - миссионерской деятельностью.

-Ф- АВДИЙ (евр. Овадия), один из 12 малых пророков; о жизни его ничего неизвестно; по-видимому, жил в эпоху вавилонского пленения. Книга к., состоящая из одной главы, содержит укоры, обращенные к идумеям, за их предательское поведение во время поражения Иудеи и взятия Иерусалима неприятелем (очевидно Навуходоносором) . Часть стихов книги А. представляет почти буквальное повторение из Иеремии (49: 7-22). Относительно этого совпадения среди библейских критиков преобладает мнение, что книга А. более позднего происхождения, чем книга Иеремии.

-Ф- АВЕЛИТЫ (лат. название Abelonii), имя одной малоизвестной североафриканской секты времен блаженного Августина, от которого («De haere-sibus») мы и знаем о ней. Когда Августин в 428 писал об Α., они уцелели только в одном поселке. Члены авелитской общины обязаны /5ыли все вступать в брак, но воздерживаться от плотского сожития. Каждая чета усыновляла мальчика и девочку, которых воспитывала и которым передавала по наследству состояние. Выросшие приемыши продолжали дело четы, их приютившей. Бедные люди охотно отдавали детей А. Ничего неизвестно ни о том, почему А. усвоили это название, ни о том, стояла ли их брачная этика в связи с какой-либо теорией. -Ф-АВЕЛЬ (евр. Гевель), второй сын Адама и Евы. По библейскому рассказу А. был пастухом, его старший брат Каин - земледельцем. Из зависти за то, что жертва А. была принята Богом более

29

АВЕЛЬ

благосклонно, нежели жертва Каина, последний убил своего брата (Быт. 4: 2-8). [...] В христианской литературе А. является олицетворением добра, в противоположность Каину, представителю зла. Для Амвросия Α.- прообраз язычников, принявших христианство; Каин - прообраз иудеев, братоубийственного народа. Иоанн Златоуст видит в А. прообраз Христа, ибо он, пастырь овец, принес в жертву агнца и претерпел насильственную смерть от руки брата.

АВЕЛЬ, монах-предсказатель. Род. в 1757. Крестьянского происхождения. За свои предсказания (дней и даже часов смерти Екатерины II и Павла I, нашествия французов и сожжения Москвы) многократно попадал в крепость и тюрьмы, а всего провел в заключении около 20 лет. По приказанию имп. Николая I Авель заточен был в Спасо-Ефимьевский м-рь, где и умер в 1841. В «Русской старине» за 1875 напечатаны выдержки из писем Α., из его «Жития» и «зело престрашных книг».

AVE MARIA (лат.), или ангельское приветствие (angelico salutatio), т.е. приветствие ангела Гавриила, сказанное им Пресвятой Деве,- так называется у католиков молитва к Богородице по ее начальным словам: «Богородице, Дево, радуйся, благодатная Мария (Ave Maria), Господь с Тобою». Как равносильная молитве «Отче наш», Ave Maria вошла в частое употребление с 11 в. Папа Урбан IV прибавил к ней заключительные слова: «Иисус Христос. Аминь». С 16 в. к ней стали прибавлять следующие заключительные слова, употребляемые поныне: «Пресвятая Мария, Матерь Божия, моли о нас грешных, ныне и в день нашей смерти. Аминь». Согласно предписанию папы Иоанна XXII, изд. в 1326, всякий католик должен читать эту молитву трижды в день: утром, в полдень и вечером, когда звон колоколов призывает его к молитве. Она читается по малым шарикам четок, называемым поэтому также Ave Maria, тогда как большие шарики посвящены «Отче наш». 150 раз прочитанная Ave Maria составляет Psalterium Mariae и имеет, по верованию католиков, большую молитвенную силу.

АВИЛА(А\п1а)Хуан , испанский проповедник (1500-1569). Более 40 лет проповедовал в Анда-лузии, за что получил название «апостола Анда-лузии». Из его сочинений особенным красноречием отличается «Epistolario espiritual» («Духовное послание», «Biblioteca de autores espanoles» в 13 тт.), а также его трактаты о самопознании, о молитве и т. п., написанные прозой. -Ф-АВИНЬОН (Avignon, лат. Avenio), город во Франции, на левом берегу Роны.,[•••] С 1309 по 1377 А. служил резиденцией пап, укрывавшихся здесь от самовластия римских баронов, под покровительством французских королей. Этот период авиньонского или «вавилонского» пленения церкви был крайне гибелен для падавшего и без того престижа папства. Оно попадает в полную почти зависимость от французских королей.

Нуждаясь в деньгах, оно прибегает к созданию «юбилеев» и к разным другим унижающим его достоинство приемам: к открытой симонии, совместительству церковных должностей, установлению аннатов, непотизму. Сильно понижается за это время умственный и моральный уровень всего духовенства; папство лишено крупных умственных сил и живет в изнеженности и роскоши. В Италии папы теряют авторитет; они должны прибегнуть к помощи кондотьеров, чтобы отвоевать обратно части Церковной области. Их ослаблением пользуются для осуществления своих притязаний немецкие курфюрсты, английский король, римская демократия (Кола-ди-Риенцо). Более выдающиеся папы этого периода - Климент VI и Иоанн XXII. После возвращения пап в Рим, в 30-летний период «Великого раскола», А. служил местопребыванием антипап (1378-1417). До Великой франц. революции А. оставался во владении св. Престола; в 1791 присоединен к Франции.

••- АВЙТ (Alcimus Ecdicius Avitus), епископ Вьен-нский (р. ок. 460 - ум. после 518), один из значительнейших борцов с арианством и видный представитель поздней латинской литературы Галлии. Происходя из знатной семьи, родственник императора Авита и Аполлинария Сидония, А. получил обычное для знати этой эпохи риторическое образование. Его учителем, вероятно, был восхваляемый М. Клавдианом вьеннский ритор Сапауд. Стиль его, наиболее темный в прозаических произведениях (письмах, гомилиях), отличается игрою слов, цветистостью, обильными архаизмами и реминисценциями античности. Но наряду с этим в своих поэмах он обнаруживает редкое в его время поэтическое дарование, и оно, вместе с условной, выражающейся между прочим в аскетических идеалах («De Virginitate», «О девственности») большей, чем у предшествовавшего поколения, религиозностью, саном епископа и знанием священной истории, позволило Гизо назвать его значительнейшим предшественником Мильтона. Произведения Α., частью сомнительные («Collatio») и не поддающиеся точной датировке, представляют ценный источник для понимания религиозного и политического строя эпохи. Следуя своим предкам, принимавшим после светских должностей сан епископа, А. наследовал своему отцу в сане епископа Вьенны. Его богословские интересы были невелики, почти всецело определяясь отношениями с арианами, а помимо этого сосредоточиваясь главным образом на вопросах культа и церковного права.

Его деятельность как епископа посвящена преимущественно борьбе «с расколовшими единство веры врагами Христа» - последователями «слепого вождя» Ария. Столп католической веры в Бургундии, он защищает от ариан католическую веру и пропагандирует ее письмами, часто превращающимися в трактаты, участием в диспутах, проповедями, личными беседами, особенно с ко-

30

——— АВРААМ

ролем Гундобадом, ве стесняясь иногда в средствах и не гнушаясь софистическими приемами. Благодаря его влиянию Гундобад соглашается на тайный переход в католичество и, не решаясь сам открыто порвать с арианством, не мешает «обратить в католическую веру» сына своего Сигиз-мунда, в правление которого А. пользуется преобладающим влиянием и в политике. Вместе с большинством своих коллег А. приветствует крещение Хлодвига, видя в этом действие божественного промысла и победу своей веры, и эти симпатии его к франкам играют роль в падении Бургундии, хотя он и оставался в стороне от собственно политических отношений, стремясь к установлению в Галлии примата Вьенны в противовес Арию и достигнув в этом большого успеха при папе Афанасии. Иерархический вопрос и значение А. в Галлии приводят к постоянным сношениям его с Римом, росту авторитета которого он всячески содействует. Готовый иногда теоретически признать примат епископа Иерусалимского, он выше всего ставит авторитет кафедры Петра и ее епископа, без которого христиане - «моряки без кормчего» и в руках которого принципат над вселенскою Церковью. «Как подчиненные земным дарям епископы стоят выше царей и принцепсов по своей подсудности, так и меньшие (речь идет о римском соборе) не могут судить высшего». ДМ. Карсавин.

•Ф-АВРААМ (первоначально А в рам), родоначальник еврейского народа, сын Фарры (по-еврейски Терах, по-арабски Азар), род. за 2040 лет до Р. Хр. в халдейском Уре. Живя среди язычников, А. постиг существование единого Бога. Его соотечественники не могли ему простить его заявлений о лживости служения идолам, и Α., вместе с отцом, женою Саррой и племянником Лотом, отправился в Ханаан. По дороге ему дважды явился Бог и обещал ему сделать его потомство большим народом, а страну предоставить в наследство потомству. В Ханаане А. был прозван га-иври, что значит прибывший с той стороны реки Евфрата: отсюда и название народа иврим, евреи. Вследствие голода в Ханаане А. отправился в Египет, где, опасаясь неприятностей со стороны фараона, выдавал свою красивую жену Сарру за родную сестру. Фараон взял ее к себе, но, обнаружив обман, отпустил ее к Α., выселив их из Египта. По дороге в Ханаан между А. и его племянником Лотом произошли разногласия, и дядя с племянником разошлись: Лот пошел в юго-восточную окраину Ханаана Содом, А. же остался внутри страны. Родственной связи со своим племянником Α., однако, не порвал, и когда на Содом напали неприятели и увезли в плен его жителей, в том числе и Лота, Α., узнав об этом, вооружил своих рабов, погнался за грабителями и освободил не только Лота, но и всех пленных, отказавшись получить от содомского царя какое-либо вознаграждение за эту услугу. Брак А. с Саррой долго оставался бесплодным, и Сарра отдала А. в жены свою рабы

ню, египтянку Агарь, которая родила ему сына Измаила. А. было тогда 86 лет. Бог обещал ему многочисленное потомство» изменив его имя «Ав~ рам» на «Авраам»; тогда же установлен был Б знак завета обряд обрезания. Вскоре после этого к А. явились три ангела под видом странников и, будучи хорошо приняты, предсказали рождение сына Исаака, При рождении Исаака Сарре было 90 лет, а А. 100. Вскоре Сарра заметила, что сын Агари Измаил насмехается над Исааком. По ее настояниям Агарь вместе с сыном должна была

Sara в пустыню. Желая испытать силу веры Α., or повелел ему принести в жертву Исаака на горе Мории. Однако в последний момент занесенная было рука А. была остановлена ангелом, еще раз повторившим Α., что его потомство будет подобно звездам небесным и песку на берегу морском и что в его лице народы мира получат благословение. Этот библейский рассказ служит у евреев бесконечной темой воспоминаний в их молитвах, а в прежние века изображение жертвоприношения Исаака было и в христианской Церкви любимым сюжетом художников. Сарра умерла 127 лет от роду; А. женился вторично, взяв в жены Кетуру, от которой имел несколько детей. Перед смертью он отдал все свое имущество Исааку, а сыновей своих от наложниц, которые, подобно Измаилу, сделались родоначальниками различных арабских племен, отослал, наделив их подарками. А. умер 175 лет от роду и похоронен в Хевроне.

Как у евреев, так и у мусульман и отцов Церкви имеется много разных легенд об Α.; о его смерти сохранилась художественная легенда, повествующая, как ангел смерти не имел над А. власти; ему приписывается знание всех тайн природы; с помощью жемчужины, обладавшей магической силой, А. мог исцелить всякого от всевозможных недугов. Его слава как выдающегося астронома была так велика, что цари Востока и Запада обращались к нему за советом. Его долго считали автором Книги Творения (Sepher Jezirah). Некоторые приписывают ему изобретение буквенного шрифта и календарных вычислений. Арабы утверждают, что А. был в Мекке и основал там вместе с Измаилом святилище Каабу.

В Евангелии Иисус Христос именуется «сыном Авраамовым», так как в обращенном к, А. стихе (Быт. 22: 18) сказано: «благословятся в семени твоем все народы земли», а под «семенем» христианские толкователи разумели Христа. Апостол Павел в характере А. особенно подчеркивает его веру. Жертвоприношение Исаака является прообразом жертвоприношения Сына Божия. Исаак, единственный и возлюбленный сын Α., ведомый собственным отцом своим на заклание и сам несущий дрова для своего жертвоприношения,- первый в Ветхом Завете прообраз страданий Христа, единородного и возлюбленного Сына Божия, отданного Отцом в жертву искупления и самолично несшего Свой крест [...].

31

АВРААМИЙ

•Ф-АВРААМИЙ. инок (в миру Афанасий). Был учеником и ревностным поклонником протопопа Аввакума, который сообщает о нем в своем «Житии» и в «Книге на крестоборную ересь». Одно время он юродствовал, «бос и в одной рубашке ходил зиму и лето, и много же терпел дождя и мраза». По сообщению «Винограда Российского», он жил в каких-то нижегородских пустынях. В действиях противников патриарха Никона он принимал участие с самого начала и присутствовал на том совещании, которое происходило до 1654 и о котором сообщается в «Житии инока Корнилия». Когда Аввакум был сослан в Пустозерск, А. поддерживал с ним сношения, писал к нему «грамотки», в которых «зело его хвалил и о великих делах вопрошал». За это в 1670 он был взят под стражу. Допрашивал его Павел, митрополит Крутицкий, который «за бороду его драл и по щекам бил своими руками». Об этом допросе А. рассказывает в своем сочинении: «Ответ Павлу Крутицкому и властям». Во время заключения А. написал обширную «Челобитную» царю Алексею Михайловичу и «Послание к некоему боголюбцу сущу о последнем времени». Вероятно, ранее этого им составлен сборник «Христианоопасный щит веры против еретического ополчения», в котором собран материал для полемики с никонианами, а также написано сочинение «О антихристовой пестрооб-разной прелести», от которого сохранилось только начало. В своих сочинениях А. доказывал, что антихрист уже народился в «Скифополе», который есть «русская земля». Антихристом Α., по-видимому, считает Никона, который построил Новый Иерусалим и р. Истру назвал Иорданом. После допроса А. били плетьми, сослали и в начале 1670-х гг. (не позже 1674) сожгли в срубе. Ср. Субботин, Материалы для истории раскола, т. 7; Венгеров, Сл., т. 1;Замысловский, Челобитная Α., «Летоп. занятий Археограф, комиссии», т. 6. А.К. Бороздин. -«•АВРААМИЙ ПАЛИЦЫН (в миру Аверкий Иванович), известный деятель Смутного времени. Род. в середине 16 в., по семейным преданиям,- в селе Протасьеве (близ Ростова), в дворянской семье; умер иноком в Соловецком монастыре 13 сентября 1626. Поступил на службу еще при Иоанне Грозном; в 1588 подвергся опале, причины которой остаются невыясненными. Вскоре и, по-видимому, добровольно он постригся; место его пострижения в точности неизвестно (или Соловки, или Троицкая лавра). В 1594 назначен управляющим приписным к лавре Свияжским Богородичным м-рем, откуда при царе Борисе был вызван в Лавру. В 1601 ему было поручено управление Троицким подворьем в Москве, причем с него были сняты все последствия опалы. При Василии Шуйском, с которым у Α., по-видимому, уже давно установились хорошие отношения, он был избран лаврским келарем, в качестве которого участвовал в организации Лаврою продажи дешевого хлеба в блокированной тушинским вором Москве. Хотя А. и

пользовался большими милостями со стороны Шуйского, но он, видимо, не стесняясь этим, завязал хорошие отношения и с Тушиным; есть даже основание предполагать, что он, будучи келарем, по тушинской иерархии носил более высокий сан архимандрита. В эпоху боярского правительства 11 сентября 1610 Α., вместе с другими членами великого посольства к Сигиз-мунду, отправился под Смоленск просить у короля сына на русский престол. Там А. предпочел вести отдельно от послов свою особую политику. [...]

По приезде в Москву ему пришлось скрыть свои польские симпатии и преданность Сигиз-мунду; он даже постарался подделаться под господствовавшее там антипольское настроение. [... ] Некоторую роль он играл и при избрании на царство Михаила Романова. При Михаиле он принимал какое-то участие в трудах архимандрита Лавры Дионисия над исправлением богослужебных книг; но пострадать за это пришлось только одному Дионисию, после заточения которого А. остался во главе монастыря и принимал участие в обороне его от Владислава (в 1618). В 1619, по прибытии в Москву Филарета, было пересмотрено дело Дионисия, после чего он был выпущен на свободу. В 1620 он вместе с А. освятил построенную последним в Деулине церковь. Вскоре после этого Α., по-видимому, против воли, отправился в Соловки, где продолжал свой давно начатый труд «История в память сущим предыдущим родам». Кроме этого труда, А. принадлежит,, быть может, одна из частей так наз. «Иного сказания» - «Повесть 1606 г.».

Как человек и политический деятель, А. принадлежит к числу тех неустойчивых в своих убеждениях, шатких в своей преданности, стойких лишь в неразборчивом достижении личных выгод людей, которые в таком ужасающем числе расплодились на Руси в Смутное время. Среди них он, несомненно, занимает одно из первых мест. Деятельность его и до сих пор не может почитаться вполне выясненной, ибо в числе источников ее одно из главных мест занимает его «История», где он искусно перепутал ложь с истиною, заметая следы своих темных деяний. Историк Забелин заклеймил его на своем своеобразном языке именем «кривого» человека.

См. о нем общие труды по русской истории и труды по истории Смуты, особенно С.Ф. Платонова, «Древнерусские сказания и повести о Смутном времени 17 в., как историч, источник» и «Очерки по истории смуты», и И.Е. Забелина, «Минин и Пожарский». Несмотря на исчерпывающую критику Забелина и Платонова, некоторые историки, напр. Ключевский («Курс русской истории», Ш) и Валишевский («La crise révolutionnaire 1584-1614») стоять еще на старой точке зрения, возвеличивая Α., воздавая ему много свыше его действительных заслуг. С.Н. Чернов. -Ф- АВРААМИТЫ, 1) ветвь павликиан. 2) Деистическая секта, возникшая в Богемии в конце 18 в.: исповедовала ту веру, какой держался Авраам до своего обрезания; принимала учение о едином

32

АГАФОН

Боге и бессмертии души, а из Св. Писания - Де-сятословие и молитву Господню. Секта вскоре исчезла.

•Ф-АВРААМОВО ЛОНО, иносказательное или образное выражение для обозначения места, в котором души праведников наслаждаются покоем и блаженством. На языке раввинов «быть в лоне А.» означало блаженствовать после смерти. Иисус Христос употребил тот же образ в притче о богаче и Лазаре (Лк. 16: 22-23). <Ф-АВТОКЕФАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ (от греч, αύτόσ -сам и κεφαλή - голова), самоглавенствующая поместная православная церковь. Исторически первой национальной А. ц. является в 10 в. доростольский патриархат (по имени резиденции патриарха г. Доростола в Болгарии). А. ц. образуется с согласия государственной власти и канонически устанавливается признанием со стороны той церкви, из которой она выделилась. Являясь частями вселенской Церкви, А. ц. пребывают в общении друг с другом как по единству верований, так и по основным началам устройства и управления.

-Ф-АГАВ, христианский пророк 1 в. Родом из Иудеи; о нем два раза говорится в книге Деяний Апостолов (11: 28; 21: 10). По преданию, А. потерпел мученичество в Антиохии. Память 8 апреля, в римском мартирологе - 13 февраля.

АГАПЙТ, святой, принял мученическую кончину при императоре Аврелиане в 270. Празднуется 18 августа.

-Ф- АГАПЙТ, преподобный, инок Киево-Печерского монастыря, «безмездный лечец» и исцелитель 11 в. Умер в 1095. Приобрел большую известность исцелением тяжелобольных посредством молитвы и зелья, которое принимал сам и давал больному. Заочно исцелил Владимира Мономаха. Имевший большую практику и враждовавший с А. врач-армянин не мог распознать даваемые А. зелья, но видевши многие исцеления, уверовал и принял христианство. Мощи А. находятся в ан-тониевых пещерах. Житие его - см. Патерик печерский, 1 июня.

АГАПЫ (от греч, αγάπη - любовь), или вечери любви. В первые времена христианства таинство евхаристии совершалось не во время дневного богослужения, а отдельно, и - в подражание тайной вечери Иисуса Христа - вечером и соединялось с общею вечерею (ужином). Таким образом, подобные собрания христиан представляли двоякое общение: с Господом и братское друг с другом, и назывались вечеря Господня и вечеря любви. Каждый из участников приносил пищу с собой. [...]

Сначала А. были высшим выражением настроения первенствующих христиан, живших в ожидании близкого пришествия Христа. Это настроение создавало «у множества верующих одно сердце и одну душу» (Деян. 4: 32). Они постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах (Деян. 2: 42).

«Преломление хлеба» означает как Α., так и евхаристию: евхаристия соединялась с А. и придавала им богослужебный характер. Настроение христиан, однако, мало-помалу опускалось. Это влияло на Α.: стали появляться беспорядки уже при Павле, о чем свидетельствует 11-я глава 1-го послания к Коринфянам. Эти беспорядки, постоянно усиливаясь, повели к постепенному отделению от А. евхаристии. А. теряют прежнее значение и получают характер благотворительный (Иустин, 1 апол., гл. 13-14 и 66-67; Климент Александрийский, «Педагог» 2, 1). Мало-помалу начинают усиливаться голоса, считающие А. излишними. Григорий Богослов уже боится «обращения места воздержания в место обжорства»; Златоусту представляется возможность «удовольствию разлиться в грех». Августин называет А. «развратными и расточительными собраниями». Собор Лаодикийский около 363 постановил: «не должно в местах Господних или в церквах устраивать так называемые Α.». Собор Трулльский в конце 7 в. повторил это запрещение. Α., однако, не исчезли совсем. Следы их влияния сохранились в современной литургии (молитва «о плодоносящих»), в благословении хлебов, в обычае пасхального артоса, поминальных трапез и пр. В Абиссинии у коптов-христиан совершались в день причащения общественные трапезы, напоминающие А.

См. П. Соколов, Агапы, или Вечери любви в древнехристианском мире, Сергиев Посад, 1906. • АГАРЬ, египтянка, рабыня жены патриарха Авраама Сарры. Бездетная Сарра дала А. з наложницы Аврааму с целью усыновить потомство рабыни. А. родила Аврааму сына Измаила. Позже, когда вырос собственный сын Сарры Исаак, А. вместе с сыном Измаилом была удалена Саррой из дома Авраама. А. ушла на юг Палестины в пустыню и здесь, по библейскому сказанию, Измаил сделался родоначальником живших на Синайском полуострове племен: из-маильтян и агарян.

АГАФОН, святой, папа римский, по очереди 80-й (678-682). Родом из Сицилии. При нем созван императором Константином 6-й Вселенский (Трулльский) собор, на котором было осуждено учение монофелитов. Церковь почитает этого папу как святого и празднует его память: греко-восточная - 20 февраля, римская - 10 января.

Этим именем назывались также два мученика, память которых чтится 10 января и 14 февраля.

АГАФОН, пасхалист 16 в. По благословению новгородского архиепископа Мемария в 1538 составил новую пасхалию под именем «Мировой Круг», т.е. вспомогательные таблицы для определения Пасхи. Древнерусская пасхалия Геннадия и владыки Василия в подлинном виде до нас не дошли.

-Ф* АГАФОН, преподобный, пустынник египетский, живший во 2-й половине 4 в. Рассказы о нем, а также его наставления и изречения сохра-

3 Христианство

33

АГАФЬЯ

нились в греческих и латинских патериках и в собрании «апофхегмат», известных в латинской церковной литературе под названием «Verba seniorum», a в славянско-русской под названием «Старчества». Память 2 марта.

АГАФЬЯ, хлыстовская богородица. При развившейся в начале 18 в. в Москве ереси «людей божиих», или «хлыстовской», богатая монахиня Агафья Карповна, в иночестве Анастасия, устроила в своих келиях Ивановского м-ря «божий дом» для радения хлыстов. Возведенная хлыстами в сан богородицы, была подвергнута суду и казнена в 1734.

•Ф-АГГЕЕВ Константин Маркович, духовный писатель, священник, сын крестьянина Тульской губ. Род. в 1868. Образование получил в Киевской духовной академии. Состоял законоучителем с.-петербургской Ларинской мужской гимназии и преподавателем богословия и церковного права на Высших женских историко-литературных и юридических курсах. А. был одним из учредителей «Братства церковного обновления» в С.-Петербурге и «С.-Петербургского религиозно-философского общества». Был сотрудником «Церковного вестника», где поместил ряд статей по церковно-общественным вопросам, и журнала «Век»; состоял сотрудником «Московского еженедельника». Главные труды Α.: «Возрождающийся идеализм в миросозерцании русского образованного общества» («Вера и Разум», 1904); «Христианство и прогресс» («Московский Еженедельник», 1907); «Нравственные идеалы Горького», «Гоголь как христианин», «Христова вера» (ч. 1, СПб, 1907), «Христианство и его отношение к благоустроению земной жизни. Опыт критического изучения и богословской оценки раскрытого К.Н. Леонтьевым понимания христианства» (К., 1909; магистерская диссертация). В этой последней книге личность Леонтьева рассматривается в полном ее объеме; первая глава содержит душевную биографию его, вторая глава - изложение, третья - оценку его религиозной системы. Основные тезисы диссертации: 1) эстетизм как отвлеченное начало является безусловно враждебным религиозному, в особенности христианскому миропониманию; 2) христианство положительно относится к прогрессу в его главнейших элементах. Более того: только христианское учение истинно прогрессивно, и, наоборот, нет ис-тинного_прогресса без религии.

АГГЕЙ (евр. Хаггай), один из последних пророков Ветхого Завета. Он стал пророчествовать во 2-й год царствования Дария Гистаспа (520 до Р. Хр.). Три главных пророчества А. составляют 10-ю книгу 12-ти малых пророков (Тре-Ассар). Речи его направлены к современным ему иудейскому паше Зоровавелю и первосвященнику Исусу, которых он упрекает в бездействии и поощряет к возобновлению работы по реставрации Иерусалимского храма, постройка которого, по наветам самаритян, была приостановлена предшественником Дария. Речь А. не отличается

изящностью слога; на ней, наоборот, заметны уже следы упадка евр. языка, начавшегося во время пребывания евреев в Вавилонии. В беседе его со священниками (3, 12-13), которых он экзаменует в законоведении, заметны даже первые признаки того способа преподавания, который дошел до расцвета впоследствии, в период составления Мишны. А. был современником пророка Захарии.

АГЕНДА (лат. Agenda, от ago - действую), также Sacramentarium, Pastorale, Liber officiorum, Ordinarium, Rituale - собрание предписывавшихся церковью формуляров, которыми должны были руководствоваться духовные лица. Именно А. устанавливали порядок и формы богослужения. Первоначально, впрочем, А. означали сами церковные действия, а именно в католической церкви совершение евхаристии (Agenda missarum). Римская церковь весьма рано придавала большое значение достижению внешнего единства повсюду, где распространялась папская власть. Между прочим, римская церковь установила совершать богослужение везде на латинском языке. Основание такому требованию положил папа Григорий I (590-604) в своей Liber Sacramentonun, в которой и помещен служебный канон. Деятельность Бонифация, принятие во Франции при Карле Великом церковных форм Рима дали обрядам римской церкви повсеместное распространение и во Франции и в Германии. Нынешний порядок богослужения в католической церкви строится на целом ряде церковных книг, к обнародованию которых Тридентский собор дал папам полномочия. Важнейшие из этих книг: Pontificale romanum Клемента VIII, Урбана VIII и Бенедикта XIV, Missale Romanum (касается церковных праздников) Пия V, Клемента VIII и Урбана VIII, Rituale Павла V и Бенедикта XIV, и Breviarium Romanum, обнимающая предписанные церковью молитвы,- Пия V, Клемента VIII и Урбана VIII.

Реформация 16 в. отклонила целый ряд церковных обрядов, предоставляя эту область свободе верующих. Но и тут весьма скоро почувствовалась потребность в установлении единства. Уже к этому стремился Лютер, издав А. в 1526. Им были не только удержаны некоторые обряды католического богослужения, но частично был удержан и латинский язык. Церковный устав бранденбургского курфюрста Иоахима II (1540) идет еще далее, и только курфюрстом Иоанном Георгом (1572) отброшен и заменен новым Α., основанным на чистом учении Лютера. В своих позднейших правилах Лютер все более и более отходил от католических обрядов, признавая непременным началом отсутствие стеснения в таких внешних вещах. Отсюда явилось чрезвычайное разнообразие в разных странах, принявших лютерово исповедание, а между тем изданные А. дожили и до следующего столетия. Еще более, чем в лютеранской, создалось разнообразие в реформатских местных церквах. Последст-

34

АГОБАРД

вием этого явилась борьба относительно обрядов между различными церквами, борьба, в которой выделились два направления - унионистов и конфессионалистов. [... ]

АГИАСМА (греч, άγιασμα), святыня. Всякий освященный предмет может быть назван Α.; в частности, это название присвоено святой воде, освящаемой в православной церкви в праздник Богоявления, или Крещения Христова. •Ф-АГИОГРАФИЯ (от греч, άγιος - святой и γράφω - пишу), отдел литературы, касающийся жизни и деяний святых.

•Ф-АГНЁСА, святая, христианская мученица 4 в. Согласно преданиям, А. принадлежала к знатной римской фамилии и обладала замечательной красотой. Руки ее добивались многие молодые люди, но А. с детства решила посвятить себя Богу. В 303, когда Диоклетиан издал указ против христиан, 13-летняя А. была привлечена к суду. Она с удивительным мужеством вынесла жестокие мучения и радостно встретила смерть. При покушениях на ее чистоту, как повествует ее житие, совершались великие чудеса. Эта святая рано начала пользоваться широкой популярностью. Уже во времена Константина Великого в ее честь была воздвигнута церковь и культ ее получил большое распространение. Многие отцы Церкви писали панегирики в ее честь, между прочими св. Августин, св. Иероним и св. Амвросий; впрочем, подлинность авторства последнего подвергается сомнению. Житие святой А. вдохновило Тинто-ретто и Доминикино на их замечательные картины. Католическая церковь празднует память А. 21 января.

-Ф-АГНЕЦ БОЖИЙ, обычное название Христа в начальной Церкви. Возможно, что на употребление этого названия влияла 53-я глава книги пророка Исайи. Иоанн Креститель, по Евангелию от Иоанна (1: 29), встречает этим именем идущего к нему Иисуса: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира». Часто говорит об А. Б. Апокалипсис (5: 6; 6: 1; 7: 9-10, 14, 17 и др.), называя его иногда Агнцем закланным (5: 12). С течением времени это название получило употребление литургическое. Одно из древнейших свидетельств об Агнце литургическом мы встречаем в толковании на литургию Германа, патриарха Константинопольского (715-731), по которому священник, вырезав большую частицу из просфоры, осеняет ее крестом и говорит: «Жрется (приносится в Жертву) Агнец Божий, вземляй грех мира». По учению православной церкви эта часть просфоры в известный момент литургии претворяется в тело Христово. На иконах до конца 7 в. изображался Агнец, указуемый перстом Предтечи. Трулльский собор в 82-м правиле повелел писать «вместо ветхого агнца» Христа в человеческом образе. В католической церкви Agnus Dei называется молитва «Agnus Dei, qui tollis peccata mundi, miserere nobis» («Агнец Божий, взявший грехи мира, помилуй нас»). Во всеобщее употребление эта молитва введена па

пой Сергием I ок. 680. Agnus Dei встречается в прошении великого славословия, переведенного Григорием Великим.

АГНЕЦ ПАСХАЛЬНЫЙ. Обряд иудейской пасхи состоял из заклания и съедения А. п. Это священное торжество было совершено, по особой заповеди Бога, накануне исхода евреев из Египта. По приказанию Моисея каждое семейство совершило у себя заклание А. п., а впоследствии установилось совершать заклание перед храмом Иеговы. После разрушения Иерусалимского храма римлянами обряд заклания исчез, и в воспоминание прежнего обряда установилось накануне праздника Пасхи чтение повествования о выходе евреев из Египта. Самый срок празднования Пасхи вызвал у евреев два различных толкования заповеди Моисея, указавшего праздновать заклание в 14-й день нисана «между двумя вечерами». Одни толковали, что это означает время между склонением солнца к западу и совершенным заходом; другие - что это время нужно считать между заходом солнца и полною темнотою. -Ф- АГНОИТЫ (греч, «неведушие», от άγνοέω - не знаю, пребываю в неведении), название двух сект. Одна из них была основана Евномием и Феофронием в конце 4 в.; последователи ее называются у Сократа евномиофеофронианами. Они принадлежали к арианам и учили, что Бог знает прошлое по памяти, будущее - по догадке, и что Его всеведение ограничивается настоящим. Другая секта, основанная в 6 в. Фемистием, диаконом александрийским, состояла главным образом из северианской фракции монофизитов. Они учили, что Христос как человек был, подобно нам, ограничен во всех отношениях, причем ссылались на Марка (13: 32) и Иоанна (11: 34). Ересь эта нашла продолжателей в адопцианах, в 8 в.

-Ф- АГОБАРД (Agobard), архиепископ Лионский, один из выдающихся политических и литературных деятелей 9 в., по происхождению франк или испанец. В 816 сделался архиепископом Лионским и продолжал деятельность своего предшественника Лейдрада, заботясь о дисциплине духовенства, благолепии богослужения и ревностно защищая права и привилегии духовенства. Принимал близкое участие в политической жизни, примыкая к партии знати, стремившейся к сохранению единства империи и создавшей акт 817 г. В 833 он стал на сторону сыновей Людовика Благочестивого, восставших против отца, и содействовал устранению его от престола. Вероятно, вследствие этого он принужден был в 835 оставить свою кафедру, куда вернулся только в 839, после примирения Людовика с Лотарем. Умер в 840. Оставил много сочинений, преимущественно полемических.

Политические взгляды его выразились в ряде писем, написанных в 829-833. по поводу восстания сыновей Людовика. Назначение императора А. видит в поддержании мира и единства внутри империи и в защите ее от внешних

3*

35

АГОНИСТИКИ

врагов; Людовик же сам является виновником смут и междоусобных войн, нарушая собственные постановления, скрепленные торжественной клятвой, и вынуждая к клятвопреступлению весь народ. В связи с участием в этой распре папы Григория IV А. касается вопроса о взаимоотношении властей светской и духовной и решает его в пользу последней, выдвигая главенство римского епископа как преемника св. Петра. Во имя единства империи А. настаивает на отмене закона Гундобальда, сохранявшего силу в Бургундии, доказывая, что единство невозможно в государстве, где каждый из народов, входящих в его состав, судится и управляется по особым законам. Закон Гундобальда, установленный королем-еретиком, противен закону Христа, посылавшего апостолов проповедовать Евангелие всем народам без различия. А. ведет энергичную борьбу с распространенными в обществе суевериями, находившими отражение и в законодательстве. Он восстает против «Божьих судов», основанных на предположении, что Бог, всеблагой по природе, может принять сторону человека, способного убить своего ближнего. Истинные воины Христовы доказывают свою правоту, умирая за нее, а не убивая. Истина редко обнаруживается уже в этом мире; награды и наказания распределяются в будущей жизни. Вера в магию, знамения и чудеса, творимые людьми, также оскорбительна для Бога, как бы умаляя Его всемогущество. Все, что происходит в мире, совершается по воле или попущению Божию; даже дьявол действует лишь постольку, поскольку ему позволяет Бог. Рационализм, обнаруженный А. в этих воззрениях, еще более сказывается в его отношении к вопросу об иконах. Он не был крайним иконоборцем, но в почитании икон видел опасность материализации христианства и возвращения к идолопоклонству. Ту же опасность представляет и поклонение мощам и святым. Поклоняться можно и должно только Христу, принесшему себя в жертву за мир. Иконы должны служить только для напоминания о событиях священной истории.

Чисто богословским вопросам посвящены трактат А. против адопцианства, по поводу небольшого трактата Феликса Ургельского, и полемика с Фредегизом Турским. Против первого он выдвигает ряд текстов, подтверждающих принятое католическою церковью учение. Со вторым спор касался вопросов о человеческой природе Христа и о боговдохновенности Св. Писания; А. утверждал, что Св. Духом было внушено только содержание, форма же принадлежит самим авторам, приспособлявшим его к человеческому пониманию. Во всех своих сочинениях А. обнаруживает огромную начитанность в церковной литературе; он пользуется главным образом религиозными доводами и является защитником строго церковной точки зрения, но рационалистическая ясность мысли и свобода от свойственных его современникам предрассудков заставля

ют причислить его к передовым людям эпохи Каролингов.

АГОНИСТИКИ (от греч, άγωνιοτήζ - борец), название, полученное в 4 в. в Сев. Африке одною ветвью секты донатистов (см. Донатизм). Раздраженные преследованиями с целью возвращения их в лоно церкви, множество крестьян Нумидии и Мавритании, оставив свои жилища, стали вести бродячую жизнь и страшными насилиями мстили за испытанные гонения. Посланные против них войска не сумели совершенно усмирить их. Окончательно исчезли А. лишь с нашествием вандалов.

АГРАФЕНА КУПАЛЬНИЦА, 23 июня, день памяти св. Агриппины и канун Ивана Купалы. В день Агриппины собирают траву купальницу и с вениками из этой травы и разными целебными травами идут в баню; купанье в реке сопровождается песнями. По возвращении едят обетную кашу, которая готовится с символическими обрядами. Прежде, по обету, варилась мирская каша для нищих. В этот же день умываются утренней росой.

• АГРЙКОЛА (Agricola, собственно Schnitter) Иоганн, носивший также по своему родному городу Эйслебену прозвание magister Islebius,-один из самых деятельных немецких реформаторов (1492-1566). Образование получил в Виттен-бергском университете, близко сошелся с Лютером и Меланхтоном, сопровождал Лютера на лейпцигский диспут и принимал непосредственное участие в важнейших событиях первых лет Реформации, занимая место школьного учителя в Виттенберге. В 1525 был послан во Франкфурт для введения там нового богослужения, а затем был назначен пастором и учителем в Эйслебене. Будучи прекрасным проповедником и выдающимся по своим познаниям богословом, А. страдал от неудовлетворенного тщеславия, завидовал роли Лютера и Меланхтона и был недоволен своим второстепенным положением. Когда в 1527 Меланхтон составил инструкцию для визитации саксонских церквей, предпринятой курфюрстом Иоганном, то А. написал против него брошюру, в которой доказывал, что развитое Меланхтоном учение о покаянии есть возвращение к католицизму и что покаяние должно основываться не на силе закона и страхе перед наказанием, а на вере во Христа и любви к справедливости. Это учение получило название антиномизма. Между реформаторами было устроено свидание в Торгау, и под влиянием Лютера А. отказался от своего учения. Однако втайне он продолжал распространять свои взгляды, а в 1536, переселясь в Виттенберг, стал читать в университете лекции, в которых развивал свое учение о покаянии. Это привело к судебному процессу и временному аресту А. В 1540 А. переехал в Берлин, где курфюрст Иоахим II начал вводить Реформацию и сделал его своим придворным проповедником. Иоахим хотел прекратить ссору между реформаторами и обратился для этого к Меланхтону. А.

36

АДАЛЬБЕРТ

принужден был подчиниться, выразить раскаяние и признать учение Лютера. После этого он был назначен суперинтендентом в Бранденбурге и с большой энергией занялся церковными преобразованиями. После смерти Лютера он говорил, что готов пожертвовать жизнью за чистоту вероучения, но уже через год произнес хвалебную проповедь по поводу победы Карла V над протестантами, а затем принял участие вместе с Пфлугом в выработке аугсбургского интерима. Карл V его щедро отблагодарил, но в общественном мнении А. потерял всякое уважение и заслужил кличку отступника. Нерасположение к Ме-ланхтону он сохранил до конца своей жизни, •Ф-АД. У древних греков именем Гадес (греч. Άιδης) или Аид (у римлян Оркус) называлось лишенное света подземное место, населенное тенями умерших; царство теней у греков делится на тартар - местообитание злых, и элизий - добрых и мудрых.

У евреев А. назывался «шеол». Первоначально библейский шеол - это подземная область, куда нисходят тени всех умерших, как грешников, так и праведных; лишь в эпоху второго храма выработалось другое воззрение об А. как месте чистилища и кары для грешных душ, и ему было присвоено название «геенны» (евр. гехинном, по имени узкой долины к юго-востоку от Иерусалима, в которой в древности совершался мрачный и кровавый культ Молоха, почему в этой долине народная фантазия поместила вход в Α.). В позднейшей агадической еврейской литературе содержится описание Α., состоящего из 7 отделений для разных категорий грешников, и перечень родов мук, среди которых первое место занимают огонь в различных видах (раскаленные уголья, кипящая сера, смола и проч.) и страшный холод.

Воспринятое христианством еврейское воззрение об А. было видоизменено в связи с учением об искуплении и воскресении мертвых и о Страшном Суде. В дальнейшем развитии Богословской мысли учение об А. пережило несколько стадий. 1) По учению Тертуллиана, Лактанция и Амвросия, А. есть переходное место для всех умерших между смертью и воскресением, за исключением мучеников, которые прямо переходят на небо. 2) В римско-католической церкви со времени Григория I выдвигается учение о чистилище, которое находится между небом и А. и где пребывают грешные христиане, пока не очистятся настолько, чтобы войти на небо. 3) В учении протестантов отвергается мысль о среднем между А. и раем месте. Некоторые богословы считают учение о вечности адских мук противоречащим понятию о всеблагом и милосердном Боге христианского вероучения, равным образом чувственно-материальный элемент адских мук одухотворяется; грубо физические кары заменяются внутренними страданиями души.

По учению православной церкви, Христос разрушил силу смерти и изгнал тьму адову. Сошествием в А. и проповедью Евангелия душам

всех умерших, не только ветхозаветных праведников, с верою ожидавших Мессию, но и грешников, Христос приобщил весь загробный дохристианский мир к искуплению, которое без явления Спасителя в царстве мертвых не было бы законченным и универсальным; оно коснулось бы лишь небольшой части живых, а все неизмеримое царство отошедших в загробный мир было бы оставлено во власти вечной тьмы. Такое учение о победе Христа над А. установилось не сразу. Блаженный Августин ограничивает деятельность Иисуса Христа в А. устрашением злых духов и освобождением благочестивых ветхозаветных пленников А. и отрицает благовестие в А. языческому миру и всем грешникам. Но это учение, которое разделял и Григорий Великий, не нашло себе последователей среди отцов и учителей Восточной церкви (Иустин, Ириней, Григорий Антиохийский, Иоанн Дамаскин, Климент Александрийский и др.). По их мнению, добровольное нисхождение Христа в А. было продолжением учительского служения и искупительного Его дела на земле.

Среди изображений А. в поэтических и художественных произведениях наибольшею славой пользуется описание А. в «Божественной комедии» Данте, а в живописи особенно известны картины Джотто (14 в.).

<• АДАЛЬБЕРТ (Adalbert), 1) Π ρ а ж с к и й, чешский церковный деятель. Род. ок. 955 в Любице, столице своего отца, восточно-чешского князя Славиика. В 972 Адальберт-Войтех (имя Войтех было дано ему при крещении) был отправлен в Магдебург, где получил прекрасное для своего времени образование. Здесь он познакомился с западными течениями христианства и сделался позднее главным пропагандистом их в чешском обществе. В Праге он получил должность субдьякона при епископе Титмаре. Когда последний умер, князь и народ остановились на молодом субдьяконе как на преемнике ему. Человек блестящих способностей, природный чех знатного происхождения, к тому же находившийся в родстве с императором Отгоном II, А. более чем кто-либо подходил для занятия епископской кафедры (983). Но А. недолго удержался на своем посту. Ему, строгому христианину, настроенному очень аскетически, были противны разнузданность нравов чехов и малая степень их христианизации: особенно возмущало его легкое отношение к браку. Не умея поступаться своими принципами, А. требовал от еще малокультурного народа слишком многого и только вызывал в массах озлобление. Его западные симпатии, его протест против союза Болеслава с язычниками-лютичами совсем испортили отношения между князем и епископом. В 988 А. тайно покинул Чехию, уехал в Италию и поселился около Рима в монастыре св. Бонифация и Алексея. Вскоре из Чехии прибыло к папе посольство с просьбой вернуть А. обратно в Прагу. Желание чехов нашло энергичную поддержку в майнцском архи-

АДАЛЬБЕРТ

епископе, неодобрительно смотревшем на самовольное оставление епархии подчиненным ему епископом. В 992 А. снова возвратился в Чехию. Мир между ним и паствой продолжался недолго. Жена одного вельможи, обвиненная в прелюбодеянии, бежала на епископский двор, где ее принял под свое покровительство А. Оскорбленный муж вместе со своими сородичами ворвался к епископу, отыскал жену и тут же убил. Сильно возмущенный епископ апеллировал к князю. Князь и народное мнение встали на сторону убийцы, и А. опять оставил непокорную паству. Он отправился в Венгрию, но, не достигнув здесь больших успехов, вскоре ушел оттуда и снова поселился в монастыре св. Бонифация. Майнц-ский архиепископ Виллигаса опять настоял на возвращении А. в епархию: лишь в качестве милости, по просьбе императора Отгона III, разрешено было ему в случае, если чехи откажутся его принять, сменить епископскую деятельность на миссионерскую среди пруссов. Во время пути к нему пришла весть, что сын князя Болеслава разрушил Любицу и убил почти всех его братьев. Печаль А. смягчил лишь отказ чехов принять его епископом. Это развязывало ему руки и давало возможность заняться миссионерской деятельностью. Вместо Чехии А. поехал в Польшу, откуда с братом Гауденцием и монахом Бугуссой морским путем направился к пруссам. Лишь 10 дней продолжалось его пребывание у них: всюду он находил сильный отпор. Он предполагал начать новое путешествие к лютичам, но был настигнут в лесу пруссами и убит языческим жрецом (997). Церковь причислила А. к лику святых.

2) Α., первый магдебургский архиепископ (ум. в 981). По поручению Отгона Великого совершил неудачную миссию для обращения славян-язычников на о. Ругии (Рюгене); был в Чехии у князя Славника; в 868 стал главой основанной Отгоном магдебургской архиеписко-пии, включившей в состав свой 6 епископий на территории полабско-балтийских славян, для обращения которых А. принимал деятельные, но мало успешные усилия. Основал в Магдебурге школу, один из центров «Оттоновского возрождения», где учился и Войтех-Адальберт, позднейший патрон Чехии.

3) Α., первый епископ Поморья (Померании), родом поляк (ум. ок. 1160-62), имевший пребывание в Волине. Много сделал для распространения христианства среди поморских славян-язычников; пользуясь поддержкой князей, отклонил крестоносное ополчение во главе с моравским епископом Генрихом Здиком от действий против г. Щетина (Штеттин, совр. Щецин), указав на христианство его жителей.

