Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
СВФ материалы / Христианство. Энциклопедический словарь . Том 2. - 1995.docx
Скачиваний:
246
Добавлен:
03.03.2016
Размер:
2.77 Mб
Скачать

христианство

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

В 3 ТОМАХ

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Православная богословская энциклопедия

МОСКВА

Научное издательство

"Большая Российская энциклопедия"

ХРИСТИАНСТВО

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

ТОМ 2

л-с

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

С.С. Аверинцев (главный редактор), А.Н. Мешков, Ю.Н. Попов (заместитель главного редактора)

МОСКВА

Научное издательство

"Большая Российская энциклопедия"

1995 г.

Научные консультанты: доктор филологич. наук В.М. Живов, кандидат искусствоведение И.Е. Лозовая, кандидат искусствоведения О.С. Попова, кандидат историч, наук А.И. Рогов, кандидат историч, наук, кандидат богословия А.И. Сидоров, священник А.Н. Троицкий, доктор филологич. наук Б.А. Успенский

Редакция философии: заведующий редакцией кандидат филос, наук Н.М. Ланда; ведущие науч. редакторы Ю.Н. Попов, В.М. Смолкин; науч. редактор Е.И. Лакирева; редактор Н.Ф. Ярина

ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ И ОТДЕЛЫ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Группа транскрипции и этимологии: заведующий группой кандидат филологич. наук Ю.Ф. Панасенко; науч. редактор М.С. Эпиташвили

Издательско-^омпьютерный отдел: заведующая отделом И.Н. Коновалова; ведущий инженер Л.А. Романенко; инженеры М.С. Исаков, И.А. Минаева; операторы JI.A. Корнеева, Е.А. Михайлова, К.А. Нефедов

Редакция иллюстраций: заведующий редакцией A.B. Акимов

Корректорская: заведующая корректорской ЖА Ермолаева; ст. корректоры С.Н. Бутюгана, В.Н. Ивлева, Е.А. Кулакова, С.Ф. Лихачева, A.B. Мартынова, Л.А. Селезнева, A.C. Шалаева, М.Д. Штрамель

Отдел считки и изготовления наборного оригинала: заведующая отделом Н.В. Шевердинская; ст. корректоры О.В. Гусева, Т.Б. Саблина, И.Т. Самсонова, В.М. Чувилева

Копировально-множительная лаборатория: заведующая лабораторией Л.Ф. Долгополова; операторы В.И. Климова, Г.В. Мещанинова

Производственный отдел: заместитель заведующего отделом В.Н. Маркина

Техническая редакция: заведующая редакцией Р.Т. Никишина; технический редактор О.Д. Шапошникова

Художник Л.Ф- Шканов

Заместитель директора по производству Н.С. Артемов

Федеральная программа книгоиздания России

© Научное издательство

«Большая Российская энциклопедия», 1995

О ЛААХ или Мария Лаах (Maria Laach, лат. Lacus или Abbatia Sanctae Mariae in Lacu, или Abbatia Lacensis), бенедиктинское аббатство на берегу оз. Лаах в Рейнской области. Основано в 1093, упразднено в 1802. В 1863 монастырь перешел во владение иезуитов, которые учредили здесь коллегию и основали влиятельный богословский журнал - «Stimmen aus Maria Laach» («Голос Марии Л.»).

ЛАБАДЙ (Labadie) Жан (1610-1674), французский мистик. Сначала был членом ордена иезуитов, но разочаровался в католицизме и в 1650 перешел в протестантизм; был пастором и профессором богословия в Монтобане, откуда переселился в Женеву, затем в Миддельбург. Вскоре он разошелся с официальным кальвинизмом и основал самостоятельную религиозную общину. Вследствие недоразумений с голландскими властями Л. переселился в Герфорд, затем в Альтону. Из сочинений Л. наиболее популярны были: «Manuel de piété», «L'exercice prophétique», «Véritable exorcisme». Проповедь Л. оказала большое влияние на религиозные взгляды основателя пиетизма Шпенера. Последователи Л., получившие название лабадистов, после смерти Л. нашли приют в замке Вальта близ Леенварде-на. Их религиозное учение основывалось на вере в возможность непосредственного общения с Духом Святым и на признании истинной церковью только общин «возрожденных». В устройстве общины был проведен коммунистический принцип; всем ее членам предписывался обязательный труд и ношение одинакового костюма. Община лабадистов продержалась до первой половины 18 в., но и после ее распада следы ее влияния долго чувствовались в Голландии и в прирейн-ской области.

ЛАБАРУМ (labarum), название знамени, которое установил для своих войск имп. Константин Великий вследствие видения им на небе знамения креста. Судя по изображениям его на разных памятниках, форма его в подробностях разнообразна. Ближайшие преемники Константина сохранили Л.; Юлиан снял с него монограмму Иисуса Христа, позже опять восстановленную.

Происхождение слова Л. неизвестно (некоторые произносят его laborum).

ЛАБЗЙН Александр Федорович, известный мистик. Род. в 1766 в дворянской семье. Учился в Московском з'ниверситете. 14 лет уже участвовал в студенческом издании «Вечерняя Заря», а на шестнадцатом году подпал под влияние известного масона И.Е. Шварца, вместе с которым читал энциклопедистов, проверяя их взгляды сличением со Св. Писанием. В 1787 Л. поднес Екатерине II «Торжественную песнь на прибытие в Москву из путешествия в Тавриду» (М., 1787). Тогда же появились его переводы комедий «Женитьба Фигаро» Бомарше и «Судья» Мерсье. В 1799 был назначен конференц-секре-тарем Академии художеств, в 1805 - членом адмиралтейского департамента. Перевод «Истории ордена св. Иоанна Иерусалимского» Верто (СПб., 1799-1801), сделанный Л. вместе с Вах-рушевым, обратил на себя внимание императора Павла, назначившего Л. историографом ордена. Мистические книги издавались Л. большей частью под буквами У. М., т.е. «