4) Α., архиепископ Гамбурга и Бремена; один из выдающихся церковных деятелей средневековой Германии. Происходил из владетельного рода Веттинов. Еще с детства был предназначен к духовной карьере и послан в Хальберш-

тадт, где вскоре получил должность соборного пробста. Уже теперь у него завязались дружеские отношения с императором Генрихом III, верным сторонником которого, а затем и его сына Генриха IV, он оставался до самой смерти. В 1045 последовала ординация А. в архиепископы Гамбурга. В Дании и Норвегии христианство и гамбургская церковь нашли ревностного друга в лице короля Магнуса; также и в Швеции, и в стране бодричей, где князь Готшалк крестился и при помощи А. усиленно распространял христианство. Лишь со стороны саксонского герцога Бернгарда Биллунгена мог ждать новый прелат враждебных действий. Более чем кто-либо А. подходил для боевого поста гамбургского архиепископа: человек сильной воли, энергичный, выдающихся способностей, всегда располагающий помощью императора, в то же время набожный и глубоко верующий христианин,- он мог бы укрепить как нравственное, так и политическое влияние своей церкви среди многочисленной и разноплеменной паствы. Однако этому помешал ряд случайностей и собственных ошибок. Вскоре после назначения А. принял участие в экспедиции императора в Рим, где, вследствие раскола, единовременно было трое пап. По низложении их император предложил А. римский престол, но тот отказался. Возможно, что уже теперь у него была мысль о создании северного патриаршества. По возвращении из Рима А. ревностно занялся делами своей епархии. Влияние гамбургской церкви распространилось на Гренландию, Исландию и Оркнейские острова. Бремен, свою резиденцию, А. украсил новыми зданиями; сюда он привлекал ученых и писателей, стремясь сделать из своей столицы «северный Рим».

Между тем, в 1047 умер король Магнус; Норвегия досталась Гаральду, Дания - Свену Эстридсону; оба они стали энергично вмешиваться в церковные дела своих стран. Немного позднее произошло то же самое и в Швеции. Особенное значение приобрели для А. отношения к Дании. Свен задумал создать для своей страны особую, независимую архиепископию. Он уже получил одобрение как императора, так и папы, но необходимо было согласие А. Последний требовал создания для него на севере патриархата, чтобы сохранить за собою примат. В 1053 папа пожаловал А. титул легата и викария апостольского престола, но дальнейшие переговоры были прерваны смертью пап Льва IX (1054) и Генриха III (1056). Сильно пошатнулось положение А. и в Германии. В 1062 он вместе с архиепископом Кельнским Анионом делается регентом за малолетством короля. Уже титул A. «patronus regis», тогда как Аннон назывался «magister regis», указывает на преобладающее значение первого. Между обоими опекунами, людьми совершенно различного характера, все время шла глухая борьба. В 1065 А. объявил короля совершеннолетним, устранил своего соперника и взял в свои руки кормило правления. Могущество А. достиг-

38

оив

АДАМ

ло своего апогея. Вновь был укреплен авторитет гамбургской архиепископии среди северных народов, с Биллунгенами был заключен мир, ряд земель и богатых монастырей отошел к Гамбургу. Князья с Анионом Кельнским во главе поднялись против А. и в 1066 заставили Генриха IV расстаться со своим любимцем. Новые опустошительные набеги Биллукгенов и вернувшихся в язычество бодричей, финансовое истощение архиепископства подорвали значение северной митрополии. В 1069 А. вернулся к делам и приложил все старания, чтобы возвратить своей епархии прежний блеск; вновь возродилась идея о северном патриархате, но смерть А. (1072) прервала все эти начинания. Он умер, оставленный всеми, кроме благодарного ему короля. ДАДАЛЬВЙН (Adalvin) (ум. в 873), архиепископ Зальцбургский с 859, непримиримый противник миссионерской и церковно-организационной деятельности Солунских братьев Кирилла и Мефодия в Моравии, особенно в Паннонии (Нижней), которая входила в сферу ведомства зальцбургско-го архиепископа. Проповедь на славянском языке Солунскими братьями, а затем славянское богослужение и сан паннонско-моравского архиепископа, данный Мефодию, побудили А. принести на Мефодия жалобу в Рим с обвинением в проповеди «еретического» учения, а затем привлечь Мефодия к ответу на синоде в Зальцбурге (870) перед самим А. и другими немецкими епископами. Мефодия ударяли по лицу, держали в грязи, мучили холодом, бичевали и приговорили к тюремному заключению, которое продолжалось около трех лет, пока папа Иоанн VIII не приказал отпустить узника на свободу, воспретив А. и его товарищам отправление должности на тот срок, в течение которого они держали Мефодия в заключении.

<• АДАМ, по библейскому сказанию первый человек и отец рода человеческого. Этимологически слово А. производят от еврейского слова «адама» (земля), т.е. человек назван А. потому, что создан из праха земного (Быт. 2: 7; ср. лат. homo от humus - земля). В 1-й и 2-й главах книги Бытия слово А. употребляется исключительно как родовое название и поэтому всегда с присоединением определительного члена (буква h); и лишь в 17-м стихе 3-й главы слово А. впервые употреблено как имя собственное. По сказанию кн. Бытия А. является венцом акта миросотворе-ния, созданным по образу и подобию Божию в конце шестого дня творения. Бог дал А. «дыхание жизни и стал А. душой живой». Бог насадил для человека сад в Эдеме и вверил сад Α.; но вследствие ослушания Божьего повеления А. и созданная из ребра А. жена его Ева были изгнаны из рая и осуждены тяжкой работой извлекать из земли себе пропитание. По библейскому сказанию, А. прожил 930 лет, оставив многочисленное потомство. Христианское учение останавливается в сказаниях об А. главным образом на факте грехопадения прародителей. С грехопадением

«первого» А. грех и смерть вошли в мир и порча природы человека преемственно отразилась на всем потомстве А. Праведность, спасение и жизнь для всех верующих явились от «второго» А. (Иисуса Христа). Такое представление о двух А. мы встречаем уже в посланиях апостола Павла (Рим. 5: 14; 1 Кор. 15: 22, 45); у него же находим также идею об А. земном и А. небесном.

В древнехристианском искусстве жизнь А. и Евы изображалась более часто в раннем его периоде; изображения прародителей встречаются в стенной живописи катакомб, скульптурные фигуры - на саркофагах, купелях, церковных дверях. Излюбленными сюжетами для живописцев 16-17 вв. служили сцены грехопадения и изгнания из рая [братья ван Эйк (Гентский алтарь), Мазаччо («Изгнание из рая» в капелле Бранкаччи во Флоренции), Гиберти (Флорентийский баптистерий), Микеланджело (Сикстинская капелла в Ватикане), Рафаэль (Ложи Рафаэля в Ватикане), А. Дюрер (Музей Прадо в Мадриде) и др. ].

В еврейской агадической литературе, а также в Коране имеется множество причудливых легенд об А. и Еве.

-Ф-АДАМ в древнерусской письменности и народной словесности. Образы первых людей всегда сильно привлекали внимание христианской среды; скудные библейские данные об их жизни, осложняясь различными мотивами народных верований, давали начало многочисленным письменным и устным апокрифическим сказаниям. Уже в древнейших слазя-но-русских индексах отреченных книг упоминаются, между прочим, «Α.», «Енох и Ламех». «Под этими заглавиями,- говорит Тихонравов,- скрывались массы восточных сказаний об А. и патриархах - сказаний, обширное эпическое целое которых впоследствии распалось на отдельные легенды, как цикл эпических сказаний об Илионе разбился на отдельные эпические поэмы, или как последние раздроблялись на рапсоды рукою книжника». Эти легенды иногда служили материалом для отдельных страниц других памятников, как, напр., «Палеи», «Слова Мефодия Па-тарского» и т. д., иногда являлись самостоятельными сказаниями.

Из самостоятельных апокрифов об А. у нас известны: «Слово об Α.», «О исповедании Евине», «Сказание о крестном древе», «О лбе Α.». «Слово об А.» и «Исповедание Евино» представляют собой не отдельные апокрифы, а две версии, восходящие к одному греческому оригиналу. Эти апокрифы, равно как и «Сказание о древе крестном», изданы в 1-м томе «Памятников отреченной литературы» Тихонравова. В эпизоде, вошедшем в «Палею», рассказывается о сотворении А. из восьми частей: от земли тело, от камня кости, от моря кровь и т.д. Когда Бог пошел взять от солнца глаза Адамовы, Сатана испачкал всего А. грязью. Бог сделал из этой грязи собаку и повелел ей стеречь Α., а Сам ушел. В это время

39

АДАМИТЫ

Сатана истыкал палкой все тело Α., оттого среди людей появились болезни. В дуализме этого эпизода исследователи видят богомильское влияние, с чем трудно согласиться, так как по богомильскому учению весь видимый материальный мир - творение Сатаны, а не Бога.

В апокрифе «Об исповедании Евином» А. (по другим вариантам, Ева) рассказывает потомкам, собравшимся около умирающего Α., о жизни в раю и изгнании. Рассказ о жизни в раю и падении отличается от библейского только при-бавлением'ряда подробностей; рассказ о жизни в изгнании отличается существеннее. Здесь говорится, что архангел Михаил научил людей физическому труду; но когда А. стал обрабатывать землю, то пришел Сатана и сказал: «небеса и рай - Божии, а земля моя; если хочешь обрабатывать землю, то дай мне «рукописание»». А. дал «рукописание», которое потом искупал, вместе с Евой, постом и молитвой. Далее рассказывается, что Сиф, чтобы успокоить умирающего Α., ходил в рай; ангел дал ему три ветви от райского дерева; из одной такой ветви А. сделал себе венец, в котором его похоронили. «Сказание о древе крестном» рассказывает о судьбе этих трех ветвей. Оно начинается с хождения Сифа в рай за веткой для А. Из этой ветви впоследствии вырастает дерево, которое после ряда превращений служит для построения храма Соломонова и для креста. Некоторые подробности сказания, как, напр., рукописание А. дьяволу, ветвь, данная Сифу ангелом, неизвестны греческим оригиналам апокрифа.

В одном апокрифе о крестном древе А. рассказывается, как однажды Соломон, скрываясь от бури, попал в пещеру и увидел, что она костяная. Эта пещера была головой Адамовой. Представление об А. как великане встречается и в других памятниках; так, в апокрифе «Откровение Авраама» Аврааму является видение человека великого в высоту и страшного в ширину, и этот человек - А. Это представление восходит, по-видимому, к Талмуду, где говорится, что Бог создал А. величиной в 1000 локтей. Подобные же представления находим в апокрифе о лбе Α., в сказании о том, что из головы А. создалась Голгофа и т.д. Особое место среди апокрифов об А. занимает «Слово А. в аде к Лазарю». [... ] «Слово» изображает то, что происходило в аду перед крестной смертью Христа. Патриархи и А. ожидают искупления Христом. А. велит Давиду заиграть на гуслях, так как приближается день спасения; затем, когда Лазарь возвращается на землю, А. просит его передать Христу его стенания о бесконечных муках, которыми он расплачивается за жизнь на земле.

Апокрифические сказания об А. отразились в духовных стихах о Голубиной книге и о плаче А. Вероятно, слиянию этих апокрифических сказаний с местными и бродячими антропогонически-ми мотивами обязаны своим существованием многочисленные, как у нас, так и у южных

славян, устные сказания об А. и Еве. Устные варианты развивают и осложняют сюжеты, известные апокрифам. Так, в малорусских вариантах сказания об А. (собраны Булашевым в книге «Украинский народ в своих легендах», вып. 1) находим версию о том, что впервые Бог слепил А. из пшеничного теста, но этого А. съела собака; тогда Бог слепил нового А. из глины. Ребро у Α., по малорусской народной версии, тоже вытащила собака; Бог хотел вставить его на место, но не мог, рассердился и с досады сотворил Еву. Среди народных рассказов об А. есть и такие сюжеты, которые неизвестны апокрифам, напр. о том, что ангел влюбился в Еву и оттого стал Сатаной, или же о том, как Бог вместе с А. пахал землю.

Сюжет об А. и Еве встречается также в позднейшей русской письменности. Ему посвящена мистерия 17 в. «Жалостная комедия об А. и Еве». Она известна только в одной неполной рукописи (сохранилось три акта). В первом акте А. сначала рассказывает о своем блаженстве в раю. Приходит ангел Уриил и запрещает вкушать плод. Злые ангелы Луципер и Велиал решаются соблазнить А. Второе действие изображает грехопадение и сетование А. В третьем действии изображен суд над А. и Евой, совершаемый Богом-Отцом, Богом-Сыном, Правдой, Истиной, Милосердием и Миром. На суд А. и Еву приводит связанными змея, которая издевается над ними. Милосердие заступается за А. и Еву, но Правда не соглашается их пощадить. Бог-Сын советует отыскать мужа, который своей смертью искупил бы грех А. и Евы. На этом рукопись обрывается. «Жалостная комедия», по-видимому, восходит к средневековому западноевропейскому оригиналу (Тихонравов, Соч., т. 2, стр. 83-86).

Ср. Тихонравов, Памятники отреченной литературы, т. 1 и 2; его же, Отреченные книги древней России, Соч., т. 1 ; е г о же, Начало русского театра, Соч., т. 2; Памятники старинной русской литературы, 1860-62; Порфирьев, Апокрифич. сказания о ветхозаветных лицах; Π ы π и н, История русской литературы, т. 1. Н.И. Коробка.

•Ф- АДАМИТЫ или адамиане. Епифаний Кипрский (см. его сочинения в рус. пер., т. 2, стр. 418 и сл.) так называет секту, последователи которой собирались в своих церквах нагими. Они назывались и слыли воздержниками и девственниками. «Если бы показалось, что кто-нибудь подвергся падению, то его уже не принимают в собрание, ибо говорят, что он Адам, вкусивший от древа, и осуждают его на изгнание как бы из рая, т.е. из своей церкви... Церковь свою почитают раем, а самих себя общниками Адама и Евы». Сведения об А. дает под другим названием Климент Александрийский. Движения под тем же названием возникали не раз в средневековой и новой Европе. В первой четверти 15 в. движение обнаружилось в Богемии, и его подавление связано с именем Жижки. Сомнительно, однако, чтобы движение было проникнуто либертинизмом, как утверждали его противники. Эти А. объявляли разрыв с церковью, особенно вооружаясь против

40

АДОПЦИАНСКАЯ

учения о транссубстанции, и допускали террористические акты. Приверженцы секты существовали до конца 15 в. и частью примкнули к чешским братьям.

АДВЕНТ (от лат. adventus - приход). Так называется в христианской церкви время, предшествующее празднику Рождества Христова. Это время у православных продолжается 40 дней, а у католиков и протестантов около 4 недель. Когда в первый раз происходило церковное празднование адвента - трудно определить с достоверностью. Первое упоминание такого празднования мы находим под 524, когда синод в Лериде начиная от Адвента до праздника Явления Христа запретил свадебные торжества. В основе этого празднования лежит та мысль, что верующие должны духовно подготовить себя к ежегодному духовному явлению Господа.

• АДВЕНТИСТЫ, секта, основанная в 1833 Уильямом Миллером (1772-1849), проповедовавшим в Нью-Йорке близость кончины мира. По его вычислениям, основанным на 8 главе книги пророка Даниила, светопреставление должно было произойти в 1843.

АДВОКАТ ДЬЙВОЛЬСКИЙ (Advocatus diaboli), в католической церкви название лица (promoter fidei), роль которого при канонизации (для этого требовалось, чтобы причисляемый к лику святых со времени своей кончины успел совершить по крайней мере два чуда) состояла в том, чтобы поддерживать сомнения в действительности совершенных усопшим чудес. В противоположность ему лицо (procurator), назначаемое государством или орденом, к которому принадлежал усопший, должно защищать его заслуги и привести все доводы в пользу его канонизации, носит название Advocatus Dei (Адвокат Божий).

АДИАФОРА (греч, άδ ιάφορα - безразличное), так именуются в этике безразличные сами по себе деяния или поступки, которые одинаково хорошо могут быть и совершаемы, и не совершаемы. [... ]

В церковных вопросах слово А. имело очень важное значение в смысле несущественности и необязательности с христианско-философской точки зрения некоторых обрядовых сторон и обычаев той или другой церкви, как то: облачений, свечей, изображений святых и т. д., в особенности в известных распрях протестантов с католиками и между собою.

• АДИАФОРИСТЙЧЕСКИЙ СПОР (см. Адиафо-ра), так называется в истории протестантизма разногласие относительно некоторых обрядов и обычаев в церковной жизни, которые как безразличные могут быть соблюдаемы или несоблюдае-мы, не нарушая слова Священного Писания. На лейпцигском интериме в 1548 Меланхтон согласился на некоторые уступки католикам в таких элементах культа, которые он считал «безразличными» (adiaphora), но строгие лютеране с Матвеем Флацием во главе не признали этих уступок. Около 30 лет длился спор между орто

доксальными лютеранами и адиафористами и окончился лишь в 1576 формулой соглашения. Второй А. с. имел место между лютеранами и пиетистами толка Шпенера и касался вопроса относительно допустимости для христиан посещения театра, участия в танцах и играх. Лютеране считали вышеназванные действия «безразличными» в религиозно-этическом отношении и потому позволительными для христиан; пиетисты утверждали, что с точки зрения этической нет деяний безразличных и потому вышеуказанные действия недопустимы для христианина. -Ф-АДОН, святой, бенедиктинец, с 860 архиепископ Вьеннский, служивший надежной опорой папской власти в южной Франции. Из сочинений А. наиболее важны: «Chronicon de sex aetatibus mundi» [«Хроника шести веков мира»], обнимающая события от сотворения мира до середины 9 в., труд главным образом компилятивного характера; «Martyrologium» - собрание легенд о мучениках.

-Ф-АДОНАИ (др.-евр. «господин мой»), одно из названий Бога, в славянской и русской Библии переводится словом «Господь». У евреев слово А. явилось заместителем имени Яхве, когда произнесение этого имени стало разрешаться лишь священникам при богослужении в храме. • АДОПЦИАНСКАЯ ЕРЕСЬ (Adoptiani, Adoptivi), появилась при Карле Великом в Галлии и Испании. Она допускала, что Христос в Своей человеческой природе был Сыном Божиим только по усыновлению (adoptione), только номинально. Движение возникло в арабской части Испании. Во главе его стал епископ толедский Элипанд. Допустимо, что основные положения адопциан-ской системы выработались под влиянием возражений со стороны магометан, а также под влиянием выступлений испанца Мигеция, видевшего в Боге très personas corporeas (три телесных лица): на основании Пс. 44: 2 он полагал, что Давид есть воплотившийся Бог Отец, а второе лицо Троицы есть родившийся от жены семени Давида, и, на основании Гал. 1: 1, Духа Святого видел в апостоле Павле. Не полагаясь на себя в борьбе с противником, Элипанд обратился к Феликсу, епископу Ургельскому (в части Испании, зависевшей от Карла Великого). Доктрина быстро сформировалась и приобрела много сторонников, особенно потому, что слова homo adoptivus были оборотом богослужебного языка. Мавры не препятствовали Элипанду пропагандировать его учение. Движение перешло в испанскую часть империи Карла, а затем в Галлию, и вызвало тревогу. В 792 в Регенсбурге был созван собор, на который вызвали и Феликса Ургельско-го. Адопцианство было осуждено как возобновление несторианства. Феликс перед собором, а потом перед папой, к которому его отправили, отрекся от А. е. и признал Христа proprium et verum filium Dei (истинным Сыном Божиим). По возвращении в Испанию Феликс, под влиянием Элипанда, снова сделался адопцианином, оста-

41

АДРИАН

вил кафедру и перешел в арабскую Испанию. В 794 был созван новый собор во Франкфур-те-на-Майне. Карл отправил в Испанию послания папы Адриана, итальянских и галльских епископов и свое письмо к Элипанду, с подробными разъяснениями. Началась полемика, но ни к чему не привела. В 798 папа Лев III в Риме на соборе снова осудил Феликса. В том же году в октябре состоялся собор в Аахене, где Феликс шесть дней диспутировал с Алкуином. В конце концов он отрекся от прежних взглядов и написал послание, к ургельским священникам, убеждая их вернуться в Церковь. Сам этот infelix episcopus [незадачливый епископ] провел остаток жизни под надзором епископа Лионского. Элипанд, находившийся в безопасности, остался верным доктрине. Адопцианство замирает в течение 9 в.

Современники считали А. е. несторианством - Nestoriana impieias. Основной пункт А. е. состоял в различении двоякого сыновства во Христе: одного по естеству, другого по благодати, по рождению и по усыновлению; одно было метафизическое, другое - акт божественной воли и избрания. Понятие сыновства прилагается к естеству, а не к лицу. По естеству божескому Христос есть истинный Сын Божий (secundum naturam, по природе), по естеству человеческому Он Сын Божий только secundum adoptionem (no усыновлению). По существу Христос есть «единородный от Отца» (Ин. 1: 14); по усыновлению и благодати Он есть «первородный между многими братьями» (Рим. 8: 29). Как вообще сын не может иметь двух отцов в собственном смысле, но одного из них по рождению, а другого - по усыновлению, так и Христос по своему человечеству не может быть сыном Давидовым и Сыном Божиим в одном и том же смысле. Адопциане обставляли свои взгляды множеством цитат из Св. Писания. Сами они считали себя православными, исповедовали определение Халкидонского собора и принимали формулу: in una persona, duobus quoque naturis plenis atque perfectis [в едином лице, в двух естествах, полных и совершенных ].

Ересиолог Walsch, автор старой, но до сих пор ценной монографии об адопцианах, приходит к заключению, что эти еретики были в сущности православными. То же думал Баур. [...]

Документы для истории движения собраны в патрологии Migne, PL, t. 96, 100 и 101. Обработка материала -Walsch, Historia adoptianorum (1755); его же, Entwurf einer vollständigen Historie der Ketzereien, Bd. 9. И.Д. Андреев. • АДРИАН VI (Hadrian Dedel, по другим сведениям Floriszoon, из Утрехта), последний папа не итальянец (1459-1523). Был сыном мелкого ремесленника. Образование получил в Лувенском университете и скоро приобрел имя в церковной науке. В своих сочинениях он был типичным представителем схоластического направления, совершенно чуждым гуманистическим стремлениям, и писал преимущественно по вопросам

догматики и канонического права, отнюдь не желая каких бы то ни было нововведений в церковном учении и стремясь только восстановить во всей чистоте средневековые порядки. Был профессором, а затем ректором Лувенского университета. К числу его учеников принадлежал Эразм. В 1507 император Максимилиан назначил его воспитателем будущего Карла V. А. оказался несколько педантичным и не сумел привить своему ученику любви к науке, хотя и сохранил на него влияние до конца своей жизни. В 1515 он был послан в Испанию с поручением обеспечить за своим воспитанником наследование испанского престола, блестяще справился с этой задачей и сошелся с наиболее выдающимися представителями испанской церкви во взглядах на необходимость некоторых преобразований в смысле уничтожения вопиющих злоупотреблений и поднятия монашеской дисциплины и нравственного уровня духовенства. В 1516 он был назначен епископом Тортозы, в 1517 - кардиналом, в 1518 - великим инквизитором в Испании. Во время отсутствия Карла он управлял Испанией сначала вместе с кардиналом Хименесом, затем один. Строгости нового правительства вызвали сильное восстание коммунеросов (1520), которое было подавлено с большим трудом.

Между тем умер папа Лев X. Конклав долго не мог согласиться в выборе ему преемника. Тогда сторонники церковных преобразований кардиналы Карвахаль, Эджидио и де Вио выставили кандидатуру А. и он был избран папой 9 января 1522. Карл V был доволен его избранием. Оно было встречено сочувственно и общественным мнением; Эразм приветствовал нового папу, надеясь на предотвращение раскола и на скорую реформу церкви. Α., действительно, был одушевлен лучшими намерениями. Он вел самый скромный образ жизни, уничтожил роскошь, царившую при дворе Льва X, уменьшил жалованье кардиналам. Враждебно относясь к гуманизму, он перестал платить жалованье придворным поэтам и художникам и выказывал отвращение к «языческим идолам», которыми был украшен Ватикан. Это возбудило насмешки римского общества, привыкшего к другим нравам. Когда А. начал реформировать институт индульгенций, ограничил право запрещения браков, кассировал розданные Львом X экспектанции и стал упрощать финансовую и судебную организацию курии, это вызвало страстную оппозицию римского духовенства, сломить которую А. оказался не в силах. Он мечтал привлечь в Рим лучшие силы богословской науки, чтобы сделать его центром движения церковной реформы, и звал к себе Эразма. Но Эразм отклонил его предложение, так как, хотя папа хотел реформ и не отказывался даже от мысли созвать вселенский собор, но в то же время желал подавить реформационное движение в Германии силой, чему Эразм не сочувствовал. По отношению к проповеди Лютера А. занял самое враждебное положение, еще во

42

АЗАЗЕЛ

время Вормсского сейма старался восстановить против него Карла V и теперь требовал неуклонного исполнения Вормсского эдикта. С этой целью он отправил на сейм немецких князей в Нюрнберге нунция Кьерегато. Верный своим взглядам, которые он высказывал еще будучи профессором в Лувене, он отрицал непогрешимость папской курии и открыто признавался во всех грехах и пороках римской церкви. Обещая соответственные реформы, он требовал в то же время строгого наказания Лютера и его единомышленников. Сейм ему ответил отказом и требованием созвать вселенский собор. Не более удачна была и внешняя политика А. Вступая на престол, он мечтал о примирении всех христианских государей и об организации общего крестового похода против турок. Когда султан Сулей-ман Великолепный завоевал Родос, А. обратился с призывом против турок ко всем государям, но ни от кого не получил ответа, и в конце концов сам принужден был вступить в союз с Карлом V против Франциска I. Разбитый своими неудачами, А. умер, не пробыв папой полных двух лет и наглядно показав, что раскол в церкви неотвратим и что время для возрождения католицизма еще не наступило.

••-АДРИАН (в миру Андрей), десятый патриарх всероссийский (род. 2 октября 1627 - ум. 16 октября 1700). Будучи еще архимандритом Чудова м-ря, А. умел обратить на себя внимание патриарха Иоакима, поставившего его (1686) митрополитом Казанским и Свияжским. В патриархи А. возведен 24 августа 1690. А. был крайним приверженцем старины и противником реформ Петра Великого. Так, напр., он написал резкое послание против бритья бороды. Отношения А. с царем были неприязненны, тем не менее патриарх не мог не признать справедливости многих указаний Петра на неустройства в церковном управлении. Так, в данной им 26 декабря 1697 Рождественского (владимирского) м-ря архимандриту Иосифу инструкции старостам поповским или благочинным смотрителям мы видим заботы о церковном благочинии, о снабжении всех церквей исправными печатными книгами и служебниками, о наблюдении, чтобы не было священников без письменных грамот, чтобы суд отправлялся не иначе, как при старостах, и т.д. Те же стремления обнаруживает распоряжение (1698), запрещающее устраивать новые монастыри без государева указа. При патриархе А. было два собора: один (1697) по поводу дьячка Михеева, предлагавшего новые догматы касательно крещения и других обрядов, другой (1698) по поводу дьякона Петра, утверждавшего, что папа есть истинный пастырь. В период его патриаршества происходила известная борьба двух учений об евхаристии - братьев Лихудов и Сильвестра Медведева. Первые учили, что хлеб и вино становятся телом и кровью Иисуса Христа до произнесения установительных слов евхаристии, а Медведев доказывал, что таинственное пресу

ществление совершается только после произнесения этих слов. Патриарх, по-видимому, разделявший учение братьев Лихудов, передал этот спор на разрешение восточным патриархам, и учение братьев Лихудов было признано правильным. Но тем не менее братья оставались удаленными в костромском Ипатьевском м-ре, и учение их, изложенное в книге «Щит веры», оставалось ненапечатанным.

Патриархом А. написано было несколько поучений, посланий и грамот, из которых некоторые были напечатаны; из них важнейшие: представленная в палату об уложении «Записка о святительских судах» (напечатана в ст. Калачева «О значении кормчей в системе древнерусского права», 1849) и «Лрамота о бороде» (напечатана Есиповым, «Раскольничьи дела», т. 2, и по приводимой у него краткой редакции перепечатана в 1-м т. «Критико-биографического словаря» Венгерова, 1889). Некоторые письма А. напечатаны в изд. «Письма и бумаги Императора Петра Великого». Биография Α.- в ЧОИДР (1848).

-Ф- АДРИАН, имя русских святых:

1) А. Андрусовский (Ондрусовский), преподобный, происходил из рода московских бояр Завалишиных, основал в Олонецком краю пустынь (Андрусовскую) и здесь в 1549 скончался мученическою смертью, убитый разбойниками. Память 26 августа.

2) А. Пошехонский, преподобный, основатель Адриановой пустыни в 5 верстах от Поше-хонья (Ярославской губ.). В 1550 убит и мученически скончался во время разбойного нападения на монастырь соседних крестьян. Мощи его с 1626 хранились в основанной им обители. Память 5 марта.

-Ф- АДРИАН, монах и пресвитер 5 века, автор «Введения в божественные писания», пользовавшегося в древности значительным уважением. [...] Сочинение А. скорее относится к области риторики, хотя сам автор имел в виду дать в нем руководство к чтению Библии. По направлению своей экзегетики А. принадлежал к школе антиохийской и был лучшим ее представителем, чуждым крайностей некоторых антиохийцев.

АЗАЗЕЛ, значит козлоудаление или козлоот-пущение. В день грехоотпущения, по закону Моисееву (Лев. 16) избирались два козла, один для жертвоприношения, а другой для отпущения в пустыню, по предварительном возложении на него рук, означавшем сложение на него грехов народа. Двумя этими животными наглядно прообразовывалась искупительная для людей жертва Христова, по силе которой грехи и вины снимаются с верных, устраняются и исчезают. Позднейшее же еврейское предание обозначает А. как одного из ангелов, сброшенных с неба, во время войны титанов. А. как злой гений упоминается многократно в апокрифической книге Еноха (7: 1; 10: 12; 13; 15: 9). У некоторых древних христианских сектантов А. есть имя сатаны (см. Origen. Cels. 6, 305. Ср. Epiph. haer. 34, 11). Точно так же и у арабов, до и после Мухаммеда, А. известен как злой дух.

43

АЗАРИЙ

-Φ- АЗАРИЙ МОНАХ, славяно-румынский хронист,

автор хроники, обнимающей события 1552-1574 и являющейся продолжением хроники 1504-1551, написанной митрополитом Макарием, учителем А. м. Помимо выдающегося исторического значения, хроника А. м. обладает высокими литературными достоинствами, написана сильно, изящно, витиевато, в подражание византийскому хронисту 12 в. Константину Манасии; в южяо-славянской историографии нет ей равной. Она начинается известием о трагической смерти господаря Стефана VII и оканчивается рассказом о гибели Иоанна Злого. До открытия славянской хроники А. м. его считали составителем одной из редакций краткой славяно-молдавской летописи 15 или начала 16 вв., но впоследствии доказано, что работа А. м. была известна румынскому хронисту Уреке, который широко пользовался славянским текстом А.

См. Яц и Мирский, Славяно-молд. летопись монаха Α., Изв. ОРЯС, 1908, ÏV, 23-80.

-Ф- АЗАРИЯ. [...] Имя одного из четырех еврейских юношей знатного происхождения (Даниил, Α., Анания и Мисаил), которые во время вавилонского плена были взяты ко двору царя Навуходоносора. За отказ поклоняться Навуходоносору как божеству А. вместе с двумя своими товарищами был, по библейскому сказанию, брошен в раскаленную печь, но все три юноши остались невредимы.

• АКАДЕМИИ ДУХОВНЫЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ [...] Старейшая из всех академий- Киевская, за ней следуют Московская, Санкт-Петербургская и Казанская.

Киевская духовная академия первоначально появилась в 1615 в виде Киево-братской школы при Братском Богоявленском м-ре, предназначенной для изучения классических языков, риторики, богословия и некоторых предметов элементарного образования. Киевский митрополит Петр Могила преобразовал ее по образцу латино-поль-сыих коллегий и поместил сначала в Киево-Печерской лавре, потом в Братском, м-ре. В школе преподавались языки славянский, греческий и латинский, нотное пение, катехизис, арифметика, поэзия, риторика, философия и богословие. Ученики делились на 8 классов; каждую субботу они упражнялись в диспутах. С 1631 по 1701 школа называлась Киево-Могилянской коллегией. После смерти Петра Могилы (1646), в период борьбы между Польшей и Московией за Малороссию, положение коллегии было трудное. В 1658 ее здания были сожжены казаками. Московским правительством дано было разрешение возобновить школу при условии, чтобы в ней обучались только киевские жители, а из неприятельских и других городов никто не принимался, «дабы от сего не произошло смуты». Учение в коллегии возобновилось лишь с 1660-61.

В 1701 коллегия, переименованная в академию, получила царское жалованье и утверждение прежних прав и преимуществ. Курс наук был

расширен: введены языки французский, немецкий, еврейский, естественная история, география, математика; некоторое время преподавались также архитектура и живопись, высшее красноречие, сельская и домашняя экономия, медицина и русская риторика. В 1731-47 устроителем внутренней и внешней жизни академии явился митрополит киевский Рафаил Заборов-ский, надолго давший ей свое имя (Akademia Mohilo-Zaborowsciana). Число преподавателей к концу 18 в. доходило до 20 и более. Богословие с 1759 преподавалось по системе Феофана Прокоповича, риторика - по руководству М.В. Ломоносова, остальные предметы главным образом по иностранным руководствам. Учебным языком была латынь. Внешнее благосостояние академии на первых порах было незавидно. Студенты, число которых доходило до 500, отчасти содержались на монастырские средства, отчасти сами собирали по городу пожертвования деньгами, пищею и дровами, перед праздниками Рождества Христова и Пасхи ходили со звездою, вертепом и райком, в летнее время странствовали группами по разным местностям, чтобы пением кантов, представлением драм, трагедий и комедий, произнесением стихов и речей, отправлением служб в приходских церквах добывать себе пропитание.

Киевская академия 17-18 вв. имеет важное значение в истории русского просвещения. Она была первым высшим учебным учреждением в России; здесь получали образование дети не одного только духовенства, но и других сословий. Только с середины 18 в. она мало-помалу стала превращаться в специальное сословное духовно-учебное заведение. Из нее вышли Феофан Прокопович, Стефан Яворский, Димитрий Ростовский, Феофилакт Лопатинский, Арсений Ма-цеевич и многие другие, а также вышли многие видные государственные и общественные деятели, напр., граф П.В. Завадовский и князь Потемкин. Воспитанники ее становились и учредителями школ, и первыми в них учителями. Некоторые из воспитанников академии довершали свое образование за границей; многие поступали в Московский университет (с 1755), медико-хирургические училища. В начале 19 в. академия много пострадала от пожара (1811) и некоторое время была закрыта. Академия имела ученый журнал «Труды Киевской духовной академии», где печатались переводы творений отцов Церкви, преимущественно западных, и оригинальные статьи.

Ср.: Макарий (Булгаков), История Киевской духовной академии. СПб., 1843; Аскоченский, Киев с древнейшим его училищем -академией, К., 1856; его же , История Киевской духовной академии по преобразовании ее в 1819 г., СПб., 1863; Малышевский, Историческая записка о состоянии Киевской духовной академии в минувшее 50-летие, Труды КДА, 1866-68; Линчевский, Педагогия древних братских школ и преимущественно древней киевской академии, там же, 1870; Голубев, История Киевской духовной академии, вып. 1 (период домогилянский), К.,

44

АКАДЕМИИ

1886; Jablonowsky, Akademla Kijewsko-Mohilianska, Krakow, 1899-1900; Акты и документы, относящиеся к Киевской духовной академии, с введением и прим. Н.И. Петрова, К., 1904-06; Вишневский, Киевская академия в первой половине 18 столетия, К., 1903; Серебренников, Киевская академия с половины 18 в. до преобразования ее в 1819 г., К., 1897; Голубев, Киевская академия в конце 17 и в начале 18 столетия, К., 1901; Петров, Киевская академия во второй половине 17 ст., К., 1895; его же, Значение Киевской академии в развитии духовных школ в России с утверждения святейшего синода в 1721 г. и до половины 18 в., К., 1904; его же, Киевская академия в гетманство Кирилла Григорьевича Разумовского, Труды КДА, 1905, № 5; е го же, Киевская академия в царствование императрицы Екатерины П, К., 1906; Указатель церковно-археологическо-го музея при Киевской духовной академии, изд. 2, К., 1897 (сост. Н.И. Петров).

Московская духовная академия ведет свое начало от братьев Лихудов, открывших в 1685 сперва в Богоявленском, потом в Заиконоспас-ском м-ре школу, в которой преподавались грамматика, пиитика, риторика, логика и физика на латинском и греческом языках. Это была в зародыше славяно-греко-латинская академия со схоластическим направлением преподавания. Период деятельности Лихудов в школе продолжался до 1694, когда они были обвинены в корыстолюбии и определены для занятий в московской типографии. Начатое ими дело продолжали их ученики Федор Поликарпов и Николай Семенов. С переходом школы в ведение Палладия Роговского академия склоняется к западному просвещению и остается такою во все продолжение второго периода (1700-75). Сам руководитель школы получил образование на Западе и был некоторое время униатом; характеру школьной его деятельности содействовало и сочувствие Петра I и образованных людей того времени к западному образованию. Наставники, а нередко и ученики, вызывались из Киева; науки преподавались на латинском языке. Наставники академии испытывали лиц, определяемых на священно- и церковнослужительские места, проповедовали, равно как и ученики богословия, в церквах; принимали участие в исправлении славянского перевода Библии (1712-51); ректоры и префекты рецензировали духовные сочинения и переводы, увещали иноверцев, раскольников и отступников от веры. Ученики набирались из духовного сословия, из дворян и разночинцев; особенно на первых порах социальное положение их было разнообразно. В числе учеников Славяно-греко-латинской академии были князья Одоевские, Голицыны и др. Даровитейшие проходили курс учения в 12-13 лет; иные за 15 лет едва достигали философского класса; бывали случаи, когда ученики учились по 20 и в одном классе оставались по 10 лет. Здесь получили образование митрополит Платон (Левшин), кн. А.Д. Кантемир, Костров, М.В. Ломоносов. Отсюда часто вызывались воспитанники в Петербург в гимназию и университет при Академии наук.

Цветущим периодом для академии были 1775-1814. Материальные средства академии были усилены, содержание наставников улучшено, для учеников устроена бурса. Побеги и укрывательства учеников от школьного учения прекратились. Ряд проповедников и ученых, вышедших из этой академии, свидетельствует о ее благоустройстве под протекторатом митрополита Платона. В 1814 академия была преобразована и переведена в Троице-Сергиеву лавру; с тех пор жизнь ее текла в общих условиях с другими академиями. Академия имела свой журнал, выходивший первоначально 4 раза в год под названием «Прибавления к творениям святых отцов», а в 1892 преобразованный в ежемесячный, с переименованием в «Богословский вестник».

Ср.: Смирнов, История Московской славяно-греко-латинской академии, М., 1885; его же, История Московской духовной академии до ее преобразования 1814-70 гг., М., 1879; Каптерев.О греко-латинских школах в Москве в 17 в. до открытия Славяно-греко-латинской академии, ПрТСО, 1889, т. 4; там же статья Корсунского, Труды Московской духовной академии по переводу Св. Писания и творений святых отцов на русский язык; Б е л я е в , К истории Московской славяно-греко-лагинской академии и Спасо-вифанской семинарии, БВ, 1897, № 2.

С.-Петербургская духовная академия. В 1721, по повелению Петра I, учреждена была архиепископом новгородским Феодосием (Яновским) при Александро-Невском м-ре славянская школа для обучения азбуке, письму, псалтири, арифметике, грамматике и толкованию евангельских блаженств. Находясь вблизи высшей центральной духовной и светской власти, эта школа, под влиянием запросов, вызванных петровскими реформами, быстро развивалась. В 1726 она была переименована в славяно-греко-латинскую семинарию (1726-88). Ученики набирались из разных сословий; число их доходило до 100; они писали и произносили проповеди, упражнялись в диспутах; выходили иногда в русские миссии за границей, в университет при Академии наук, в коллегию иностранных дел, в комиссию об учреждении народных училищ в России, в главное народное училище. Из воспитанников этого периода особенно известны Степан Румовский и Григорий Теплов. В 1788 семинария переименована в главную семинарию (1788-97), куда вызывались лучшие воспитанники из других семинарий для приготовления к преподавательскому званию. Круг предметов преподавания был расширен. Семинария помещалась в корпусе близ церкви св. благоверного княза Феодора в Александро-Невском м-ре. Среди префектов и учителей этого времени были М.М. Сперанский (учившийся здесь с 1789 до 1794), И.И. Мартынов, П. Словцов и другие. В 1797-1809 семинария именовалась Александровской академией. Епархиальным архиереям предписывалось присылать в академию через каждые два года лучших учеников, по два человека. Главными попечителями этой академии были митрополиты Гавриил (Пет-

SM

• АКАДЕМИЯ Щ

БЕЯ

ров) и Амвросий (Протасов), а среди профессоров выдавался Евгений Болховитинов (впоследствии митрополгиг Киевский). В 1809 была образована С.-Петербургская духовная академия. С 1821 академия издавала ежемесячный журнал «Христианское чтение», а с 1875 - еженедельный «Церковный вестник». В приложениях к «Христианскому чтению» напечатано много крупных богословских и церковно-исторических трудов. При академии имелась значительная библиотека с ценным отделом рукописей, особенно поступивших в 1858 из новгородского Софийского собора (1575 рукописей) и Кнрилло-Белозерского м-ря (1355 рукописей). В 1879 устроен при академии музей.

Ср.: Чистович, История С.-Петерб. духовной академии, СПб., 1857; его же , С.-Петерб. духовная академия за последние 30 лет (1858-88), СПб., 1889; 50-летие С.-Петерб. духовной академии 17 февраля 1859 г., СПб., 1850; Биографический список студентов С.-Петерб. духовной академии 1-го курса, СПб., 1888; Именной список студентов С.-Петерб. духовной академии за 1857-88 гг., СПб., 1889 (оба труда - И.А. Чистовича); Ростиславов, С.-Петерб. духовная академия до графа Протасова, «Вестник Европы», 1872; его же, С.-Петерб. духовная академия при графе Протасове, «Вестник Европы», 1883; Родосский, Биографический словарь студентов первых 28 курсов С.-Петерб. духовной академии, СПб., 1907; Соллертинский , Опыт исторической записки о состоянии С.-Петерб. духовной академии, 1910; Покровский, Церковно-археологический музей С.-Петерб. духовной академии, СПб., 1909; Описание старопечатных и церковно-славянских книг, хранящихся в библиотеке С.-Петерб. духовной академии, вып. 1-2, СПб., 1884-98; Описание книг гражданской печати 18-го столетия библиотеки С.-Петерб. духовной академии, СПб., 1899; Родосский, Описание 432 рукописей, СПб., 1894; Абрамович, Описание рукописей С.-Петерб. духовной академии. Софийская библиотека. Вып. 1: богослужебные книги, СПб., 1905; вып. 2: Четьи-Минеи, Прологи, Патерики, СПб., 1907.

Казанская дзгховшя академия в своей истории тесно связана с Казанской духовной семинарией, которая ведет свое начало с 1723 и в 1797, одновременно с Александро-Невской, преобразована в академию с высшим богословским курсом; ввиду местных нужд здесь преподавался татарский язык. Курс учения в академии продолжался до 14-15 лет, обнимая курс средней и низшей школы, с приготовительными классами. В 1818 академия была закрыта, с оставлением лишь классов, соответствующих семинарскому курсу. Открытие новой академии последовало в 1842, сначала в Спасском м-ре, потом в особом загородном помещении, по уставу духовных академий 1814. Отличительную черту здесь против других академий составляло вызванное местными потребностями преподавание турецко-татарского, арабского, монгольского и калмыцкого языков. В 1854-55 открыты при академии миссионерские курсы против раскола, магометанства и буддизма. По уставу 1884. в академии полагается группа предметов миссионерских, подразде

ляющаяся на отделы татарский и монгольский. С 1855 издавался при академии журнал «Православный собеседник».

Ср.: Благовещенский, История старой Казанской академии, 1797-1818 гг., Казань, 1876; История Казанской духовной семинарии с восемью низшими училищами за 18-19 столетия, Казань, 1881; Гвоздев, 25-летие Казанской духовной академии, ПС, 1868, т. 3;Можаровский, Старая Казанская академия, М., 1877; Знаменский, Казанская семинария в первое время ее существования, ПС, 1868, т. 2; его же, История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842-70), тт. 1-3, Казань, 1891-92; Терновский, Историч, записка о состоянии Казанской духовной академии после ее преобразования (1870-92), Казань, 1892; Бердников, Краткий очерк учебной и ученой деятельности Казанской духовной академии за 50 лет ее существования (1842-92), в сб. «50-летний юбилей Казанской духовной академии, 21 сент. 1892 г.», Казань, 1893. П.П. Тодорский.

^АКАДЕМИЯ ДУХОВНАЯ РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКАЯ ведет свое начало от Виленской иезуитской коллегии, организованной в 1570 провинциалом австрийских и польских иезуитов Маги. В 1578, по привилегии польского короля Стефана Батория и на основании буллы папы Григория XIII, эта школа преобразована была в академию, или университет, после упразднения ордена иезуитов переименованный в Главную школу, с тремя отделениями: моральных, физических и медицинских наук. После раздела Польши Главная школа была обращена в Императорский Виленский университет. Особого богословского факультета в университете не было; но при отделении моральных и политических наук полагались кафедры Св. Писания, богословия догматического и нравственного, а немного позже и канонического права. Между тем по многим вопросам, в решении которых одни только богословы могли считаться компетентными, последние стали собираться на свои специальные «сессии» под председательством декана названного факультета, если он был лицо духовное, или старшего из профессоров богословских наук. Такое положение дела не только не вызывало возражений со стороны университетского начальства, но получило как бы признание в наименовании подобных собраний профессоров-богословов «богословским факультетом». В связи с этим отделением находилась Главная виленская семинария, учреждение которой было предусмотрено университетским уставом «для совершенного образования священников римско-католического исповедания». [... ] В 1806 высочайше утвержден Устав главной семинарии для римско-католического духовенства при Виленском университете. Совет семинарии давал ежегодно университету отчет о состоянии семинарии, который включался в общий университетский отчет. Учебный курс был четырехлетний. Виленский католический епископ никакого отношения к семинарии не имел. Эта независимость семинарии от духовной власти послужила причиной нерасположения к

АКВИЛА

ней духовенства, тормозившей ее открытие: оно состоялось в 1808. В 1812, вследствие нашествия Наполеона, учение в семинарии совсем прекратилось; ученики были распущены, а семинарские здания взяты для военных надобностей. Занятия возобновились только в 1816. В 1828 предписано было не посылать в главную семинарию воспитанников из униатских епархий, так как для них предполагалось открыть особую академию в Полоцке. Когда Виленский университет был закрыт, из главной семинарии и общего с ней политического и нравственного факультета в 1833 была образована римско-католическая духовная академия. Курс академии был трехлетний. [...] Все науки преподавались на русском или латинском языках, но клирики обязывались изучать языки своей епархии и упражняться на них в проповедовании. Управление академией было поставлено в непосредственную зависимость от римско-католической духовной коллегии и местного епархиального начальства. [...] В 1842 академия была переведена в С.-Петербург. [... ]

См.: Жукович, Об основании и устройстве главной духовной семинарии при Битенском университете (1803-32), ХЧ, 1887, № 3-4; О профессорах богословского факультета Виленского университета в настоящем столетии, там же, 1888, № 3-4, 5-6; Крачковский, Исторический обзор деятельности виленского учебного округа за первый период его существования, отд. 1 (1803-24), Вильна, 1905.

П.П. Тодорский.

АКАКИЙ, имя нескольких лиц, известных в истории церкви.

1) А. Кесарийский, ученик церковного историка Евсевия, бывший его преемником на кесарийской епископской кафедре (ум. 363). Крупный представитель арианской партии, А. был низложен на соборах Антиохийском (341) и Селевкинском (359). Известен обширным толкованием Екклесиаста. Его последователи носили имя акакиян.

2) Α., патриарх Константинопольский (ум. 488), известный своим участием в спорах евти-хианских и борьбою с римским папою.

3) Α., епископ Митилены Армянской (ум. 435), главнейший противник Нестория.

-Ф-АКАФИСТ (от греч, ακάθιστος - неседаль-иый), так называются в Восточной церкви хвалебные песнопения в честь Иисуса Христа, Богоматери и святых, исполняемые молящимися стоя. Древнейшим А. и образцом для других считается А. Божией Матери, написанный в 7 в. по случаю избавления Богородицей Константинополя от нашествия персов и аваров. Он состоит из 25 отдельных песнопений: 13 кондаков и 12 икосов, расположенных в порядке греческого алфавита (кроме первого кондака) и оканчивающихся восклицанием «радуйся». А. поется на всенощном бдении в субботу на пятой неделе Великого поста. Одни исследователи приписывают авторство этого А. Роману Сладкопевцу, другие - константинопольскому патриарху Сергию, современнику осады Константинополя 626 года (см.

Фокков, «К синтаксису греческого новозаветного языка и византийского», М., 1887), третьи - летописцу осады Константинополя 626 года Георгию Писиде, автору «Bellum avaricum» (см. Филарет Черниговский, «Исторический обзор песнопевцев и песнопений греческой церкви»; Ловягин, «Богослужебные каноны», 1887). По образцу А. Богородице составлены были и другие Α.: Иисусу Сладчайшему, Николаю Чудотворцу, Успению Божией Матери, Иоанну Предтече, апостолам Петру и Павлу, архангелу Михаилу и др.

-Ф-АКВАВЙВА (Aquaviva) Клавдио, пятый генерал ордена иезуитов (1543-1615). Происходил из знатного рода герцогов Атри. 25 лет от роду вступил в орден иезуитов и скоро занял в нем выдающееся положение, а в 1581 был избран генералом. В этот момент иезуиты еще далеки были от полного единства и строгой дисциплины, о которых мечтал Лойола. Α., отличавшийся твердым характером и несокрушимой волей, поставил своей задачей расширить сферу деятельности ордена и укрепить его внутренне путем полного подавления духа индивидуализма и независимости. Он пересмотрел и значительно дополнил в этом смысле законодательство ордена. Особенное внимание он обратил на школьное воспитание. Комиссия, действовавшая под его наблюдением, выработала с этою целью руководство: «Ratio atque institutio studiorum societatis Jesu» (1584). Но так как учебные программы сильно приближались к гуманистическим образцам, то это вызвало недовольство со стороны испанского духовенства. Филипп ΪΙ передал книгу на рассмотрение инквизиции, она подверглась осуждению, а папа Сикст V запретил ее публикацию. В 1591 она была перепечатана с небольшими изменениями и с тех пор легла в основание всего иезуитского школьного преподавания. А. вообще встречал оппозицию со стороны испанских членов ордена. Недовольные деспотизмом А. возлагали свои надежды на общую конгрегацию 1592 года, но А. сумел отстоять свою власть от всяких покушений и добился полного торжества своей политики. Всего тяжелее было положение иезуитов во Франции, откуда, вследствие покушения на жизнь Генриха IV, парламент постановил их изгнать. А. добился возвращения их во Францию (1603) и уговорил даже Генриха IV взять себе в духовники иезуита Коттона. По отношению к папам А. держал себя вполне независимо. Когда Павел V задумал осудить учение иезуитов о благодати, достаточно было возражений Α., чтобы папа отказался от своего намерения.

Сочинения Α.: Directorium exercitionum spiritualium S. Igna-tii; Industriae pro superioribus societatis ad curandos animi morbos, Venezia, 1611; Epistolae, Roma, 1615; Meditationes in psalmos XLIV et CXVHI, Roma, 1615.

-Ф-АКВИЛА (Aquila, собственно Adler) Каспар, немецкий реформатор, один из ближайших сподвижников Лютера (1488-1560). Сын аугсбургско-

АКВИЛА

го городского синдика; получил хорошее первоначальное образование в Аугсбурге и Ульме, затем совершил путешествие в Италию, где познакомился с Эразмом. Некоторое время учился в Лейпцигском университете, а затем сделался походным проповедником при Франце фон Зик-кингене и принимал участие в походе последнего на Мец в 1515. В следующем году А. занял место священника в окрестностях Аугсбурга. Когда выступил Лютер со своей проповедью, А. сразу сделался его горячим приверженцем и стал позволять себе такие резкие выходки против католицизма, что епископ аугсбургский посадил его в тюрьму. А. освобожден был по ходатайству королевы датской Изабеллы, сестры Карла V. В 1520 А. был приглашен Зиккингеном в воспитатели к его детям и поселился в замке Зиккингена Эбер-сбурге. Во время рыцарского восстания Α., при осаде Эберсбурга войсками немецких князей, с трудом спасся от смерти и бежал в Виттенберг. Здесь он был назначен проповедником при кур-фюрстском дворе и деятельно помогал Лютеру в его переводе Библии. Позже, в качестве суперинтенданта в Заальфельде, энергично занялся приведением в порядок церкви и улучшением школьного дела. После победы Карла V над протестантами А. выпустил против аугсбургского интерима 2 резкие брошюры, чем навлек на себя нерасположение императора, назначившего 5000 гульденов за его поимку. А. спасся от преследований благодаря покровительству княгини Швар-цбург-Рудольфштадтской, приютившей его в Шмалькальдене, а после окончания войны вернулся в Заальфельд, где и проживал до самой смерти.

АКЗИЛА и ПРИСЦИЛА, еврейская чета, изгнанная при Клавдии из Рима, поселившаяся в Коринфе и обращенная апостолом Павлом в христианство; оба ревностно трудились на пользу христианства и вместе с апостолом Павлом переселились потом в Эфес, где основали христианскую общину. Впоследствии, как видно из послания к Римлянам (16: 3), они опять вернулись в Рим, если только эта часть послания действительно относится к Риму, а не к Эфесу. -Ф-АКВИЛОНОВ Евгений Петрович, духовный писатель, сын протоиерея Тамбовской губ., воспитанник С.-Петербургской духовной академии, в которой состоял профессором по кафедре введения в круг богословских наук. Род. в 1861. В 1910 А. назначен протопресвитером военного и морского духовенства. Главный труд Α.: «Церковь. Научные определения церкви и апостольское учение о ней как о теле Христовом» (СПб., 1894). В сочинении этом, представленном для получения степени магистра, было усмотрено уклонение от установившегося в нашем богословии воззрения на церковь; А. должен был исправить его и получил искомую степень по защище-нии второго, исправленного издания, вышедшего под заглавием: «Новозаветное учение о церкви.

Опыт догматико-экзегетического исследования», СПб., 1896.

Другие труды Α.: О физико-телеологическом доказательстве бытия Божия, СПб., 1905 (докторская диссертация); Научно-богословское самооправдание христианства. Введение в православно-христианскую апологетику, СПб., 1894; О Спасителе и о спасении, СПб., 1899; О божестве Господа нашего Иисуса Христа и о средствах нашего спасения, СПб., 1901; О божественности христианства и о превосходстве его над буддизмом и мохаммеданством, СПб., 1904; Об истинной свободе и нравственном долге, СПб., 1905; Церковь Христова в деле нашего спасения, СПб., 1905; Христианство и социал-демократия в отношении к современным событиям, СПб., 1906; Мысли о. Иоанна Кронштадтского о воспитательном значении слова Божия, СПб., 1909.

См. ЦВед, 1910, № 21.

АКВИНАТ Фома, знаменитый схоластик; см. Фома Аквинат.

•Ф-АКЕФАЛЫ (греч, ακέφαλοι - безглавые), так назывались в эпоху монофизитских споров члены Александрийской церкви, не пошедшие за своим патриархом Петром Монгом, который принял Генотикон императора Зенона.

См. 3-ю книгу «Церковной истории» Евагрия (Migne, PG, t. 86. Есть рус. пер. 1853).

-Ф- АКИМЙТЫ (греч, ακοίμητοι - неусыпные), так назывались монахи, обосновавшиеся в Константинополе и разделявшиеся на несколько очередей, которые совершали богослужение непрерывно днем и ночью. Создателем монашества этого типа является Александр, устроивший ок. 400 года монастырь на Евфрате. В 420 он основал монастырь такого же типа в Константинополе. Преследования заставили его уйти отсюда и водвориться на азиатском берегу Босфора. Александр умер ок. 440. При одном из преемников его, Маркелле, во второй половине 5 в., консул Флавий Студий Евтропий основал в Константинополе обитель, получившую название студийской. С этого момента судьба А. становится судьбою студитов. А.-студиты играли выдающуюся роль во время монофизитских споров 5 и 6 вв., затем в эпоху иконоборческих смут. -Ф-АКИНДЙН, преподобный, архимандрит печер-ский (с 1219), к которому черноризец Поликарп написал свое «Послание» о благочестивых отцах и братьях Печерского м-ря, послужившее основой для «Киево-Печерского патерика». Год кончины А. неизвестен; мощи находились в Феодо-сиевой пещере; память 28 августа. -Ф-АКОЛУФЫ (греч, ακόλουθοι, т.е. провожатые, прислужники), одна из низших церковных должностей. Аколуфат в собственном смысле возник в римской церкви. В Риме долго удерживали седмеричное число диаконов, в подражание первым семи диаконам, о которых говорит книга Деяний. Если римский епископ был наследником апостолов Петра и Павла, то римские диаконы должны были быть наследниками семи поставленных апостолами в качестве помощников. Но так как для богатой и многолюдной римской

48

АЛЕАНДЕР

общины такое число диаконов скоро стало недостаточно, то из затруднения вышли учреждением семи иподиаконов. Получилось 14 помощников епископа с диаконским саном. Так как и 14 помощников было мало, то была создана должность Α., для которых выбрано было намеренно такое название, чтобы не ограничивать число таких помощников. В середине 3 в. в Риме было 42 Α., по три при каждом диаконе. На Востоке А. не было потому, что там они заменялись иподиаконами. Если название А. здесь иногда употреблялось, то означало оно именно иподиаконов.

См. S ohm, Kirchenrecht, Bd. 1, 1892. Первая часть этой работы, где говорится об Α., переведена на рус. яз.: 3 о м, Церковный строй в первые века христианства, М., 1906. •Ф-АКРОПОЛЙТ (Άκροπολιτης) Георгий (1217-82), византийский историк. А. был великим логофетом при императорах Иоанне Дуке и Михаиле VIII Палеологе. В 1274 А. присутствовал на Лионском соборе, где обсуждался вопрос о соединении церквей греко-восточной и римской, и дал клятвенное обещание, что император Михаил согласен принять унию с римскою церковью и признать главенство папы. Главный труд Α.- «Χρονική συγγραφή», где описываются события от завоевания Константинополя латинянами до освобождения его византийским императором Михаилом VIII Палеологом (1203-61). Лучшее греческое издание «Летописи» А. вышло в Бонне в 1837 под редакцией Беккера, в серии «Corpus scriptorum byzantinorum», откуда она перепечатана в PG аббата Миня (т. 140); по изданию Беккера «Летопись» переведена в 1863 на рус. яз. при С.-Петербургской духовной академии, под редакцией проф. И.Е. Троицкого, о Из богословских сочинений А. известны «Два слова об исхождении Духа Святого»; установив догматическое разномыслие в учении об исхождении Св. Духа между церковью православной и римской, Α., однако, высказывается в пользу примирения между ними, ссылаясь на общность нравственных начал, господствующих в жизни Востока и Запада.

• АКСАКОВ Николай Петрович

(1848-1909), богослов-историк и канонист. Слушал лекции в университетах Германии, Швейцарии и Франции; защитил в Гиссене написанную им на немецком языке диссертацию «Идея Божества» и получил степень доктора философии. Служил в государственном контроле. Литературная деятельность А. началась сотрудничеством в «Беседе», «Русской мысли», «России» и др. периодических изданиях. В журналах «Благовест», «Русская беседа», «Русский труд» А. напечатал ряд статей о церковных вопросах. Отдельно издал «Духа не угашайте» (СПб., 1895). Период самой напряженной научно-литературной деятельности А. наступил с 1905, когда был возбужден вопрос о необходимости преобразований в русской церкви. Ему посвящены следующие работы Α.: «Собор и выборное начало в церкви», «Соборы и патриархи» - в сборнике группы пе

тербургских священников; «К церковному собору» (СПб., 1906), «Патриаршество и каноны» (СПб., 1906), «Об избрании епископов в древней христианской церкви» (СПб., 1906). В 1906 А. был приглашен в члены образованного при Священном Синоде особого присутствия для подготовки церковного собора. Принимая самое деятельное участие в его работах, А. помещал в духовных журналах обстоятельные статьи по вопросам, обсуждаемым в присутствии: «Что говорят каноны о составе собора» («Церковный голоо>, 1906 и отд.); «Несколько примечаний к канонам» (СПб., 1906); «Возможны ли в церкви решающие и совещательные голоса?» (СПб., 1906); «Вопрос о приходе в предсоборном присутствии» («Церковный голос», 1907); «Основы церковного суда» (там же, 1907). Ему же принадлежит ответ на книгу Н. Морозова о происхождении Апокалипсиса: «Беспредельность невежества и Апокалипсис» (СПб., 1908). Некролог А. см. в ЦВ. 1909, № 16.

АКТЫ СВЯТЫХ (Acta Sanctorum), см. Жития святых, Болландисты. .

АКУЛИНА ГРЕЧЙШНИЦА, день 13 июня, празднующий память св. Акулины. Это - последний срок для сеяния гречихи, почему на юге России в этот день в старину варили для бедных кашу и выполняли различные символические деяния в видах хорошего урожая гречихи, что связывалось и с поэтическим сказанием (сказка «Крупенич-ка») о перенесении в Россию зерна гречихи.

АКУЛИНА ИВАНОВНА, имя трех т.н. богородиц в хлыстовской и скопческой ересях, из которых одна ересь и получила название акулиновщины.

АЛАКОК (Alacoque) Маргарита, учредительница культа «Святого Сердца Иисуса». Род. 22 июля 1647 в Лотекуре близ Отена. Ее отец, адвокат, умер в молодых летах, и после его смерти (1655) она поступила в монастырь Благовещения Пресвятой Богородицы в Шаролле. Здесь с ней случился паралич, исцеление от которого она приписала заступничеству Пресвятой Девы, после чего решилась вести аскетическую жизнь. В 1671 поступила монахиней в Визитандинский м-рь в Паре-ле-Моньяле и там назвалась по имени Пресвятой Девы Марией, как она по большей части и зовется. В религиозном экстазе она написала мистическое сочинение «La dévotion au coeur de Jésus» («Поклонение сердцу Иисуса»), обнародованное в 1698 патером Круазе и послужившее поводом к основанию культа Святого Сердца Иисуса, о распространении которого еще в то время стали заботиться иезуиты. А. скончалась 17 октября 1690 и в 1864 была причислена папою Пием IX к лику святых. -0-АЛЕАНДЕР (Aleander) Иероним, итальянский ученый и кардинал (1480-1542). Папой Александром VI А. был послан с дипломатическим поручением в Венгрию. В 1508 занял кафедру греческого и латинского языков и литературы в Парижском университете. В 1516 Лев X сделал А. библиотекарем в Ватикане. С этих пор

4 Христианство

49

АЛЕКСАНДР !

начинается его деятельность как одного из ожесточенных противников Реформации в Германии. Он присутствовал в качестве папского легата на сейме в Вормсе, и его дипломатической ловкости приписывают издание так наз. всрмсского эдикта, осуждавшего Лютера как еретика. Три раза он в качестве нунция был в Германии со специальным поручением помешать мирному соглашению между католиками и протестантами, но безуспешно. В 1524 А. произведен в архиепископы Бриндизи, в 1538 получил сан кардинала. Его «Lexicon graeco-latinum» (P., 1512) должен быть признан лучшим сочинением этого рода в то время. Им же изданы грамматика греческого языка и несколько поэтических сочинений. Хранящиеся в ватиканской библиотеке манускрипты его неоконченного трактата «De Concilio habendo», его переписка и, наконец, записки, относящиеся к его нунциатуре (они послужили кардиналу Паллавичино материалом для его «Istoria del concilio de Trente» [«История Тридентского собора» ]), заключают в себе богатые сведения об истерии религиозных движений того времени.

АЛЕКСАНДР, святой (ум. 326), епископ Александрийский, защитник православия против арианства. Созвал в 320 или 321 в Александрии собор, на котором была произнесена анафема на Ария и его приверженцев. На Никейском соборе (325) А. выступил одним из влиятельнейших поборников православия. Из писем его дошли до нас два: одно приведено у Сократа, другое - у Феодорита.

АЛЕКСАНДР, святой, епископ Иерусалимский; находился в тесной дружбе с Оригеном. В гонение Деция А. был заключен в темницу, где и скончался в 251. Отрывки посланий Α.- у Евсевия и Иеронима (см. Migne, PG, t. 10). Память А. 12 декабря.

АЛЕКСАНДР, святой, епископ Константинопольский (325-340). Участвовал в первом вселенском соборе. Память 30 августа.

• АЛЕКСАНДР III (1159-1181), папа. Знаменит своею борьбой с Фридрихом 1 Барбароссой. Долго боролся с тремя папами, последовательно утверждавшимися Фридрихом в противовес ему (Виктор IV, Пасхалий III, Каликст III); имея на своей стороне ломбардские вольные города, добился после поражения Фридриха при Леньяно (1176) мира и признания императором своего сана. Был в дружбе с Людовиком VII французским. Огромный успех достигнут им в Англии: после убийства Фомы Бекета папа угрозой интердикта добился от короля Генриха II исполнения унизительного обряда покаяния и признания (за себя и своих преемников), что короли Англии получают королевство из рук папы.

• АЛЕКСАНДР из Гэльса (латинизир. Alexander Halensis), выдающийся философ-схоластик 13 в., прозванный doctor irrefragabilis (неопровержимый). Воспитывался в монастыре в Гэльсе, в графстве Глостершир, в Англии; по

окончании учения отправился в Париж, где поступил в 1222 в орден францисханцев и до самой смерти (27 августа 1245) пользовался славой выдающегося богослова, строго придерживавшегося учения Аристотеля. Он положил основание второму периоду схоластики, будучи приверженцем ее реализма. Главное его сочинение «Summa universae theologiae» (4 тт., Venezia, 1475). ι

АЛЕКСАНДР Свирский, преподобный, новгородец по происхождению, постриженник Валаамского м-ря. В 1487 А. основал близ Свири, в 36 верстах от г. Олонца, названный по его имени Александро-Свирский м-рь и был игуменом его. Скончался в 1533. Мощи А. обретены в 1641. Сохранилась духовная грамота А. (напечатана в «Актах исторических» 1, 135). Житие А. составлено в 1545 игуменом Иродионом, учеником и преемником А. Память 30 августа. <•- АЛЕКСАНДР, инок ростовского Борисоглебского м-ря (17 в.); написал житие преподобного старца Р1ринарха ростовского, ценное для ознакомления с областным настроением в эпоху Смутного времени и для проверки других источников исторических данных об этой эпохе. По свидетельству проф. Ключевского, сочинение А. «ярко рисует падение монастырской дисциплины и нравственную распущенность, обнаружившуюся в русском монашестве с половины 14 века».

АЛЕКСАНДР (1609-1679), епископ вятский. В 1662 А. подал царю Алексею Михайловичу большую и резкую по тону челобитную об удалении Никона и сошелся с представителями тогдашнего раскола. Под его покровительством действовал игумен Феоктист, у которого были найдены при обыске некоторые сочинения самого Α., касавшиеся вопросов о сложении перстов, иконописании и новых книгах. На соборе 1666 А. покаялся в своих сомнениях и с четвертого заседания принимал участие в его действиях, а в 1667 подписал осуждение старообрядцев, хотя, по свидетельству Андрея Денисова, и после этого тайно им покровительствовал.

• АЛЕКСАНДР Дьякон, старообрядец. Род. в 1674 или 1675, казнен 21 марта 1720. Родом из нерехтских посадских людей, служил дьяконом во владимирском м-ре. Мучимый разными сомнениями в вопросах веры (о двуперстии и сугубой аллилуйе), на которые окружающие не могли дать ему разъяснения, он в 1703 ушел к старообрядцам в чернораменские леса Нижегородской губернии, жил во многих скитах на послушании у старцев, в 1709 пострижен в монахи, а в следующем году был уже настоятелем скита. Споры, возникшие в это время между старообрядцами о каждении и мире, в которых дьякон А. принимал живое участие, были поводом к образованию согласия «дьяконовцев», или «новокадильников». В 1716-19 А. выступил с «ответами» против известного Питирима, преследовавшего раскол в пределах Нижегородской губ., и защищал в них воззрения своих единомышлен-

50

АЛЕКСАНДР

ников. Под влиянием угроз, убоявшись ссылки и пыток, он отрекся в 1719 письменно от своих взглядов, но затем, мучимый угрызениями совести за свое отступничество, ушел в Петербург и подал государю донесение, изложив в нем все действия Питирима и свои собственные убеждения; 12 февраля 1720 подвергся допросу, посажен в Петропавловскую крепость и казнен в Нижнем Новгороде 21 марта 1720 отсечением головы; тело его сожжено на костре. Оставленные им «Духовное завещание» и т.н. «новокадальниче-ские» сочинения сохранились в рукописях, но напечатаны не были.

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ, святой, второй сын великого князя Ярослава Всеволодовича, правнука Мономаха. Род. 30 мая 1220. На великом княжении Владимирском с 1252. Ум. 14 ноября 1263. Отрочество и юность Александр провел большей частью в Новгороде, где отец посадил его княжить в 1228 вместе со старшим братом Федором (ум. 1233), дав в руководители молодым князьям двух суздальских бояр. В 1236 Ярослав уехал в Киев, получив тамошний стол, и Александр стал самостоятельно править Новгородом. На 20-м году жизни (1239) Александр вступил в брак с дочерью полоцкого князя Бря-числава Александрой. В том же году (1239) Александр занимается постройкой крепостей по р. Шелони на западной окраине Новгородских владений. В скором времени Александру пришлось прославить свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремились овладеть Новгородом и Псковом в то время, когда остальная Русь подверглась страшному татарскому погрому. В 1240 шведы, оспаривавшие у новгородцев обладание Финляндией, побуждаемые папской буллой к крестовому походу на Новгород, под предводительством Биргера вошли в Неву и достигли устья Ижоры, когда весть об их нашествии была получена в Новгороде. Александр с новгородцами и ладожанами быстро двинулся к ним навстречу и на левом берегу Невы, при впадении р. Ижоры, 15 июля 1240 нанес шведам полное поражение, причем самому Бир-геру «возложи печать на лице острым своим копием». Эта битва, украшенная поэтическими сказаниями (явление св. Бориса и Глеба), дала Александру прозвание Невского.

В том же году Александр выехал из Новгорода в Псреяславль к отцу, поссорившись с новгородцами, потому что хотел управлять так же властно, как его отец и дед. Но обстоятельства заставили новгородцев снова призвать Александра. Орден меченосцев, незадолго перед тем соединившийся с Тевтонским орденом, возобновил наступательное движение на Русь новгородскую и псковскую. В год Невской битвы начато было немцами завоевание псковской области, а в следующем (1241) самый Псков был занят немцами. Ободренные успехом, немцы приступили к завоеванию новгородской волости: водь была ими обложена данью, в погосте Копорье выстроена

немецкая крепость, взят Тесов, земли по р. Луге подверглись разорению и, наконец, немецкие отряды стали грабить новгородских купцов в 30 верстах от Новгорода. Тогда новгородцы послали к Ярославу за князем и он дал им сына Андрея. Но нужен был Александр, а не Андрей. Подумавши, новгородцы отправили владыку с боярами к Александру, который в 1241 с радостью был принят новгородцами и первым делом отвоевал Копорье. В следующем году (1242), получив на помощь низовые полки (из Суздальской земли), Александр освободил Псков и отсюда, не теряя времени, двинулся в пределы Ливонии и здесь 5 апреля 1242 дал рыцарям сражение на льду Чудского озера, близ урочищ Узменя и Воронья камня, известное под именем Ледового побоища: рыцари были разбиты наголову. После этого поражения немцы просили мира, согласившись отказаться от своих завоеваний в русских областях и возвратить пленных.

После шведов и немцев Александр обратил оружие на литовцев и целым рядом побед (в 1242 и 1245) показал им, что нельзя безнаказанно делать набеги на русские земли. В 1256 шведы попытались было снова отнять у Новгорода Финское прибрежье и вместе с подвластною емью стали строить крепость на р. Нарове, но при одном слухе о приближении Александра с суздальскими и новгородскими полками удалились. Чтобы устрашить шведов, Александр совершил поход в шведские владения, в страну еми (нынешнюю Финляндию), подвергнув ее опустошению. Так победоносно отражал Александр врагов на западной границе, но совершенно иную политику должен был избрать по отношению к татарам.

По смерти отца (ум. 1246) Александр с братом Андреем поехал впервые (в 1247) в Орду на поклонение к Батыю, а отсюда с берегов Волги, по воле Батыя, Ярославичам пришлось совершить далекое путешествие в Монголию к великому хану. Два года употребили они на эту поездку и возвратились в 1250 с ярлыками на княжения: Андрей, хотя и младший брат, получил по воле хана первый по значению Владимирский стол, Александр же - Киев и Новгород. Александр не поехал в Киев, потерявший всякое значение после татарского разорения, а поселился в Новгороде, ожидая поворота событий в свою пользу. Андрей Ярославич не сумел поладить с татарами, а потому недолго покняжил во Владимире; в 1252 против него были двинуты татарские полчища под начальством царевича Не-врюя. Андрей был разбит и бежал сначала в Новгород, а оттуда в Швецию. Во время неврю-ева нашествия Александр находился в Орде и от сына Батыя Сартака, управлявшего Ордою за дряхлостью отца, получил ярлык на великое княжение Владимирское. Александр сел во Владимире и с этого времени стал таким же оборо-нителем Русской земли от татар, как ранее от шведов и немцев, но действовал иным путем,

4*

51

АЛЕКСАНДРА

применяясь к обстоятельствам, а именно: с одной стороны, сдерживал бесполезные восстания своих подданных против татар, с другой - старался покорностью перед ханом доставить возможные льготы Русской земле. Много золота и серебра передавал Александр в Орду на выкуп пленных. Андрей Ярославич в скором времени возвратился в Русь и сел княжить в Суздале, при посредстве Александра получив прощение от хана.

Немало беспокойства причиняли Александру дела Новгорода, где княжил сын его Василий. В 1255 новгородцы, изгнав Василия, пригласили княжить брата Александра Ярослава, князя тверского. Но Александр желал удержать Новгород за собою, двинулся с ратью к Новгороду и заставил новгородцев без битвы принять княжение Василия. В 1257 волнения в Новгороде возобновились вследствие слухов о намерении татар произвести там такую же перепись для обложения жителей поголовного данью, какая была произведена татарскими численниками в землях Суздальской, Муромской и Рязанской. Сам князь Василий был на стороне новгородцев, не хотевших платить тамги и десятины. За это Александр отправил Василия в Суздальскую землю, а советников, подговаривавших молодого князя к сопротивлению татарам, подверг жестокому наказанию. В 1258 Александр ездил в орду «чтить» Улавчия, влиятельного ханского сановника. Только в 1259 посредничество Александра и слухи о движении татарских полков на Новгород заставили новгородцев согласиться на перепись.

В 1262 вспыхнуло восстание против татар во Владимире, Ростове, Суздале, Переяславле и Ярославле, вызванное тяжелым угнетением от татарских откушциков дани. Полки татарские уже готовы были двинуться на Русскую землю. Тогда Александр поспешил в Орду к хану (4-й раз), чтобы отмолить людей от беды. Он прожил там всю зиму и не только успел отвратить татарский погром, но и выхлопотал у хана освобождение Русской земли от повинности выставлять для татар военные отряды. Это было последним делом Александра: больной он поехал из Орды и в дороге, в Городце Волжском, преставился 14 ноября 1263, по словам летописца, «много потрудившись за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за все великое княжение отдавая живот свой и за правоверную веру». Митрополит Кирилл возвестил народу во Владимире о смерти Александра словами: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли», и все воскликнули: «уже погибаем!».

«Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси, сделали его самым видным историческим лицом в нашей древней истории от Мономаха до Донского» (Соловьев, «История России с древнейших времен», т. 3). Знаком этой памяти и славы служит особое сказание «О житии и храбрости благоверного великого князя Александра»,

самый полный текст которого во 2-й Псковской летописи. Церковь причислила Александра к лику святых. Мощи его, открытые в 1380, по повелению императора Петра Великого были перенесены в 1724 из Владимира в С.-Петербург в Александро-Невскую лавру. -Ф- АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВНА (в иночестве Анастасия), великая княгиня, дочь принца Петра Георгиевича Ольденбургского. Род. 21 мая 1838; была замужем за великим кн. Николаем Николаевичем Старшим с 1856. Ею основаны в Галерной гавани Покровская община сестер милосердия, больница, клиническая амбулаторная лечебница, отделение для девочек младшего возраста и училище для образования фельдшериц, преобразованное затем в женскую гимназию министерства народного просвещения. Долго состояла председательницей совета детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии. С 1881 великая княгиня имела постоянное пребывание в Киеве, где основала Покровский женский общежительный м-рь с хирургической больницей. Здесь великая княгиня, приняв иночество, провела последние годы жизни. Скончалась 13 апреля 1900.

См. Памяти царственной инокини Анастасии (в миру великая княгиня А. П.), СПб., 1901.

• АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ШКОЛА, так называют несколько поколений ученых, философов, теологов, математиков, астрономов, поэтов, грамматиков, риторов и медиков, подвизавшихся в Александрии под покровительством Птолемеев и их преемников цезарей, в продолжение девяти столетий (от 3 в. до Р. Хр. по 6 в. после Р. Хр.) и группировавшихся главным образом вокруг знаменитого музея и грандиозной Александрийской библиотеки.

Философы-александрийцы. Около начала нашей эры среди народов римского государства наблюдается подъем религиозного настроения, обусловленный, во-первых, неудовлетворенностью умов, утомленных скептицизмом и разочарованных приобретениями положительного знания; во-вторых, сознанием распада классического мира с его образованностью; в-третьих, ослаблением политической жизни. Поиски высшего, таинственного ответа на духовные запросы заставляют массы искать удовлетворения в чужеземных культах, а философию - совершить переход от сенсуализма и рационализма, господствовавших в послеаристотелевскую эпоху, к мистике и теософии. Особенно яркая картина этого умственного движения развертывается в Александрии, уже по своему географическому положению являвшейся тем центральным пунктом, где народы Запада скрещивались с народами Востока и где греческая философия входила в соприкосновение с различными культами и сектами Востока. А так как при наклонности к теософическому умозрению изо всех теорий греческого мира наиболее благоприятные точки отправления должны были найтись в учении Платона и пифаго-

52

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ

рейцев, то естественно, что теории, зародившиеся в Александрии, стоят в теснейшей связи именно с пифагореизмом и платонизмом. Теории эти: 1) иудейско-александрийская философия; 2) неопифагореизм; 3) неоплатонизм. Всем им общи следующие пункты: дуалистическое противопо-ставленке божественного и земного, абстрактное понятие Бога, презрение к чувственному миру, повторение платоновского учения о материи и о нисхождении души в тело, признание посредствующих сил между Богом и миром, требование аскетического освобождения от всего чувственного и вера в высшее откровение, даруемое в экстазе.

Первая из этих теорий, иудейско-александрийская, представляет своеобразное сочетание платонических, стоических, а иногда и аристотелевских идей с религиозным учением евреев, которые составляли в эту эпоху значительную часть населения Александрии и играли в ней видную роль. Потомки тех переселенцев, которые пришли в Александрию еще во время Александра Великого, евреи населяли целых два квартала из тех пяти, на которые в то время делилась Александрия. Перенесенные в чуждую им государственность и народность, они утратили связь с условиями общественной жизни Палестины и восприняли массу представлений и стремлений, свойственных духу языческого Востока и Эллады и внутренне чуждых, даже противоречащих, иудаизму. Искони склонный к умозрительному мышлению, ум их усердно и всесторонне впитывал импонировавшую ему греческую образованность, но, волнуемый прежде всего вопросами веры, усваивал ее не столько ради теоретических, сколько ради религиозных целей. Поэтому, разрабатывая свою собственную философию, александрийские иудеи ставили ей задачу содействия более глубокому пониманию еврейской религии и, мало заботясь о строго научной последовательности своих рассуждений, выбрали из теорий греческих философов главным образом те элементы, которые находили для себя пригодными, чем накладывали на свою философию печать эклектизма. Первые зачатки соединения иудейской теологии с греческой философией мы находим у Аристобула (ок. 160). Он пытался доказать, что греческие мыслители и поэты заимствовали свою мудрость из древних переводов Пятикнижия, и подтверждал свое мнение ссылкой на подложные стихотворения, приписываемые им Гомеру, Гесиоду и др. Главным и типичным представителем александрийско-иудейской философии является еврей Филон Александрийский (25 до Р. Хр.). Толкование книг Ветхого Завета - вот, по его мнению, задача философии, и он разрешает эту задачу при помощи аллегорий и философских умозрений, почерпнутых отчасти из еврейской образованности, отчасти из усвоенных им греческих философских систем.

Т. н. неопифагорейская школа александрийского периода имеет мало общего с теоретической

стороной подлинной пифагорейской философии, утратившей в 4 в. до Р. Хр. характер религиозной школы. Это эклектическое учение заимствует свое содержание из платоновских, перипатетических и стоических сочинений, сохраняя лишь религиозный дух пифагорейских мистерий и связанный с ним аскетический образ мыслей. Цицерон называет первым возобновителем пифагореизма Нигидия Фигула (жившего в первой половине 1 в. до Р. Хр.). После него наиболее значительные неопифагорейцы: Сотион, Аполлоний Тианский, Модерат из Гадеса, Никомах из Герасы. Неопифагореизм развивал свои взгляды в обширной литературе и, побуждаемый существовавшей в школе потребностью в авторитете, приписывал ее Пифагору и другим древним пифагорейцам, особенно Архиту. Главную роль в этой философии играет учение о числах, не столько в математическом, сколько в теологическом, метафизическом и натурально-философском смысле. Платоновские идеи всецело превращаются у них в числа и их отношения. Если личность Пифагора уже и в древности была окружена ореолом легенды, то неопифагорейская литература создала ему славу чудотворца, пророка, святого, избранного Богом для посредничества между ним и миром. Точно также отзывается она и о другом пифагорейском мудреце, Аполлонии Тианском, которого школа стремится противопоставить Христу. В фантастической биографии его, написанной (ок. 220 по Р. Хр.) Филост-ратом, он выставляется как идеал человека, посвятившего всю жизнь служению Богу и благу своих ближних. Аполлоний подвизался во время Нерона как проповедник чистого богопознания. По словам Филострата, он признавал все существующие культы и, переходя из храма в храм, о всех богах отзывался с похвалой. Истинная философия, по его мнению, та, которой учил Пифагор и последние источники которой следует искать на дальнем Востоке, у индийских мудрецов. Из платонизирующих пифагорейцев 1 и 2 вв., подготовивших переход от пифагореизма к неоплатонизму, выдаются Плутарх из Херонеи (50-125), Максим из Тира, Апулей из Мадавра и особенно Hумений из Апамеи.

Неоплатонизм являет собой завершение греческой философии. Он исчерпал все существовавшие до него школы и охватил всю эллинскую образованность, использовав ее в духе своего времени и приспособив к потребностям и воззрениям современников. Сами неоплатоники задавались при этом лишь целью восстановить чистое учение Платона, ибо в нем одном, по их мнению, содержалась истина. В действительности же они далеко отошли от первоначального платонизма, так как двигались в направлении чересчур одностороннем. История неоплатонизма распадается на три периода. В первом - неоплатонизм является только научной теорией; во втором он становится богословием политеизма; в третьем занимается возобновлением и систематизацией

53

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ

всего содержания греческой философии. Эти три периода носят название александрийской, сирийской и афинской школ; главные их представители - Плотин, Ямвлих и Прокл.

Плотин (204-269) первый разЕил и изложил в систематической форме воззрение неоплатонизма. Его трактаты и рассуждения обработаны, разделены на 6 эннеад и изданы его учеником Порфирией. Метафизика Плотина рассматривает все существующее как ряд ступеней последовательно убывающего совершенства, которое истекает из единой созидающей божественной силы. Истечения или лучеиспускания божества развиваются по трем главным ступеням: дух, душа и материя. Дальше всего от источника света отстоит материя. Материя - абсолютное лишение и первичное зло. Но мир чувственных вещей существует так же вечно, как и душа, ибо души неизбежно порождают из себя материю. Породив материю и сформировав ее, душа совершает падение во тьму; но вместе с тем, поскольку душа создает чувственный мир, он прекрасен и разумен. И чисто эллинская любовь к красоте чувственного мира заставляет Плотина развить учение о прекрасном, в котором он восхваляет гармонию, совершенство и одухотворенность мира. Впервые эстетика обрабатывается как одна из основных частей философской системы, связанная со всеми остальными. В своей этике Плотин считает целью человеческой жизни возвращение души к Богу. Высшее блаженство заключается в состоянии экстаза, когда человек забывает самого себя и весь мир и сливается в одно целое с божеством.

Ученики Плотина Амелий и особенно Порфирий (233-304) защищали и популяризировали теорию учителя. Порфирий помимо того известен своими полемическими сочинениями против христиан и комментариями к логическим книгам Аристотеля. Он восставал против вспыхнувшей эпидемии политеистических суеверий, учил истинному благочестию и, считая необходимым реформировать религию при помощи философии, образовывал своим учением переходную ступень от чисто философских построений Плотина к односторонней теологической системе своего ученика Ямвлиха. Ямвлих из Халкиды в Келесирии (ум. 330) использовал неоплатонизм в целях обоснования спекулятивной теологии политеизма. Желая превратить неоплатонизм в религию, Ямвлих стремился объединить все культы древнего мира и разместил богов всевозможных религий по тем промежуточным ступеням, которые Плотин признавал существующими между душой и божеством; для систематизации же этого мира богов Ямвлих прибег к пифагорейской схеме чисел. Практическая сторона политеизма, теургия и мантика, нашла в Ямвлихе ревностного защитника. Особенное значение придавал он молитве и считал помощь мистерий и разных фантастических актов культа необходимой для осуществления нравственной задачи человека.

Учение Ямвлиха породило вдохновенных последователей, к числу которых принадлежат Феодор Асинский, Максим Эфесский, Саллюстий. Благодаря протекции императора Юлиана, оно сплотило одно время вокруг себя представителей уходящего язычества в их борьбе с христианством. Но, являясь лишь религией немногих и нося в себе самом зачатки разложения, неоплатонизм в той форме, которую ему придал Ямвлих, был вынужден уступить христианству, вторгшемуся в Александрию и сделавшему ее в последующую эпоху ареной ожесточенного гонения на язычников. Выдающаяся представительница неоплатонизма Гипатия, учившая в Александрии в 5 в. и возродившая на время лучшие дни А. ш., погибла мученической смертью (415) на улицах города, растерзанная толпой разъяренных христиан. Плутарх афинский переносит неоплатонизм в Афины, где он и его ученики, Сириан и Прокл, возвращаются к изучению и комментированию учений Платона и Аристотеля.

Главный представитель афинской школы, Прокл (410-485), задается целью диалектически систематизировать все содержание греческой философии, сгладить все противоречия неоплатонизма и заполнить все его пробелы. Этот ревностный почитатель древних богов, добившийся посвящения во все мистерии и желавший быть иерофантом целого мира,- этот поэт, визионер, аскет и фантаст, убежденный, что в нем живет душа пифагорейца Никомаха, человек, схваченный всеми суевериями своего времени и разделявший все фантастические вымыслы школы — в то же время строгий диалектик, ученый, которому открыты все отрасли тогдашнего знания; вся его философия - удивительное сочетание сухого, отвлеченного формального мышления и самой необузданной фантазии. Своей системой Прокл хочет сделать понятным развитие единого во множество и возвращение множества в единое. Ученики Прокла - Гермий, Аммоний, Дамаский, Исидор, Симпликий и др.— не прибавили ничего существенного к системе Прокла, сказавшего последнее слово неоплатонизма и сделавшего уже шаг к схоластике. Философия оказалась обреченной на медленное умирание. Когда эдикт императора Юстиниана (529) закрыл афинскую академию и запретил преподавание языческой философии, эпигоны неоплатонизма обратили свои взоры на тот Восток, который привыкли считать очагом философии и истинным отечеством мистицизма. Дамаский, Исидор и др. надеялись найти убежище в Персии при дворе царя Хосрова, но, разочарованные в своих надеждах, вскоре вернулись на родину и окончили свои дни в неизвестности. В.М. Невежшш.

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ШКОЛА богословская, см. Приложение.

<-АЛЕКСАНДРО-НЕ8СКАЯ ЛАВРА, в С.-Петербурге, основана по воле Петра Ï в 1710, на берегу р. Невы и Черной речки. Первоначально на избранном Петром месте был поставлен крест с

54

АЛЕКСЕЕВ

надписью: «На сем месте имеет создатися монастырь» и сооружена часовня; в 1712 заложена, а в 1713 освящена первая деревянная церковь Благовещения на левом берегу Черной речки (на месте нынешней Лазаревской церкви), с деревянными же кельями для братии, штат которой по планам царя должен был состоять из образованных южнорусских и великорусских монахов, а сам монастырь - явиться своего рода высшим институтом для лиц, назначаемых на духовно-административные должности - архиерейские кафедры, лучшие архимандрии и т.п. В 1717 на правом берегу речки была заложена каменная двухэтажная церковь - Благовещенская; освящение верхнего ее этажа, с престолом в честь св. вел. кн. Александра Невского, было совершено 30 августа 1724, в самый день перенесения мощей его из г. Владимира в столицу, предпринятого по воле Петра, желавшего возвысить этим значение монастыря и новой столицы. В 1743 по повелению императрицы Елизаветы Петровны «для украшения службы Божией и обрядов церковных» установлен в этот день крестный ход из церкви Казанской иконы Пресвятой Богородицы (ныне Казанского собора) в Александро-Невский м-рь. В 1720 заложен в монастыре соборный храм св. Троицы, но в 1753, вследствие обнаруженных повреждений в стенах и сводах, был разобран до основания; вновь заложен в 1776, по плану архитектора И.Е. Старова и окончен в 1790; в том же году 30 августа сюда торжественно перенесены были мощи Александра Невского из Александро-Невской церкви. Большая часть остальных зданий монастыря построена в 1725-91. Указом Павла I в 1797 монастырь переименован в лавру и занял третье место, после лавр Киево-Печерской и Троице-Сергиевой. В лавре 13 церквей. [...]

В церкви Благовещения Пресвятой Богородицы погребены некоторые особы царствующего дома, а также A.B. Суворов (за левым клиросом), П.И. Ягужинский, кн. A.M. Голицын, гр. А.Г. Разумовский, гр. Н.И. Панин, кн. A.A. Безбород-ко, И.И. Бецкой, гр. И.И. Шувалов. В церкви Сошествия Св. Духа (построена в 1819-22) покоятся с.-петербургские митрополиты Михаил, Серафим, Антоний I, Никанор и Григорий. В церкви в честь св. Исидора Пелусиота, освященной в 1891, погребен создатель ее митрополит С.-Петербургский Исидор (ум. 1892). Церковь праведника Лазаря построена в 1716 Петром I над гробом сестры Наталии Алексеевны, перенесенным потом в Благовещенскую церковь. Здесь погребены архиепископ Феофилакт Лопатин-ский, многие лица из фамилий Шереметевых и Белосельских, гр. А.П. Шувалов, адмирал Шишков и др. [...]

Лавра состоит под ведением с.-петербургского митрополита, носящего звание священно-архи-мандрита. В лавре три кладбища: 1) Старое Лазаревское, при входе в лавру налево; здесь погребены М.В. Ломоносов, Д.И. Фонвизин, гр.

П.И. Шувалов, гр. П.В. Завадовский, адмирал Чичагов и др.; 2) направо от входа Новое Лазаревское кладбище (известное под именем Тихвинского); здесь погребены Н.М. Карамзин, гр. М.М. Сперанский, И.А. Крылов, Н.И. Гнедич, В.А. Жуковский, Баратынский, Ф.М. Достоевский, профессор Градовский, ПА. Плетнев, композиторы Глинка, Даргомыжский, Серов, Чайковский; 3) Новое, или Никольское, к востоку от собора; здесь похоронены И.А. Гончаров, Апухтин, Рубинштейн и ряд профессоров местной духовной академии: В.Н. Карпов, В.В. Болотов, И.Е. Троицкий, М.О. Коялович и др.

См.: А. Павлов, Описание Св.-Троицкой А.-Н. л., с хронологическими списками особ, погребенных в церквах и на кладбищах лаврских, СПб., 1842; Историко-статистиче-ские сведения о с.-петербургской епархии, вып. 8, СПб., 1884; В. Сайтов, Петербургский некрополь, М., 1883 (приложение к «Русскому архиву»); Пр. А. С(перак-ский), А.-Н. л., СПб., 1897; Т(ихон) архимандрит, К 100-летию Свято-Троицкого собора А.-Н. л., СПб., 1890; Описание архива А.-Н. л. за время царствования императора Петра Великого, т. 1, 1713-16, СПб., 1903.

-Ф-АЛЕКСЕЕВ Иван, раскольник федосеевского согласия (1709-76). Родом из Великороссии, переселился в Стародубье, занимался иконописани -ем, был человеком весьма начитанным; оставил сочинения против православной церкви и поповщины; особенно замечательна «История о бегст-вующем священстве», в которой он полемизирует против приема беглых попов и сообщает подробные сведения о появлении раскола и о его основателях в южной и юго-западной России. Принадлежа к секте федосеевцев, он разошелся с нею в вопросе о судьбе детей, которые по учению этой секты о всеобщем безбрачии считались или незаконными, или сиротами, и выработал собственное оригинальное учение, изложенное в обширном сочинении «О тайне брака». Федосеевцы отнеслись к его учению крайне враждебно и объявили его на соборе 1752 ересью; но вокруг А. образовался кружок единомышленников, составивший в 1757 общество «новоженов».

-••АЛЕКСЕЕВ Петр Алексеевич, писатель, протоиерей московского Архангельского собора (1727-1801), член Российской академии наук. Сын пономаря; учился в московской Славяно-греко-латинской академии. Был ярым противником монашества, восставал против его преобладающего положения среди русского духовенства, что вызвало его борьбу с митрополитом Платоном. Оставил ряд оригинальных и переводных сочинений; издал «Церковный словарь» (М., 1773-76), предназначенный для справок при чтении церковных книг, труд филологический и историко-экзегетический, свидетельствующий о его обширной учености, обнимающий почти все предметы классического и средневекового мира и послуживший источником при составлении словарей последующего времени.

55

АЛЕКСИЙ

-Ф-АЛЕКСИЙ (Алексей), человек Божий, святой, сын знатного римлянина Евфремиана, жил во время папы Иннокентия I (402-416). Долго прожив пустынником, он возвратился в родительский дом, где, не узнанный и пренебре-гаемый домашними, продолжал совершать добрые дела. Только незадолго до смерти он дал себя узнать. Над его найденною в 1216 могилою, на Авентинском холме, была построена церковь, носящая его имя. Древнейшая редакция его жития - сирийская (5-6 вв.), с греческого списка заимствована славянская редакция жития, вошедшая в Макарьевские Четьи-Минеи. Легенду о св. А. в средневековой поэзии часто обрабатывали. Ему посвящена поэма Конрада из Вюрцбурга. Во французской, итальянской и английской литературах 15 в. имеются духовные поэмы о св. А. Известны польские и чешские поэтические обработки того же материала 14-15 вв. В древнерусской письменности сказания об А. Божьем человеке послужили сюжетом одного из популярнейших духовных стихов. Несколько вариантов стиха об А. Божьем человеке записаны у Без-сонова («Калики перехожие», 1861-64).

См. Дашков, Об А. Божьем человеке, БОЛРС, 2,1868; Тихонравов, Собрание сочинений, т. 2, 1898; Пономарев, статья в «Живой старине», 1890. ••-АЛЕКСИЙ, святой, митрополит Киевский и всея Руси, сын черниговского боярина Федора Бяконта. Род. в Москве в конце 13 или самом начале 14 в., получил при крещении имя Элев-ферия Симеона. С раннего детства выказывал стремление к иноческой жизни; 20 лет был пострижен в московском Богоявленском м-ре; в 1345 рукоположен в епископа Владимирского; в 1348, по смерти митрополита Феогаоста, отправился в Константинополь для посвящения в митрополиты и получил этот сан, несмотря на то что в него был уже посвящен другой - Роман. Между ними началась борьба, из которой победителем вышел А. благодаря своей настойчивости, энергии и твердости характера. В соединении с умом и обширным образованием эти качества помогли ему приобрести большое влияние не только в делах церковных, но и на события политические, и поставить архипастырскую власть на небывалую раньше в России высоту. А. неоднократно являлся примирителем в распрях князей (Дмитрия Донского с Михаилом Тверским и др.). Строгостью своей жизни он приобрел всеобщее уважение, перешедшее в глубокое благоговение, когда по смерти Α., последовавшей 12 февраля 1378, были обретены его мощи 20 мая 1431. С тех пор А. стал одним из наиболее чтимых русских угодников.

Грамоты, поучения, послания и переводы митрополита А. напечатаны в ИрТСО (1849), ДЧ (1861); жития св. А. составлены Питиримом и Пахомием и внесены в Макарьевские Четьи-Минеи.

См. Голуби некий, История русской церкви, 1900-04, и Горский, Св. Α., 1848.

-Φ-АЛЙМПИЙ или Алипий, преподобный, инок Киево-Печерского м-ря, первый известный по имени русский иконописец. Учился у цареград-ских художников, работавших над мозаической росписью Печерской церкви (1083-89). Умер ок. 1114. Память его празднуется 17 августа. Предание приписывает А. икону Богородицы, поставленную в ростовском соборе Владимиром Мономахом, и икону «Предста Царица» в Успенском соборе в Москве. Житие его, украшенное многими чудесами, приводится Поликарпом в его послании к Акиндину.

См.: Патерик Печерский, К., 1861, 159-167; Месяцеслов святых, IV, Воронеж, 1883, 179-180. •Ф-АЛКУИН (Alkuin, Alcuin, латинизир. форма Альбин, Albinus), знаменитый ученый, богослов и педагог. Происходил из знатного англо-саксонского рода. Род. ок. 735 в Нортумбрии (может быть, в самом Йорке); получил образование в основанной архиепископом Эгбертом (732-766) Йоркской школе под руководством учителя ее Эльберта. Когда последний занял Йоркскую кафедру (767), заведование школой перешло к А. Неизвестно, когда А. был посвящен в диакона; в этом сане он оставался до конца жизни. Отправившись в Рим за получением паллия для нового Йоркского архиепископа (780), А. встретился на обратном пути в Парме с Карлом Великим и получил от него приглашение взять на себя организацию школьного дела в Франкской монархии и главное руководство придворной школой (schola palatum). В 782 А. с четырьмя учениками прибыл во Франкскую монархию. Здесь он стал душою кружка, члены которого, принадлежавшие к королевской семье и к высшей франкской знати, составляли род академии, соединяя с богословской начитанностью знание классической литературы (Карл в этом кружке назывался Давидом, Α.- Флакком, Ангиль-берт - Гомером и пр.). Для самого Карла, стоявшего в центре умственного движения этого времени, A. (deliciosus raagister, по словам Карла) был не только преподавателем и высшей научной инстанцией, но и советчиком, руководителем и сотрудником, особенно по церковным делам и делам школьным. Около 790 отпущенный на родину, А. имел какое-то поручение от Карла к королю Мерции Оффе, может быть, выступал даже в роли посредника-примирителя между последним и Карлом. В 793 он был вновь вызван Карлом, который нуждался в его совете ввиду адопцианского движения (см. Адопцианская ересь) и ввиду отрицательного отношения во Франкской монархии к определениям второго Никейского собора об икононочитании. Точно неизвестно, какое положение занял А. в последнем вопросе, но против адопциан (Элипанда, архиепископа Толедского, и Феликса, епископа Ургельского) он, можно сказать, один вел богословскую полемику. В 796 Карл с неохотою отпустил от себя А. (уже искавшего покоя), передав ему в управление, в дополнение к преж-

56

АЛЛЕМАНОВ

ним двум аббатствам, еще аббатство св. Мартина в Туре.

Быстрый расцвет турской школы под руководством А. («второй Йорк») имел огромное культурно-историческое значение: турская школа стала рассадницей других школ во Франкском государстве (из нее, между прочим, вышел Рабан Мавр, фульдский аббат, primus praecepior Germa-niae [первый наставник Германии]). В 800 году А. совсем отказался от служебных дел и конец жизни провел в монастырском уединении. Тем не менее он до смерти не прерывал живого письменного общения с Карлом и со своими друзьями. Так, к 800-му году относится его послание в стихах к Карлу перед путешествием последнего в Рим для коронации. А. выражает желание, чтобы Карлу удалось дать внутренний мир Риму, столице мира, чтобы ему как «правителю и защитнику церкви» (rectori ecclesiae) удалось уничтожить симонию. Человек церковного благочестия, послушный сын папского престола, Α., однако, вполне сочувствовал теократическим стремлениям Карла Великого, который, как ему казалось, мог осуществить идеал христианского государства, проникнутого религиозным духом и нормируемого законами церкви. А. умер 19 мая 804.

Многочисленные сочинения А. в издании Миня (тт. 101 и 102) классифицируются так:

1) «Письма» (с дополнениями изданы Дюммлером и Ваттенбахом в 6-м т. серии: Jaffé, «Bibl. rer. germ.»; всех писем сохранилось ок. 300) -драгоценный памятник для ознакомления с каролингской эпохой, так как в своей переписке А. касался разных современных событий политических и церковных, постановки школьного преподавания, образования духовенства и других вопросов, волновавших его время. Среди писем выделяются три большие группы: а) письма А. на родину (в Англию), б) к Карлу, в) к Арпону, архиепископу Зальцбургскому, наиболее близкому другу и ученику А.

2) Экзегетические сочинения - компилятивного характера, составленные, по словам самого Α., из толкований святоотеческих. Преобладающий метод толкования - аллегорически-мистический с особенной наклонностью к мистике чисел.

3) Догматические сочинения. Из них наиболее значителен трактат, написанный для Карла: «De fide sanctae et individuae Trinitatis» [«О святой вере и лицах Троицы» ], являющийся «началом средневекового богословия», т.е. «диалектической игры формулами» (Гаук).

4) Сочинения литургические и морально-философские (объединены у Миня в одну группу без достаточных оснований). Главный литургический труд Α.- Liber sacramentorum [Книга таинств], книга, ставшая богослужебной для Франкского государства и способствовавшая введению литургического единообразия в Западной Европе. А. исправил лекционарий - список

евангельских и апостольских чтений на праздничные дни в течение года и составил гомилиа-рий, сборник святоотеческих проповедей для руководства священникам. Кроме того, им написан род бревиария для мирян - officia per ferias. Он заботился также об исправлении текста Вульгаты, подвергшегося значительной порче при переписках и перемешавшегося с доиеронимовскими переводами. Библейский текст А. служил архетипом для следующих столетий. Из морально-философских трудов А. главные: «De animae ra-tione» [«О разумности души»], написанный по Августину и Кассиану, и «De virtutibus et vitiis» [«О добродетелях и пороках» ] - своего рода моральный vade mecum [путеводитель], написанный для графа Бидона.

5) Агиографические сочинения: переработка житий Мартина, Рихария, Ведаста и самостоятельно написанное житие Виллиброрда, просветителя фризов (ум. 737), предшественника Бонифация.

6) «Car min а», заслужившая А. славу «Горация» при дворе нового Августа - Карла. Большая часть стихотворений написана на известные случаи (Gelegenheitspoesie): inscriptiones, epi-grammata, salutationes и пр. Большее значение имеют элегия «De clade lindis farnensis mo-nasterii» и в особенности поэма в 1657 гекзаметров: «De pontificibus (regibus) et Sanctis ecclesiae Eboracensis».

7) Didascalia. Любопытно введение к первому труду в этой группе - грамматике, где А. говорит о назначении светского образования, основанного на античных традициях. В семи свободных искусствах А. видит путь, по которому выходят к вершине знания - богословию, или семи столбам, поддерживающим здание Божественной мудрости. Христианское просвещение, по его словам, создает новые Афины, только высшего свойства, потому что Христос возвышается над мудростью академии. Церковь объединяет классические и превосходящие их церковные предания; в объединении тех и других - залог истинной культуры. А. написал руководства для школьного тривиума: грамматику, риторику, диалектику (последние два компендия - для самого Карла). В этих руководствах, как и во всей своей литературной деятельности, А. компилирует старый материал, придав учебникам лишь оригинальную, хотя не им изобретенную диалогическую форму. Источниками для биографии А. служат его поэма «De pontificibus», его письма и жизнеописание, составленное анонимным автором на основании сообщений Сигульфа, ученика А.

Ср.: Преображенский, Восточные и западные школы при Карле Великом, СПб., 1881.

•Ф-АЛЛЕМАНОВ Дмитрий Васильевич, духовный композитор. Род. в 1867. Долго был регентом в Илецкой Защите. В Москве пользовался советами СВ. Смоленского и B.C. Орлова. Автор многочисленных церковных песнопений и

57

АЛЛИЛУЙЯ

переложений их. Всего издано им 93 различных номера, в том числе песнопения из Всенощного бдения, семь херувимских песен, «Гласовник», 12 избранных стихир постной триоди, псалмы «Давида пророка и царя песни» (в трех сериях), «Гармонизация древле-русского церковного пения» («Богородичны догматики воскресные», «Бог Господь» и «Ирмосы воскресные»), «Антифоны на утрени 8-ми гласов». В сотрудничестве с А. Зверевым гармонизовал «Византийские церковные мелодии».

А. принадлежат брошюры: «Церковные лады и гармонизация их по теории древних дидаскалов восточного осмогласия», М., 1900; «Методика церковного пения». Вместе с А. Зверевым, «Современное нотописание греческой церкви», ПДПИ, т. 156, М., 1907.

•Ф- АЛЛИЛУЙЯ (евр. hallelu-jah - «хвалите Бога» или «славьте Господа»), возглас в церковных песнопениях. Издревле употреблялся в христианском богослужении как вступление или заключение молитвы, с присовокуплением слов: «слава Тебе, Боже». На Руси с первой четверти 15 в. возник спор, как следует произносить при этом слово Α.: три раза (трегубая А.) или два раза (сугубая Α.). В греческой церкви сначала существовало троение Α., затем с 9 в. вместе с троением имело место и двоение (на Афоне), а с первой половины 17 в. троение А. сделалось господствующим. Первые недоумения по поводу А. произошли в псковской области. Отвечая псковскому духовенству, митрополит Фотий в 1419 высказался за трегубую А. Лет тридцать спустя тот же вопрос был возбужден преподобным Евфросином, иноком псковского Елеазарова м-ря. В Константинополе Евфросин слышал сугубую Α., от патриарха Иосифа также получил наставление сугубить и, по возвращении в свой монастырь, стал петь А. дважды. Против него восстал некий распоп Иов, живший в Пскове, и написал обличительную на Евфросина «еписто-лию». Евфросина стали называть еретиком; псковичи написали указ, чтобы троить Α., ибо кто двоит ее, тот отлучает Св. Духа от Отца и Сьша. В конце 15 в. новгородский архиепископ Геннадий писал об А. Дмитрию Толмачу. Последний ответил, что можно А. и сугубить и трегубить, лишь бы мысль была православная. Этот ответ не успокоил умы: споры продолжались. В житие Евфросина были внесены разные вымыслы, имевшие целью подтвердить двоение А. Определением Стоглавого собора постановлено было сугубить Α., а трегубая А. признана «латышскою ересью», четверением Св. Троицы. Церковный устав 1610 также признает сугубую А. Московский собор 1667 признал определение Стоглавого собора о сугубой А. написанным «нерассудно простотою и невежеством», а относительно жития Евфросина сказал: «да никтоже тому житию верует, зане тое писание лживо есть». Со времени патриарха Никона сугубая Α., равно как и другие отмененные при патриархе Никоне обряды (двуперстие и др.), становится принадлежно

стью старообрядства и одним из основных пунктов его учения.

Ср. В.О. Ключевский, Псковские споры, ПО, 1872, № 12; И. Н., К истории споров об Α., ХЧ, 1884, т. 1; прот. Е. Малов, Об Α., ПС, 1891, ноябрь и декабрь; Е. Голу-бинский, К нашей полемике с старообрядцами. Частные вопросы. О песни Α., БВ, 1892, май; О песни Α., «Миссионерский сборник», 1892, № 7-8.

-Ф- АЛОГИ (греч. "Άλογοι- не признающие Логоса), секта, прозванная так за отрицательное отношение к евангелию Иоанна, где содержится учение о Логосе, и другим его произведениям. Подробно говорит об А. Епифаний («Творения», в рус. пер., т. 2). Они утверждали, что четвертое евангелие и Апокалипсис не принадлежат Иоанну и не согласуются с прочими апостольскими писаниями.

-Ф- АЛТАРЬ (лат. altaria, altarium, от alius - высокий и ara - возвышение, жертвенник), возвышение, служащее для жертвоприношения. У всех первобытных и древних народов жертвенники строились в форме возвышения из земли, дерна, дерева, камня или воздвигались на «высотах» - естественных скалах. В этом общераспространенном обычае приносить жертву не на самой земле, а над ней бессознательно символизируется стремление стать во время богослужения ближе к небу, обиталищу божества. Первоначально А. представляли собою земляную насыпь или груду огромных камней. В Библии неоднократно упоминается о сооружении таких каменных А. патриархами, обыкновенно на месте, где произошло явление Божества (теофания); так, напр., Иаков сделал жертвенник из камня, послужившего ему изголовьем в предшествующую ночь, когда он имел видение лестницы с ангелами, поднимающимися по ней к небу. У евреев существовало предписание - каменные жертвенники сооружать лишь из неотесанных камней. Α., как символа примирения человека с Божеством, не должно было касаться железо, орудие вражды и борьбы между народами. С построением скинии жертвенник сделался существенной принадлежностью этого святилища. Здесь были два жертвенника: один - для жертв всесожжения, другой - для совершения курений. Первый был сооружен из дерева акации и покрыт медью; внизу он был окружен медной решеткой, а по углам снабжен четырьмя медными отростками в виде рогов и четырьмя металлическими кольцами для перенесения его на шестах. Жертвенник для курений имел форму четырехугольного деревянного стола, покрытого золотом. Главный А. в Соломоновом храме был сделан из металла, по-видимому, из бронзы. От древних египтян, ассиро-вавилонян и персов сохранились А. в виде каменных столбов и столов (образцы имеются в Британском музее, Лувре и других музеях). Греки и римляне стали украшать А. барельефами и другими скульптурными изображениями, превратив А. в произведения искусства. У греков и римлян А. воздвигались вне храмов, на площа-

58

АЛЬБЕРТ

дях, улицах, в рощах, на берегах источников и посвящались отдельным божествам или нескольким богам вместе, а также героям и императорам.

В первоначальной христианской церкви А. был столом, за которым справлялась вечеря любви (агапа); затем А. стала называться та часть храма, обыкновенно более возвышенная, где находился стол, на котором совершалась бескровная жертва евхаристии. В древнейших христианских храмах А. часто воздвигался на месте погребения святых и мучеников, где находились саркофаги с их мощами; таковы, напр., храмы в римских катакомбах с криптами св. Прискиллы и Агнессы. Начиная с 4 века часть храма, где находился Α., стала отделяться от остальной особой оградой. В православной церкви название А. присвоено именно этой части храма, огражденной иконостасом; в католической и протестантских церквах А. называется стол для совершения евхаристии, в православной церкви именуемый престолом. В церквах романского стиля А. представлял собою продолговатый стол с каменной досхой и перекинутой над ним сенью (балдахином, tabernaculum) ; главный А. воздвигался посредине восточной стороны храма, на возвышении, а другие ставились в боковых приделах и криптах. В готических церквах А. изготовлялись из дерева и богато украшались резьбой, живописью и позолотой. Особенно характерны в готике створчатые Α., заполненные внутри раскрашенными рельефными фигурами библейских лиц и святых и расписанные снаружи живописью. С возникновением барокко А. стали украшаться с особой пышностью колонками, скульптурными изображениями, живописью, инкрустациями из драгоценных камней и металлов и дорогими золототкаными материями. Главное алтарное изображение состоит обыкновенно из распятия; по бокам его светильники, по шести на каждой стороне, по числу апостолов. А. покрыт покрывалом (paiîa) из белого полотна, иногда украшенного тонкими вышивками. В лютеранских церквах А. в значительной степени сохранили форму А. католических. Реформатская церковь вернулась к А. в виде простого стола для причастия первых времен христианства. В Западной церкви с 8 в. были введены переносные А. (иногда в форме складня) для совершения евхаристии во время походов. В храмах Восточной церкви в Α., т.е. в возвышенной части храма, обращенной на восток и отделенной от остальной части храма иконостасом, находятся престол для совершения таинства евхаристии, жертвенник, на котором приготовляются Св. Дары (проскомидия), кафедра епископа, места для пресвитеров, ризница. Ограда (иконостас) изготовляется из дерева, камня или металла и представляет собою решетчатую или сплошную стенку, украшенную колонками, резными и скульптурными работами и изображениями святых; она имеет три входа или двери, завешанные особыми завесами. По

учению православной церкви, А. знаменует собою горний мир, где обитает Бог, а также место, откуда Христос шествовал на проповедь, где страдал и претерпел крестную смерть, где было Его воскресение и вознесение на небеса. Поэтому в А. могут входить одни священнослужители; мирянам, кроме царей, вход в А. через царские врата воспрещается.

ПАЛЬБА (лат. alba tunica - белая туника), одеяние служащего священника в католической и англиканской церквах. В первые века христианства А. заимствовала покрой от римской туники: прямая до ног одежда из белого полотна с широкими рукавами и поясом. В греческой и православной церквах носит название стихаря. А. назывались также в древнехристианской церкви белые одежды новокрещенных, в которых они должны были ходить в продолжение восьми дней. Они снимались в следующее за днем Пасхи воскресенье, которое поэтому называлось «Dominica in albis» (белое воскресенье).

АЛЬБАН, СВЯТОЙ, первый мученик Британии, родился в Веруламии в Британии, пришел в ранней молодости в Рим, но впоследствии возвратился в свой родной город. Обращенный в христианство, он (по свидетельству Беды) был казнен во время преследования христиан при Диоклетиане 22 июня 286. В этот день Церковь празднует его память. По его имени назван в Англии город Сент-Олбанс. ^АЛЬБЕРТ ВЕЛИКИЙ (Albertus Magnus), граф фон Больштедт , знаменитый ученый схоластик 13 в. Родился в г. Лауингене в Швабии, где его отец, принадлежавший к высшему дворянству, состоял, по всей вероятности, на службе Гогенштауфенов. Годом рождения А. В. считается 1193. О первоначальном образовании А. В. источники не говорят ничего достоверного. Вероятно, по обычаю того времени, он посещал одну из тех монастырских школ, в которых преподавание сводилось к заучиванию наизусть правил латинской грамматики, отрывков классических писателей и псалмов из Псалтири. Ок. 1212 А. В. поступил в Падуанский университет, известный в то время своим юридическим факультетом. В это время на Западе впервые получили широкое распространение латинские переводы сочинений Аристотеля, известных до той поры только в искаженных отрывках. Логика Аристотеля, а впоследствии физика и метафизика его, в размерах, дозволенных церковью, легли в основание университетского преподавания. Долгие годы - не менее десяти лет - которые А. В. провел в Падуе в качестве студента, он посвятил главным образом изучению Аристотеля. Обнаруживая с ранних лет любовь к науке и знанию, А. В. относился к ним, однако, не как независимый исследователь: он обладал безусловной истиной в виде католического христианства, и наука была для него средством служения Богу и Церкви. Этой последней цели он хотел посвятить себя целиком и давно уже стремился отказаться от

59

АЛЬБЕРТ

мира. Принять окончательное решение побудили

A. В. проповеди Иордана, ученика и последователя св. Доминика.

Ок. 1223 А. В. вступил в доминиканский нищенствующий «орден братьев-проповедников». С этого времени жизнь А. В. больше не принадлежит ему; она направляется приказаниями свыше, исходящими от генералов ордена, в свою очередь повинующихся папе. Однако еще лет пять А. В. продолжает жить в Падуе, занимаясь наукой. Теперь он изучает главным образом отцов Церкви, а также еретиков, с учениями которых ему предстояло бороться (Ария, Савелия, Пелагия, Беренгара и др.). Начитанность А.

B. достигает громадных размеров; по всесторонней учености, которую он увеличивал в течение всей жизни, он превосходит всех своих современников. Около 1228-1230 А. В. был послан в Кельн в качестве преподавателя. Тут, строго следуя Аристотелю, он читал лекции по логике, этике и физике и комментировал Священное Писание и сентенции Петра Ломбардского. Часто он покидает Кельн по приказанию ордена, читая лекции и проповеди в различных городах Германии и даже Франции: в Страсбурге, Фрейбурге, Регенсбурге, Хильдесхайме, Париже. Слава А. В. как ученого и преподавателя уже в это время распространилась далеко за пределы его непосредственного влияния, и к нему начали стекаться ученики. В числе других в 1245 к нему пришел присланный орденом Фома Аквинский, который сделался его любимым учеником, долго не расставался с ним, сопровождая А. В. в его странствованиях, и впоследствии превзошел своего учителя последовательностью мышления и значением.

В том же 1245 А. В. занял в Парижском университете кафедру богословия, которой доминиканцы долго добивались для своих членов. Лекции А. В. пользовались громадным успехом, но в 1248 он снова возвращается в Кельн, более благоприятный для его научных занятий. В 1254 А. В. назначается провинциалом своего ордена в Германии. Его обязанность заключается в постоянных странствованиях по городам и монастырям и произнесении проповедей с целью привлечения новых членов в орден. В это время он ездил даже в Польшу в качестве миссионера. Между тем в 1253 возгорелась вражда между Парижским университетом и орденом доминиканцев. Представитель университета Гильом из Сент-Амура написал книгу, направленную против ордена; главным пунктом обвинений была жизнь нищенствующих монахов, посвященная созерцанию и науке и не знающая труда. Обе спорящие стороны отправили своих делегатов в Ананьи, где в это время находился папский двор. От доминиканцев был послан А. В. В присутствии папы и двора он так успешно защищал принципы своего ордена, что папа оставил его при своей курии, где А. В. в течение целого года читал лекции и проповеди.

В 1260 папа Александр IV назначил А. В. епископом Регенсбурга, где ему пришлось улаживать многочисленные недоразумения, возникшие между его предшественником и городом. Эта деятельность была не по характеру скромному мыслителю, и уже через два года он добился от папы Урбана IV разрешения сложить с себя епископский сан. В 1263-64 А. В. проповедует в разных городах Германии крестовый поход. До 1268 он жил в Вюрцбурге, после чего возвратился в Кельн, где и прожил до конца жизни. Когда в 1274 умер Фома Аквинский, А. В. взял на себя труд распространять и защищать произведения своего знаменитого ученика. Он умер в 1280, за два года до смерти впав в старческое слабоумие.

Экзальтированной верой, всеобъемлющей ученостью, неутомимой деятельностью и увлекательным красноречием, а также уединенной жизнью исследователя А. В. так сильно поразил умы своих современников, что вся его жизнь сопровождается легендарными рассказами. Дева Мария и ангелы являются ему во сне и наяву. Рассказывают, что план, по которому был выстроен знаменитый Кельнский собор, был составлен А. В. с помощью святых, которые, предводимые Божьей Матерью, принесли ему инструменты для чертежей. Даже старческое слабоумие А. В. украшено легендой о предсказании ему в дни его юности, что потеря памяти будет для него знаком, что Бог призывает его к себе. Занятия физикой и химией создали А. В. репутацию колдуна; о его таинственном могуществе сохранились многочисленные рассказы.

А. В. принадлежал тому времени, когда ученый совмещал в себе знание всех наук; его сочинения разрабатывают физику, астрономию, метеорологию, физическую географию, минералогию, ботанику, зоологию, физиологию, анатомию, психологию, логику и этику, метафизику и богословие. Но значение А. В. не столько в самостоятельности научного и философского мышления, сколько в широком распространении, которое он умел дать современным ему научным знаниям и особенно сочинениям Аристотеля. А. В. исходит из предположения, что наука как естественное Божественное откровение не может стоять в противоречии с откровением сверхъестественным, о котором говорит религия: первая есть только низшая ступень второго. Не смешивая между собой области науки и богословия, А. В. стремится согласовать их между собой. Богословие тоже есть наука: откровение сверхъестественное есть такой же опыт, переживаемый человеком, как и естественный опыт, на котором основывается разум. Таким образом, задача А. В. состоит в том, чтобы, разрабатывая отдельные научные области и воспользовавшись всеми приобретениями человеческого духа, создать единое всеобъемлющее знание, которое удовлетворяло бы всем запросам его времени. Эту задачу с гораздо большей последовательностью и стройностью выполнил ученик А. В. Фома Аквинский, у

60

АЛЬБЕРТ

которого мы находим в более разработанном виде все идеи учителя. Не составляя стройной системы, сочинения А. В. с необычайной чуткостью отражают разнообразные настроения эпохи, занимая большей частью примирительное положение между крайними мнениями. Этим и объясняется громадный успех А. В. у современников: они находили у него разрешение всех занимавших их вопросов. Так, напр., в вопросе об универсалиях А. В., хотя и склоняется скорее в сторону реализма, но не настолько резко, чтобы к нему не могли примкнуть умеренные номиналисты. Он учит, что универсалии, т.е. общие сущности, хотя и существуют ante rem [прежде вещей] как идеи Божества, но проявляются они только in re, т.е. в индивидуальных вещах, откуда их извлекает человеческий разум, в котором они и существуют post rem [после вещей ].

Научным потребностям А. В. почти целиком удовлетворяет Аристотель, учение которого толкуется им в духе католического христианства. Что касается других писателей древнего мира, то о них А. В. имеет довольно слабое понятие, считая, напр., Платона первым стоиком и делая другие столь же грубые ошибки. Из богословских сочинений особенной любовью А. В. пользуются «Сентенции» Петра Ломбардского, по-видимому, именно потому, что они соединяют в себе изречения многих отцов Церкви. Наконец, учение мистиков также находит живой отклик в сочинениях А. В. Для него, как и для них, откровение есть непосредственный опыт человеческой души, а растворение в мистическом созерцании Бога есть высшее состояние, какого может достичь человек.

Наукой по преимуществу для А. В. является логика, так как без нее невозможна никакая другая. Логика подразделяется им на естественную, врожденную людям без всякого изучения, и искусственную, являющуюся в результате первой. С помощью логики изучается натурфилософия, которая подразделяется на метафизику, физику и математику. Метафизика рассматривает бытие таким, каково оно есть само в себе, в его неизменности. Тем же предметом занимается и богословие, которое говорит в религиозных терминах о том же, о чем метафизика говорит в терминах разума. Математика занимается законами движений и чувственной материи, не той, которая находится in concreto, а такой, как она есть сама в себе. Наконец, физика занимается вещами в их конкретном материальном бывании и движениями, в их связи с материальным миром. Хотя метафизика является, таким образом, высшим знанием и лежит в основании всякого другого, но изучение следует начинать с простейшего и наиболее конкретного, т.е. с физики.

Следуя Аристотелю, А. В. отрицает врожденность знания, защищаемую Платоном, и признает лишь врожденную способность к знанию у человека. Очень удобным для истолкования в

духе единобожия было учение Аристотеля о различии материи и формы. К этому учению и примыкает А. В. Материя есть начало пассивное и само по себе не реальное. Только форма впервые образует материю и придает ей реальность. Душа есть такая форма, бестелесная субстанция, принцип движения. Высшей формой, совершенно нематериальной, является Бог. Он не есть ни материальный принцип вещей, ни принцип их сущности, а только их причинный принцип. Начало миру положено творческим актом Бога; А. В. оспаривает мнение Аристотеля, что мир вечен и не имеет начала. Такое резкое разделение Бога и мира сделало А. В. решительным противником пантеизма Аверроэса, сильно распространившегося около этого времени и доказывавшего единство действующего мирового принципа. А. В. является представителем философского оптимизма в том же смысле, в каком впоследствии оптимизма придерживается Лейбниц. Каждую отдельную вещь Бог мог бы, по мнению А. В., сотворить и более совершенной, но по отношению к целому миру она имеет высшую возможную степень совершенства. В этом состоит теодицея А. В.

В богословии А. В. является мыслителем строго ортодоксальным. Там, где философия может доставить ему аргументы для защиты догматов веры, он широко пользуется ее услугами и в своих богословских сочинениях приводит доказательства, взятые не только из книг Священного Писания и отцов Церкви, но также из всех известных ему светских писателей. Там же, где догматы веры не поддаются разумному истолкованию, он объявляет их недоступными человеческому разуму, который должен, не рассуждая, подчиниться высшей истине. Таким образом, религиозная истина остается совершенно неуязвимой со стороны философии. Однако такое разграничение двух областей, начало которому положено А. В., привело впоследствии к теории «двух истин», независимых одна от другой, а затем к окончательному освобождению философии от церковной опеки. Существование Бога, по мнению А. В., принадлежит к той категории религиозных истин, которые поддаются и разумному доказательству. При этом А. В. пользуется главным образом космологическим доказательством, т.е. ищет первый двигатель и причину существования мира. А. В. много писал о таинствах, особенно о таинстве пресуществления, доказывая, что субстанция хлеба превращается в субстанцию тела Христова при сохранении прежних акциденций. В вопросе о свободе воли А. В. придерживается учения блаженного Августина, по которому способность к добру и вечное спасение ставятся в зависимость от божественной благодати. В этике А. В. является последователем Аристотеля, т.е. умеренным интеллектуалистом, основывающим мораль не столько на доброй воле, сколько на знании и разуме. К четырем кардинальным классическим добродетелям А. В.

61

АЛЬБЕРТ

прибавляет три христианских: веру, надежду и любовь, даруемые человеку по благодати.

Богословские сочинения А. В. состоят главным образом из комментариев к четырем евангелистам, к сочинениям отцов Церкви и к «Сентенциям» Петра Ломбардского. Что касается метафизики и целого ряда сочинений по различным отраслям естествознания, то тут А. В. почти сплошь парафразирует Аристотеля, которого он, впрочем, знал только в латинских переводах с греческого и с арабского, так как не владел этими языками. При этом, согласно своему синтетическому характеру, он удержал кое-что и из тех течений платонизма и неоплатонизма, которые царили в ранней схоластической литературе. Первое полное собрание сочинений А. В. в 21 томе было издано Ямми в 1651. K.M. Мшюрадович. • АЛЬБЕРТ Ι фон Аппельдерн, рижский епископ с 1199 по 1229. Собственно, А. первый ввел христианство в Лифляндии, так как оба его предшественника - Мейнгард, миссионер-проповедник, и Бартольд с крестоносцами имели мало успеха. А. прежде всего завел ежегодные весенние походы, для которых часто лично вербовал участников в северо-западной Германии, испрашивая у папы для крестоносцев отпущения грехов и пленяя их мирскими благами в обращаемой в христианство стране. Основанием Риги в 1201 он доставил постепенно возрастающей немецкой колонии надежную точку опоры. В 1202, при посредничестве своего наместника, А. основал орден «братьев Христова рыцарства», обыкновенно называемых меченосцами. Почти в беспрестанном бою он завладел землями сначала к северу от Двины (Лифляндия), а затем и расположенными южнее (Курляндия и Семигалия); после продолжительной борьбы с датским королем Вальдемаром он овладел также и Эстляндией (после его смерти она вновь была занята датчанами в 1237). В 1207 император Филипп признал завоеванный им край леном Римско-германской империи, в 1225 император Фридрих II возвел его в князья, а его епископство - в имперскую марку. Треть своих владений А. отдал в ленное владение ордену. Впоследствии, когда меченосцы слились с тевтонским орденом, возникли по этому поводу долговременные препирательства. По мере новых завоеваний он основывал радом с рижским новые епископства - Эстляндское, Эзельское, Дерптское, Семигальское и Курлянд-ское, для которых был формально утвержден папою в качестве митрополита его наследник Альберт II. Таким образом, ко времени смерти А. было положено прочное основание епископ-ско-рыцарскому лифляндскому государственному организму, включенному в состав Германской империи, но сохранявшему, за отдаленностью от коренных имперских земель, характер немецкой колонии среди чуждого ей эстонско-финского и латышско-литовского населения.

АЛЬБИГОЙЦЫ, заимствованное от города Альби в Тарнском департаменте название одной

распространенной в южной Франции секты, усвоившей религиозные принципы катаров и их позднейших последователей - вальденсов. Сторонники этого направления появились еще в начале 11 в. и считались преемниками манихеев. Они проповедовали возвращение к первоначальному христианству и вели простую, строго нравственную и уединенную жизнь. Поэтому их называли сначала «добрыми людьми» (les bons hommes), но «людьми темными» (hommes obscurs) , а после первого отлучения их от церкви на соборе в Тулузе, созванном папою Каликстом II (1119), стали звать «Тулузскими еретиками». Это отлучение было в 1139 подтверждено Иннокентием II. На соборе, созванном лодевским епископом в г. Ломбер близ Альби в 1176, они открыто высказывались насчет своего учения. Несмотря на это, они впоследствии подверглись сильному подозрению в дуализме, отвержении учения о Пресвятой Троице, таинств причащения и брака, отрицании смерти и воскресения Иисуса Христа и т.п. Наконец, папа Иннокентий III в 1209 возбудил крестовый поход против них, ближайшим поводом к которому послужило умерщвление во владениях графа Раймунда VI Тулузского папского легата и инквизитора Петра Кастельно, на которого возложено было поручение истребить еретиков. Действительною же причиною было желание отнять земли графа Тулузского, ненавидимого за его терпимость к еретикам. Никакой пользы не принесло позорное наказание и бичевание, перенесенное графом от легата Мило, и полученная им от папы ценою больших жертв абсолюция. Легаты - Арнольд, аббат Сито и Мило взяли приступом главный город его племянника Рожера - Безьер и приказали умертвить 20 тыс. жителей без различия вероисповедания. «Убивайте их всех!,- воскликнул Арнольд,- Господь отличит Своих и защитит!». Не лучше обошелся Симон Монфорт, граф Лестерский, предводительствовавший крестоносцами под руководством легатов, с другими местами во владениях Раймунда и его союзников, из которых Рожер Безьерский погиб в темнице, а король Петр Арагонский убит в сражении при Мюре в 1213. Завоеванные земли папа подарил графу Монфорту в награду за его услуги, но Симон, при переменном военном счастии, никогда не мог спокойно владеть этим подарком. При осаде Тулузы (1218) он был убит брошенным из пращи камнем, а его сына Раймунд VI и, по смерти последнего в 1222, сын его Раймунд VII принудили возвратить завоеванную землю. Но папская абсолюция снова привлекла разный сброд со всех концов Франции, и война продолжалась. С большим мужеством защищал Раймунд VII отцовское наследие против легатов и французского короля Людовика VIII, который умер в походе против еретиков в 1226 после завоевания Авиньона. Когда с обеих сторон пали сотни тысяч и были опустошены прекраснейшие местности Прованса и Верхнего Лангедока, в 1229 был заключен мир,

62

АМАЛИЯ

по которому Раймунд только за большое денежное вознаграждение освободился от церковного

отлучения, уступил Людовику IX Нарбон вместе с многими владениями и назначил своего зятя, брата Людовика, наследником всех остальных своих земель. Папа присудил эти провинции королю французскому, чтобы усилить его преданность папскому престолу и сделать его тем податливее к приему папских инквизиторов, которые, по большей части доминиканцы, возводили упорствовавших в своих верованиях А. на костер или возвращали в лоно католической церкви посредством самых тяжких епитимий. Другае А. бежали на Восток и поселились в Боснии. Но еще в начале 14 в. инквизиция усердно работала в этих местах, в чем можно убедиться из сочинения инквизитора Бернарда Гвидона «Practica contra infectos labe heretice pravitatis» (1321).

-Ф-АЛЬДГЕЛЬМ (Aldhelmus), церковный и литературный деятель англосаксов (род. ок. 640 - ум. в 709). Он принадлежал к царскому роду Узссек-са и получил тщательное образование. Его наставниками были прибывшие из Италии ученый римлянин Гадриан и впоследствии архиепископ Кентерберийский Феодор. Историк английского народа Беда Достопочтенный называет эпоху Гадриана и Феодора счастливейшей со времени покорения Британии, так как «желания всех стремились тогда к недавно услышанным небесным радостям, и хотящие изучить Св. Писание находили в сих мужах наиболее достойных для этого руководителей». В Кенте у Гадриана А. изучил основательно не только латинский, но и греческий язык, словами которого он любил уснащать свои произведения; некоторые книги Св. Писания А. мог прочесть даже в их еврейском оригинале. Такая ученость считалась для того времени в Британии совершенно необыкновенною, и, когда А. стал монахом в монастыре Малмсбери, он быстро приобрел огромную славу как учитель и наставник. Шотландцы и ирландцы проставляли его мудрость и красноречие и просили его сочинений. Особенное влияние оказывал А. на монахинь, с которыми он обращался ласково, называя их «цветами Церкви», «изумрудами Христа», «жемчугами рая». Слава А. дошла до Рима; папа Сергий I пригласил его туда в 690, когда А. был уже аббатом. В конце жизни он был поставлен епископом. После смерти причислен католическою церковью к лику святых. А. писал много и стихами и прозой. Так, помимо большого количества писем, мы имеем от него сочинение о похвале девству (de laudibus vir-ginitatis) в прозаической и стихотворной обработке, стихотворение о Страшном суде, ряд небольших поэм в честь апостолов, обширный прозаический трактат о мистическом значении числа 7 и о просодии и метрике, с весьма характерными для миросозерцания того времени стихотворными загадками. А. был первым англосаксом, испробовавшим свои силы в латинской поэзии. Издание

его сочинений (весьма плохое) дал Giles (1844); перепечатано у Migne, PL, t. 89. -Ф-АЛЬЙ (д'Айи; d'Ailly, Petrus de Alliaco) Пьер, известный французский богослов (1350-1425), канцлер Парижского университета, епископ в Камбрэ, потом папский легат в Германии, участник констанцекого съезда. Из многочисленных сочинений А. к области философии относятся «Quaestiones super libros sententia-rum» - комментарий к «Сентенциям» Петра Ломбардского, «Tractatus de anima» [«О душе»], «Compendium contemplationis» [«Компендий созерцания»] и др. Он принадлежал к номиналистическому направлению Оккама. Замечательны его рассуждения о возможности познания Бога путем разума, направленные против скептиков, но обнаруживающие в нем самом своеобразный скепсис; по его мнению, это познание не достоверно, а лишь вероятно. Он отвергал онтологическое доказательство бытия Бога, предложенное Ансельмом Кентерберийским. Возможность такого скепсиса для духовного лица 14 в. обусловливается учением о двойной истине, в силу которого свет разума мог отвергать то, что устанавливалось верою, и наоборот. Психологический трактат А. во многих отношениях любопытен, между прочим, и потому, что в нем встречаются идеи, развитые впоследствии школою френологов. В учении о нравственности А. проводил мистические идеи. Цель человеческой жизни он видел в очищении от пороков (vitiorum purgatio) и в насаждении добродетели. В А. соединялись, таким образом, идеи номиналистического скепсиса с мистицизмом. Слава А. в значительной степени связана с его преподавательской деятельностью в Парижском университете, причем он обнаружил значительное диалектическое дарование; его называли «Aquila Franciae» [см. Аквила ]. В числе его учеников был Жан Жерсон.

АЛЬФА и ОМЕГА, названия первой и последней букв в греческом алфавите. Как символ вечности А. и О. встречаются и в Апокалипсисе и у древних христианских писателей (Пруденция, Тертуллиана). Первые христиане ставили буквы А и Ω на своих гробах и в церквах, с крестом посредине, гравировали их на перстнях и кольцах, печатях, мозаиках и картинах. Одно из древнейших изображений этого символа найдено в катакомбах на о. Мелосе и относится к концу 1 или началу 2 вв. Он встречается и на монетах, но не раньше царствования Константа и Констанция.

АМАЛИЯ, 1) святая, жила в начале 7 в., была замужем за Витгером, пфальцграфом Лотаринг-ским. От этого брака родились св. Адальберт, епископ Реймский и четыре дочери. Впоследствии А. вместе со своим супругом удалилась в монастырь.

2) Α., другая святая княжеского происхождения, рано ушла в монастырь св. Ландрады в Люттихе. Здесь ее увидел Пипин и предназначил ее в супруги своему сыну Карлу. Но она откло-

63

АМАЛЬРИК

ШШЯЯШ!

нила все его предложения и, чтобы укрыться от преследований Карла, спаслась бегством в свои имения. Память обеих этих женщин празднуется 10 июля.

АМАЛЬРИК из Бены (Amalric de Bennes), Амори Шартрский (Amaury de Chartres), средневековый мистик и основатель религиозной секты. Родившись в Бене, в Шартрском диоцезе, А. в конце 12 в. читал в Парижском университете лекции по философии и богословию. Обвиненный в пантеистическом учении, А. в 1204 оправдался в Риме перед Иннокентием III и по возвращении в Париж отрекся от своего учения. Умер ок. 1206. После его смерти обнаружилось, что он имел многочисленных последователей, получивших название амальриканцев, и не только в самом Париже, но и в других епархиях. В 1209 собор в Париже осудил их учение, велел вырыть прах А. и выбросить его в поле, а из его последователей одни были сожжены, другие осуждены на пожизненное заключение. Иннокентий III осудил также учение А. на Латеранском соборе 1215.

Самому А. с достоверностью можно приписать только следующие три положения: Бог есть все; каждый христианин должен верить, что он член в теле Христа, и эта вера так же необходима для спасения, как вера в рождение и смерть Искупителя; пребывающим в любви не вменяется в вину никакой грех. Последователи его вывели отсюда многие другие заключения. Божество не имеет трех лиц, а Бог в течение времен проявился трижды в лице человека, и таким образом было троякое различное откровение. С Авраамом начинается период Отца, с Иисусом - период Сына, а с Α.- период Св. Духа. Как в период Сына потерял свое значение Моисеев Закон, так и в период Св. Духа теряет свое значение весь внешний церковный порядок. Божественный дух открывается в сердце отдельного человека, и тот, в ком он пребывает, не может грешить. -Ф-АМАРТОЛ Георгий, монах, византийский летописец второй половины 9 в. Он больше известен под первым именем, хотя оно представляет собою стереотипную форму для выражения монашеского смирения - αμαρτωλός, грешный. Последний император его хроники - Михаил III (842-867). Автор - свидетель еще не остывшей борьбы за икононочитание и дает чувствовать это во многих местах последней части своей летописи. Императоры-иконоборцы под его пером - зверонравные деспоты. Например, Льва Исавра (716-741) он характеризует как «богоборца, взбесившегося против правой и древней веры, как свирепейшего зверя, как лютого льва, как гнуснейшего» и пр. Отсюда летопись в своей важнейшей части дает материал, которым можно пользоваться только с большою осторожностью. Но зато она имеет другое значение - как отражение воззрений и вкусов среды, которая в Византии играла исключительную роль,- монашеской. Идеи аскетизма автор часто выдвигает на первое место в фантастических разукрашен

ных рассказах. Его летопись пестрит повествованиями о видениях, знамениях, диковинных событиях. Именно такая манера изображения прошлого сделала из хроники А. одну из самых популярных книг для чтения, как в Византии, так и у нас на Руси. Наши старые хронографы в огромном большинстве были компиляцией работ Иоанна Малалы, Константина Манассии, Иоанна Зонары и А. Симпатии, которыми пользовалась хроника А. в широких кругах читающей публики, объясняют обилие и разнообразие ее рукописей. Во многих списках она имеет продолжения и всюду значительные дополнения и изменения. Отсюда необычайная трудность хорошего издания ее текста. Хроника состоит из четырех книг. Первая дает обзор некоторых событий общей истории в монашеском вкусе от Адама до Александра Великого. Вторая книга начинается также с Адама, но излагает только библейскую историю до римского периода. Третья предлагает римскую историю от Цезаря до Константина. Четвертая - от Константина до Михаила. [... ] -Ф-АМВОН (от греч, ίίμβων - возвышение), в древней христианской церкви так называлось особое возвышенное место в храме, предназначавшееся для чтения Св. Писания и пения псалмов. С А. произносились также проповеди. Судя по сохранившимся памятникам и описаниям, древний А. (напр., Солунский А. 4 в.) представлял высеченную из мрамора полукруглую башенку, к верхней площадке которой вели две лестницы. С лицевой стороны А. украшались скульптурными изображениями. В храме Св. Софии в Константинополе А. подобного же устройства был окружен 8 колоннами, над которыми высилась крыша (киворий). В древних храмах А. ставились посреди среднего нефа, если А. был один, или же по правой и левой сторонам нефа, если их было два (в некоторых древних церквах были по два Α., один для чтения Евангелия, другой для чтения Апостола). На верхней площадке А. помещались пюпитр для книг, подсвечник и седалище для епископа. С 15 в. в греческих церквах А. с середины церкви стали переноситься на северную сторону, причем они не ставились на пол, а подвешивались в виде беседок или укреплялись в виде небольших балконов к заднему подкупольному столбу. В древних русских храмах А. по своему устройству и положению представляли копию А. древней греческой церкви, но с середины 17 в., по мысли Арсения Суханова и с одобрения восточных патриархов, эти А. стали уничтожаться. В настоящее время А. в русских церквах называется примыкающий к солее полукруглый выступ. Кроме А. на солее, есть еще А. архиерейский - возвышающееся на две ступени место посреди храма, на котором архиерей облачается и стоит до малого входа на литургии.

•Ф- АМВРОСИЙ (в миру Александр Михайлович Гренков), иеромонах (1812-91), старец Козельской Введенской Оптиной пустыни, Калуж-

64

АМВРОСИЙ

ской губ. Получив образование в тамбовской семинарии, А. поступил в Оптину пустынь, где приобрел большое уважение своим аскетизмом и смирением. Множество людей всех сословий, званий и положений обращалось к нему за духовной помощью и за исцелением от физических болезней. Между прочим, его посетили Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой. В 1860 А. был избран старцем пустыни. Его стараниями устроен ряд женских монашеских общин и благотворительных заведений.

Из сочинений А. изданы: Сборник писем и статей оптин-ского старца, иеросхимонаха А, вып. 1, М., 1894; вып. 2, М., 1897; Поучение старца иеросхимонаха А. о том, сколь много мы заботимся о теле и сколь мало о душе, а также о покаянии, М., 1896; Душеполезные наставления старца Оп-тиной пустыни, иеросхимонаха Α., Μ., 1898; Собрание писем к мирским особам, М., 1908; Собрание писем к монашествующим, Сергиев Посад, 1908.

Ср. Ф.П. Ч., Тяжелая утрата (оптинский старец о. Α.), M., 1892; П. Б., Оптинский старец о. Α., Μ., 1892; Ε. В., Краткое сказание о жизни оптинского старца о. Α., Μ., 1893. •••АМВРОСИЙ (в миру Андрей Степанович Зертис-Каменский), церковный деятель и писатель (1708-71). По окончании курса в Киевской духовной академии был отправлен для усовершенствования в Львовскую духовную академию. В 1739 пострижен в монахи. Был преподавателем и префектом Александро-Невской семинарии. В 1748 назначен членом Синода и архимандритом подмосковного Новоиерусалимского м-ря, где начал восстанавливать его запущенные здания. Был епископом Переяславским и Дмитровским, архиепископом Крутицким и с 1768 архиепископом Московским. Екатерина II поручила ему восстановление Успенского, Благовещенского и Архангельского соборов. Погиб, растерзанный толпой во время бунта в зачумленной Москве. Не покидая столицы в разгар эпидемии, он навлек на себя недовольство населения запрещением крестных ходов и массовых молений, способствовавших распространению заразы. А. оставил много переводов с греческого, латинского и еврейского языков, из которых наиболее важен перевод с еврейского подлинника «Псалтири». Из оригинальных произведений его сохранилась только «Служба св. митрополиту Димитрию Ростовскому». А. погребен в Москве, в Донском м-ре.

Ср.: Сб. Имп. рус. ист. об-ва, т. 13, 173-176; Д. Бантыш-Каменский, Жизнь преосвящен. А. и Словарь достопамятных людей, 30-37; Венгеров, Сл., т. 1. •Ф-АМВРОСИЙ (в миру Алексей Иосифович Ключарев), духовный писатель (1821-1901), сын протоиерея. Окончил курс в Московской духовной академии, был преподавателем вифан-ской семинарии и священником. В 1877 пострижен в монашество и сделан викарием московской епархии. С 1882 архиепископ Харьковский. Основал и редактировал с 1860 по 1867 журнал «Душеполезное чтение»; фактически руководил журналом «Вера и Разум». В этих изданиях, а

5 Христианство

также в «Московских ведомостях» помещены многие проповеди А. на общественно-политические темы. Он страстно боролся против «ложного» направления науки, против свободы совести, свободы печати, женского образования и т.п. Ему принадлежит также книга «Живое Слово» (Харьков, 1882), посвященная характеристике церковной проповеди. В 1902 в Харькове издано «Полное собрание проповедей Α.».

Ср. «Вера и Разум», 1898, № 22; Л. Б а г ρ е ц о в , Памяти Α., архиепископа харьковского, М., 1901 ; прот. Буткевич, Биографич, очерк архиепископа Α., Харьков, 1902; Д. Рома ш к о в, Α., как народный проповедник и ревнитель духовно-нравственного просвещения, Харьков, 1905; Венгеров, Сл., т. 1.

•Ф-АМВРОСИЙ (в миру Андрей Антипович Ор-натский), духовный писатель (1778-1827). По окончании Александро-Невской семинарии был назначен учителем, потом инспектором, префектом и, наконец, ректором новгородской семинарии. В 1805 пострижен в монашество; в 1816 рукоположен в епископа Старорусского, а в 1819 - в епископа Пензенского и Саранского. В 1825 А. удалился в Кирилло-Белозерский м-рь, где вел строго аскетический образ жизни. Еще в период его управления пензенской епархией он требовал подвижничества от духовенства и свои обличения предъявлял и светским властям, не изменив своему суровому обращению даже в отношении к Александру I, посетившему Пензу. А. принадлежит капитальный труд: «Истерия российской иерархии» (6 тт., М., 1807-15). В этом труде собран богатый материал по истории русской церкви с самого начала ее существования. Особенно ценны главы о монастырях. В состав труда А. вошли и материалы, собранные митрополитом Евгением.

Ср. Савваитов, Пр. А. Орнатский, 1869; «Русская старина», 1872, т. 5, и 1883, т. 39; Венгеров, Сл., т. 1. •••АМВРОСИЙ (в миру Андрей Подобедов), проповедник, сын священника (1742-1818). Образование получил в Троице-Сергиевой семинарии; был префектом, а затем ректором Московской духовной академии. Особенной известностью пользовалась его проповедь, сказанная по случаю убиения во время чумы московского архиепископа Амвросия; она была переведена на французский и немецкий языки. Составленное им «Руководство к чтению Священного Писания Ветхого и Нового Завета» (1779) переиздано в 1811 под заглавием: «Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета». Был последовательно викарием московской митрополии, епископом Крутицким, архиепископом Казанским, С.-Петербургским, Эстляндским и Выборгским, с 1801 - митрополитом Новгородским и С.-Петербургским. В 1805 открыл за свой счет училище при новгородском архиерейском доме, бывшее около 70 лет в запустении. При деятельном участии А. совершено преобразование духовно-учебных заведений с учреждением комиссии

—ι АМВРОСИЙ !

духовных училищ. «Собрание поучительных слов» А. вышло 3-м изданием в Москве в 1825. Ср. «Странник», 1860, №№ 5 и 6.

•Ф-АМВРОСИЙ (в миру Алексей Иванович Протасов), выдающийся проповедник (1762-1841). Был ректором Петербургской духовной академии, епископом Тульским и Белевским, архиепископом Казанским и Тверским. Проповеди его отличались образностью и резкостью. Независимость А. повела к доносам на него со стороны духовных и светских лиц. «Слова и речи» А. изданы в 1856. Его «Слово на случай присяги избранных по Тульской губ. судей» (М., 1815) сурово обличает власть имущих. Кроме проповедей, А. напечатал «Латинскую грамматику», долго употреблявшуюся в духовных училищах. -Ф-АМВРОСИЙ (в миру Авраам Серебренников или Серебряков), известный проповедник (1745-92). Окончил курс в Московской духовной академии; был префектом Троице-Сергиевой семинарии, затем Московской духовной академии; в 1784 рукоположен в епископа Олонецкого, позже был архиепископом Екатеринославским и «местоблюстителем экзархии молда-во-влахийской». Приобрел известность проповедями, посвященными князю Потемкину, из которых особенно известна надгробная речь «Последнее целование». Эту речь митрополит Евгений называл «образцом трогательного красноречия». Ему принадлежат еще перевод «Потерян^ ного Рая» Мильтона, сделанный с французского, и «Краткое руководство к оратории российской», повторяющее риторику Ломоносова.

Ср. Сухомлинов, История росс, академии, т. 1 ; Венгеров, Сл., т. 1.

-Ф-АМВРОСИЙ (в миру Андрей Юшкевич), проповедник (1690-1745). Был архиепископом Новгородским. Образование получил в Киевской духовной академии. Из проповедей его замечательно слово в день восшествия на престол Елизаветы Петровны, где обрисовываются бедствия, причиненные России иноземцами и иноверцами в два предшествовавшие царствования. Труд А. «Основательное показание разностей между греческою и римскою папскою церковью» остался в рукописи. В 1742 А. и Арсений Мацее-вич представили императрице Елизавете Петровне предложения о реформе высшего церковного управления. Они писали, что если государыне не угодно уже восстановить патриаршество, то по крайней мере надобно назначить в Синод президента и этим хотя несколько приблизить наше церковное управление к характеру управления церкви Восточной, а обер-прокурора и коллегию экономии упразднить, потому что в Синоде, как духовном правительстве, даже и секретарями неприлично быть мирянам. Императрица не уважила этого представления.

Ср. И. Чистович, Феофан Прокопович и его время; К. Здравомыслов, Иерархи новгородской епархии от древнейших времен до настоящего времени, Новгород, 1897.

<• АМВРОСИЙ (1791^-1863), босно-сараевский митрополит, положивший начало старообрядческой «белокриницкой иерархии». Сын священника румелийского города Эноса; был священником, но овдовел и принял пострижение. В 1835 возведен в сан митрополита на босно-сараевскую кафедру. А. был лучшим из греческих архиереев, являвшихся в Боснию: он заботился об угнетенном народе и из-за этого вошел в столкновение с турецкими властями. Отозванный в Константинополь (1841), он поступил в число безместных архиереев, влачивших жалкую жизнь среди унижений и лишений всякого рода. Положение А. было тем тяжелее, что он имел женатого сына Георгия, жившего при нем без всяких занятий. Когда белокриницкие депутаты Павел и Алим-пий предложили А. перейти в старообрядчество и сделаться старообрядческим архиереем, А. ответил решительным отказом, видя в предложении их оскорбление православной вере. Тогда Павел стал действовать на Георгия, указывая на возможность совершенно обеспеченной жизни. Сын явился пред отцом ходатаем за старообрядцев. И в устной беседе, и в написанных со специальной целью сочинениях Павел выставил старообрядчество в таком виде, чтобы переход к нему не казался А. изменой православию. 15-16 апреля 1846 обеими сторонами был подписан договор, по которому старообрядцы обязывались содержать А. и платить ему жалование по 500 австрийских червонцев в год, пока он жив; сыну его они обязались купить в Белой Кринице дом в его собственность. Со своей стороны А. обязался вступить в старообрядчество в звании митрополита, исполнять монастырский устав без нарушения и поставить себе преемника. 28 октября 1846 был совершен в Белой Кринице прием митрополита А. в сущем сане, через «перемазание» и прочтение чина проклятия ересей. Согласно договору, А. посвятил наместника своего Кирилла «во епископа богоспасаемого града Майноса»; для турецких некрасовцев А. рукоположил в архиереи, с титулом славского, Аркадия (Лысого) и этим обеспечил дальнейшее существование белокриницкой иерархии. В декабре 1847 А. был отозван в Вену, а оттуда выслан в Цилль с запрещением иметь сношение с липованами. Перед смертью А. возвратился в православную церковь. «Письма» А. напечатаны в 1-м выпуске «Переписки раскольнических деятелей» (М., 1887).

-Ф- АМВРОСИЙ МЕДИОЛАНСКИЙ, епископ миланский (род. ок. 340 в Трире, Арле или Лионе - ум. в 397). Он принадлежал к знатному роду, многие члены которого занимали должность консула. Отец А. М.- префект Галлии - предназначал сына к государственной деятельности. А. М. получил образование в Риме, где рано выдвинулся благодаря своему ораторскому таланту. Еще молодым, около 374, мы встречаем его в Милане в качестве консуляра Верхней Италии. В этом году, по смерти епископа Авксен-

АМИРАЛЬД

тия, вопрос о его преемнике вызвал упорную борьбу между православными и арианами. Партии сошлись на явившемся успокаивать собрание А. М., который, несмотря на отказы и на то, что он был еще только катехуменом, был единодушно избран. Уже ранее подготовленный к новой деятельности христианской традицией своего рода, насчитывавшего мучеников, и влиянием своей старшей сестры Марцеллины, А. М. привлекал к себе своим характером и пастырскими заботами, «веселый и радостный с друзьями и плачущий с проливающими слезы». Он усердно предавался изучению богословия и в то же время умел, благодаря своему дипломатическому такту, импонировать власти, часто находившейся под влиянием ариан. Он не дал арианам захватить миланскую базилику, хотя для этого иногда ему приходилось вместе с клиром и народом проводить в ней дни и ночи (385-386). Он же был главным борцом христианства с умиравшим язычеством, определяя своим влиянием антиязыческую политику Грациана и его преемников. А. М. выступал против тех или иных мер государственной власти во имя христианской морали и умел настаивать на своем даже в борьбе с Феодосием Великим, хотя известный рассказ об отлучении Феодосия, вероятно, не более как легенда. Он всегда оставался другом династии, борясь с узурпатором Максимом после гибели Грациана, с Арбогастом и Евгением после смерти Валентини-ана И.

Как догматик А. М. твердо стоял за никейский символ. Вводя в обиход Запада главным образом аллегорический прием толкования Св. Писания, приводящий, напр., к пониманию Авраама как духа в состоянии добродетели, А. М. интересовался по преимуществу только тем, что связано с моральными задачами Церкви - «Царства Божия на земле». Он говорил о наследственности греха, не отказывая в то же время человеку в свободе воли. В настойчивости, с какой он указывает на связь греховности с грехом Адама, он идет дальше и греков, и Тертуллиана. Если «все погибли в Адаме, и мы до рождения уже запятнаны и зачаты во зле», если «я пал в Адаме и умер в Адаме», то спасением для человека является вера. Здесь А. М. делает шаг к Августину. Господь «прощает нам грехи по благодати Своей не за дела, а за веру... Я буду хвалиться не тем, что чист от греха, а тем, что отпущены мне грехи». В своей этике А. М. старается приспособить к христианству стоически-цицероновское учение, что особенно сказалось в его трактате «De officiis». Он колеблется в оценке поступков, иногда принимая во внимание только их, иногда ставя их в зависимость от нравственного характера личности, и намечает сделавшееся потом классическим разделение полного исполнения Евангелия от неполного (praecepta и consolia), чему способствовали и положения его античных образцов, и характерный для его эпохи уклон к аскетизму, вызывавший в А. М. стремление

5* <

проповедовать девство («De virginibus», «De vir-ginitate») и нападать на пороки своего времени. В сочинениях своих А. М. прежде всего проповедник; они большею частью ведут свое происхождение от его проповеднической деятельности, некоторые же и дошли до нас в своей первоначальной форме (напр., прекрасные надгробные речи). С проповедничеством несколько связаны и гимны А.М., первые на Западе, если не считать св. Гилария, и во всяком случае создавшие этот род литературы. Но из них А. М. несомненно принадлежат только 4 или 5. А. М. известен и как преобразователь церковного пения. А. М. ввел антифонное пение (попеременное на 2 клиросах); ему же принадлежит введение четырех церковных ладов, заимствованных от музыкальной системы греков (дорийской, фригийской, лидийской и миксолидийской).

Сочинения А. М. изданы Migne, PL, t. 14-17. Значительная часть сочинений А. М. переведена на рус. язык под редакцией казанского профессора Л. Писарева: Об обязанностях священнослужителей, пер. Прохорова, Казань, 1908; Творения по вопросу о браке и девстве, пер. Вознесенского, Казань, 1901. Кроме того: Две книги о покаянии, М., 1901. Сборник переводов издан в Киеве в 1824 и др. С середины 1910-х гг. в БВ печатается дельная монография И.И. Адамова «Учение А. М. о Троице». На рус. языке биографию А. М. см.: Фаррар, Жизнь отцов и учителей церкви. Л.П. Карсавин.

-Ф- АМЙНЬ («воистину», «да будет так», «верно»), слово, употребляемое при заключении молитвы, а в некоторых случаях для выражения утверждения или одобрения. Оно заимствовано из Ветхого Завета и впервые встречается в первой книге Царств (1: 36), где служит как бы введением к утвердительному ответу. Иеремия употребляет его уже в конце речи. Такое заключительное А. произносилось весьма часто при торжественных клятвах, когда целая фраза обыкновенно производит меньший эффект, нежели короткое восклицание. В течение персидской эпохи Α., по всей вероятности, являлось у евреев ответом народа на славословие священников и левитов. Однако нельзя с уверенностью утверждать, что А. и аллилуйя были единственными ответами на тогдашние благословения. Так как слово А. весьма широко применялось в еврейской литургии в эпоху Нового Завета, то оно естественно перешло, наряду с другими еврейскими литургическими установлениями, и к христианам. Почти половина тех Α., которые встречаются в Новом Завете (52 случая из 119), применяются, однако, в таком значении, какого за ними не знали еврейские священные книги: слово А. нередко встречается здесь в начале поучения, без связи с предшествовавшим.

У мусульман А. встречается гораздо реже, оно провозглашается, между прочим, после прочтения первой суры Корана.

-Ф- АМИРАЛЬД или Амиро (Amyraldus, Amyra-ut) Моиз, реформатский богослов (1596-1664); был профессором богословия в Сомюре. При нем

АММОН

Сомюрскаа академия достигла плетущего состояния, но вместе с тем прослыла рассадником ереси. А. был обвинен в том, что выступил с отвергнутым на Дортрехтском соборе арминиа-нством. А. в «Traité de la prédestination» [«Трактат о предопределении»] и в ряде полемических статей защищал т.н. universalismus hypotheticus, по которому воля Господня в том, чтобы все верующие спаслись. Но А. при этом объясняет, что под волей Господней он понимает только обращенное ко всем людям увещание: «Веруйте все, и вы будете блаженны», воля же Господня, которая сама уже делает человека верующим, обращается только на избранных. Благодаря этому объяснению, французские богословы на многих соборах сняли с А. обвинение в ереси, голландские же и швейцарские богословы продолжали обвинять его и выступили против А. с сочинением «Formula consensus» (1675). Из сочинений А. главное - «La morale chrétienne» (Sau-mur, 1652-60).

-Φ-AMMÔH или Аммун, преподобный (жил в 4 в.), один из видных представителей египетского монашества в самую цветущую пору его развития. Египтянин родом, А. после 18-летней супружеской жизни удалился на Нитрийскую гору (в 80 милях от Александрии) и собрал вокруг себя множество учеников-анахоретов. Скончался около 350-357, после 22-летнего пребывания в пустыне. Память 4 октября. Сведения о нем см. в «Церковной истории» Созомена, Сократа, в «Лавсаике» Палладия и у Руфина в «Жизни блаженных отцов».

•••АММОНИЙ Александрийский, писатель середины 3 в., составил «Гармонию Евангелий», или «Диатессарон», в которой он делил Евангелия на отделы, известные под названием Аммониевых секций. Перевод «Диатессарона» на латинский язык сделан Виктором (ум. 544), епископом Капуанским, и часто перепечатывался. Евсевий упоминает о сочинении А. «Согласие Моисея и Иисуса», но оно не дошло до нас. •О- ÄMOC, пророк, современник пророков Исайи и Осии. Был пастухом. Уроженец иудейского города Текоа, но жил в израильском царстве в городе Вефиле и пророчествовал о царстве израильском при Иеровоаме II и об Иудее при царе Осии. Любимый способ его речи - образный. Вступление А. на пророческое поприще должно быть отнесено к 810 до Р. Хр. Пророчества его (9 глав) составляют третью книгу сборника 12 малых пророков. _

-Ф-АМПЛИЙ, апостол из числа семидесяти. Упоминается у апостола Павла в послании к Римлянам (Рим. 16: 8): «Приветствуйте Α., возлюбленного мне о Господе». По преданию, А. был епископом в Диосполе, в Вифинии, при Черном море. Память 4 января и 31 октября.

АМСДОРФ (Amsdorf) Николай, ближайший друг и сотрудник Лютера. Род. 3 декабря 1483, по всей вероятности, в Торгау; происходя из

древнего рода и состоя со стороны матери в родстве с Штаупицем, он рано был предназначен к духовному званию. Поступив в 1502 в Виттен-бергский университет, он уже в 1504 магистр, в 1507 бакалавр, в 1511 лиценциат богословия; еще до обнародования Лютером его тезисов А. подружился с ним, сопровождал его в 1519 в Лейпциг, в 1521 в Вормс и был посвящен в план похищения Лютера в Вартбургский замок. В качестве суперинтендента и проповедника при церкви св. Ульриха в Магдебурге, А. реформировал в 1524 тамошнюю церковь в протестантском духе, реформировал также в 1528 церковь в Госларе, в 1534 в Эйнбеке, в 1539 в Мейсене. 20 янв. 1542 он был посвящен Лютером в сан епископа Наум-бург-Цейцского, но уже в 1546 во время шмаль-кальденской войны был изгнан оттуда. Суровый, нетерпимый, прекрасный диалектик, он еще при жизни Лютера всеми силами препятствовал соглашению с противниками, напр. в Шмалькаль-дене (1530), в Вормсе (1540), в Регенсбурге (1541). По смерти Лютера А. стал во главе строго лютеранской партии; изгнанный из Наумбурга, он в течение двух лет жил в Веймаре и работал над основанием строго лютеранского университета в Йене, который должен был служить противовесом Виттенбергскому университету как центру Меланхтоновой партии. Сильная оппозиция против интерима заставила его отправиться в Магдебург, где он вместе с Флацием стал во главе лютеранской ортодоксальной партии. После взятия Магдебурга А. нашел приют в Эйзенахе, не имел определенной должности, но был высшим советником во всех вопросах, касающихся церкви в эрнестинских владениях. На Вормском диспуте 1557 А. добился полного отделения строго лютеранской партии. А. умер 14 мая 1565 в Эйзенахе и был погребен там же в городской церкви, причем ему оказаны были епископские почести.

•Ф- АМФИЛОХИЙ, святой, епископ иконийский; присутствовал на Втором Вселенском соборе; скончался после 394. Память 23 ноября. Из приписываемых ему творений некоторые бесспорно подложны, другие сомнительной подлинности; все они собраны вместе с отрывками потерянных произведений А. и изданы в Париже в 1644.

-Ф- АМФИЛОХИЙ (в миру Павел Иванович Сергиевский) (1818-1893), археолог. Учился в Московской духовной академии. В 1842 принял монашество; был настоятелем нескольких монастырей, потом епископом Углицким; викарием ярославской епархий. А. состоял действительным и почетным членом почти всех столичных и провинциальных исторических и археологических обществ; в 1868 был избран в члены-корреспонденты Академии наук по греческой и славянской палеографии. Оставил очень много работ по археологии, филологии и истории древней русской литературы; составил описание рукописей библиотеки Воскресенского м-ря; впервые описал

68

АНАБАПТИСТЫ

многие древние рукописи. Весьма важны его труды по сравнению греческих и древнеславянских рукописей и по составлению словарей к древним памятникам. Наиболее ценные из трудов Α.: «Исследование пандекта Антиоха 11 века», «Описание рукописей Воскресенской новоиерусалимской библиотеки» и «Кондакарий 12-13 вв.».

Ср. И.В. Я г и ч, Четыре критико-палеографические статьи, СПб., 1884; Венгеров, Сл., т. 1. ^-АМФИТЕАТРОВ Яков Козьмич

(1802-1848), писатель, профессор церковной словесности Киевской духовной академии. Суровый аскет и проповедник строго ортодоксальных воззрений; вел страстную борьбу с направлением кружка Белинского. Его «Чтение о церковной словесности, или Гомилетика» (К., 1846) - одно из наиболее замечательных русских сочинений по гомилетике, первая попытка построить церковную проповедь по древнерусским образцам. Известны еще его «Беседы об отношении церкви к христианам» (К., 1847; 5 изд., СПб., 1885).

Ср. Аскоченский, История киевской академии, стр. 244; Венгеров, Сл., т. 1.

АНАБАПТИСТЫ, или перекрещенцы, сектанты эпохи Реформации. Как и последователи Лютера, А. протестовали против церковного авторитета, воплощенного в католицизме, но протест свой довели до крайних пределов. Свое название они получили оттого, что, отрицая крещение младенцев, требовали крещения взрослых, т.е. сознательного восприятия человеком обязанностей апостольства; многие из них вследствие этого перекрещивались. Секта эта получила мистический характер: принимая один Новый Завет, а Ветхий лишь постольку, поскольку он не противоречит Новому и служит лишь дополнением к нему, они в то же время проводили резкую границу между внешним откровением, заключенным в Св. Писании, и откровением внутренним, совершающимся в душе свыше озаренных лиц. По мнению Α., откровение Св. Писания и плоды современной им религиозной мысли - различные фазисы одного и того же богоявления. Широкий религиозный индивидуализм, основанный на мистической вере в пророческий дар и делавший каждого единственным судьей над самим собою, заставил А. отрицать важность внешнего церковного общения и необходимость таинств как внешних символов; он помешал им создать определенную религиозную систему и сложиться в какую-либо организацию.

Началом А. послужило движение, возникшее в г. Цвиккау (в Саксонии), где суконщик Николай Шторх, один из первых так наз. цвиккауских пророков, знавший хорошо Св. Писание и, по мнению слушателей, озаренный наитием Св. Духа, вместе со Штюбнером стал проповедовать новое учение, имевшее значительный успех. В 1520 проповедники подверглись преследованию: некоторых посадили в тюрьму, затем изгнали из Цвиккау. Явившись в Виттенберг, проповедники

вновь начали свою проповедь, придав ей некоторый социальный оттенок. Скоро движение приняло фанатический характер: воздвигалось гонение против науки, общественных удовольствий, богатства, раздел которого между бедными требовался во имя Евангелия. Власти не знали, что делать с проповедниками, Меланхтон колебался в своем отношении к ним, Карлштадт примкнул к движению; двести студентов, убедившись в бесполезности светской науки, бросили университет. С приездом в Виттенберг Лютера смущение исчезло, и движение было подавлено. Α., до тех пор рассчитывавшие на Лютера и на правительства, порвали всякую связь с ними и обратились со своей проповедью к крестьянам, давно уже недовольным господствовавшими порядками. Тут особенно проявились индивидуалистические элементы новой секты. Одни из числа А. стремились к более глубокой и одухотворенной доктрине, другие «глядели лишь на букву Св. Писания». Некоторые носили особую одежду и старались вернуться к строгости первоначального христианства; другие падали в корчах, уверяя, что при этом имеют общение с небом. Одни проводили жизнь в молчании, другие - в молитве, третьи - в воплях и плаче. Многие полагали, что брак между верующим мужчиной и неверующей женщиной сам по себе недействителен и что обе стороны свободны вступить в новый брак. В то же время в анабаптизме содержались уже зерна будущих рационалистических сект, напр. антитринитариев, или унитариев.

Социальная система, созданная анабаптизмом, была такой же существенной его частью, как и религиозное его учение. С требованием неограниченной свободы для человека шло рука об руку признание абсолютного равенства в обществе и отрицание частной собственности. Последовательные сектанты стремились к переустройству всей жизни на новых началах и к осуществлению на земле таких общественных порядков, которые не противоречили бы заповедям Божьим; они не мирились ни с какими формами общественного неравенства и зависимости человека от человека как противными божественному Откровению. Религиозная санкция здесь не только оправдывала, но и усиливала такого рода стремления. Быстро распространяясь по Германии, Швейцарии и Голландии, анабаптизм принимал форму мелких религиозных общин, связанных друг с другом братскими узами, но не организованных для взаимной помощи и защиты; и вероучение, и образ жизни в каждом городе были свои; не было даже попыток объединить все эти общины в одном исповедании, хотя все Α., дробившиеся уже в 16 в. на сорок сект, признавали, кроме крещения взрослых, еще необходимость возвращения к церкви апостольских времен, веры в милосердие Божье, добрых дел и учили, что воля человека свободна. В социальной сфере существовали такие же общие для всех А. признаки - отрицание присяги, суда, военной службы,

АНАГНОСТЫ

повиновения правительству, которое они не считали христианским; но при этом одни из сектантов ограничивались пассивным сопротивлением тому, что считали незаконным и противоречащим заповедям Божьим, другие шли дальше и требовали насильственного ниспровержения существующих порядков, основываясь на том, что «вера без дел мертва». Постепенно А. пришли к проповеди кровавой революции, истребления огнем и мечом нечестивых и подготовления этим путем окончательного торжества «святых» на земле.

Эта проповедь имела большое значение уже в Крестьянской войне, во время которой особенно выдвинулся Томас Мюнцер. Усилившееся после нее преследование А. не только не прекратило сектантства, но, наоборот, содействовало его распространению: изгоняемые из одних городов, А. шли в другие и везде приобретали новых последователей, преимущественно среди низших классов населения, хотя в числе сторонников анабаптизма можно назвать нескольких образованных и даже ученых людей (Денк, Гетцер и др.).

Во время гонений на А. ни католические, ни протестантские государи не имели к ним никакой жалости. В Австрии и Тироле они умерщвлялись сотнями. Вильгельм Баварский объявил: «кто отречется, будет обезглавлен; кто не отречется, будет сожжен». Десятками А. всходили на эшафоты и костры, всегда обнаруживая непоколебимую стойкость, удивлявшую современников; Лютер даже склонен был объяснять эту стойкость сатанинским наваждением. Гонения и казни приводили А. к ожиданию скорого наступления тысячелетнего царства Христова на земле. Особенно напряженными эти хилиастические чаяния сделались около 1530, когда несколько пророков предсказывали скорую кончину мира. Гофман, напр., еще в 1526 предвещал Страшный суд на 1533; в Страсбурге под его влиянием произошло сильное брожение, распространившееся среди нидерландских сектантов. Из числа последних особенно выдвинулся гарлемский булочник Ян Матисен, назвавший себя Енохом и выславший двенадцать апостолов на проповедь. Как в середине двадцатых годов среди крестьян, так теперь в городах социальная революция разыгралась с характером не менее кровавым. Она закончилась мюнстерским восстанием, в котором наиболее видную роль играл сначала Матисен, затем Иоанн Лейденский. Их попытка устроить в Мюнстере «небесный Иерусалим» была жестокой пародией на царство Божие. Кровавая расправа католицизма с мюнстерскими А. (1535), затем подавление происшедшего около того лее времени довольно грозного восстания в Амстердаме окончательно обессилили анабаптизм; хотя и после того находились верующие в скорое наступление тысячелетнего царства, но агрессивный период перекрещенства кончился, и А. удалялись из отечества в другие страны и с континента в Англию. Основываемые ими общины мало-пома

лу теряли политический характер и осуждали войну и ношение оружия. Именно на отрицании всякого рода политической программы построено было учение Меннона, которое в сущности воспроизводило религиозную догматику А. В том же духе и братья Гунтер основали религиозные общины моравских братьев. Соединение религиозно-нравственной системы с социально-политической программой еще раз встречается в Англии 17 в. у индепендентов, учение которых несомненно зародилось у немецких А. Те же хилиастические чаяния отличают «людей пятой монархии», отрицавших всякую власть на земле, кроме Христовой, и устроивших заговор против Кромвеля, в котором принимали участие и голландские А. Заговор был открыт (1657), вожаки его посажены в тюрьму. [... ] М.Г. Василевский.

•Ф-АНАГНОСТЫ (греч., ед. ч. αναγνώστης, лат. lector - чтец), так назывались у римлян образованные рабы или отпущенники, служившие чтецами (особенно во время обеда). Древняя христианская церковь называла этим именем духовных лиц, обязанностью которых было читать во время богослужения отрывки из Библии. Сначала из-за недостатка образованных лиц в первых христианских общинах это была довольно высокая должность; но чем более развивалось христианство, тем более падало значение Α., и уже в 3 в. мы встречаем А. между церковными служителями, причем они стояли по положению между экзорцистами и остиариями. -Ф- AHAKJ1ÉT, один из первых римских епископов, по официальному, печатаемому ежегодно в «Gerarchia catolica» списку пап, четвертый преемник апостола Петра (100-112). По древним спискам он второй или третий преемник Петра. Ввиду такого разногласия возникло сомнение в существовании Α., что как бы подтверждается и разной передачей его имени: Anacletus, Κλήτος, Ανένκλητοζ; однако историчность его доказывается занесением его в самые древние, независимые один от другого, как греческие, так и латинские списки. Открытым остается лишь вопрос, следовал ли он за Лином или за Климентом. По происхождению он грек, из Афин. Сомнительно, чтобы он умер мученическою смертью, так как сведения об этом идут из довольно поздних источников, а древние об этом умалчивают. Пам_ять его празднуется 13 июля. -Ф- АНАЛОЙ, аналогий (от греч, άναλο ν ε Гоν - подставка для книг), в просторечии налой, употребляемый в богослужении высокий четырехугольный столик с покатым верхом. •Ф-АНАНИЯ (евр. Ханания, т.е. милость Божия). 1) Α., сын Азура из Гаваона, пророк, современник Иеремии (587 до Р. Хр.), в отличие от которого он предвещал скорое сокрушение вавилонского могущества и этим поощрил царя Седекию к непокорности против вавилонского царя Навуходоносора, воевавшего тогда с Египтом. Пророчество А. не сбылось: вавилоняне

70

АНАСТАСИЙ

остались победителями. Он был признан лжепророком и умер в том же году (Иер. 28).

2) Один из молодых иудеев, уведенных Навуходоносором в Вавилон и воспитанных в халдейских школах. За отказ поклоняться истукану А. с двумя товарищами был брошен, как рассказывает Библия, в раскаленную печь и чудесно спасен (Дан. 1: 6 сл.; 2: 17; 3: 88).

3) Иудей-христианин из Дамаска, который посетил Савла во время его слепоты, возвратил ему зрение и крестил его (Деян. 9: 10-18). Он признается одним из числа семидесяти апостолов. Был епископом в Дамаске; побит камнями в Елевферополе. Его житие и мучение в числе Метафрастовых житий святых (Migne, PG, t. 114). Память 4 января и 1 октября, в римском мартирологе - 25 января.

АНАНИЯ, преподобный, иконописец новгородского Антониева м-ря, упоминается между святыми в новгородских летописях. Жил в 16 в. Местонахождение его мощей неизвестно. В «Книге о Святых» о нем сказано: «Преподобный Ананиа, иконописец монастыря Антония Римлянина, преставися в лето 7089 (1581) июня в 17 день».

Ср. Н. Барсуков, Источники русской агиографии.

•«•АНАСТАСИЙ Синаит, святой (память 20 апреля), один из выдающихся писателей-богословов греко-восточной церкви. Сохранились известия, что он жил между 640 и 700 гг.; в молодости получил хорошее богословско-философское образование, был иноком Синайской обители и долго путешествовал по Сирии, Палестине и Египту для борьбы с различными еретиками: монофизитами, северианами, феодосианами и другими, примыкавшими в своих лжеучениях к ереси Евтихия. Патриархом антиохийским он не был, вопреки мнению некоторых западных ученых. Главный полемический труд А. Синаита - 'Οδηγός («Путеводитель»), т.е. наставник, руководитель жизни. Это - опыт руководства для борьбы с еретиками. В каждой из 24 глав опровергаются те или иные неправые мнения и высказываются наставления, как охранять свою душу от софистических тонкостей монофизитской диалектики. Из экзегетических трудов А. первое место занимает «Изъяснение шестоднева» в 12 книгах; только последняя известна в греческом оригинале, а остальные в латинском переводе. Весь шестоднев А. толкует исключительно в отношении к Христу и Его Церкви, в судьбах которой он находит аллегорическое проявление и осуществление величайшего творческого акта; сочинение оканчивается гимном в честь Евы, которая, по мнению писателя, была первым прообразом Церкви. В обширном сочинении «Вопросы и ответы» предложено толкование различных мест Священного Писания по вопросам догматического и нравоучительного характера. Известный ученый К. Крумбахер в своей «Истории византийской литературы» высказывает сомнение относительно принадлежности А.

этого сочинения во всем его объеме, так как здесь цитируются писатели, жившие после Α., напр. Никифор, патриарх Константинопольский (9 в.), и в некоторых рукописях это сочинение приписывается Анастасию, архиепископу Никейскому. Несомненно, однако, что по крайней мере основа «Вопросов и ответов» принадлежит А. Синаиту. Это сочинение пользовалось некогда большим уважением; в 9 в. оно было переведено с небольшими сокращениями на славянский язык и вошло в состав сборника, составленного для болгарского царя Симеона, в 11 в. списанного для русского великого князя Святослава и известного под названием «Изборника». Из других сочинений А. Синаита известны «Слово о святом собрании и о том, что не следует судить и злопамят-ствовать» (рус. пер., СПб., 1894), «Слово об усопших», «Беседа на шестой псалом» (М., 1889), беседа о зловредности клеветы и хулы и другие беседы гомилетического назидательного характера. Некоторые сочинения А. известны лишь в отрывках или только по названиям. Так, против монофелитов он написал три небольших сочинения, из которых третье излагает историю монофелитской ереси и после Шестого Вселенского собора (680). Сам А. свидетельствует, напр., что написал сочинение «Κατά Ιονβαίων», но нет основания считать его тождественным с той «Беседой против иудеев», которая напечатана в греческой патрологии Миня (т. 89). Там же изданы отрывки из не сохранившегося в полном виде сочинения А. «Против ариан». -fr АНАСТАСИЙ, аббат. [...] В 847 получил сан пресвитера при папе Льве IV. В 848 он оставил Рим и скитался по Италии. За неисполнение требований вернуться он в 850 был отрешен от места, а в 853 даже предан анафеме. А. принял участие в борьбе партий. По смерти Льва IV мы видим его претендентом на папский престол с большими шансами. При папе Николае I с 858 А. является аббатом одного монастыря. Как редкий в то время знаток греческого языка, А. играет видную роль в дипломатических сношениях папского двора. При папе Адриане II А. получает звание библиотекаря, очень важное в то время падения грамотности. Но именно в этот момент А. оказывается замешанным в шумный скандал. Папа Адриан до принятия сана был женат и имел детей. В 868 близкий родственник А. похитил силой уже помолвленную дочь Адриана и во время последовавших осложнений убил ее вместе с матерью по наущению А. Вынужденный оставить Рим, Α., однако, нашел средство помириться с папой и даже войти у него в милость. В нем явно нуждались. В 869 мы видим А. на Константинопольском соборе, где он оказывает папе важные услуги. Папа Иоанн VIII снова назначает его библиотекарем. Умер А. ок. 879. Он оставил богатое литературное наследство. Во всем им написанном заметна тенденция поднять папство, оправдать его стремления, укрепить его позицию. С его именем раньше связывался знаменитый

71

АНАСТАСИЙ

сборник житий пап - «liber Pontificalis». Теперь этот взгляд оставлен, и собственно А. приписывается только «Vita Nicolai»; но ему несомненно принадлежит в этом сборнике роль редактора. Лучшее издание этого памятника сделано аббатом Duchesne.

А. жил в эпоху разделения церквей. Фотий наносил жестокие удары Риму. Таким ударом был собор 867. В 869 многое изменилось. Константинопольский собор этого времени, признаваемый на Западе Восьмым Вселенским, имел большое значение для пап. А. перевел его акты. В 867 Фотий демонстративно подтвердил Седьмой Вселенский собор, если не отвергнутый, то пренебрегаемый Римом. Определения этого собора были приняты веросознанием всей церкви - и А. переводит его акты на латинский язык. Даже в мелких переводах А. сквозит его тенденциозность. Напр., в спорах между Востоком и Западом часто упоминалось имя папы Гонория - мо-нофелита, возбуждавшее неприятные воспоминания; поэтому А. переводит извлечения из писем Максима Исповедника в пользу Гонория. Даже в выборе для перевода житий проглядывает та же цель. К числу наиболее важных переводов А. принадлежит его «Chronographia tripartita». В нее вошли хронографии патриарха Никифора, Георгия Синкела и Феофана в извлечении. Летопись Феофана - единственный и незаменимый источник по истории Византии этой эпохи - содержит много интерполяций. Перевод А. 9 в. имеет громадное значение для критики текста этой драгоценной хронографии. И.Д. Андреев.

-Ф•АНАСТАСИЙ (Андрей Семенович Брата-новский-Романенко) (1761-1806), известный проповедник, с 1794 член Российской Академии; в 1797 рукоположен во епископа Могилевского, с 1801 архиепископ; с 1805 архиепископ Астраханский. А. славился как красноречивый проповедник («русский Массиль-он») ; для своих проповедей избирал преимущественно отвлеченные темы (о смерти и бессмертии, о вере и безверии и пр.) и боролся с материалистическим учением энциклопедистов. Собрание его речей издано в 1796-1814 и в 1850. А. был знатоком и любителем церковного пения. Кроме церковных песнопений, хор разучивал разные канты, в составлении которых принимал участие и А. Ему принадлежит, напр., известный гимн «Коль славен наш Господь в Сионе».

Ср. словари Я. Бантыш-Каменского и Венгеров а ; М.И. Сухомлинов, История Российской Академии; Н. Покровский, Проповедническая деятельность А. Братановского, «Странник», 1876, февраль; П. Горючко, А. Братановский, архиепископ астраханский, Астрахань, 1902; А. Братановский, архиепископ астраханский, ЦВед, 1906, № 51-52, стр. 3156-63.

-Ф- АНАСТАСИЯ, имя трех святых христианской церкви: 1) А. Римляныня (Римлянка), пре-подобномученица, называемая старшей, в отличие от младшей, пострадавшей позднее. А. пострадала при Деции и Валериане: после ужасных

мучений была усечена мечом. В русском народе с именем А. соединяется суеверное представление, делающее ее покровительницей овец; к ней обращаются с молитвой об охране овечьих стад от волков. Объясняется это суеверие совпадением дня ее памяти (29 октября) с временем стрижки овец и осенних расчетов с пастухами. Память А. в православной церкви 29 октября, в римской - 28 октября.

2) А. Узорешительница, называемая младшей, великомученица. Родом римлянка, дочь богатых родителей, А. была воспитана матерью-христианкой и учителем-христианином Хрисогоном, с которым вела потом переписку. А. была выдана замуж за знатного римлянина, язычника Публия, но и в супружестве сохраняла девственность, ссылаясь на мучившую ее болезнь, и потому подверглась преследованиям со стороны мужа; он заключил ее в тюрьму. Сделавшись вдовой и получив свободу, А. посвятила свою жизнь делу служения христианам, заключенным в тюрьмах и переносившим все ужасы гонений. А. скончалась мученически при Диоклетиане в 290 или 304, но где именно - с точностью не установлено. По одним толкованиям, А. названа «узорешительницею» (φαρμαχολύτρια) как освободительница от зол, по другим - как врачевательница болезней; есть и предположение, связывающее это имя с построением в ее честь храма на месте некоего патриция Фармака. Память А. в православной церкви 22 декабря, в римской - 25 декабря.

3) А. Патрикия, преподобная египетская; жена патриция, занимавшего высокое положение при дворе императора Юстиниана. Заметив нерасположение к себе императрицы, А. тайно отплыла в Египет, где построила женский монастырь, а затем ушла в пустыню к подвижнику Даниилу и просила его спасти ее от возвращения к шумной и суетной жизни в мире, при царском дворе. Преподобный Даниил переименовал ее Анастасием, облек в мужскую одежду и поселил в пустыне, где она и подвизалась в продолжение 17 лет. Скончалась в 565. Память 10 марта.

АНАСТАСИЯ, святая, в народных преданиях смешивается со св. Анастасией, действительно жившей и пострадавшей за веру во времена Диоклетиана. Анастасия же из народных легенд и апокрифов является только олицетворением воскресного дня, к чему повод.подало греческое название воскресения Αναστάσιμος ήμερα, которое употребляется наравне с другим названием Κυριακή ήμερα, т.е. Господень день. Культ воскресения получил особенное развитие в апокрифических легендах и в их многочисленных отражениях в быте и представлениях народа: воскресение и некоторые другие дни недели олицетворялись в виде живых мифических существ. Это произошло постепенно, но одинаково замечается в народных поверьях Западной и Восточной Европы. Так, напр., в «Слове св. отца Пахомия» и в некоторых сербских песнях дни эти

72

АНГЕЛ

являются в виде ангелов-странников. Олицетворение воскресения представляет или совсем особую личность, как, напр., болгарская «Света Неделя», румынская «swinta maica Dumineca», или смешивается с другой святой личностью, как русская и западноевропейская Анастасия, или, наконец, в воображении народа сливается с образом Богородицы. В некоторых преданиях св. А. является также бабкой Христа вместо маловерной Саломеи. Обстоятельно это изложил А.Н. Веселовский: «Опыты по истории развития христианской легенды», ЖМНП, 1877, февраль. ••-АНАТОЛИЙ, святой, патриарх Константинопольский с 449 по 458. Председательствовал на Халкидонском соборе. Короновал, императора Льва, впервые совершив этот обряд. Составил несколько церковных песен. Память 3 июля. •Ф-АНАФЕМА (от греч, ανάθημα или ανάθεμα -посвященное божеству). Семьдесят толковников в своем переводе Библии с еврейского усвоили чтение ανάθεμα и переводили этим словом еврейское «херем». Но в содержание этого понятия у евреев входит не только признак посвящения Богу и неприкосновенности дара вследствие его святости, но и признак дара Богу для умилостивления и уничтожения. Этот второй признак в переводе семидесяти толковников вошел в понятие ανάθεμα. С преобразованием представлений о Боге в послепленный период изменилось и содержание понятия А. Оно означает теперь отлучение. Синагогальная практика выработала два вида исключения из общины: простое отлучение и отлучение с проклятием - херем. В Новом Завете слово ανάθεμα употребляется прежде всего апостолом Павлом. Он считается с установившимся его значением, но не употребляет его намеренно, когда, напр., заходит речь об отлучении коринфского кровосмесителя, желая, очевидно, показать, что христианское отлучение есть нечто иное по сравнению с синагогальным (1 Кор. 5: 13). Правила апостольские не пользуются для выражения своих запрещений словом ανάθεμα, а употребляют термины χαθαιρείσθως άφοριζέσθω [да будет извержен и отлучен]. Слово ανάθεμα входит в употребление с 4 в. (соборы Эльвирский и Лаодикийский) и становится господствующим со времени Халкидонского собора (451).

АНАХОРЕТЫ (греч., ед. ч. αναχωρητής), т.е. удалившиеся от мира, отшельники, пустынники, так назывались люди, жившие в уединенных и пустынных местностях, по возможности чуждаясь всякого общения с другими. Хотя уже в первые два столетия нашего летосчисления христиане устранялись от языческих празднеств и удовольствий, но только в конце 3 и в начале 4 вв. появились отшельники в настоящем значении этого слова, которые вследствие жестоких преследований или же презрения ко всему земному стали искать уединения. В начале 4 в. около таких отшельников, или «отцов пустыни», стали собираться (первоначально в Египте) ученики и

сотоварищи и вести под их руководством аскетический образ жизни. Когда Афанасий в 356 удалился в Ливийскую пустыню, он нашел ее уже заселенной многочисленными пустынниками. Идеальный образ такого отшельника начертали Иероним в житии Павла Фиванского и Афанасий в житии святого Антония. Последний считается отцом монашества. Существует предание, что его ученик Иларион ввел отшельнический образ жизни в Палестине, а Евстафий в Армении и Малой Азии. Вскоре замечательнейшие учители церкви стали поощрять такой образ жизни и привили его и на Западе. Но вскоре, когда А. стал осаждать народ, искавший их советов, утешения в несчастиях и благословения больных и детей, они принуждены были отказаться от первоначального намерения совершенно устраниться от мира. Некоторые А. подвергали свою грешную плоть ужасным мучениям, обременяли себя цепями, железными кольцами и т.п. веригами, уединялись почти в необитаемые местности, пещеры, отказывали себе в необходимом пропитании и одежде, или же, принимая самые неестественные позы, оставались в них в продолжение многих лет (столпники-стилиты). Однако подобные подвиги анахоретства стали постепенно исчезать, так как церковь вскоре предпочла более мягкую форму отшельничества, именно - общежитие «киновитов», или монахов.

АНГЕЛ (греч, άγγελος, посланник, вестник). Слово А. употребляется в Библии в различных значениях: по отношению к Сыну Божию, Иисусу Христу, и по отношению к людям - пророкам, священникам и епископам церквей, и по отношению к неодушевленным предметам и явлениям природы, когда они предстают вестниками гнева Божия. Но в собственном и узком смысле это слово в Библии обозначает личные, духовные существа, сотворенные Богом; они возвещают людям волю Божию и исполняют на земле Его веления. [... ]

В Пятикнижии и отчасти в других книгах до плена Вавилонского учение об А. не имеет достаточной ясности. Там иногда А. называет себя Богом (Быт. 31: 11-13), или видевший А. называет его Богом (Быт. 16: 7-13); вестник то отличается от Ягве, то сливается с ним (Быт. 22: 11, 14; Исх. 13: 21; 14: 19; Числ. 20: 16; Быт. 19: 15-24). [... ] Некоторая неопределенность библейского учения об А. объясняется своеобразным взглядом Библии на отношение А. к Богу и к людям. А. в верованиях еврейского народа и в культе его не имеют самостоятельного значения; они не боги и не полубоги, а только слуги и исполнители воли Ягве. О них человек знает настолько, чтобы признать их вестниками Божества и в вестях их признать Божественное повеление. [...] Посланный говорит во имя Пославшего, поэтому, вероятно, о словах А. говорится как о словах Бога: в библейском рассказе они иногда смешиваются с Ягве.

73

АНГЕЛ

О Так, напр., когда Господь явился Аврааму (Быт. 18: 1-2), последний увидел трех лиц, а в последующем рассказе эти лица выступают то как несколько, то как одно; два из них отправились в Содом для спасения Лота, и они называются Α.; а одно остается с Авраамом и называется Господом. Равным образом Бог или (по евр. тексту) А. Божий (Исх. 3: 2) явился Моисею в горящей купине, и св. Стефан, напоминая об этом событии, называет явившегося Моисею то Α., то Богом (Деян. 7: 31-35). [...]

А. в Библии называются различными именами. Обычное название их - «вестник» (евр. «малак»). Они называются также А. Божьими (Иов. 1: 6; 2: 1), «святыми» (Дан. 8: 13), «живущими на небесах» (Матф. 18: 10), «воинством небесным» (2 Езд. 9: 6), «духами» (Пс. 150: 6; Евр. 1: 14; Откр. 1: 4; Мф. 8: 16; Лк. 10: 20). Св. Писание, кроме того, говорит о различных чинах ангельских: херувимы (Быт. 3: 24; Исх. 25: 22; Иез. 10: 1-20), серафимы (Ис. 6: 2), начальства, власти, господства (Еф. 1: 21; Кол. 1: 16), силы (Еф. 1: 21), престолы (Кол. 1: 16), архангелы (1 Фес. 4: 16; Иуд. 9). В Библии упоминаются также три собственных имени Α.: Гавриил, «Бог есть сила» (Дан. 8: 16; 9: 21; Лук. 1: 19, 26), Михаил, «кто, как Бог?» (Дан. 10: 13, 21; 12: 1; Иуд. 9; Откр. 12: 7), Рафаил, «исцели, Боже» (Тов. 3: 16). В 3-й книге Ездры еще упоминаются ангелы Иеремиил, «высота Божья» (4: 36), и Уриил, «свет мой - Бог» (5: 20), а раввины признавали имена и других ангелов.

А. часто выступают в повествованиях первых книг Библии - Бытия, Иисуса Навина и Судей. Так, А. дважды являлся Агари в пустыне и говорил с нею (Быт. 16: 7; 21: 17); А. предсказали Аврааму рождение Исаака и вывели Лота из Содома (19); А. воспрепятствовал Аврааму заклать своего сына (22: 11, 12); Иаков, заснув, видел Α., которые во множестве восходили до неба по лестнице и сходили с нее (28: 12); А. являлся Валааму и указывал ему, что делать (Числ. 22); Α., с мечом в руке, обещал Иисусу Навину сражаться вместе с ним против неприятеля (Ис. Нав. 5: 13-15); А. напоминал народу о благодеяниях и желаниях Божьих (Суд. 2: 13); А. передал Гедеону поручение освободить народ (Суд. 6: 11-23); А. возвестил о рождении Самсона (Суд. 13). В Новом Завете рассказывается о подобных же явлениях ангелов Захарии, Пресвятой Деве, праведному Иосифу, пастухам вифлеемским, святым женам после Воскресения. Спаситель говорит об А. малых детей, которые видят лицо Божие (Мф. 18: 10); об Α., которые будут присутствовать на Страшном Суде (Мф. 13: 49) и отделят добрых от злых; об Α., которые обитают на небесах и которым уподобятся избранные (Мф. 22: 30; Мк. 12: 25). [...]

А. являются слугами Божьими, которым поручается защищать праведных (Пс. 90: 11-13; Евр. 1: 14), расстраивать козни демонов (Тов. 8: 3),

возносить молитвы людей к Богу (Тов. 12: 12), отводить душу в загробную жизнь (Лук. 16: 22), отделять добрых от злых на последнем Страшном Суде (Мф. 13: 49). К каждому из людей приставлен А. для помощи ему в добрых делах; такой А. обыкновенно называется А.-хранителем. Вера в А.-хранителя была уже у первых христиан: когда ап. Петр, чудесно освобожденный из темницы^ явился к христианам, то они удивлены были и говорили друг с другом, что это ангел (Деян. 12: 15). Каждый народ также имеет своего особого Α., который служит его хранителем. В книге Даниила (10: 13, 21) упоминается об А. греков и А. персов. Кроме того, по переводу LXX (см. Библейские переводы)•, Бог разделил землю на народы по числу своих А. (Втор. 32: 8). А. народа иудейского был Михаил (Дан. 10: 13, 21; 12: 1; Иуд. 9), который теперь является особым покровителем Церкви вселенской (Откр. 12: 7). [...] Верование в А.-хранителей не было особенностью иудеев и христиан; оно существовало у персов, греков и др. народов. Стефан первомученик (Деян. 7: 53) и ап. Павел (Евр. 2: 2; Гал. 3: 19) говорят, что закон и откровение Моисеевы были даны иудеям через А. [... ]

Хотя в Св. Писании рассказывается о явлении А. людям в человеческом виде, однако не утверждается, что им свойственно иметь тело. Иов говорит, что А. не имеют, подобно людям, тел, составленных из земли (Иов. 4: 18, 19). А. невидимы (Кол. 1: 16), только по видимости они принимают пищу, которую предлагают им люди (Тов. 12: 19). [...] А. составляют неисчислимое множество (Евр. 12: 22; Откр. 5: 11). Иаков (Быт. 32: 2) встретил их целое воинство. Пророк Даниил (7: 10) говорит, что миллионы («тысячи тысяч») А. служили Ветхому деньми и миллиарды («тьмы тем») находились в его присутствии. Спаситель говорил апостолам (Мф. 26: 53), что мог бы получить от Своего Отца более двадцати легионов А. О

Церковь приняла ветхозаветные понятия об Α., особенно развитые в книгах времен плена Вавилонского и преимущественно пророческих, и в свете новозаветных писаний выработала учение об А. Они - существа, сотворенные Богом прежде творения видимого мира; они духовны и бестелесны или, может быть, имеют некое эфирное тело; если они принимают видимый образ - это только случайная форма, а не постоянное бытие. Для А. не существует наших пространственных условий, но они не вездесущи. Они более совершенны, чем даже первозданный человек, но в совершенстве ограниченны: несмотря на быстроту и глубину разумения, не всеведущи; несмотря на чистоту и святость, могут подвергаться искушениям. Они сотворены свободными, а потому могли свободно устоять в добре, как светлые Α., и пасть, как злые духи. Они предстоят перед лицом Божиим, исполняют Его волю, непрестанно славят Его и наслаждаются блаженством. В этом несметном воинстве

74

АНГЛИКАНСКАЯ

ЁЯ

небесном имеются разные достоинства и степени совершенства. В сочинении «О небесной иерархии», приписываемом св. Дионисию Ареопагиту, на основании ветхозаветных и новозаветных писаний А. разделяются на три иерархии, каждая из которых в свою очередь разделяется на три лика. Первая иерархия: серафимы, херувимы, престолы. Вторая иерархия: господства, силы, власти. Третья иерархия: начала, архангелы, ангелы. Какое значение имеют степени ангельских иерархий - неизвестно. Но собор Константинопольский 653 осудил тех, которые учили, что все А. по природе и силам сотворены равными.

Учение об А. не было предметом особых споров и специальной разработки в древней церкви, как другие догматы. Впрочем, немало рассуждали о времени сотворения А. и о том, считать ли их чуждыми всякой телесности или признать имеющими эфирное тело. [...] «В начале Бог сотворил небо и землю» (Быт. 1:1): под сотворением неба обыкновенно понималось и сотворение А. Многие отцы и учители церкви (Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Амвросий Медиоланский, Иларий Пиктавийский, бл. Иероним) считали, что А. сотворены прежде материального мира, ссылаясь при этом на кн. Иова (38: 4-7). [...] Почитание А. вошло в церковную практику с раннего времени, оно окончательно определено вторым Никейским, или Седьмым Вселенским

собором (787). [...]

См. А. Глаголев, Ветхозаветное Библейское учение об Α., К., 1900.

А. в русских апокрифах. В русской литературе известно несколько апокрифов об Α., записанных, между прочим, в древних палеях. В некоторых частностях эти апокрифы отличаются от греческих, в особенности же в том, что говорится о падении А. В русских апокрифах не указываются причины падения; видно, что греческие источники, рассказывающие о связях А. с «дочерями человеческими» (Быт. 6: 4), были русскому народу совсем неизвестны. Апокрифы рассказывают, что Бог сотворил 10 (по другим источникам 12) чинов ангельских, из которых последний чин под предводительством Сатанаила согрешил на четвертый день после сотворения мира, после чего согрешившие А. были низвергнуты из рая, и одни упали в преисподнюю, другие задержались в воздухе, а остальные остались на земле. Так, падшие А. изображены в греческих апокрифах: книге Еноха, Завете Адама, Малом Бытии и «Топографии» Космы Индикоплова. В других славянских апокрифах упоминаются имена А.-хранителей: Полутос - хранитель виноградников, Ефим - хранитель дома и т.д. В одной старообрядческой молитве упоминаются следующие имена Α.: Михаил, Вавилон, Потопил, Анафасим, Рафаил, Петр, Макарий, Во-естам.

Ср. Н. Тихонравов, Памятники отреченной русской литературы, т. 2, М., 1863; И.Я. Порфирьев, Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях, СПб., 1877.

-Ф-АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ (Angelus Domini; также Salutatio angelica или просто Angelus), так называется католическая молитва, которая повторяется три раза в день: утром, в полдень и вечером, когда в церквах звонят в большой колокол. Молитва начинается словами: «Angelus Domini nunciavit Mariae», т.е. «Ангел Господень возвестил Марии».

-Ф-АНГЕПАР, один из святых седмичисленников, как называются в нашей церкви Кирилл и Мефодий, вместе с их пятью учениками: Гораздом, Климентом, Α., Саввой и Наумом. Церковь болгарская признала их святыми.

АНГЕЛУС СИЛЕЗИУС, собственно Иоганн Шеффлер, духовный стихотворец 17 в. Род. в 1624 в Бреслаале, посещал там гимназию, с 1643 учился в Страсбурге, Лейдене и Падуе и в 1648 получил в Падуанском университете степень доктора философии и медицины. С ноября 1649 до конца 1652 был лейб-медиком герцога Сильвия Нимрода в Эльсе, 12 июня 1653 в бреслав-ской церкви св. Матфея принял католичество и получил имя Ангелуса. В 1654 А. С. был назначен императорским придворным медиком, в феврале 1661 принят в орден миноритов и 21 мая того же года посвящен в Нейсе в сан священника. В 1664 он был назначен маршалом (старшим гофмейстером) и советником князя-епископа в Бреславле. Умер 9 июня 1677 в м-ре св. Матфея. А. С. приобрел известность как стихотворец, написал более 200 духовных стихотворений и несколько кратких нравоучений в стихах. [...] Выраженные в них мысли он почерпнул по большей части из сочинений Таулера, Рюйсбру-ка, Бонавентуры, св. Бернарда и блаженного Августина.

-Ф-АНГЛИКАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ, английская церковь с момента утверждения в ней Реформации. Церковные преобразования в Англии и при самом их начале и в их последующем течении имели важные особенности. Обособленность островной жизни сказалась сильно и здесь, как и на политическом развитии страны. Реформация в Англии, как и везде, стремилась к свержению гнета средневекового католицизма. Этот гнет проявлялся не только в религиозной жизни, но и в других областях. Давление церкви испытывала и государственная жизнь вообще, и хозяйственная и культурная в частности. Английская корона начала ссориться с папством очень рано. Достаточно припомнить столкновения Генриха I с Ансельмом, Генриха II с Фомой Бекетом, Иоанна Безземельного с Иннокентием III, чтобы понять всю остроту отношений между вождями католицизма и государями Англии уже в 12 в. Кларендонские постановления (1164) показывают ясно, чего добивались английские короли и чего не хотели уступить папы. Усилия королев-

75

• АНГЛИКАНСКАЯ

ской власти сначала не имели успеха, в этой борьбе она в 12 в. была почти одинока. Процесс слияния побежденных англосаксов и победителей норманнов еще не закончился, и это лишало корону поддержки нации. Но уже 13 в. дает иные результаты. Вместо англосаксонцев и норманнов выступает на сцену единая английская нация. Уже при Генрихе III (1216-72) эта нация успевает бросить несколько грозных предостережений по адресу Рима. В первых рядах протестующих в это время идет духовенство: оно заявляет, что владетели английских бенефиций - иностранцы, присылаемые папой,- получают дохода больше, чем корона. Бароны и общины стараются охранить страну от иноземной эксплуатации. При Эдуарде I (1272-1307) эти усилия становятся очень энергичными. Страна теперь впервые решается не платить постыдной дани в 1000 марок и заявляет, что папские притеснения ни в каком случае не должны быть терпимы. Наибольшей силы противодействие достигает в полувековое правление Эдуарда III (1327-77), в период Столетней войны. Папы живут в Авиньоне, в сфере влияния смертельного врага Англии, и радеют о его интересах. Они высасывают из страны массу денег, распоряжаются английскими церковными должностями и зовут к своему суду англичан. Страна единодушно выражает свое возмущение в массе замечательных статутов. Могучую поддержку королю дает теперь парламент. С 15 в. энергия слабеет; раздражение становится слабее. Но все «проклятые статуты» уцелели несмотря на старания пап добиться их отмены и дают готовые хартии для оправдания последнего удара папству. С этой стороны Реформация в Англии была подготовлена превосходно и только в ничтожной степени довершила процесс разрыва с Римом.

Что касается духовенства, то иногда оно по-прежнему возвышало голос против римских владык; но это были сравнительно редкие вспышки, в основе которых лежали чрезмерные поборы пап, требовавших иногда половину доходов своих подчиненных. В общем для духовенства зависимость от далекого и безобидного Рима была предпочтительней опеке светской власти и мирян. Притом в высшем слое духовенства было много лиц, присланных из-за границы. Иерархия всеми своими интересами тяготела к папе. Но чем ближе духовенство стояло к Риму, тем дальше оно отстояло от своей паствы. Неприязнь паствы питалась зрелищем зазорной жизни пастырей. Богатство и привилегии плодили распущенность. Особенно бросались в глаза монахи. На соборе 1437 г. в Лондоне столичному духовенству предъявлялись обвинения в том, что оно развлекается соколиной и псовой охотой, шатается по тавернам. Накануне Реформации дворяне одного графства жаловались, что духовенство отбивает у них жен и дочерей. За деньги священники получали право открыто содержать наложниц. В монастырях дело было еще хуже. Некоторые из них представляли подобие публичных

домов. Настроение в 16 в. было таково, что сторонники преобразований могли делать с духовенством все, что им казалось необходимым, без всякой помехи со стороны общества.

Для Реформации, однако, всего этого было мало. Недостаточно было возмущаться поведением иерархии и монашества, восставать против недостойного пользования церковными богатствами. Нужно было отыскать новые начала и противопоставить отживавшим формам церковной жизни другие, из тех начал выведенные. Нужно было, одним словом, новое богословие. С этой стороны дело в Англии обстояло слабо. В сущности нельзя указать почти ничего, кроме дела Уиклифа (1324-84) и лоллардов, вплоть до 16 в. Работа Уиклифа совпадает с наиболее оживленным моментом Столетней войны и с Авиньонским пленением (1305-77) пап. Папы в Англии считались орудием в руках врагов-французов. Отсюда возбуждение против них, вызывающее боевые статуты правления Эдуарда III. Уиклиф выступает под давлением этого общего возбуждения. Сначала он говорит, как все: обличает папство и его систему - и только. Но практические нападки церковно-политического характера скоро вывели его на путь новых богословских построений. Он отклоняет притязания папства уже потому, что не считает Петра князем апостолов. Папа - это человек греха (2 Фес. 2: 3); преклонение перед ним есть detestanda idololatria (отвратительное идолопоклонство). Монашество — это оскорбление христианства; оно как бы хочет показать, что учение Христа недостаточно и несовершенно. Уиклиф ставит вопрос о реформе церкви во всех областях. Он последовательно договаривается до признания, что Св. Писание есть единственный источник религиозного знания: omnis Veritas est in scriptura vel implicite vel explicite [всякая истина явно или прикровенно содержится в Писании ]. Отсюда его главная работа - перевод Библии на английский язык. Для проведения своих идей в жизнь он создал орден лиц, названных им «бедными священниками», и послал их звать людей к добрым делам. Эти проповедники были подчинены только велениям собственного усердия и убеждения. Они не имели определенного местопребывания. Всеобщее движение против папства, помогавшего Франции, давало им свободу действий. Обстоятельства, однако, скоро сложились иначе. Лолларды быстро эмансипировались от всякого контроля и главную массу своих слушателей находили среди притесняемого крестьянства. Резкость языка, презрение к авторитету и защита равенства скоро сделались их отличительными чертами. Они оказались замешанными в известном крестьянском восстании под предводительством Уота Тайлера. Это скомпрометировало их в глазах правительства и владетельных классов. Кроме того, прекращение Столетней войны и улучшение отношений с Римом погасили возбуждение

76

АНГЛИКАНСКАЯ

в высших классах и сделали работу лоллардов непопулярной.

Освободительные церковные идеи вновь хлынули в Англию только в 16 в., в эпоху Лютера, с континента. Но они не успели произвести здесь пожара. Народные массы нужно было ко многому приучать и от многого отучать сверху. Это сказалось на последующей истории А. ц. Она полна поворотами и переменами, приливами и отливами. Чрезвычайно характерна уже позиция первого короля-реформатора Генриха VIII (1509-47). При энергичной поддержке нации Генрих свергает власть папы, но в то же время удерживает старую вероисповедную позицию, остается до конца добрым католиком и даже полемизирует с Лютером. С 1527 начинается дело о разводе Генриха с Катариной и о женитьбе на Анне Болейн. Папа в этом деле должен был считаться с угрозами Карла V, родственника Катарины. Неподатливость папы раздражает короля. Охлаждение между короной и Римом развязывает руки противникам папы в стране. Король и нация идут к разрыву дружно и одновременно. Участники этих событий не подозревали ближайших результатов, которые дала Реформация. Они старались освободиться только от лично тяжелых для них проявлений папской власти. Но для уничтожения этих проявлений они неизбежно должны были расшатывать самые принципы, на которых покоилась папская власть, и создавать формы жизни, не только замещавшие свергнутое земное иго папства, но вытеснявшие и его духовный авторитет.

Первые попытки были робки; но и в них уже предуказывалось наступающее разрушение. Они были направлены к пресечению злоупотреблений в области суда и против поборов. В 1530 было запрещено приобретать в Риме хартии, причинявшие ущерб юрисдикции и королевским прерогативам в Англии. Статут следующего года отвергал значение интердиктов. Парламент 1532-33 высказывает то же в решительной форме. Но, смиряя папу, нельзя было не трогать и духовенство. В мае 1532 король получает в руки instrumentum super submissionem cleri [акт, направленный на подчинение духовенства ]. Духовенство обязуется не собираться в конвокацию без воли короля и, собравшись, не постановлять ничего неугодного короне. Все постановления прежних конвокаций подлежали пересмотру и оскорбительные для короля - отмене. 23 марта 1534 папа отлучил Генриха от церкви; 30 марта король утвердил статут, уничтожавший влияние папы на назначение архиепископов и епископов. 3 ноября того же года парламент провозгласил супрематию короля как «единственного верховного земного главы английской церкви». В 1535 Томас Кромвель назначается vicarius generalis in ecclesiasticis [генеральный викарий в церковных делах]. Одновременно шла борьба и с налоговым притеснением Рима. Статут 23-го года царствования (1531-32) отменяет аннаты - крупные

суммы, уплачиваемые новопосвящаемыми прелатами. Суммы эти часто добывались путем займа и в случае смерти епископа ложились бременем на его кредиторов. Статут 25-го года (1533-34) уничтожил всякие вообще платежи в Рим. Отрицание папской власти неизбежно переходило и в теорию. В 1534 Оксфордский университет решил, что Св. Писание не дает римскому епископу никакой высшей власти над Англией. За богослужением начинает возноситься молитва об освобождении ab episcopi Romani tyrannyde et de-testandis enormitatibus [от тирании Римского епископа и мерзкого бесчинства]. Апелляции в Рим отменялись. Дела по всем инстанциям должны были решаться дома: от архидиакона они поступали на рассмотрение суда епископского, а отсюда на решение суда архиепископского. Замещение высших церковных должностей переходит к королю. Он же получает аннаты и десятины.

Наконец, принялись за монастыри. Здесь особую ревность и искусство проявил Кромвель - генеральный викарий короля по делам церковным. В 1535 началась ревизия-визитация церковных учреждений. Ревизорам была вручена инструкция, содержавшая 86 вопросов, и дано было секретное поручение склонять малые монастыри добровольно передавать королю свои владения. В случае отказа монастырям грозили разоблачения и предания суду. Некоторые монастыри уступили. В феврале 1536 отчет ревизоров был прочитан в парламенте. Он вызвал клики «долой монахов» и билль об уничтожении малых монастырей. Вся движимость их и драгоценности поступали в распоряжение короны. Около 400 монастырей было уничтожено. Около 10 тыс. монахов оставили их стены. Затем дошла очередь до монастырей больших. В 1538 и 1539 они сдались добровольно, понимая бесцельность сопротивления. Монашество было главной опорой папства в стране. Своим усердием в пользу Рима оно покупало обеспеченную жизнь и слабый надзор. Скомпрометированное во время визитаций, оно в своем падении увлекло и папский авторитет.

Но насколько король и страна при Генрихе VIII энергично боролись с папскою властью, настолько нерешительными оказались они в вопросах догмы и обряда. Попытки немецких протестантов привлечь Генриха на свою сторону оказались напрасными. В 1538 он перед протестантскими учеными защищает безбрачие духовенства, причащение под одним видом и т.п. Однако трудно было уберечь страну от вероисповедных споров в пору общего брожения. Увлечение с континента перебросилось и в Англию. Результатом столкновения новых идей с религиозной косностью народа явилась здесь первая вероисповедная формула, нашедшая выражение в т.н. десяти членах веры 1536 года. Это - смесь воззрений католичества и протестантизма. Составители стараются выдержать средний путь. Они признают источником христианского вероу-

77

АНГЛИКАНСКАЯ

чения Библию, но наряду с ней допускают авторитет трех символов и первых четырех Вселенских соборов. Они упоминают только о трех таинствах, устраняют злоупотребления в икононочитании, но не отвергают поклонение иконам, признают пост, молитву за усопших, почитание святых, говорят, что хлеб и вино суть истинное тело и кровь Христовы. В 1537 появляется «наставление христианина», прозванное «епископской книгой». О многих предметах оно говорит подробнее, но основной тон его такой же, как и десяти членов. В 1539 принимается «кровавый статут», в шести членах затрагивающий спорные вопросы и разрешающий их в краткой, властной форме. Здесь говорится, что в евхаристии присутствует, под видом хлеба и вина, тело и кровь Спасителя, что причащение под обоими видами не необходимо, что священники должны быть безбрачными и пр. Это - поворот к католицизму. Была сделана еще попытка добиться единения. В 1543 было обнародовано «учение, необходимое для каждого христианина», получившее название «королевской книги». В некоторых отношениях эта книга возвращается к умеренным воззрениям «книги епископской», но иногда делает шаг в сторону католицизма, напр. решительно допуская пресуществление. В этих колебаниях нельзя видеть только отражение личной нерешительности и непоследовательности короля. Генриху, очевидно, приходилось лавировать между двух сильных враждующих партий. Восстание, поднятое католиками в 1534 на севере Англии, было очень убедительным аргументом против поспешных вероисповедных нововведений. Оно было подавлено и залито кровью, но впечатление от него было внушительным. С другой стороны, нерешительность правительства восстанавливала против него последовательных протестантов.

Генрих сошел со сцены, оставив дела в неопределенном положении. Все старые авторитеты были разбиты, а с ними рушились учреждения и воззрения. Сын Генриха Эдуард VI (1547-53) энергично двинул вперед преобразование догматики и богослужения. Руководивший молодым королем герцог Сомерсет выписал в 1547 выдающихся протестантских богословов Мартина Буце-ра и Петра Мартира для защиты и распространения идей Реформации. С их помощью были, наконец, сформулированы все изменения в догматах и обрядах, завершавшие Реформацию. В 1549 была выпущена «Книга общественного богослужения» («Book of Common Prayer»). Эта «Книга», пересмотренная в 1552, 1559, 1662 и 1872, и теперь является в А. ц. служебником, в который введена и догматика. Появление «Книги» не остановило споров: догматические вопросы изложены в ней недостаточно ясно и определенно, скорее предполагаются решенными, чем решаются. Систематическим изложением воззрений реформированной церкви явились в 1552 году 42 члена - articuli. Вот содержание некоторых из них. Учение Св. Писания достаточно для спасе

ния. Три символа - Никейский, Афанасиев н Апостольский - должны быть признаны, потому что могут быть во всем их содержании доказаны из Св. Писания. Учение о сверхдолжных делах нечестиво. Вселенские соборы могут погрешать и погрешали. Из таинств упоминаются только важнейшие: крещение и вечеря Господня. Пресуществление не может быть доказано из Св. Писания. Жертвоприношения месс, в которых священники приносят Христа в жертву за живых и умерших, суть басни. Епископы, пресвитеры и диаконы не обязаны быть безбрачными. В основе этих членов лежит Аугсбургское исповедание.

Обнародование «Book of Common Prayer» и 42 членов вызвало сильную католическую оппозицию в стране, приведшую к восстанию. Реформу приходилось вводить оружием. Преобразования шли слишком быстро, чтобы народ мог успевать за ними. Отсюда возможность правления Марии, дочери Генриха от обиженной Катарины. Мария (1553-58), опираясь на значительные католические силы в стране, решила вернуть Англию к католичеству. В 1554 туда прибыл папский легат. С 1555 по 1558 шли кровавые репрессии против протестантов. В 1556 сожжен в Оксфорде сподвижник Генриха Крамер. Но преследования не привели к торжеству католицизма: напротив, они теснее сплотили реформаторов и заставили многих сознательно примкнуть к исповеданию 42 членов. Елизавета (1558-1603) выбрала средний путь между стремлениями крайних протестантов и домогательствами католиков. Пересмотренная «Book of Common Prayer» была введена Актом о единообразии в июле 1559. Затем были подвергнуты пересмотру 42 члена и утверждены парламентом в 1571 в виде 39 членов. Образовался своеобразный сплав католицизма, лютеранства и кальвинизма. Очень ясно здесь выражены также идеи антикатолические - отрицание папства, пресуществления, монашества, почитания мощей, икон и т.п. Все остальное умышленно облечено в такую форму, которая не могла вызывать решительных нападок со стороны борющихся партий. Составители 39 членов преследовали одну цель - добиться церковного мира и вводили все, что могло удовлетворить большинство с его часто противоречивыми запросами.

В 17 в. английская Реформация переходит в революцию, и протестантизм получает в стране окончательное преобладание. В делах церковных король являлся самодержавным повелителем. Между тем в области светского управления он был ограничен парламентом. Отсюда желание королей управлять государством так же, как они правили церковью. Это стремление поддерживалось высшим духовенством. Раньше оно, опираясь на папу, энергично боролось с притязаниями королей. Теперь епископы, сделавшись королевскими чиновниками, свое привычное отношение к папе перенесли на короля и стали проповедовать теории, шедшие вразрез с конституционной действительностью. При Иакове I (1603-25) и

78

АНГЛИКАНСКАЯ

Карле I (1625-49) мы видим нескончаемые препирательства между короной и парламентом по налоговым вопросам. Нация держит кошелек туго завязанным. И главная причина этой несговорчивости - усиление возвратного движения в церковной области. Католицизм как господство папы был низвергнут в Англии легко и бесповоротно. Но католицизм в смысле привычек к украшенным храмам, величественным алтарям, пышным облачениям и смиренным коленопреклонениям был жив. Воскрешение обрядов, действующих на верующих, было теперь главным занятием епископов. Между тем обряды церковные суть именно символы; восстановление их вызывало у народа мысль о восстановлении католичества тем более, что настоящие католики при Карле I пользовались всякими послаблениями вопреки требованию народных представителей. Король издал декларацию, в которой заявил, что его долг - не допускать, чтобы возбуждались излишние вопросы, способные только поддерживать смуту в церкви и в государстве. Архиепископ Кентерберийский Лоуд без послаблений проводил законы против диссидентов и вводил полное единообразие церковных обрядов и уставов.

Не встречая соответствующего отпора, хотя парламент и волновался, король и архиепископ задумали ту же систему перенести в Шотландию, где строй церкви был пресвитерианским и демократическим. Попытка Карла I и Лоуда ввести в Шотландии настоящую епископальную церковь вызвала вооруженное восстание. Английский парламент, созванный после 11-летнего перерыва в 1640, вместо помощи королю предъявил ему ряд обвинений. Распущенный, он уступил место Долгому парламенту, ставшему орудием борьбы против абсолютизма и епископализма. Кальвинизм и защита прав народного представительства слились воедино. Условия проведения Реформации на острове требовали протестантизма особого рода, который, пренебрегая умозрением, ограничивается действием, подчиняет жизнь человека строгой нравственной дисциплине, обрекает душу на непрерывную борьбу, предписывает воздержание, воспитывает моралистов, работников и граждан. Пуритане, индепенденты и другие ответвления протестантизма объединялись идеей царства святых; догматические разногласия отодвигались на задний план и главное значение придавалось суровым моральным требованиям. С такими массами парламент был бессилен справиться. Духовный вождь - Кромвель - становится главою государства. Дело Кромвеля рухнуло в момент его смерти, но оставило великие результаты: свобода совести стала в Англии прочным достоянием масс; с некоторыми ограничениями она была закреплена законом (1689).

Со вступлением на престол Вильгельма III (1688-1702) партии пуритан и индепендентов становятся мирными; их остатки превращаются в спокойных и лояльных диссентеров. Англикан

ская епископальная церковь снова возвращает себе господствующее положение. Но сфера ее влияния постепенно суживается. В мае 1689 акт терпимости установил, что диссентеры, давшие обещание повиноваться королю, не могут более подлежать наказаниям, установленным при Елизавете (1592). Льгота, предоставленная диссентерам, состояла в освобождении их от епископальной системы и в предоставлении им права устанавливать богослужение и организовываться по своей воле. В вероисповедных воззрениях они были связаны символическими книгами господствующей церкви. Они также обязаны были платить все сборы в пользу господствующей церкви и исполнять бесплатные приходские должности, сами или через заместителей. За это они пользовались правом требовать от духовенства совершения таких актов, как крещение, погребение, венчание. Это давало А. ц. вид единства. Наряду с этим диссентеры были лишены права вступать в парламент, занимать государственные и общественные должности, поступать в университеты и т.д. Да и с такими ограничениями терпимостью пользовались сначала только пресвитериане, индепенденты, баптисты, квакеры. На католиков терпимость не распространялась. Значительный удар А. ц. был нанесен актом 1707, объединившим Англию и Шотландию в единую Великобританию. В Шотландии церковь пресвитерианская стала господствующей, а церковь епископальная только терпимою. В 1779 диссентерам были сделаны дальнейшие уступки. Вместо подписи под 39 членами от их духовенства стали требовать заявления перед мировым судьей, что они христиане, протестанты, признают Св. Писание Ветхого и Нового Завета боговдохновенным и принимают его как правило веры. Им также даровано было право открывать свои школы. В 1791 было дозволено отправление богослужения католикам. Терпимость, таким образом, была распространена на всех нонконформистов. Наконец, в 1828 и 1829 диссентеры - протестанты и католики - были допущены на государственную службу, причем от первых требовалось клятвенное обещание не чинить ущерба господствующей церкви и ее духовенству, а от вторых - верноподданническая присяга с обещанием защищать корону, лицо и сан короля, поддерживать престолонаследие Ганноверского дома и в своем исповедании не допускать, что государь, отлученный папой, мог бы быть лишен трона. В 1836 и 1837 были изданы важные акты, затрагивающие семейную жизнь диссентеров. Города и общины были разделены на округа с особыми чиновниками, которые занимались регистрацией рождений, браков и случаев смерти среди диссентеров. Законное венчание можно было совершать в помещениях, которые в течение года предназначались для богослужения и были зарегистрированы; необходимо было только, чтобы жених или невеста жили в округе не менее 8 дней. Признавались законными также и гражданские браки, заклю-

79

АНДРЕЕВ

ченные в квартире чиновника-регистратора. Раньше диссентеры должны были венчаться и крестить своих детей в господствующей церкви, чтобы получить право на запись в метрические книги; теперь в этих отношениях они стали свободны. В 1868 диссентеры были освобождены от налога в пользу А. ц. Наконец, в 1871 для диссентеров были открыты университеты и отменено требование подписывать 39 членов. [... ]

Уже с конца 17 в. в англиканстве обозначились церкви: высокая - high church, низкая - low church и широкая - broad church. Высокоцерков-ники - это протестантская церковная аристократия, подчеркивающая типичные особенности англиканства: государственный характер церкви, супрематию короны, привилегии членов церкви по сравнению с диссентерами, епископализм и связь со средневековой и древней церковью в богослужении и организации. Это - англиканство в собственном, изначальном смысле слова. В момент своего выступления в конце 17 в. высокоцерковная партия не могла еще окончательно освободиться от политики. Высокоцерковники вошли в ряды консерваторов-тори как сторонники авторитета и прав короны и церкви. Низко-церковники с конца 17 в. вербовались в тех рядах, которые при Стюартах заполнялись пуританами. Заметными очертания партии делались потому, что в политике она сливалась с вигами. Низкоцерковники входили в господствующую церковь, признавали ее учреждения, но не придавали им такого значения, которое исключало бы другие ответвления протестантизма. Они требовали равноправия для диссентеров и склонны были в Библии видеть единственный источник христианства. По мере того как исключительные привилегии епископальной церкви сокращались, а положение диссентеров улучшалось, очертания low church сглаживались. Она уменьшилась численно и со второй четверти 19 в. заметно растворилась в партии широкоцерковников - broad church party, начало которой восходит ко времени появления высоко- и низкоцерковников. Первоначально эта партия была представлена лати-тудинаризмом (latitudinarismus). Ее родоначальником может быть назван епископ Бёрнет (Burnet; конец 17 в.). Роль латитудинариз-ма - примирительная; его точка зрения отличается широтой, доходящей иногда до индифферентизма. [...]

По своему строю А. ц. является епископальной. Во главе ее стоят два архиепископа - Кентерберийский, примас Англии, и Йоркский, и 32 епископа. [... ]. Формально они избираются духовенством, но в действительности назначение их на кафедры находится в руках короны, т.е. министерства. С внешней стороны положение англиканской иерархии оставляет желать немногого. Примас Кентерберийский - первый лорд королевства. В верхнюю палату входят также архиепископ Йоркский и 24 епископа. [...] В положении низшего духовенства Англии сохра

нилось очень много характерных остатков средневековья. Священники носят названия: rector, vicar, incumbent. Rector ecclesiae священник называется тогда, когда он получает доходы и десятину самостоятельно. Но так как в средние века приходские места часто зависели или от монастырей или от частных лиц, то ректорами приходов были именно они; священник же отправлял свои обязанности на положении vicarius за часть доходов. Право патроната принадлежит многим епископам, корпорациям, отдельным мирянам. Оно подлежит наследственной передаче и отчуждению. [...] Если патрон не заботится о замещении вакансии в течение 6 месяцев, то право назначения переходит к епископу. Если епископ отказывается допустить представленного кандидата, то патрон переносит дело в митрополичий провинциальный суд Arches Court. Духовенство обычно вербуется из лиц с университетским образованием, окончивших притом богословский колледж. Это дает клирикам возможность говорить с миром на языке мира. Отсюда близость их к пастве и влиятельность. Разносторонне образованные, они способны входить во все интересы пасомых. [... ] Может быть, именно поэтому в Англии возможны такие факты, что епископ пишет лучшую историю английской конституции (классическая работа Stubbs'a), a премьер-министры упражняются в богословских опытах (работа Гладстона о папстве и учебник основного богословия Бальфура).

И.Д. Андреев. -Ф- АНДРЕЕВ Матвей, миссионер, сын священника. В 1706, «ревнуя о благочестии и по вере истинней и по святой церкви», оставил мир и пошел в пустынные скиты на Керженец. Схимник Онуфрий и прочие отцы приняли А. вторым чином, т.е. через миропомазание. В 1715 эти старцы послали А. на проповедь против федосеевцев. Он послал вопросы о вере Игнатию Трофимову, а затем другие вопросы за границу, рассчитывая, вероятно, по получении изложения вероучения федосеевцев заняться его опровержением. Но федосеевцы воздержались от ответа. В 1722 А. имел с ними две беседы, в 1736 - третью. Все три беседы записаны самим А. Беседами А. пользовались на Иргизе; они составляли целую книгу, на которую имеются ссылки в полемике по вопросу о принятии иереев от никониан вторым чином и по истории бегствующего священства. До нас она дошла в неполном виде. Беседы А. и послания керженских «отцов» бросают свет на первоначальную, историю федосеевского согласия. А. широко пользовался писаниями первых старообрядцев - протопопа Аввакума и дьякона Феодора, что у последующих писателей встречается редко.

Ср. В. Дружинин, Священноиерей Матвей Α., его беседы с беспоповцами и послания к ним, ХЧ, 1908 (здесь же напечатаны беседы А. и два его послания).

^АНДРЕЕВСКИЙ КРЕСТ, косой крест в форме буквы X; по преданию, апостол Андрей Перво

го

АНДРЕЙ

званный был распят на таком кресте. А. к. исстари был в большом почитании, так как одновременно рассматривался как символ имени Христа (греч. X). В России синий косой крест изображается на флаге военных судов. •Ф-АНДРЕЙ, святой апостол, брат Петра, с которым занимался в Капернауме, на Галилейском озере, ловлею рыбы, когда Иисус призвал его следовать за ним (Мф. 6: 18 и сл.). По повествованию евангелиста Иоанна (Ин. 1: 41), он был одним из учеников Иоанна Крестителя и еще ранее своего брата был призван на Иордане Иисусом. Поэтому в греческом предании он носит имя «Первозванного» (Πρωτόκλητος). Со своим братом и двумя сыновьями Зеведея был в числе ближайших Христовых учеников. По церковному преданию, вместе с апостолом Петром проповедовал христианство «скифам», т.е. народам, жившим на южных, восточных и северо-восточных берегах Черного моря. По сказанию русских летописей, проповедовал на территории будущей Руси, доходил до нынешнего Киева, где водрузил крест, и до Новгорода. В Синопе еще в 9 столетии показывали его кафедру из черных камней. С берегов Понта он через Пропонтиду перешел во Фракию и Грецию и в Патрах был распят по приказанию проконсула Эгея, или Эгеата. Под названием «Акты А.» или «Деяния А.» сохранилась в позднейших переделках на греческом и латинском языках апокрифическая история апостолов, известная еще Евсевию, автором которой был, как полагают, гностик Харин. Кроме того, на греческом языке сохранились два отрывка «Деяния А. и Матфея между людоедами» и мартиролог («Martyrium») Α., равно как некоторые отрывки из «Деяний Петра и Α.»; все они напечатаны Тишендорфом в «Acta apostolorum apocrypha» (lipsiae., 1851), а также в дополнении к «Apocalypses apocryphae» (lipsiae., 1866). В латинской редакции «Virtutes Andreae», повествующая о всех путешествиях апостола от Понта до Греции, и «Passio Andreae» изданы в Кельне в 1531 и вошли также в сборник Абдиаса. [••• ]

По одному позднейшему сказанию, А. был апостолом в Константинополе, где он посвятил первого епископа Стахия. Предание о том, что он был пригвожден к кресту, поперечные брусья которого были сбиты наискось (Андреевский крест), имеет весьма позднее происхождение. Кроме России и Шотландия чтит этого апостола как патрона своей страны. В обеих странах учрежден в его честь Андреевский орден. Память святого празднуется 30 ноября. Предшествующая этому дню ночь носит у народа название андре-ева вечера или андреевои ночи, в которую, по народному поверью, молодым девушкам и парням являются образы суженых. -ФАНДРЕЙ Христа-ради юродивый, святой. Архиепископ Владимирский Сергий в исследовании «Св. Андрей, Христа-ради юродивый, и праздник Покрова Пресвятой Богородицы» (журнал «Странник», 1898, и отдельно, СПб., 1898)

приходит к заключению, что святой А. жил и подвизался в 10 в., начав свою подвижническую жизнь при императоре Льве Мудром (886-912). Явление Богоматери в храме Влахернском святому А. и его спутнику в подвижнической жизни Епифанию произошло, вероятно, во второй четверти 10 в., незадолго до кончины Α., последовавшей в 936. Автор греческого жития Α., называющий себя Никифором, иереем Софийской церкви в Константинополе, лично знал А. и был близок к нему; но ему принадлежат лишь первоначальные записи о жизни святого; в настоящем же своем виде житие восполнено и обработано другим лицом в конце 10 или в начале 11 в. Переведено оно на славянский язык в 11 или в начале 12 в. и пользовалось на Руси с 11 до 17 в. известностью и почетом. На основании этого жития был установлен у нас в начале 12 в. праздник Покрова.

-Ф- АНДРЕЙ, архиепископ Кесарии Каппадокий-ской; жил во второй половине 5 в. От него дошло до нас толкование на Апокалипсис; все последующие толкования этой книги примыкают к нему и отчасти являются извлечениями из него. Греческий подлинник с лат. переводом см.:M i g n e, PG, t. 106. Рус. перевод - 1882, 1884 и 1889 (вместе со старым славянским переводом Лаврентия Зизания).

•••АНДРЕЙ, святой, князь смоленский, чудотворец переяславский: В летописях нет никаких сведений о нем. Известно только из преданий, что Α., наскучив усобицами братьев своих, оставил княжение и удалился в Переяславль Зале-сский, где, никем не знаемый, жил при церкви святителя Николая и в продолжение 30 лет исправлял обязанности пономаря. Скончался не ранее 1390. В 1540 мощи А. обретены преподобным Даниилом переяславским. По смерти А. церковь св. Николая была обращена в Никольский Дерязин м-рь, переименованный с обретением мощей А. в Князь-Андреевский. Память 27 октября.

-Ф- АНДРЕЙ БОГОЛЮБСКИЙ, князь, второй сын Юрия Долгорукого. Род. ок. 1110. До 35 лет прожил в Ростово-Суздальской земле, где и женился (после ИЗО) на дочери богатого боярина Кучки, владельца берегов р. Москвы. Когда между Юрием Долгоруким и его племянником Изяс-лавом Мстиславичем началась упорная борьба из-за Киева, в которой приняли участие почти все русские князья, А. Б. явился лучшим помощником Юрию. Он сразу выделился боевою удалью, осмотрительностью, умением разбираться в сложных обстоятельствах, сдерживать себя и выказывать миролюбивую уступчивость после упорного и горячего боя. Первое его выступление было вместе со старшим братом Ростиславом в 1146 против Изяславова союзника Ростислава рязанского, который и был изгнан из его стольного города. Когда в 1149 Юрий победил Изясла-ва и занял Киев, А. Б. получил от него Вышго-род, в семи верстах от Киева. В качестве вышго-

6 Христианство

81

АНДРЕИ

родского князя он участвовал в походе Юрия в удел Изяслава - Волынскую землю, где едва не погиб при осаде Луцка. При выдающейся храбрости А. Б., однако, «не величав (был) на ратный чин». После осады Луцка он немедленно согласился на просьбу Изяслава быть посредником между ним и Юрием и способствовал заключению мира. Мир этот оказался непрочным. В 1150 Изяслав изгнал Юрия из Киевской земли и двинулся на старшего его сына Ростислава, сидевшего в Переяславле. А. Б. пришел на помощь Ростиславу, и Изяславу не удалось взять Пере-яславль. Когда Юрий вторично в том же году захватил Киев, А. Б. получил от отца города, пограничные с Волынью: Туров, Пинск, Дорого-буж и Пересопницу. А. Б. сел в Пересопнице и снова выступил в качестве посредника и примирителя между враждующими сторонами. Изяслав прислал к нему послов с просьбою ввести его «в любовь к отцу»; но Юрий не принял мира. Изяслав призвал на помощь угров и в третий раз сел в Киеве. Юрий с А. Б. удалился в Городец Остерский, а в следующем 1151 выступил опять против Изяслава. При р. Руте А. Б. показал ту же боевую удаль, что и под Луцком. Когда победа осталась на стороне Изяслава, А. Б. ушел в Суздальскую землю. Юрий, вопреки уговорам сына, продолжал борьбу и в союзе с князьями рязанскими, муромскими, северскими и половцами совершил поход на Чернигов. А.Б. на этот раз отличился тем, что сам водил дружину на приступы, показав пример союзным князьям. На выручку Чернигову явился Изяслав, и поход Юрия кончился неудачей. В 1154 Юрий совершает поход на Муромскую область, изгоняет ее князя Ростислава и передает ее А.Б. Ростислав отправляется к половцам и в том же году нападает врасплох вместе с ними на А. Б., который «об одном сапоге» едва спасся бегством в Суздаль. Когда в 1155 Юрий окончательно утвердился в Киеве, А.Б. вторично получил Вышгород. Но ему по-видимому надоели нескончаемые бесплодные войны за Киев. Отцу было уже 70 лет. При множестве соискателей А. Б. не мог надеяться на получение Киева, который хотел передать ему Юрий. А. Б. милее была земля Суздальская, и он против воли отца, тайно от него в том же году ушел из Вышгорода, взяв с собою оттуда высокочтимую святыню, икону Божией Матери, писанную, по преданию, св. Лукою. Сохранилась легенда, что, когда везли икону, конь остановился в 11 верстах от Владимира. Сочтя это особым знамением, А. Б. на месте остановки заложил село Боголюбово, которое сделалось любимым его местопребыванием и дало ему в истории прозвание Боголюбского. Отсюда он распоряжался Русскою землею; сюда приходили к нему союзные и подвластные ему князья со своими полками, которые он направлял по своему усмотрению.

В 1157 Юрий умер. Ростовцы и суздальцы, целовавшие по его требованию крест младшим его сыновьям Михаилу и Всеволоду, призвали на

княжение к себе А. Б. «занеже бе любим всеми за премногую его добродетель». А. Б. сразу проявляет свой властный характер и свое определенное стремление быть самодержавным и единодержавным. Он немедленно изгоняет своих младших братьев и детей умершего старшего брата Ростислава из Суздальской земли, и никому потом, даже детям, не дает уделов в своей области. Он устраняет от себя даже старых бояр отцовских, «хотя самовластец быти всей земли Суздальской». Эти его действия отвечали интересам земли, не желавшей дробления, которое всегда являлось источником политической слабости и внутренних смут. Стольным городом он избрал пригород Владимир-на-Клязьме, сам оставаясь в своем Боголюбове. Этим он ослабляет значение веча и бояр старших городов. В новом месте его окружают новые люди, им самим избранные и потому всегда готовые исполнять его волю. Владимир дан был ему отцом в удел, когда он был еще молодым. Он привык к этому городу и чувствовал себя здесь свободнее. К тому же Владимир занимал выгодное географическое положение, так как благодаря Клязьме и Оке из него удобнее было сноситься с Киевом и всей южной Русью. А. Б. старается возвысить Владимир, сделать из него второй Киев. В 1158 он заложил каменную церковь Успения Божией Матери, не пожалев средств на ее украшение. Он расширил крепость города и, в подражание Киеву, построил двое ворот - Золотые и Серебряные. Так как Суздальская область была новой по сравнению с другими, укреплялась и расширялась путем колонизации в землях чужих и языческих, то постройка церквей имела громадное значение и возвышала всю область. А. Б. строит великолепный храм Рождества Богородицы в Боголюбове, строит церкви в Ростове и других городах с особою пышностью и великолепием, призывая для этого заграничных мастеров. В 1162 он делает попытку основать особую митрополию во Владимире, имея своего кандидата в митрополиты. Получив отказ от Константинопольского патриарха, он сделал этого кандидата епископом Ростовским, заставив его жить во Владимире. Этот епископ Феодор не хотел признавать митрополита Киевского, выразив тем самым стремление свое и своего князя к автокефальности суздальской церкви. Однако Феодор был отдан князем на суд митрополита и подвергся жестокой казни.

В 1164 А. Б. ходил войною на камских болгар, взял их город Бряхимов и сжег три других города. Он подчинил себе князей рязанских, стремился к подчинению Новгорода и Киева, начиная с первого. Уже в 1160 он шлет к новгородцам послов со словами: «Будь вам ведомо: хочу искать Новгорода добром и лихом». Новгородцы после этих слов изгоняют от себя сына киевского князя - Святослава Ростисла-вича - и принимают к себе в князья Андреева племянника Мстислава. В следующем 1161,

82

АНДРЕЙ

помирившись с отцом Святослава Ростиславом киевским, А. Б., по уговору с ним, против воли Новгорода посадил там Святослава. В 1167 Ростислав киевский умер. Старшими из Мономахо-вичей были сын Мстислава Великого Владимир и А. Б. На юге северных князей не любили, а Владимир был слишком слаб, чтобы занять великое княжение. Киев был занят с общего согласия народа и южных князей отважным сыном Изяс-лава Мстиславича Мстиславом волынским. Не получив от него никакой награды за уступку ему первенства, южные князья обиделись и были готовы интриговать против него. А. Б. было досадно, что ненавистный ему Мстислав, младший князь, будучи слабее его, занял великое княжение. Вслед за этим обида пришла и со стороны Новгорода: новгородский стол был занят малолетним сыном Мстислава Романом, и фактически князем являлся там все тот же Мстислав, который не давал А. Б. распоряжаться в Новгороде. Убедившись, что многие южные князья будут на его стороне, А. Б. решился на разгром Киевской области. В 1169 он двинулся с огромной ратью против Мстислава. К ополчению А. Б. присоединились 11 князей. Мстислав затворился в Киеве; киевляне, из любви к сыну Изяслава, мужественно встретили врагов, в первый раз согласившись выдержать осаду. После трехдневного боя Киев был взят «на щит» и отдан на беспощадное разграбление; был зажжен даже Печерский м-рь. А. Б. сделался великим князем, но Киев отдал младшему своему брату Глебу, а сам остался на севере, во Владимире и в своем Боголюбове.

Этот поступок А. Б. является событием величайшей важности, с которого начался на Руси новый порядок вещей. Княжеское старшинство, оторвавшись от места, получило личное значение; впервые мелькнула мысль придать этому старшинству авторитет верховной власти. Киев по-прежнему остался старейшим, богатейшим и лучшим русским городом, но идея единства и центра земли теперь воплотилась не в нем, а в великом князе. Этот князь сделался силою, независимой от места и традиций. Сознание своей силы побуждает А. Б. переменить обращение со слабейшими, младшими князьями. Родовые отношения князей рушатся; нарождаются новые, государственные. Лично А. Б. сумел захватить в свои руки власть почти над всеми своими братьями. Его равно слушались и Киев, и Новгород, и Ростов, и Суздаль, и Владимир, и князья смоленские, полоцкие, волынские и др. А. Б. раздавал и передавал князьям города по своему усмотрению, не считаясь ни с правами князей, ни с правами городов. Князья поняли, что А. Б., как выразился Мстислав Ростиславич, хочет сделать младших князей подручниками великого князя. Раньше княжеская волость была временным, очередным владением того или другого князя; А. Б., оставшись в Суздальской области, придал ей характер личного, неотъемлемого до

стояния одного князя, выделив ее из круга областей, обретаемых по праву старшинства.

После взятия Киева А. Б. нашел предлог и для наказания Новгорода. У двинских данщиков Новгорода произошло столкновение с суздальскими, причем первые одержали верх и даже взяли дань с суздальских подданных. А. Б. двинул на Новгород под предводительством сына своего Мстислава огромную рать из ростовцев, суздальцев, смолян, полочан, рязанцев и муромцев. Войско это новгородцы, сделавшие 25 февраля 1170 вылазку, разбили наголову и обратили в бегство, захватив так много пленных, что потом суздальцы продавались ими по «ногате» за человека, т.е. втрое дешевле овцы. При отступлении суздальское войско потерпело еще и громадный урон от голода. Неурожай хлеба в этом году заставил новгородцев смириться, после того как А. Б. остановил подвоз хлеба из своего княжества. Роман Мстиславич был изгнан, и в Новгороде сел князь от руки А. Б.- Рюрик Ростиславич.

В 1171 умер Глеб. А. Б. посадил в Киеве одного из смоленских князей, Романа Ростисла-вича, трое братьев которого сидели по городам около Киева. Вскоре А. Б. донесли, что брат его Глеб умер от руки убийц из киевских бояр. А. Б. потребовал их наказания, но Ростиславичи', считая донос неосновательным, не послушались. Тогда А. Б. послал сказать Роману: «не ходишь в моей воле с братьями своими: так ступай вон из Киева, Давид из Вышгорода, Мстислав из Белгорода; ступайте все в Смоленск и делитесь там, как хотите». Роман повиновался, но Рюрик, Давид и Мстислав решились на борьбу с А. Б. Они захватили Киев, изгнав оттуда Андреева брата Всеволода, и посадили в нем Рюрика. Другой брат А. Б., Михаил, стесненный Ростис-лавичами в Торческе, согласился быть заодно с ними. Узнав об этом, А. Б. приказал Ростислави-чам, чтобы Рюрик шел в Смоленск в свою отчину, а Давид и Мстислав, как зачинщики, совсем выходили из русской земли. Мстислав за такие речи велел остричь Андрееву послу бороду и голову и отпустил его с такими словами: «скажи от нас своему князю: мы до сих пор почитали тебя как отца, но если ты не устыдился говорить с нами как с твоими подручниками, людьми простыми, забыв наш княжеский сан, то не страшимся угроз, исполняй оныя,- Бог нас рассудит». А. Б. немедленно собрал до 50 тыс. войска и велел Рюрика и Давида выгнать из их отчины, а Мстислава живым привести к нему. В войске А. Б., кроме суздальцев, были муромцы, рязанцы и новгородцы; по пути, хотя и поневоле, присоединились смоляне, а затем князья черниговские, полоцкие, туровские, пинские и горо-денские. Но так как среди войска не было единодушия и ничто не воодушевляло его, кроме капризной воли великого князя, то все огромное ополчение обратилось в бегство после осады Вышгорода, обороняемого Мстиславом. Только

а*

83

АНДРЕЙ

начавшиеся смуты среди южных князей заставили Ростиславичей менее чем через год опять вступить в переговоры с А. Б. и просить у него Киева для Романа. А. Б, велел немного подождать ответа, но отвечать ему уже не пришлось.

Ночью 28 июня 1174 он был убит в Боголюбове своими приближенными, среди которых было много недовольных его строгостью. Шурин его Яким Кучков, мстя ему за казнь брата, объединил недовольных. Заговорщики в числе 20 человек вломились в спальню князя и напали на него. А. Б. хотел схватиться за меч, но княжеский ключник Анбал, примкнувший к заговорщикам, заблаговременно убрал его. Несмотря на свой преклонный возраст, князь еще был силен и даже безоружный оказал сопротивление. «Горе вам, нечестивые! - воскликнул он,- зачем уподобились Горясеру (убийце Бориса)? Какое зло я сделал вам? Если кровь мою прольете, Бог отмстит вам за мой хлеб». Наконец, он упал под ударами. Заговорщики, думая что князь мертв, взяли тело своего товарища, нечаянно убитого во время схватки, и хотели удалиться, но вдруг услышали стон. А. Б. поднялся и пошел под сени. Они воротились и добили его. Утром был убит ими княжеский любимец Прокопий и разграблена княжеская казна. Были убиты также княжеские посадники и тиуны и разграблены их дома. Пограбили и иностранных мастеров храма. К грабежам присоединился и народ, распространяя их по всей волости. Опасаясь мщения владимир-цев, заговорщики послали было сказать им, что и среди них есть сообщники заговора. Владимир-цы, однако, встретили известие о смерти князя равнодушно. Нашелся только один человек, преданный убитому князю,- его слуга Козьма, да и тот был киевлянин. Козьма взял лежавшее в огороде обнаженное тело князя, завернул его в плащ и ковер и хотел внести в церковь; но пьяные слуги не хотели отпереть церковь. Тело пришлось положить на паперти, где оно пролежало два дня, пока не пришел козьмодемьянский игумен Арсений и не внес его в церковь, отслужив первую панихиду. Только на шестой день, когда волнение улеглось, владимирцы послали в Боголюбово за телом князя и похоронили его в построенной им церкви Рождества Богородицы.

Никогда еще на Руси ни одна княжеская смерть не сопровождалась такими явлениями, как смерть А. Б. Объясняется это его неумением выбирать людей, его резкими, подчас необузданными и произвольными действиями, несогласными зачастую с обычаями и традициями места и времени. Со смертью А. Б. исчезла и сила его власти; дети не получили отеческого наследия, причем и самый род его пресекся. И то, что им намечено было нового, получило развитие лишь спустя целое столетие. Лишь одно духовенство ценило А. Б. за его щедрость к церкви, за его радение к построению храмов, за его набожность. Церковь причислила его как мученика к лику святых.

См. Погодин, Князь Андрей Юрьевич Боголюбский; Голубинский, История русской церкви, т. 1; Сергеевич, Русские юридич, древности, т. 1. Т.А. Сухарев. О- АНДРЕЙ КРИТСКИЙ, святой (ум. 720 или ок. 726), проповедник и гимнолог. А. К. родом из Дамаска, с 14 лет жил в м-ре св. Саввы в Иерусалиме, был секретарем-синкеллом при патриархе Феодоре, участвовал в 6-м Вселенском соборе в Константинополе (679), в конце 7 в. поставлен был архиепископом о. Крит. С его именем сохранилось много слов на праздники Господские, Богородичные, на дни святых и воскресные. В числе его многочисленных церковных гимнов-песнопений особенно известен «Великий покаянный канон», содержащий около 250 тропарей, тогда как в других канонах их обычно бывает не больше 30. Издан А.П. Мальцевым на немецком и церковнославянском языках. Память А. К. 4 июля. Творения А. К. см.: Migne, PG, t. 97.

Ср. «Странник», 1902, март; ХЧ, 1902, февраль. -Ф-АНДРЕЭ (Andrea), 1) Иаков, один из влиятельнейших лютеранских богословов (1528-90). Был профессором богословия в Тюбингене. В продолжение последних 40 лет своей жизни А. лично или своими сочинениями принимал участие во всех важнейших спорах, беседах и совещаниях протестантских богословов как на родине, так и вне ее, и всегда держался строго лютеранской точки зрения, заботясь о соединении различных партий, на которые разделилась лютеранская церковь. После того как его попытка соединить меланхтониан и строгих последователей лютерова учения посредством принятия теми и другими его мирных условий потерпела поражение на конвенте в Цербсте (в мае 1570), он изменил свой план и решился установить общее для южногерманских и северогерманских лютеран вероисповедание, с устранением из него всех кальвинистских элементов. Призванный в 1576 курфюрстом саксонским к установлению нового церковного порядка, А. добился принятия формулы соглашения (1580) - Formula Concor-diae. Оставил более 150 сочинений, важных для знакомства с его временем.

2) Иоганн Валентин, внук предыдущего (1586-1654), немецкий богослов. Был придворным проповедником и членом консистории в Штутгарте. В своих многочисленных сочинениях, написанных на латинском языке, А. является', с одной стороны, сатириком, предающим осмеянию схоластику лютеранского богословия и безобразия в жизни всех сословий, с другой - идеалистом-христианином, описывающим образцовое христианское государство и призывающим к его осуществлению.

АНДРОНИК, апостол из числа семидесяти. Об А. и помощнице его в благовествовании Иунии, или Юнии, говорит апостол Павел в послании к Римлянам (16: 7). А. был епископом в Сирмии Паннонской; скончался мирно. Память 4 января, 17 мая и 30 июля.

84

АННА

• АНДРОНИК, преподобный, ученик св. Сергия Радонежского, основатель в Москве, по обету св. Алексия митрополита и на его средства, Спасова м-ря, названного по его имени - Андрониковым; был первым игуменом новоустроенной обители; умер в 1395. Память 13 июня. ФАНКИНДЙНОВ Иван, старообрядец, поморского согласия, действовавший в Выгорецкой скиту при Андрее Денисове, потом у поморян на Печоре, и здесь, в скиту, осажденный войском, сжег себя с 86 своими последователями (7 декабря 1744). После него осталась его исповедь. •Ф-АНКЙРА (Ангора, ныне Анкара, Турция), город в Галатии; место заседаний собора 314, состоявшегося по окончании Максиминова гонения; на нем в присутствии 18 епископов были составлены 25 правил. Из них 10 касаются принятия в церковь отпавших, а прочие - церковного благочиния. В А. состоялся в 358 полу-арианский собор, на котором было составлено полуправославное исповедание веры. -Ф-АННА (евр. Ханна, т.е. миловидная), 1) жена Елканы, мать пророка Самуила. Долго оставаясь бездетной, она усердно молила Бога о даровании ей потомства, которое обещала посвятить служению Богу; молитва ее была услышана: она родила сына и назвала его Самуилом. Приписываемый ей псалом (1 Цар. 2: 1-10) очень напоминает песнь Богородицы (Лк. 1: 46-55).

2) Дочь Фануила, из колена Асирова, 84-летняя вдова-пророчица, бывшая в храме в то время, когда туда был принесен младенец Иисус (Лк. 2: 36 и сл.). Память 3 февраля.

3) Святая, праведная, жена св. Иоакима и мать Богоматери, которую она родила после 20-летнего бесплодия. О почитании ее впервые упоминается в 4 в. у Григория Нисского и Епифания. В 8 в. оно уже делается почти всеобщим.

-Φ-ÄHHA, великая княгиня, святая (в язычестве Ингигерда), дочь шведского короля Олафа, жена великого князя Ярослава I. Скончалась в Новгороде в 1051; перед смертью приняла иночество с именем Ирины. Мощи ее покоились в новгородском Софийском соборе. Память 10 февраля и 4 октября.

-Φ-ÄHHA Всеволодовна (Янка), дочь Всеволода I и дочери греческого императора Константина Мономаха, сестра великого князя Владимира Мономаха. Постриглась в Киеве при церкви св. Андрея в монастыре, ею основанном. Была с матерью в Константинополе. Умерла в Киеве 3 ноября 1113.

Ср. «Ист. словарь святых русских».

-Φ-ÄHHA КАШИНСКАЯ, святая благоверная великая княгиня, дочь ростовского князя Дмитрия Борисовича. Родилась во второй половине 13 столетия; в 1294 сочеталась браком с тверским, а впоследствии великим князем Михаилом Яросла-вичем, замученным в Орде в 1318 и причисленным к лику святых. После его кончины постриг

лась в монашество под именем Софии в тверском Софийском женском м-ре, а затем, по усиленной просьбе своего младшего сына, удельного кп;-:зя кашинского Василия, переселилась в город Кашин в построенный ее сыном Успенский женский м-рь и здесь приняла схиму под именем Анны. 2 октября 1368 А. К. скончалась и была погребена в том же монастыре. Своей жизнью она снискала такое глубокое уважение современников и благоговейную память потомков, что писались ее иконы. В 1649 собор в Москве причислил благоверную А. К. к лику святых. 12 июня 1650 в присутствии царя Алексея Михайловича было совершено перенесение ее мощей в каменный Воскресенский собор. В Кашине особую службу на открытие мощей А. К. написал протопоп Иван Наумов при участии посадского человека Семо::?. Осипова Сухорукова; в Москве канон на ют же предмет написал лучший ученый того времени Епифаний Славинецкий. Продолжалось почитание княгини А. К. и при царе Федоре Алекг; и;л-че. Но в 1677 патриарх Иоаким созвал в Молзе т.н. малый собор архипастырей, который запретил совершение святой А. К. особых служб и молебнов ввиду якобы некоторых разногласий жития княгини А. К. со Степенною книгой и летописцами (дальнейшими исследованиями совершенно устраненных). Истинной причиной этого «прещения» явилось то, что на иконе А. К. изображалась с рукою, сложенной для двуперстного крестного знамения, которое тогда преследовалось как «армянская ересь». Вместо того чтобы в двуперстии почившей 300 лет назад св. А. К. увидеть доказательство равночестности обоих перстосложений и тем самым устранить одно из оснований церковной распри, патриарх Иоаким на соборе, составленном только из лиц иерархии, приостановил чествование св. А. К., а почитателям ее пригрозил отлучением от церкви и наказанием. Но память об А. К. сохранялась среди кашинцев, и со второй половины 19 столетия они неоднократно возбуждали ходатайства о восстановлении молитвенного ее почитания. В 1901 соответствующее ходатайство рассматривалось в Свящ. Синоде, но под влиянием Победоносцева было оставлено без последствия. В 1908 вопрос о восстановлении церковного почитания А. К. был снова возбужден 30 епископами, съехавшимися в Киев на торжество 800-летия Михайловского Златоверхого м-ря. К ним присоединился киевский миссионерский съезд, а также духовенство и представители земств и граждане городов Кашина и Твери, и Синод определением, высочайше утвержденным 7 ноября 1908, разрешил восстановить церковное почитание А. К., назначив для этого 12 июня 1909.

См. прот. И. Галахов, Благоверная княгиня А. К., ЦВ,

1908, № 30; Св. благоверная великая княгиня А. К., там же,

1909, № 25; иером. Иоаким, Житие св. благоверной княгини А. К., М., 1909 (по рукописи 17 в. из библиотеки Имп. академии наук); свящ. С. Архангелов, Св. благоверная великая княгиня А. К., СПб., 1909; его же, Житие

85

АННО

и чудеса св. благоверной великой княгини А. К., СПб., 1909; Л. Маку тин, Преподобная великая княгиня Л. К., как супруга, мать, истая дочь своей родины и христианка, СПб., 1909.

-Φ-ÂHHO 11 (Ганно), архиепископ Кельнский. Происходил из швабского рыцарского рода. Получил образование в бамбергской соборной школе. Был пробстом собора в Госларе и помощником больного архиепископа Кельнского Герман-на, после смерти которого (1056) занял его место. Хорошо образованный, безупречного образа жизни, с колоссальной силой воли,- под его взглядом, по свидетельству его биографа, редко кто чувствовал себя совсем спокойно,- Â. лучше, чем кто-либо, мог держать на должной высоте звание князя церкви. Его воззрения о неподчиненности церкви светской власти и в то же время оппозиция его чрезмерным притязаниям римской курии делали его представителем национальной германской церкви. Борьба, которую он вел с папами, дала повод обвинять его в стремлении к папскому престолу; но в его глазах кельнское архиепископство стояло не ниже престола св. Петра. Ему пришлось действовать одновременно с Адальбертом Бременским, даже быть его врагом, и так как Адальберт был и симпатичнее, и крупнее, чем Α., то последнему часто не воздается должное.

Посвящение А. в архиепископы совпало со смертью Генриха III. За малолетством его сына делами государства правила императрица Агнесса. А. в это время не пользовался большим влиянием при дворе; его властолюбивая натура не могла примириться с таким положением, и он задумал низложить регентшу и стать вместо нее у кормила правления. Составился заговор, в котором приняли участие еще несколько светских и духовных князей. Когда императрица в 1062 прибыла на рейхстаг в Кайзерсверт, А. похитил малолетнего Генриха IV и увез его к себе. Дела перешли в руки совета князей, во главе которого стоял Α., сделавшийся фактическим регентом. Первым делом нового правительства было признание папой Александра II, который при помощи А. был водворен в Рим. Между тем в Германии против А. поднялась серьезная оппозиция, во главе которой стоял Адальберт, архиепископ Бременский, убежденный сторонник императорской власти. А. пошел на уступки; в июне 1063 было заключено соглашение, согласно которому Адальберт взял на себя наблюдение за государственными делами, а А.- воспитание Генриха. Каждый из архиепископов стремился к возвышению своей кафедры; только планы Адальберта были гораздо грандиознее и шире. А. не стеснялся раздавать епископства и монастыри своим друзьям и родственникам, что сильно ему повредило. В 1065 Генрих достиг совершеннолетия и опека архиепископов над ним прекратилась. Влияние Адальберта теперь возросло, так как император питал к нему особую любовь. Однако вскоре Генрих был принужден удалить от

себя своего друга. А. восстановил свое значение при дворе, но скоро удалился в Келья и спокойно прожил там почти два года. В 1068 мы видим его в Риме защитником императорских интересов.

Смерть Адальберта в 1072 опять сблизила А. с императором, но он вскоре вновь покинул двор. Случившееся в 1073 восстание саксонцев, с вожаками которого А. был связан родственными узами, дало ему возможность еще раз вмешаться в государственные дела. Император выбрал его в число посредников, и 20 октября в Герстунгене произошло соглашение между саксонцами и комиссарами императора. Это было последним выступлением А. в общеимперских делах. На Пасху 1074 кельнцы восстали против своего архиепископа, и А. с большим трудом мог спасти свою жизнь. Возмущение вскоре было подавлено и жестоко наказано, но здоровье А. тяжко пострадало, и он умер в 1076. В истории германской церкви А. оставил след как сторонник аскетизма и покровитель и устроитель монашества: в одном Кельне им было основано шесть монастырей, в которых был введен клюнийский устав. Строгость личной жизни, аскетическое мировоззрение, рвение в делах церкви и веры обусловили причисление А. к лику святых, последовавшее в 1183 при папе Луции III.

Личность А. сильно занимала фантазию немецкого народа, рано сделалась предметом легенды и вызвала составление интересной как литературное произведение похвальной песни - «Плач по святому A.» («Maere von sente Annen»), известной под именем «Aimolied» и составленной не позднее начала 12 в. -Ф-АНСГАР, «апостол Севера». Род. в 801 в Пикардии, близ Амьена. С 13 лет А. носил уже монашеское платье ордена св. Бенедикта. Религиозная экзальтация рано стала сказываться в его видениях, в таинственных голосах, которые звали его к подвигу. В своих видениях он созерцал муки ада и вкушал блаженство райской жизни. Мистицизм Α., однако, не сделал его бездеятельным. Свое богословское образование он получил под ближайшим руководством известных тогда учителей Корвейского м-ря - Адаль-гарда, Валы и Пасхазия Радберта. Хорошей подготовкой к миссионерскому служению было для него преподавание в монастырской школе и проповедование в церкви нового Корвейского м-ря (в Вестфалии), куда он перешел вместе с аббатом Валой в 823. Когда в 826 ютландский король Гаральд с женой, сыном и свитой принял христианство в Ингельгейме, Людовик Благочестивый отправил А. миссионером в Данию. К нему присоединился монах старого Корвейского м-ря Аутберт. Первым делом миссии была организация при дворе Гаральда школы, в которой языческие мальчики получали бы христианское воспитание. Успехи миссии, однако, скоро были ослаблены изгнанием Гаральда, болезнью, возвращением в Германию и смертью Аутберта. Α., вызванный Людовиком Благочестивым (829) по

86

AHTEM

просьбе шведского посольства о миссионере, вместе со своим другом юности Витмаром направился в Швецию. По дороге его ограбили викинги, отняв подарки Людовика Благочестивого для шведского короля. Через полтора года плодотворной деятельности А. возвратился в Германию с докладом королю об успехах миссии. Ввиду достигнутых результатов он в 831 назначен был архиепископом всех северных стран, с резиденцией в Гамбурге, и получил в Риме от папы Григория IV звание апостолического легата в Дании, Швеции, Норвегии и славянских землях. В Гамбурге А. построил собор, создал библиотеку, основал монастырь и школу. Дела миссии пошатнулись после смерти Людовика Благочестивого, когда миссия потеряла обеспечивавший ее содержанием Тургольтский м-рь. В 845 датские викинги опустошили Гамбург. А. должен был искать убежища в Бремене, где его далеко не милостиво встретил епископ Бременский Леу-дерих. А. был покинут многими своими сотрудниками; казалось, что все дело его миссии должно рухнуть. Тем не менее спустя 3-4 года оно возродилось. После смерти бременского епископа, по мысли Людовика немецкого, епископство бременское было соединено с архиепископией гамбургской и во главе новой епархии был поставлен А. С новой ревностью он отдался миссионерству в северных странах. В Гаддеби (Шлез-виге) А. построил церковь в честь Божией Матери, первую в Дании. Новый король ютландский Эрих II находился под обаянием личности Α., отзываясь о нем так: «Я никогда в жизни не видел столь хорошего человека, как Α.». В Швеции, куда А. предпринял путешествие ок. 850, ему пришлось иметь дело с поднявшей голову языческой реакцией, но все затруднения счастливо были преодолены. Остаток жизни А. провел в Бремене, не переставая трудиться и подвергать себя лишениям. Среди молитв и песнопений он занимался ручной работой (плел корзины). От своих учеников-миссионеров он требовал полного отречения от собственности и добывания хлеба работой своих рук. Он заботился о бедных, выкупал рабов, построил в Бремене госпиталь. Умер 3 февраля 865. Вскоре после смерти А. был канонизирован. Возможно, что А. написал «Vita St. Willehadi»; несомненно ему принадлежат «Virtutes et miracula St. Willehadi» (Migne, t. 118) и «Pigmenta» («Бальзам» - коротенькие молитвы по одной на каждый псалом). Жизнь А. описана его учеником и преемником по кафедре Рембер-TOM. Н.В. Малицкий.

«> АНСЕЛЬМ КЕНТЕРБЕРИЙСКИЙ, выдающийся богослов и церковный деятель. Род. в Аосте в 1033. Отец его был дворянином с некоторым достатком, мать - благочестивой женщиной, желавшей, чтобы сын стал лицом духовным. Лишь после смерти отца (в 1060) А. К. мог поступить в монастырь в Беке, в Нормандии. В 1078 он сделался настоятелем этого монастыря после Ланфранка, слава которого и привлекла А. К. в

Бек. В 1093 А. К. был избран архиепископом Кентерберийским. В 1109 он умер. Жизнь этого ученого монаха была весьма бурной: сначала распри с отцом, потом серьезные споры с английскими королями Вильгельмом II и Генрихом I, из-за которых А. К. дважды должен был покидать свою епископию.

Литературная деятельность А. К. распадается на три периода: в первом он пытается дать философское обоснование христианской религии - это период, который можно назвать fides quaerens intellectum [вера, ищущая разумения]; к нему относится «Monologium» - трактат о бытии и признаках Бога, и «Proslogium», в котором содержится онтологическое доказательство бытия Бога. Оно вызвало опровержение со стороны аббата Гаунилона, которому А. К. отвечал в книге «Liber apologeticus ad insipientem». Наконец, к этому же периоду относятся «De veritate» [«Об истине»] и «De libera arbitrio» [«О свободе воли» ]. На истину А. К. смотрит как на равенство познания и предмета (adaequatio rei et intel-lectus). Истину мы постигаем путем веры - credo ut intelligam [верую, чтобы понимать]. Свобода воли состоит в возможности сохранения правильного хотения. Второй период литературной деятельности А. К.- теологический. На Суассонском соборе в 1092 был осужден номинализм Росцел-лина, который основывался на неудачном применении латинского слова substantia к трем лицам Божества; этот термин «субстанция» Росцеллин взял из «Monologium» А. К. Последнему было весьма важно восстановить истинный смысл своего учения, имеющего реалистическое направление. Это он и делает в сочинениях «De fide trinitatis» [«О вере в Троицу»], «De incarnatione verbiis» [«О Воплощении Слова»], «De conceptu virginis» [«О Непорочном Зачатии»], «Cur deus homo» [«Почему Бог вочеловечился»], «De pro-cessione spiritus» [«Об Исхождении Духа»] и др. В конце жизни, в третий период своей литературной деятельности, А. К. опять возвращается к философии, главным образом к проблеме свободы воли. Сюда относятся сочинения: «De concordia praescientiae et praedestinationis nee non et gratiae Dei cum libero arbitrio» [«О согласовании Божественного предведения и предопределения, а также благодати Божией со свободой выбора» ], «De voluntate» [«О воле»], «De voluntate Dei» [«О воле Божией» ] и др. Названные сочинения принадлежат к наиболее значительному из всего, что написано А. К. Обыкновенно его значение в истории философии видят в том, что он выдвинул онтологическое доказательство бытия Бога и защищал реализм. Биография А. К. написана его секретарем Eadmer'oM. Сочинения его издавались несколько раз: Жербероном в 1675 в Париже, потом в 1721 и 1744. Они вошли в «Патрологию» Миня. Э.Л. Райлов. -Ф-АНТЕМ (англ. anthem), своеобразная музыкальная форма, родиной которой является Англия; нечто среднее между церковной кантатой и

87

АНТИГОН

мотетом, с преобладанием, однако, первого элемента. Само слово производят от antiphona (франц. antienne) или antihymne (менее вероятно), и потому первично оно должно было бы обозначать «попеременное пение», чего, однако, не наблюдается в А. даже более старого времени (у Тея, Тэллиса, Бёрда, Гиббонса и др.). А. был введен в практику богослужения англиканской церкви в 1559; высокое художественное значение этой форме придали Пёрселл и Гендель, оставившие ряд А. Обыкновенно различают «full anthems» (с преобладанием хоров) и «verse anthems» (где перевес на стороне сольных номеров и дуэтов: verse - пьеса соло). И в тех и в других участвует иногда и оркестр. Тексты А. берутся из Св. Писания (псалмы, изречения и т. п.). -Ф- АНТИГОН Сох ейский, из Сохо - города в Иудее, ученик Симона Праведного, один из древнейших комментаторов Мишны; умер в 264 до Р. Хр. Его любимое изречение - «не будьте как слуги, которые служат своему господину, чтобы получить плату» и т.д.,- неверно понятое учениками Сэдоком и Боэтом, дало им повод отрицать воскресение мертвых и привело к основанию сект саддукеев и боэтосеев. -Ф-АНТИДИКОМАРИАНЙТЫ (греч, άντιδικομαρι-ανιται), отрицатели девства Богородицы, полагавшие, что, кроме Иисуса, у Нее было несколько человек детей от Иосифа. См. о них у Епифания, «Против ересей», 78. В числе полагавших, что у Марии были другие дети, был, между прочим, Тертуллиан, «De monog.», 8. -Φ- АНТИДОР (греч.), раздаваемые народу в конце литургии части той просфоры, из которой на проскомидии вынимается агнец. Возникновение этого обычая относят к той эпохе, когда исчезла древняя первоначальная практика приобщать всех присутствующих на литургии. Первое по времени свидетельство этого рода встречается в правилах камнетского собора в Галлии (7 в.). В Восточной церкви упоминания об А. появляются не ранее 11 в. По современной практике, опирающейся на постановление Номоканона, при недостаточности для А. той просфоры, из которой вынимается агнец, следует брать для него просфору в честь Богородицы. По требованию Кормчей, А. должен быть вкушаем в церкви. Его нельзя давать неверным или находящимся под епитимией.

-Ф- АНТИЛЕГОМЕНА (от греч, αντιλέγω - возражаю, оспариваю), так назывались в 4 столетии, со времени Евсевия, книги Нового Завета, подлинность которых подвергалась со стороны некоторых сомнению, в противоположность «гомо-логумена», т.е. книгам, несомненно подлинным или признанным таковыми. •Ф-АНТИМИНС (греч, άντιμινσεον), «вместопре-столие», четырехугольный, из льняной или шелковой материи плат, на котором изображается положение Христа во гроб; по углам помещаются изображения четырех евангелистов, а на верхней

стороне вшиваются частицы мощей. А. освящается архиереем. Он кладется на престол под Евангелие, завернутый в особую пелену, называемую «илитоном». На нем совершается освящение Св. Даров. В России на Московском соборе 1675 установлено на каждом престоле, даже освященном архиереем, иметь А.

•Ф- АНТИНОМИЗМ, слово, вошедшее в употребление во время спора Лютера с Иоанном Агрико-лой. Лютер в первых своих полемических сочинениях, направленных против католицизма, резко восставал против учения о законе и оправдании делами. В его памфлете «De libertate Christiana» [«О свободе христианина»], отправленном Льву X в сентябре 1520, говорится между прочим: «Душа может обходиться без всего, кроме слова Божия... Главное дело для всех христиан - насаждать в себе слово Христа и укреплять веру в Него. Но если одна вера без всяких дел может сделать человека благочестивым, то к чему законы, заповеди, дела, предписанные Писанием? Законы учат и предписывают нам некоторые добрые дела, но они еще не совершают их. Они указывают, но не оказывают помощи. Цель их - чтобы человек познал свое бессилие делать добро, научился сомневаться в самом себе. Если человек из закона познает свое бессилие и впадает в сомнение, может ли он исполнить закон, то закон теряет в его глазах всякое значение... Для христианина довольно веры. Если же он не нуждается ни в каких делах, то он не связан никакими заповедями и законом». Из этих положений на практике можно было делать неприглядные выводы. Лютер не мог не сознавать этого. Отчасти это сознание, отчасти возражения со стороны католических богословов заставили его быть осторожнее. Позднее он утверждает, что «lex ignaris et caecis lux necessaria, quae notificet peccatum, ut humilietur superbus et gratiam suspiret» («закон есть свет, необходимый для неопытных и слепых; он ведет к познанию греха, сокрушению гордости и жажде благодати»). Еще яснее это видел Меланхтон, который решительно утверждает, что «si doctrina fidei sine lege traditur, infinita scandala oriuntun. («если учение о вере передается без закона, то порождаются бесконечные соблазны»). Такое осторожное решение вопроса сближало лютеранство с католичеством. Вследствие этого в 1527 произошло столкновение Меланхтона с Иоанном Агриколой, которому казалось, что его противник «пятится назад» к католичеству. Агрикола полагал, что духовное возрождение не начинается сокрушением о грехах как результатом бесплодных усилий исполнить закон, а им заканчивается. Впереди стоит вера. Кто верит в благость Божию, тот переживает раскаяние и обновление. Только папа ставит покаяние впереди благодати. Столкновение обострялось тем, что католические богословы стали подчеркивать выражения Меланхтона как знак возвращения в католичество. Дело закончилось на съезде в Торгау, где под

88

АНТИТРИНИТАРИЙ

влиянием Лютера Агрикола примирился с Ме-ланхтоном. Вскоре, однако, Агрикола в напряженной борьбе с католическими противниками снова потерял равновесие и заявил себя решительным антиномистом. В 1537 дело дошло до столкновения с Лютером, который решительно заявил, в согласии с Меланхтоном, что нельзя проповедовать ни закона без Евангелия, ни Евангелия без закона. В это время Лютер окончательно установил свой взгляд на закон, признав его троякое значение - 1) propter disciplinam, 2) ut ostendat peccatum, 3) ut sciant sancti, quaenam opera requirat Deus [1) ради научения, 2) дабы выявить грех, 3) чтобы святые знали, каких дел требует Бог]. Спор закончился в 1540. Агрикола не раз был призываем Лютером к порядку, стихал, но в конце концов несмотря на авторитет реформатора не мог освободиться от своих колебаний. Учение Агриколы и есть А. и.Д. Андреев. •Ф-АНТИОХ. монах палестинской лавры св. Саввы. Около 620 г. он написал сочинение «Πανδέκτης της αγίας Γραφής» - сокращенное изложение учения Св. Писания и св. отцов Церкви по различным вопросам христианской нравственности и отчасти веры, преимущественно в применении к жизни монашеской. «Пандекты» А. изданы: Migne, PG, t. 89. • АНТИОХИЙСКАЯ ШКОЛА богословская, особенно активно выступала во время христологических споров 5-6 вв. Ее принято обычно характеризовать по ее противоположности Александрийской школе, великими представителями которой были Климент и особенно Ориген, а в 5 в.-Кирилл. Александрийская школа хотела перевести христианство на язык философии. При этом неизбежно приходилось источники христианства толковать аллегорически: иначе нельзя было догматы новой религии подогнать к аксиомам философии. Совершенно иначе поступают антиохий-цы. Их обыкновенно стараются представить ари-стотеликами. Но если это представление и верно, то их аристотелизм не шел дальше усвоения внешних приемов обращения с материалом, подлежащим изучению. Сирийское плоскогорье, с Антиохией в качестве центра, было родственно и близко к той географической среде, в которой жил и действовал Иисус и в которой явились первые записи о Его жизни и деяниях. В нравах, языке, воззрениях на природу и людей здесь долго хранилось много такого, что сближало 1 в. с 4 и 5 вв. и давало возможность прошлое уразумевать при помощи настоящего. А. ш. сильна поэтому своей экзегетикой. Работы ее в этой области и многочисленны и важны. Уже основатель школы Лукиан был величайшим знатоком Священного Писания. Настоящая работа по толкованию Писания заставляет быть внимательным ко всем оттенкам в выражении мыслей авторов, ценить каждую подробность, учитывать малейший штрих. Читать через строку, притягивать свидетельства разбираемого автора в одну сторону становится нравственно невозможным. Умст

венная трезвость является не добродетелью, а элементарной обязанностью. При таких условиях в книгах Библии, особенно Нового Завета, анти-охийцы вычитывали не совсем то, что находили там александрийцы. Если последним Библия говорила только о Боге, то первые не проходили мимо того, что в Евангелиях говорится о человеке-Иисусе. Если александрийцы акцентировали проблему единства Божества при множественности лиц, то антиохийцы боролись с тенденцией слить лица воедино. Когда поднялись христологические споры, то александрийцы склонны были доводить свои заключения до поглощения двух природ Богочеловека в одном естестве. Антиохийцы в борьбе с этим направлением, наоборот, останавливались на человеческих свойствах Иисуса, засвидетельствованных в Писании, и подчеркивали раздельность естеств в нем до полного их обособления. Борьба выравнивала крайние решения, и в конце концов веросознание церкви приняло направление, среднее между ними.

Основатель А. ш., пресвитер Лукиан, пострадал при Диоклетиане в 303. Есть известие, ставящее Лукиана в связь с Павлом Самосатским (Феодорит 1, 4). Он был отлучен от церкви после осуждения Павла на соборе 268 года, но продолжал развивать свои воззрения. По-видимому, именно он был творцом арианской доктрины о предвечном создании Слова и обитании Его в теле человека. Арий своих единомышленников называет солукианистами. К А. ш. принадлежит множество церковных деятелей с крупными именами: Евстафий Антиохийский, Кирилл Иерусалимский, Диодор Тарсийский, Иоанн Златоуст, Феодор Мопсуестский. Несторий, архиепископ Константинопольский, Феодорит Кирский и др. См. также Приложение.

Материал для характеристики А. ш. в целом и ее отдельных представителей см.: А.П. Лебедев, История вселенских соборов 4 и 5 вв., 3 изд., 1904; H.H. Глубоковский, Блаж. Феодорит, еп. Кирский, тт. 1-2, М., 1890; П. Гурьев, Феодор, еп. Мопсуестский, М., 1890; Н.П. Кудрявцев, Евстафий Антиохийский, 1910. • АНТИОХИЙСКИЙ СОБОР, поместный, происходил в 341. Отцы этого собора (около 100) первоначально были созваны императором Кон-станцием в Антиохию для освящения храма, заложенного еще при Константине Великом. По окончании церковного торжества собравшиеся епископы образовали собор, на котором было составлено 25 правил относительно церковного управления, большей частью сходных с правилами апостольскими.

•Ф-АНТЙПА, мученик, пострадавший в Пергаме, по свидетельству Апокалипсиса (2: 13), вероятно, в правление Домициана. Память 11 апреля.

АНТИТРИНИТАРИИ, общее название всех противников церковного догмата о Троице во времена Реформации. Сами же они называли себя унитариями. В то время как реформаторы, чтобы сохранить связь с древнехристианской церковью,

89

АНТИФОН

признавали догмат о Троице неприкосновенным, хотя и непостижимым таинством, другие старались подвергнуть этот догмат критическому анализу на основании Писания или с точки зрения разума. [... ] Особенно многочисленны были А. в Италии, где реформационное движение, в связи с гуманистическим образованием, приняло критическое направление. Однако инквизиция принудила итальянских А. покинуть свое отечество и искать убежища в протестантских странах, преимущественно в Швейцарии. Но и тут участь их была не лучше. Испытав жестокие гонения в Швейцарии и Германии, А. нашли себе, наконец, новое отечество в Польше и Трансильвании, где ими была основана, под именем социниан, церковная община.

•••АНТИФОН (лат. Antiphona, от греч, αντίφωνο ς - звучащий в ответ, откликающийся, вторящий; франц. Antienne), в церковном богослужении попеременное пение двух хоров (полухоров), одна из древнейщих форм церковного пения. По словам Аврелиана Реймского (9 в.), А. был заимствован из греческой церкви и введен в Италии епископом Миланским Амвросием (4 в.), отцом амвросианского пения. Современные католические А. состоят из одного стиха псалма, который сначала поется священником, а за ним повторяется хором. В православном богослужении под А. разумеется попеременно поющийся стих, когда напев, исполненный одним голосом или хором, точно повторяется и другим. Такие А. поются на всех церковных службах: на вечерне - в первой кафизме «Блажен муж»; на утрени - А. степенны; на литургии поются А. вседневные, изобразительные и праздничные. Тексты их содержатся в Минеях, Триоди, Ирмологии и Апостоле. В греческой церкви, по словам церковного историка Сократа, А. был введен св. Игнатием Богоносцем, а по другому преданию - Иоанном Златоустом. В числе распространителей А. значится и св. Ефрем Сирин, введший его в сирийской церкви.

-Ф-АНТИФОНАРИЙ, собрание антифонов, употребляемых в католическом богослужении. Этим именем назывались также сборники церковных песнопений, расположенных в порядке праздничных дней и состоящих не только из антифонов, но и респонсориев, офферториев, причастных стихов, хвалебных песен, великопостных напевов, гимнов и часов. Современные католические Α., напротив, заключают в себе только песнопения т.н. officium (хоровые молитвы, не входящие в состав мессы), а не мессы. Поэтому в них нельзя найти офферториев, причастных, хвалебных и великопостных песнопений, составляющих другие сборники - Graduale. -Φ-АНТИХРИСТ (Αντίχριστος), впервые это слово встречается в первом послании Иоанна (2: 18 и 4: 3). Предлог αντί указывает на замещение и противоположение. Сначала, по-видимому, слово А. употреблялось в смысле ψευδόχριστοζ -лже-Христос (ср. Мф. 24: 24; Мк. 13: 22). Но так

как присвоение имени Христа подразумевает соперничество с ним, то в понятии А. скоро стали мыслиться признаки, которые Павел перечисляет во втором послании к Фессалоникийцам (2:4): «человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» и пр. Воззрения первых христиан все более склонялись в эту сторону, потому что питались еврейской апокалиптической литературой, которая тщательно разрабатывала концепцию противника Мессии. Особенно ярко эта концепция дана у Даниила в главах 7, 8, 11 и др. Не везде, однако, в ранней христианской письменности мы встречаем такое понимание А. Приходится признать, что где больше было образованности, там менее сказывалось желание рисовать запугивающие образы А. Так, напр., Климент Александрийский об А. совсем не упоминает. По Оригену, Α.- ложные учения, храм, в котором он воссядет,- литература. При его пришествии люди бегут укрываться на гору истины. В том же духе высказывается Григорий Нисский. Но чем дальше в глубь средневековья, тем образ А. вырисовывается яснее. В конце 3 в. один комментатор отождествляет А. с Нероном. Он должен восстать и объявить себя Мессией иудеев (Christum qualeni meruerunt) и привести народы non ad idola colenda, sed ad circumcisionem (не к почитанию идолов, а к обрезанию). Этот взгляд на Нерона держался еще в 4 в. (Лактанций) и даже в 5 в. (Августин). Очень многие церковные писатели, исходя из того, что в Апокалипсисе (гл. 7) опущено в числе запечатленных имя Дана, полагали, что А. явится из колена Данова. Иоанн Златоуст и другие полагали, что А. приведет людей не к идолопоклонству или иудейству, а к безбожию. Он воссядет не в Иерусалимском храме и не в каком-либо другом здании, а во всей Церкви и будет требовать себе поклонения. Представления об А. всегда оживали, когда происходили какие-либо перевороты или бедствия космического и культурного характера, когда возбужденные люди начинали ожидать конца мира или видеть в своих противниках воплощение Сатаны. В эпоху феодальных неурядиц 1000-й и 1033-й годы были временем особенно интенсивного ожидания А. Усиление ислама, появление ересей, деморализация высших руководителей Церкви поддерживали и питали эти ожидания. С появлением протестантизма в положение А. попал папа. В свою очередь католическая церковь увидела А. в Лютере. Необычайную роль представление об А. сыграло в идеологии нашего старообрядчества и сектантства. Годы с 1666 по 1669 ис 1699 по 1702 (666 число зверя + 30 или 33) были порой «гробопола-гателей», кончавших расчеты с миром.

Ср. проф. А. Д Беляев, О безбожии и А. Подготовление, признаки и время пришествия Α., т. 1, Сергиев Посад, 1898. По расколу см. Мельников, Исторические очерки поповщины; Нильский, Об Α., СПб., 1898; П.С. С м и ρ -

90

АНТОНИЙ

нов, Внутренние вопросы в расколе 17 в., СПб., 1898; В бегстве от Α., СПб., 1903; Споры и рассуждения в русском расколе в первой четверти 17 в., СПб., 1909, и др. •Ψ-АНТОНИЙ, имя святых русских: 1) А. святой, преподобный Печерский; основатель первого монастыря пещерного (печерского) в Киеве. До пострижения на Афоне - Антипа; уроженец местечка Любеч, преставился в основанной им обители, в пещере своей в 1073. Житие св. Α., известное в 13 в. (на него ссылается Симон, епископ Владимирский, в своем послании к Поликарпу) , до нас не дошло. Была сделана попытка восстановить из сличения соответствующих мест печерского «Патерика» (1460-62) с известиями летописи это житие; при этом выяснилось, что житие св. А. Печерского послужило одним из источников Несторовой летописи.

См. А. Шахматов, Житие св. А. и Печерская летопись, ЖМНП, 1898, № 3.

2) Α., преподобный, по месту рождения Римлянин (1067-1147). В 1086 после смерти родителей, людей богатых и знатных, удалился в пустыню. В 1106, по сказанию жития его, приплыл по морю на камне в Новгород; основал там монастырь на правом берегу Волхова, где и умер.

3) Α., преподобный, Дымский, родился (по монастырским известиям) в 1206. Был игуменом Хутынского м-ря, но скоро удалился в леса близ Тихвина и основал свою обитель, где умер 24 июня 1273.

См. «Историческое описание Дымского монастыря» иеромонаха Иоанна (1861).

4) Α., преподобный, Краснохолмский, по месту основанной им в 1461 обители близ города Бежецка. Туда он пришел с Белоозера и, потрудясь 20 с лишком лет над устройством своей пустыни, умер в ней после 1481.

5) Α., преподобный, Сийский, основатель монастыря того же имени в Архангельской губ., ремеслом иконописец; ум. в 1557. Память 7 декабря.

6) Α., преподобный, по основанной им пустыни Заоникийский, поселился в 12 верстах от Вологды в 1580-х гг. на месте явления чудотворной иконы. Ум. ок. 1600, 23 июня, когда совершается его память.

7) Α., преподобный, Леохновский по месту пустынных подвигов. Род. в Твери в семье дворян Вениаминовых в 16 в., умер в своей пустыни 12 июля 1612.

См. Филарет, Жития святых, чтимых православною церковью, т. 1-12, СПб., 1900; также «Четьи-Минеи» на русском языке, издаваемые под ред. проф. СИ. Смирнова.

-Ф- АНТОНИЙ, в язычестве Нежила, мученик, придворный боярин великого князя литовского Ольгерда. Обращен в христианство пресвитером Нестором, духовником супруги Ольгерда Марии Ярославны, вместе со своим братом Круглецом, во св. крещении Иоанном, и родственником Ку-мецом, в крещении Евстафием. За исповедание Христа по наущению язычников заключен в темницу и там удавлен 14 апреля 1347. За ним

последовала мученическая кончина Иоанна и Евстафия. Мощи трех первых мучеников литовских сначала были погребены в виленской церкви св. Николая, а потом перенесены в храм св. Троицы; позже находились в подалтарной пещерной церкви виленского монастыря Св. Духа. См. Филарет, Русские святые; Барсуков, Источники русской агиографии.

-Ф- АНТОНИЙ, имя монашествующих, оставивших литературные труды: 1) Α., иеромонах ярославского Спасского м-ря. По поручению великого князя московского Ивана III Васильевича и митрополита Филиппа (1464-73) составил житие благоверных князей ярославских Феодора и сыновей его Константина и Давида. Житие это с некоторыми сокращениями внесено в «Степенную книгу» и в Никоновскую летопись, а в полном виде - в Макарьевские Четьи-Минеи, 19 сентября. В изложении А. следовал известным ему образцам агиографической литературы и прежде всего Пахомию Логофету. Благодаря рассказу об отношении Феодора к орде, не встречающемуся в летописных сводах, житие Феодора, составленное Α., имеет известную историческую ценность.

2) А. Подольский, монах западнорусский, жил в Москве при царе Михаиле Федоровиче. Обвинял справщиков московского печатного двора в еретичестве. Сохранившиеся его сочинения «Слово о царстве небесном», «Слово о многопо-топном и прелестном пиянстве» представляют типичный образец схоластического стиля того времени, отмеченного набором вычурных выражений и эпитетов. Им составлен также хронограф.

См. А. Попов, Обзор хронографов русской редакции, М., 1866 и 1869.

3) А. Радивиловский, архидиакон черниговской кафедры, потом игумен киевского Николо-Пустынного м-ря, наместник Киево-Печерской лавры, известный проповедник 17 в. Ум. в 1688. Его круг годовых праздничных поучений издан в двух книгах, теперь довольно редких: «Огородок Марии Богородицы» (1676) и «Венец Христов» (1688).

См. М. Марковский, А. Радивиловский и проповеди 17 в., К., 1894.

4) А. Стаховский,до пострижения Андрей, воспитанник Киевской духовной академии и префект черниговского коллегиума. В 1705 напечатана его книга, написанная силлабическими стихами: «Зерцало от писания божественнаго». С 1721 митрополит Сибирский. Открыл первое духовное училище в Тобольске. Ум. в 1740, будучи около 70 лет.

5) А. Смирницкий, до пострижения Авра-амий Гаврилович (1773-1846), архиепископ Воронежский. С первых дней иночества (1797) А. стал вести подвижническую жизнь, носил власяницу. В сане епископа отличался крайним смирением и приобрел всеобщую любовь.

91

АНТОНИЙ

6) А. Амфитеатров, до пострижения Яков Гаврилович, духовный писатель (1815-79). Был ректором Киевской духовной академии, епископом Смоленским и архиепископом Казанским. В Казани энергично занимался устройством миссионерского дела, учредил братство св. Гурия для просвещения в христианском духе инородцев.

Его труды: Догматическое богословие, К., 8 изд., 1862; Пастырское богословие, ч. 1, К., 1851; Беседы сельского священника к прихожанам, 4 изд., 1854; «Собрания слов» его изданы отдельно в Киеве (1859) и Казани. Биография его напечатана архимандритом Сергием (Василевским) в Казани (1885).

-Ф- АНТОНИЙ (в миру Добрыня Андрейкович), автор записок о путешествии к святым местам. Происходил из знатного рода, пострижен в 1190-х гг. В начале 13 в. был архиепископом Новгородским. Ум. в 1233. В своих записках он говорит обо всем, «что поразило его любопытство»; в особенности важно его описание Софийского собора и сокровищ, которые потом были расхищены крестоносцами. • АНТОНИИ, архимандрит муромского Спасского м-ря, близкий к первым деятелям раскола. Он писал о перстосложении и послал челобитную царю Алексею Михайловичу с указаниями на «неверности» в исправлении книг при Никоне, прибавляя, что те, кто не в силах обличить неверности, ссылаются на царя, «яко у царя тако поют». Вызванный на суд собора 1666 года, А. принес покаяние, но был сослан для исправления в Кирилло-Белозерский м-рь. -Ф-АНТОНИЙ, в миру Александр Васильевич Вадковский (1846-1912), духовный писатель и церковный деятель, сын протоиерея Тамбовской губ. По окончании курса в Казанской духовной академии преподавал в ней гомилетику и пастырское богословие, был инспектором Казанской, затем С.-Петербургской духовной академии. В 1887 А. был назначен ректором С.-Петербургской духовной академии с возведением в сан епископа Выборгского, викария С.-Петербургской епархии. В 1892 назначен архиепископом вновь образованной финляндской епархии; с 1898 - митрополит С.-Петербургский и Ладожский, с 1900 - первенствующий член Св. Синода. В 1895 утвержден Св. Синодом в степени доктора церковной истории. В 1893 А. был назначен председателем комиссии по старокатолическому вопросу, которой были выработаны ответы старокатоликам об условиях соединения Восточной и Западной церквей. В 1897 А. был послан представителем от русской церкви в Англию на торжества по случаю юбилея королевы Виктории. Оксфордский и Кембриджский университеты почтили его возведением в степень доктора. В 1906 А. состоял председателем высочайше учрежденного при Св. Синоде особого присутствия для разработки вопросов, подлежащих рассмотрению всероссийского собора. Описание рукописей соловецкой библиотеки, которым вместе с другими профессорами занимался А. во время пребывания

в Казанской духовной академии, а также особый интерес общества к славянству перед русско-турецкой войной определили занятия А. славянским проповедничеством, результатом чего было его исследование: «Константин, епископ болгарский, и его Учительное Евангелие», а также издания нескольких поучений Климента Словенского по рукописям соловецкой библиотеки и частью по черновым бумагам Ундольского. Все учено-литературные статьи Α., печатавшиеся в «Православном собеседнике», «Страннике», «Православном обозрении», изданы отдельной книгой под заглавием: «Из истории христианской проповеди» (СПб., 1892 и 1895), а проповеди и речи, произнесенные им в разных местах и по разным случаям, были собраны под заглавием: «Речи, слова и поучения» (2 изд., СПб., 1901).

См. С. Терновский, Историческая записка о состоянии Казанской духовной академии после ее преобразования, 1870-1892, Казань, 1892; Десятилетие на кафедре С.-Петербургской митрополии первосвятителя русской церкви, СПб., 1909; Высокопреосвященнейший Α., митрополит с.-петербургский и ладожский, ЦВ, 1908, № 51-52. -Ф-АНТОНИЙ (Зубко), минский православный архиепископ (1797-1884), по происхождению белорус, сын греко-униатского священника. Учился в полоцкой греко-униатской семинарии, в иезуитской академии и в главной семинарии при Виленском университете. Был профессором философии в полоцкой семинарии, затем священником (неженатым) полоцкого кафедрального греко-униатского собора и членом полоцкой консистории. Возведенный в сан протоиерея, послан был в 1825 в Петербург для заседания в римско-католической коллегии по униатскому отделению. В 1827 открыл в Жировицах семинарию и был в ней ректором. 4 февраля 1834 хиротонисан во епископа брестского, викария литовской греко-униатской епархии. Был главным сотрудником Иосифа Семашко по преобразованию западнорусской церкви; подписал соборный акт 12 февраля 1839 о воссоединении с православием. В 1840 назначен епископом Минским и Бобруйским. Оставил воспоминания «О греко-униатской церкви в Западном крае», напечатанные отдельной брошюрой, и статью «Сходство и разница учения православной и римской церквей», помещенную в «Холмском греко-униатском месяцеслове» за 1868.

•Ф-АНТОНИЙ (Алексей Павлович Храповицкий), известный церковный деятель и писатель, сьш новгородского помещика, генерала, героя войны 1877—78. Род. в 1864. Воспитанный матерью в церковно-аскетическом духе, он по окончании курса в гимназии поступил в Петербургскую духовную академию. К концу 4-го курса принял монашество. Оставленный при академии в качестве профессорского стипендиата, он в то же время исполнял должность помощника инспектора (1885-86). В 1886-87 А. был преподавателем гомилетики, литургики и каноники в Холмской духовной семинарии. В 1887 был избран

92

АНТОНИЙ

исправляющим должность доцента Петербургской духовной академии по кафедре Св. Писания Ветхого Завета и защитил диссертацию на степень магистра богословия «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности» (СПб., 1887, изд. 2-е, 1888). В 1889 назначен исправляющим должность инспектора Петербургской духовной академии. В 1890 получил сан архимандрита и ректорство сначала в Петербургской духовной семинарии, а через несколько месяцев - в Московской духовной академии. В 1895 переведен ректором в Казанскую духовную академию. В 1897 был рукоположен в епископа и в 1900 стал епископом Уфимским, в 1902 архиепископом Волынским. [Ум. 1936.]

Изданное в Казани в 1900 полное собрание сочинений А. в 3 тт. позволяет составить о нем как о писателе довольно цельное представление. Его скромная по объему философская диссертация выглядит незаметной и нехарактерной работой. Факт свободы воли здесь доказывается из данности его в нашем сознании и самосознании. Другой ученой работой Α., выросшей из его профессорских занятий, является «Толкование на книгу св. пророка Михея» (СПб., 1891); оно не вошло в собрание сочинений. Отдав дань науке, А. в остальных своих сочинениях выступает в типичном облике публициста. Его язык отличается живостью и легкостью, не чуждой местами резкой развязности. Отзывчивый темперамент, хорошее литературное образование, подвижный ум и проницательность при встречах с людьми дали ему большую власть над духовным студенчеством. Юноши буквально годами просиживали у своего неслыханно гостеприимного и ласкового ректора. «Это университет,- восклицает в своих воспоминаниях один из них,- это древнегреческая академия; здесь среди болтовни и шуток сеются идеи, каждая из которых достойна вырасти в диссертацию». Нередко так и бывало, но гораздо более оттуда вышло юных монахов особого оттенка: А. первым стал оправдывать образ жизни учено-административного монашества, порвавшего связь с монастырским затвором. Богословские воззрения А. вообще не лишены индивидуальности и даже новаторства, вызывающего его в некоторых пунктах даже на прямую полемику с неподвижными ортодоксами (т. 1, 73 и сл.; 3, 385). Признавая необходимость нравственного объяснения всех церковных догматов, он поднял знамя борьбы с инославной богословской эрудицией и призвал к созданию оригинального восточного богословия на основе текстов древних отцов и богослужебных книг. Он подчеркнул общественную миссию церкви и применительно к этой задаче развил целую систему пастырского душепопечения, приближенного к интересам жизни и к интеллектуальному уровню общества. Общее мировоззрение автора - определенно славянофильское, обостренное принципиальным аскетизмом, доходящим до симпатий монофизитст

ву («Чем отличается православная вера от западных исповеданий», СПб., 1901, с. 5-6).

Неправильно представление о последующих переменах во взглядах архиепископа А. Это недоразумение многочисленных его учеников, ошибочно отождествлявших свой юношеский гуманизм со славянофильско-аскетическим энтузиазмом своего учителя. На самом деле А. начиная с первых своих литературных выступлений оставался всегда верен себе. Обстоятельства последних лет побудили его лишь сделать детальные выводы из ранее высказанных принципов. Основные начала мировоззрения архиепископа А. сводятся к следующей простой диаде: «Православная вера есть вера аскетическая», а все мирское строительство около нее принадлежит самодержавному царю православному. Отсюда его идейные враги - все идеологи светской культуры (в числе их оказался и B.C. Соловьев), интеллигенты («Слово о страшном суде и о современных событиях» - «Волынские ЕВ» и отдельно, 1905), конституционалисты («Слово на благодарственном молебне после выборов в третью государственную думу» - «Волынские ЕВ» и отдельно, 1907), Л.Н. Толстой («Нравственное учение в сочинении Толстого: Царствие Божие внутри вас пред судом учения Христова», изд. 3-е, М., 1902), римский католицизм - это «злая и душе-пагубная ересь» («Окружные послания к духовенству волынской епархии» 1902, 1905, 1906), защитники свободы вероисповеданий («Заявление о свободе вероисповедания в 6 отделе пред-соборного присутствия 19 мая 1906», Почаев, 1906). Его друзья - деятели типа К.П. Победоносцева («Письмо на имя К.П. Победоносцева в начале ноября 1905 г.».- «Волынские ЕВ» и отдельно, 1906) и простой русский народ, с его православным «бытом» (Сочинения, т. 3, с. 394) ; «О более близких отношениях к армии пастырей и архипастырей церкви» («Волынские ЕВ» и отдельно, 1906); «Русскому новобранцу добрая памятка от православного архипастыря» (М., 1909). Архиепископ А. не запятнал себя ни сочувствием еврейским погромам («Слово о кишиневских событиях», Кишинев, 1903, и Одесса, 1903), ни оправданием смертной казни с христианской точки зрения (Сочинения, т. 3, с. 216-17).

Из других сочинений А. выдаются еще: Беседа христианина с магометанином об истине Св. Троицы, «Волынские ЕВ» и отдельно, 1903; Нравственный смысл основных христианских догматов, Вышний Волочек, 1906; О православном пастырстве, М., 1906; Сын человеческий (БВ, № 11, 1903). Много проповедей и статей его напечатано в «Волынских ЕВ», ЦВ, МО и «Колоколе». AB. Карташев.

-Ф- АНТОНИЙ, в миру Андрей Иларионов Шутов (1800-81), старообрядческий архиепископ. Род. в православной крестьянской семье. Перейдя в федосеевство, был казначеем на Преображенском кладбище. В 1850 Шутов ушел с Преображенского кладбища в беспоповщинскую обитель, устроенную в Пруссии. В Черниговских слободах, в

АНТОНИЙ

Злынском беспоповщинском м-ре, Шутов принял монашество под именем А. В прусской обители настоятель принял А. недружелюбно, и он удалился в Австрию. В Белой Кринице А. был перемазан и затем в 1853 там же возведен в архиепископа Владимирского. Инок Павел Бело-криницкий рассчитывал на то, что за А. перейдут в поповщину многие федосеевцы; архиепископство дали А. с целью подчинить ему Софрония. Ни то, ни другое достигнуто не было. Софронии встретил А. как своего личного врага и составил план особой иерархии с патриархом во главе. А. написал послание, где обличал деяния Софрония. Сохраняя отчасти свои прежние убеждения, А. воспрещал попам приносить на литургии просфору за царя, требовал признания Аввакума, Лазаря, Никиты и др. святыми страстотерпцами, заставлял перекрещивать младенцев, крещенных православными священниками. В первое время своего архиепископства А. открывал одну за другой епархии: саратовскую, пермскую, казанскую, кавказскую, коломенскую, балтскую. В начале 1860 он стал именоваться архиепископом Московским и всея России. Это стремление А. к преобладанию вызвало сильное неудовольствие. А. почти 20 лет считался главою окружнической партии, хотя совсем не разделял выраженных в «Окружном послании» мнений (см. Белокриницкая иерархия): он всегда был готов отказаться от «Послания» и делал многократные попытки приобрести этой ценой мир с противоокружниками. Это было причиной продолжительной борьбы его с Пафнутием Казанским, представителем партии окружников. О жизни А. до возведения его в архиереи см. «Воспоминания» архимандрита Павла (напечатаны сначала в «Братском слове» за 1883, № 1; вошли в 3-й т. его «Полного собрания сочинений») и жизнеописание Α., составленное Онисимом Швецовым (в «Братском слове», 1883 и 1898, 2). «Письма» А. напечатаны в 3-м выпуске «Переписки раскольнических деятелей» (М., 1899).

Ср. М. Мо насты рев, Исторический очерк австрийского священства после Амвросия, Казань, 1878; проф. Н. Субботин, История так называемого Австрийского, или Белокриницкого священства, М., 1899; его же, Материалы для истории так называемой Австрийской, или Белокриницкой иерархии, М., 1899.

• АНТОНИЙ ВЕЛИКИЙ, основатель монашества. Род. около 250 в деревне Кома, в среднем Египте, на севере Фиваиды, в зажиточной семье христиан-коптов. Двадцати лет он раздал свое имущество и стал подвизаться под руководством одного старца. Скоро он оставил последнего и поселился в гробнице, а потом в пещере среди развалин, на берегу Нила. Здесь он пробыл около 20 лет в уединении, только изредка поддаваясь на просьбы лиц, приходивших видеть и слышать его. Во время гонения Максимина в 311 он ходил в Александрию, ободрял христиан и появлялся в наиболее опасных местах. Когда гонение стихло, А. В. ушел еще дальше - на берег Красного моря.

Здесь, чтобы избавить приносивших ему хлеб учеников от хлопот, он возделывал сам небольшое поле. Время от времени он посещал лиц, начавших подвизаться в Фиваиде под его руководством. Около 335, по настойчивому приглашению Афанасия Великого, А. В. снова приходил в Александрию для обличения ариан. Появление знаменитого подвижника оказывало могучее действие на толпу. Массы народа тянулись к нему и ждали от него вразумления и чудес. А. В. вернулся в пустыню и здесь умер ок. 355, более ста лет от роду. Двум ученикам, ходившим за ним в последние 15 лет его жизни, он велел не открывать места своего погребения, из опасения обоготворения.

А. В. не первым пошел в пустыню и не в этом смысле он является отцом монашества. И до него уже около середины 3 в. были люди, которые проводили в пустыне «жизнь любомудрствен-ную» (φιλόσοφον βίον). Но А. В. был первым ярким и принципиальным представителем пустынного жительства: он «освятил монашескую отшельническую жизнь». А. В. верно угадал дух эпохи; вокруг него в Фиваиде толпилось много учеников-пустынников. Но эта свободная община перестала существовать в момент смерти А. В. То же случилось с делом Илариона в Палестине. Монашество как институт могло держаться и развиваться только в рамках крепкой организации и железной дисциплины. Для одиночества нужны значительные духовные силы: большинство в нем дичало умственно и нравственно. Именно зрелище этого одичания заставило другого великого копта, современника А. В., Пахомия, основать монашество общежительное. А. В. не получил образования, но его слава естественно заставила прикрывать его именем творения, искавшие распространения, правила монашеские, речи и пр. Ему принадлежит, может быть, только несколько писем, упоминаемых Иеронимом. Источниками наших сведений об А. В. являются сообщения церковных историков Сократа, Созо-мена, Руфина, блаженного Иеронима и других, но главным образом «Жизнь Антония», приписываемая его современнику и очевидцу Афанасию Великому - шедевр аскетической и житийной литературы. Он до сих пор служит предметом усиленного изучения и увлекает талантливых романистов и художников: достаточно вспомнить «Искушение св. Антония» Флобера и картины выдающихся мастеров. Подлинность «Жизни» сильно оспаривалась. Удовлетворительный обзор по этому важному вопросу можно найти в последней главе исследования И.И. Троицкого «Обозрение источников начальной истории монашества» (Сергиев Посад, 1907).

См. проф. И.В. Попов, Религиозный идеал св. Афанасия, Сергиев Посад, 1904 [...]. «Жизнь» имеется на русском языке в «Творениях» Афанасия Великого и отдельной брошюрой. См. еще П. Флоренский, Антоний романа и Антоний предания, БВ, 1907. И.Д. Андреев.

84

АНФИМ

• АНТОНИЙ ПАДУАНСКИЙ. святой католической церкви. Происходил из знатного португальского рыцарского рода. Род. в 1195. 15 лет от роду поступил в орден августинцев, предавшись религиозному подвижничеству и изучению богословской науки. У августинцев же он принял й священнический сан. Когда в 1220 были перенесены в Коимбру, где находился монастырь августинцев, мощи первых францисканских мучеников, пострадавших в Марокко, он, в надежде на мученический венец, перешел во францисканский орден, причем принял имя Антония. В том же году он покинул родину и отправился миссионером в Марокко. Там, пролежав целую зиму больным, А. П. решил, что на дело его миссии не было Божьего благословения, и направился было на родину; но буря, выбросившая корабль, на котором он ехал, на сицилийский берег, изменила его планы. В Мессине А. П. присоединился к францисканцам, отправлявшимся на собор в Ас-сизи, а после собора удалился в обитель вблизи Форли, где жил в тиши, пока случай не обнаружил его глубокой богословской начитанности и проповеднического таланта. Он стал lector theo-logiae в ордене, для подготовки изучал богословие в Верчелли у известного тогда мистика Фомы Галло. Параллельно с богословскими чтениями в Болонье, Монпелье и Тулузе А. П. ревностно проповедовал, являясь неустанным борцом против еретических заблуждений своего времени (malleus hereticorum). Из Франции он перешел в Италию, где некоторое время нес обязанности провинциального министра (верхневосточной Италии). В этом качестве он присутствовал на соборе 1230, примыкая скорее к той партии, которая при посредстве римской курии добилась признания обязательности для ордена одного лишь официально утвержденного устава. Папа Григорий IX, убедясь в феноменальном знании А. П. Священного Писания, именовал его Arena Testamenti. Конец 1230 и великий пост 1231 г. были временем наиболее напряженного проповедничества А. П. в Падуе. В открытом поле собиралась слушать его толпа в 30 тысяч человек. Городские храмы не вмещали кающихся. О силе и характере его таланта вряд ли дают представление сохранившиеся его проповеди и экзегетические труды. Его sermones, дошедшие до нас, по большей части лишь отрывочные эскизы, перегруженные притом аллегориями и утомительной мистикой имен и чисел. В своей проповеди А. П. существенно отличался от Франциска Ассизского. У последнего - простая, бесхитростная речь, жизнерадостное настроение ликующего в Боге сердца, трогательная любовь ко всему «Божьему» миру; у А. П.- искусно аранжированные богословские опыты, суровое обличение пороков клира и мирян, угрозы Божьим судом и призыв к общему покаянию. Подобно основателю ордена, А. П. умер сравнительно молодым 13 июня 1231. Канонизация его последовала менее чем через год после его смерти (папой Григорием IX, 30

мая 1232). Народная легенда приписывала ему множество чудес, часто гармонировавших с наивным чувством веры средневековья. Рыбы, по сообщению жития, выскакивали на берег, слушая проповедь А. П. Голодная лошадь отказалась от корма и преклонила колена, когда святой проходил с Дарами. Разбитый стакан стал целым по его молитве. Отрезанная нога приросла сразу, когда ее приставил А. П. Сердце богача, на похоронах которого А. П. сказал, что тот оставил сердце свое среди своих сокровищ, действительно было найдено среди богатств умершего. Житие рассказывает также о следующем чуде с останками св. А. П. Когда их переносил св. Бонавентура в новый пышный храм в честь святого, то при этом было обнаружено, что все тело его истлело, но нетленным оставался, сохранив естественный свой вид и цвет, язык, так славно послуживший Богу при жизни святого. Н.в. Малицкий.

-Ф-АНТОНИН, святой. Род. в 1389 во Флоренции; вступил в орден доминиканцев и в 1446 возведен в сан архиепископа Флоренции. Здесь в эпоху тяжелых бедствий, в особенности в голодный и чумной 1448 год и во время землетрясения 1453, А. проявил себя как ревностный проповедник и неутомимый благотворитель. Ум. в 1459. В 1523 папа Адриан Vi причислил его к лику святых; память его чествуется 2 и 10 мая.

Из его трудов наиболее известны: Summa theologiae moralis, Venezia, 1477 (лучшее издание там же, 1741, 4 т.); Historiarum opus trium partium historialium, seu Chronica, libri XXIV, Venezia, 1480.

-Ф-АНТОНИН, в миру Андрей Иванович Капустин, писатель (1817-94). По окончании курса в Киевской духовной академии вступил в монашество, был настоятелем русской посольской церкви в Афинах, потом в Константинополе; затем состоял настоятелем русской миссии в Иерусалиме. Главные труды: «О древних христианских надписях в Афинах» (издание Имп. рус. археол. об-ва, СПб., 1874); «Поездка в Румелию» (1865-79). Под руководством А. были совершены в Иерусалиме раскопки, описанные им в сочинении «Раскопки на русском месте близ храма Воскресения в Иерусалиме» («Палестинский сборник», 7 вып., 1883). А. устроил в Иерусалиме музей христианских древностей. -Ф-АНФЙМ I, первый болгарский экзарх. Род. в 1816; окончил духовную академию в Москве; был епископом в Шумене и Видине; в 1872 выбран болгарским экзархом. Принадлежа к партии умеренных, он стремился к примирению с патриархией, но только на основании фирмана 27 февраля 1870, и считал необходимым признание болгарской церкви другими автокефальными церквами; поэтому он не пользовался симпатией крайних. В 1876 во время восстаний А. послал М. Балабанова и Д. Цанкова к европейским правительствам, прося вмешательства их для облегчения участи болгарского народа. Об этом А. писал и петербургскому митрополиту Исидо-

95

АНФИМИЙ

ру. После объявления русско-турецкой войны А. отказался издать послание к болгарскому народу, направленное против русских. По внушению турецкого правительства недовольная А. партия болгар добилась его низложения с экзаршей кафедры (1877); он был сослан в Ангору (ныне Анкара, Турция), откуда был освобожден по окончании войны и занял митрополичью кафедру в Видине. А. председательствовал в учредительном народном собрании в Тырнове (1879) и во главе депутации ездил в Копенгаген для поднесения Александру II адреса от болгарского народа. Умер в 1888.

-Ф-АНФИМИЙ (Άνθήμιος) из ликийского города Тралл, византийский архитектор 6 в. по Р. Хр., теоретик, занимавшийся геометрией и механикой (ему приписывается трактат «Περί παραδόξων μηχανημάτων», от которого сохранились отрывки). Построил вместе с Исидором Милетским знаменитый константинопольский храм св. Софии на месте уничтоженной во время мятежа 532 г. базилики. Постройка св. Софии продолжалась, по преданию, 5 лет 11 месяцев и 10 дней. Храм был освящен в 537. В 558 упала восточная часть купола св. Софии, причем пострадали алтарь, киворий и амвон; купол был реставрирован племянником упомянутого Исидора, Исидором из Тралл. В источниках о построении св. Софии не совсем выяснено, как поделена была работа между обоими ее строителями; по одним известиям, А. исполнил модель, Исидор вместе с А. вел всю постройку; по другим, А. выведены были фундаменты; по третьим, А. исполнил не только модель, но и принимал деятельное участие во всей постройке. Вероятнее всего, что руководящая роль в сооружении св. Софии принадлежала А.

АПЕЛЛЕС (Απελλής), апостол из числа семидесяти. Апостол Павел, приветствуя его в послании к Римлянам, называет его испытанным во Христе (Рим. 16: 10). По преданию, А. был епископом в Ираклии Фракийской. Память 4 января и 31 октября. А. отличают от апостола Апеллия, воспоминаемого 10 сентября и бывшего епископом в Смирне прежде св. Поликарпа. • АПОКАЛИПСИС, (греч, αποκάλυψις) - откровение) .Откровение Иоанна Богослова, последняя книга Нового Завета. [...] План А. очень стройный. После вступления (1: 1-8) автор «в духе» получает повеление написать письма к семи малоазийским церквам (1: 9-3: 22). Затем (4: 1-8: 5) «Сидящий на престоле» открывает одну за другою семь печатей с книги запечатанной. Третья картина (8: 6-11: 19) представляет семь ангелов, трубящих в трубы, четвертая (гл. 12-14) - зверя и дракона; пятая обозревает в первой половине (гл. 15-16) семь чаш гнева, а во второй (17: 1-19: 10) - судьбу Вавилона - Рима. Шестая картина (19: 11-20: 15) изображает пришествие Христа: огненное озеро поглощает дракона и зверя; Сатана связан на тысячу лет; наступает последняя борьба и суд. Картина седь

мая (21: 1-22: 5) изображает новый мир, небесный Иерусалим. Конец 22-й главы образует заключение книги. Все содержание Α., вправленное в эту раму семи видений (кроме глав 2 и 3), исчерпывается пророчествами о пришествии Иисуса, политическими предсказаниями и грузной оправой иудейской апокалиптики. Количественно части первая и вторая, сравнительно с последней, занимают мало места. Ожидание близкого пришествия Иисуса сообщает всей книге приподнятый, напряженный тон. С этой стороны она вполне вводит нас в настроение перво-христианской общины. [... ] Рим вызывает невыразимое ожесточение: это - «великая блудница», с которой «блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле». Она «упоена... кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых». «Воздайте ей так, как и она воздала вам... Придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем... И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие... с нею».

Согласно эсхатологии Α., ангел сковывает сатану на тысячу лет (хилиазм); «после же сего ему должно быть освобожденным на малое время». «Души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие» оживают и царствуют со Христом тысячу лет. «Это первое воскресение... Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы... И ниспал огонь с неба от Бога, и пожрал их. А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (гл. 20). Заключительные главы изображают новый Иерусалим, «приготовленный как невеста».

Где и когда появился Α.? Письма к семи малоазийским церквам (гл. 2 и 3) говорят за то, что автор хорошо знает их и интересуется их судьбой. Представляется вероятным, что он жил в этой среде. Опорной хронологической датой служит показание Иринея, что «Откровение было незадолго до нашего времени, почти в наш век, под конец правления Домициана» (5, 30, 3), т.е. ок. 95. Картина положения христиан, развертываемая Α., говорит в пользу этой даты. [...]

Есть, однако, много других данных в книге, которые поддаются объяснению только при том условии, если относить их к событиям и лицам не Домицианова правления. Гл. 11 (1-2) предполагает существование храма, разрушенного в 70. Выход из этих противоречий следует искать в предположении, что А. написан разными авторами. Книга на иудейской основе могла появиться ок. 70 из-под пера апостола Иоанна, но впоследствии в нее вошел ряд вставок и дополнений. [...]

Литература• A.A. Жданов, Откровение Господа о семи Асийских церквах - опыт изъяснения первых трех глав Α., M., 1891; Андрей, архиепископ Кесарийский, Толкование на А. (пер. 1901 и 1904); М. Барсов, Сборник

96

АПОКРИФЫ

статей по истолковательному и назидательному чтению Α., 1902; Η. Орлов, Λ. св. Иоанна Богослова, М., 1903; Н. Морозов, Откровение в грозе и буре, История возникновения Α., 1907 (два издания).

АПОКАЛИПСИСЫ АПОКРИФИЧЕСКИЕ, см. Апокрифы.

•Ф-АПОКАЛЙПТИКА, название своеобразной ветви еврейской литературы. В символических картинах и чудесных видениях она пытается изобразить будущность царства Божия и пришествие Мессии, долженствующего привести в исполнение все данные народу израильскому предсказания. Возникшая в период Второго храма, в эпоху наиболее тяжких национальных бедствий Израиля, страдавшего от сирийского и римского ига, А. является выражением страстного стремления к возрождению мессианского царства Давидова. С этой целью она вкладывает в уста древних предсказателей всю предшествующую историю Израиля и языческих народов и, для возбуждения надежды народной, предвещает скорое пришествие Мессии. Подробнее см. Апокрифы.

АПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ ВСАДНИК, символическая фигура из «Откровения Иоанна Богослова». <-АПОКАЛИПТИЧЕСКОЕ ЧИСЛО, так называется мистическое число 666 в «Откровении Иоанна Богослова» (13: 18).

АПОКАТАСТАСИС (греч, άποκατάσταοις -возвращение, приведение всех вещей обратно в первоначальное состояние). Этим именем обозначалось прежде всего время, когда с появлением Мессии должны исполниться пророческие предсказания об утверждении Царства Божия на земле. В догматическом смысле под А. понимали предстоящее обращение всех людей в христианскую веру и обретение святыми вечного блаженства в царстве славы, после Страшного Суда Христова и преображения всего мира. Об этом учили Христос и апостолы, особенно же апостол Павел (1 Кор. 15: 22; Рим. 5: 15; И: 32). Ориген понимал под А. обращение всех существ, не исключая и дьявола. Те же воззрения замечаются еще у Дидима Александрийского (ум. 395), Диодора Тарсийского и Феодора Мопсуестийско-го (в 5 столетии). Церковь отвергла в 6 в. это представление как «оригеновскую ересь» и твердо стояла за вечность наказаний нечестивых в аду. Тем не менее, представление это проявлялось опять в 9 в. у Иоанна Скота Эриугены, в 19 в.- в т.н. примирительном богословии. •••АПОКРИСИАРИЙ (лат. responsalis, от греч, απόκρισιζ - ответ), постоянный представитель папы или александрийского патриарха при константинопольском дворе. Впервые мы видим таких представителей в середине 5 в. Льва I Великого представляет епископ Юлиан Косский, а Диоскора Александрийского - Анатолий, позднее патриарх Константинопольский. Появление этой должности объясняется, по-видимому, тем, что влияние политическое в это время сосредоточивалось почти исключительно в Константинополе: империя на Западе доживала последние годы.

С другой стороны, именно в эту эпоху Рим и Александрия становятся на путь превращения в церковные государства. Их духовные вожди держат постоянных послов в столице для сношения с двором. Без таких представителей им приходилось бы обращаться к унизительному для них посредничеству столичного патриарха. А. обычно бывали дельные люди. Посылка А. в Константинополь окончательно прекратилась в период иконоборческих смут. В это время папы фактически порывают всякие связи с Византией и при поддержке Каролингов сами становятся государями. Так как помощь идет из Франции, то А. посылается теперь ко двору Карла Великого. Он был одновременно и архикапелланом короля. Немного позднее архикапеллан стал назначаться императором, но сохранил прежнее название А. Так как римский епископ занял в Италии и вообще на Западе исключительное положение, то тяготевшие к Риму иерархи, напр. равеннский, стали держать своих А. при папе. -Ф- АПОКРИФЫ. Слово απόκρυφος (греч.- тайный, сокровенный) в церковной литературе имело двоякое значение. Иногда А. противополагаются книгам δεδημευμένοιζ, т.е. таким, которые находятся в употреблении во время церковных собраний. В таком случае Α.- то же, что secretae et non volgatae scripturae, absconditae - книги тайные, сокрытые. Но слово απόκρυφος могло также означать сочинение, происхождение которого неизвестно. В этом случае Α.- то же, что сочинение подложное, неподлинное. По Августину, апокрифической книгу делает именно occulta origo (тайное происхождение). И тот, и другой признаки стали потом сливаться. Исключение книги из общественного употребления обусловливается, между прочим, темнотою ее происхождения. А так как обыкновенно автор книги желает скрыть ее происхождение только из-за несовершенства ее содержания, то А. стал означать все дурное, извращенное. А. распадаются на две группы: А. Ветхого Завета и А. Нового Завета.

I. Слово «А.» в приложении к книгам Ветхого Завета понимается восточной и католической церковью и протестантской различно. Протестанты называют А. книги, которые древняя церковь вообще и теперь греко-восточная в частности не считают таковыми. Для тех книг, которые у нас слывут за апокрифические, у протестантов есть другое название: псевдоэпиграфы. Первым, кто зачислил в разряд А. книги Ветхого Завета, греческой и средневековой латинской церквами не считавшиеся таковыми, был Карлштадт (в сочинении «De canonicis Scripfuris libellus» [«О канонических книгах Писания»], 1520). Собственно слово апокрифический в этом случае тождественно слову неканонический. Книги эти следующие: 2-я книга Ездры, вставки в книге Есфирь, Песнь трех отроков в книге пророка Даниила (3 гл.), 13-я и 14-я главы той же книги (история Сусанны и

7 Христианство

97

! АПОКРИФЫ

ιρ.), молитва Манассии (в конце 2-й книга 1аралшюменон), книга пророка Варуха, Посла-ше Иеремии, книга Товит, книга Иудифь, 1-я, 1-я и 3-я книги Маккавейские, книга Иисуса, :ына Сирахова и книга Премудрости Соломона. Зсе эти книги помещаются в Библии наряду с саноническими и называются в православной и сатолической церквах не Α., а неканоническими. 2реди действительных А. Ветхого Завета известил: Псалмы Соломона, книга Юбилеев, книга Зноха, Завет 12 патриархов, Апокалипсис Вару-са, 3-я книга Ездры, Вознесение (Успение) Мо-гсея, Мученичество Исайи, Паралипомены Яеремии и др. (см. ниже). Большая часть этих К. имеет характер пророческий, некоторые - ха-эактер легенд.

Первая группа является важнейшей во всех угношекшгх. В то время как древние пророки збращалисъ со своими увещаниями к народу 1епосредственно, большей частью в живой речи, Î эпоху около Рождества Христова люди, объятые религиозным энтузиазмом, стараются воз-сействовать на современников не от себя, а под хрикрытием великих имен прошлого, в надежде, гго такое воздействие будет глубже и сильнее. Зет больше дерзновения притязать на то, что Бог хэворит с людьми настоящего поколения непсс->едственно. В посредники призываются Моисей, Знох, Ездра и пр. Из действительных авторов «ука не знает ни одного. Построение этих книг юльшей частью незамысловато. С известного 1ункта составитель как бы устремляет взор в >удущее, причем нередко представляет якобы рядущую историю Израиля в мельчайших под-юбностях, но всегда так, что предсказание пре-швается на времени, когда жил действительный штор. К этому времени обычно предвещается гаступление спасения для вразумления грепши-сов и для утешения праведников. Тот факт, что «шмые предсказания частью уже исполнились в фошлом, должен служить ручательством за неп->еложность и тех предвещаний, которые еще не :былись. Содержание этих А. очень разнообраз-ю. Некоторые представляют большие проповеди Завет 12 патриархов), другие содержат раскрытое божественных тайн (кн. Еноха). По форме >та позднейшая апокалиптика заметно отличает-:я от ранней, подлинной профетии: ее открове-гая облекаются не в ясную, а в причудливую рорму разного рода подобий и картин, затрудня-ощих понимание. Люди иногда выступают под >бразом зверей; события истории представляются ! виде явлений природы. Обстановка не всегда шляется созданием автора. Часто она повторяет традиционные представления и приемы, подправленные и приспособленные для целей авто->а. Иногда в ней проглядывают рудиментарные >статки языческой мифологии. Поводом к появ-1ению этих сочинений служили бедствия и скср-5и времени и угнетение народа. Взяться за перо штора большей частью заставляет противоречие лежду идеалом и действительностью, между обе

тованиями, данными Богом народу Своему, и порабощением его со стороны народов языческих. Иногда мотивом была просто пессимистическая оценка положения. Состояние избранного народа не отвечает его истинному назначению; поэтому неизбежно должен вскоре наступить переворот. Это убеждение разделяют все А. и стараются всячески привить его своим читателям. Бог посылает скорби, чтобы испытать свой народ и подготовить его к грядущему торжеству. Это скорое наступление лучшего будущего возвещается и грешникам; они должны исправиться, ибо есть еще время для этого. Действие таких энтузиастических предвещаний было чрезвычайно сильно. Они оживляли мессианские чаяния и убеждали народ, что он предназначен быть не рабом, а господином. Они много способствовали подъему политического настроения народа. В начале нашей эры это настроение доходит до высшего пункта и прорывается в восстании, которое закончилось разрушением Иерусалима. Наиболее видные À. Ветхого Завета:

а) книга Еноха, эфиопская. Среди ветхозаветных праведников Енох занимает особое место: он прямо отсюда был взят на небо. Непосредственное общение с Богом делало его наиболее подходящим для сообщения людям всякого рода откровений. Отсюда еще во 2 в. до Р. Хр. появляется апокрифическое произведение с его именем. В ранней церкви оно пользовалось высоким авторитетом. Цитата из него есть в Послании Иуды (14-15). Возможно, что в греческой церкви книга читалась до 8 в. Потом она исчезла из обращения. Только в 1773 был открыт эфиопский перевод ее. В 1886-87 был найден большой отрывок (гл. 1-32) на греческом языке. Книга содержит целый ряд откровений, которые Енох получил во время своих странствований ка небе и на земле, из общения с духами. В назидание людям Енох заключил эти откровения в письмена и передал их на землю. В настоящее время наука все более склоняется к выводу, что книга Еноха не могла быть написана одним автором и представляет пеструю мозаику, над которой работало несколько сочинителей (гл. 1-36, 72-108). Что касается времени происхождения, то в целом составе книга появилась уже во 2 в. до Р. Хр., может быть - при первых Маккавеях.

б) Книга Еноха, славянская (Книга Тайн Еноха), переведенная с греческого. Она стоит в связи с редакцией эфиопской, но оказывается не переделкой ее, а самостоятельным произведением. Появилась она в христианскую эпоху, и не рано. Как произведение иудейское она могла быть принята христианскою церковью не позже 2 в., ибо после того произошел разрыв, который новые заимствования из еврейской литературы для христиан делал невозможными. С другой стороны, в книге упоминается еще о храме и о жертвах. Выставить более точную дату представляется рискованным.

АПОКРИФЫ

в) Успение (Вознесение) Моисея. Послание Иуды (ст. 9) заимствует из этого А. известное сказание о споре архангела Михаила с Сатаною; это значит, что он очень рано находился в обращении среди христиан. С течением времени он затерялся и был известен только по цитатам церковных писателей. Только в 60-х гг. прошлого века был открыт большой отрывок из него на латинском языке. Относительно времени составления можно сказать только, что оно падает на ближайшие годы после смерти Ирода.

г) Апокалипсис Варуха. Книга сохранилась в целом виде только на сирийском языке. В 1866 был опубликован перевод, а потом (1871) и сирийский текст. Варух в первом лице рассказывает, что случилось с ним до и после разрушения Иерусалима и какие откровения он получал. Книга написана после разрушения Иерусалима Титом, как о том можно судить по содержанию 22-й главы.

д) 3-я книга (Апокалипсис) Ездры. Ни один из апокалипсисов иудейских не пользовался такой популярностью в древней и средневековой церквах, как этот. Греческие и латинские церковные писатели цитировали его как подлинное пророческое произведение. Перевод на языки сирийский, эфиопский, арабский, армянский свидетельствует о широком распространении его на Востоке. На Западе книга была присоединена к официальной Вульгате. Все пять переводов частью прямо, частью не прямо сделаны с греческого, теперь утерянного, который в свою очередь передан с еврейского подлинника. О времени составления книги идут в науке споры. Согласно одному предположению, она написана, как и Апокалипсис Иоанна, при Домициане.

е) Апокалипсис Авраама сохранился только в славянском переводе. Он представляет иудейское произведение в христианской обработке. Как значительны переделки, по сравнению с еврейским подлинником,- установить невозможно. Как принятый христианскою церковью апокалипсис едва ли мог быть составлен позже конца 1 в. нашей эры.

ж) Завет 12 патриархов. По характеру содержания этот А. отличается значительно от перечисленных книг. Если в последних первое место принадлежит откровениям, причем назидательная цель книги достигается только попутно, то в «Заветах» дело назидания выдвигается на первый план. Это объемистое произведение сохранилось в целом виде на греческом языке. Греческий текст содержит прямые указания на вочеловечение Бога во Христе. Поэтому прежние критики считали книгу произведением христианина. Но в последнее время возобладал взгляд, что такие указания являются интерполяцией. На еврейском языке книга появилась в 1 в. до Р. Хр.

Рассмотренные А. апокалиптического характера преследуют практическую цель поучения. Для наилучшего достижения этой цели они пршшсы-

7* ί

вались большим людям прошлого. Но наряду с ними существовали другие произведения, которые ставили себе задачей увеличить сведения об этих людях, частью для того чтобы вообще через обогащение священной истории подробностями запечатлеть ее сильнее в умах современников, частью для того чтобы изображением славы праведников сделать их еще более повелительными образцами для Израиля. Результат достигался или обработкой библейского текста, или компоновкой вымышленных рассказов об отдельных лицах. Опыты в первом роде предшествуют опытам во втором. До нас дошли классические образцы в том и другом роде. «Книга Юбилеев» показывает, как обрабатывался текст, а «Мученичество Исайи» дает пример свободной легенды. Другие опыты известны или только в цитатах, или в христианской обработке.

Книга Юбилеев, или Книга Малого Бытия (ή λεπτή γένεσις). На греческом языке эта книга была в употреблении до 5 в. Позже ее следы исчезают. Она считалась утерянной, но в прошлом веке найден ее эфиопский перевод. Она была опубликована сначала (1850-51) в немецком переводе, потом (1859) и эфиопский текст. По своему содержанию «Книга Юбилеев» совпадает с книгой Бытия и представляет агадический мидраш к ней. Малым Бытием она называется не по своему объему, а потому что не могла иметь такого значения, какое принадлежит канонической книге. Комментарий этот следует понимать не как переложение текста книги Бытия, а как свободное воспроизведение ранней библейской истории от творения до выхода из Египта, в понимании и духе позднейшего иудейства. Что касается времени появления этого Α., то наиболее ранним следует считать эпоху Маккавеев: строго законническая точка зрения, ненависть к язычникам, наконец, цитаты из древнейших частей книги Еноха - все это заставляет относить составление А. ко времени зарождения фарисейства. Точнее, ее можно отнести к промежутку между Иоанном Гирканом и Иродом.

Мученичество Исайи. Этот Α., как и многие другие, сохранился до нас только в эфиопском переводе и издан в 1819. Вторая половина его существовала в латинском переводе, который был издан еще в 1522, но вошел в поле зрения исследователей только со времени нового издания в 1832. Греческий текст, представляющий свободную переработку, был издан в 1878. В 1900 опубликован греческий фрагмент, вполне согласный с эфиопским переводом. По содержанию А. распадается на две части. Первая изображает мучение Исайи, вторая - видение. Наблюдения исследователей над составом А. привели к заключению, что в нем надо различать историю мученичества Исайи - иудейского происхождения, и видение - происхождения христианского; обе эти части соединены в одно целое христианином и снабжены введением; позднее другой христианин

АПОКРИФЫ

сделал еще вставки. Древнейшей частью является иудейская.

Паралипомены Иеремии. Этот А. сохранился на языках греческом, армянском, эфиопском и славянском. Книга несомненно иудейского происхождения, но с христианскими добавлениями. Как реципиированная церковью она не могла появиться позднее первых десятилетий 2 в. нашей эры.

Можно было бы назвать еще Адамовы книги, но иудейское происхождение этого Α., стало быть и принадлежность его к ветхозаветным Α., доказать трудно или даже невозможно.

Особое место среди ветхозаветных А. занимают Псалмы Соломона, числом 18. Во многих списках книг Ветхого Завета они помещаются или в отделе αντιλεγόμενα, рядом с книгами Маккавейскими, Премудрости Соломона и пр., или в числе απόκρυφα - рядом с книгой Еноха и пр. Зачисление в αντιλεγόμενα показывает, что в некоторых церковных кругах Псалмы входили в состав Библии, хотя и не считались каноническими как не числившиеся в еврейском каноне. Соломону псалмы приписаны позднейшими переписчиками. Ни в надписаниях, ни в содержании их претензий на такое происхождение нет. Время составления псалмов, согласно новейшим изысканиям,- вскоре после взятия Иерусалима Помпеем. Псалмы сначала были написаны на еврейском языке. Настроение, которым они проникнуты, совершенно отражает настроение фарисействующего иудейства. Праведность, которой они требуют, состоит в исполнении предписаний закона.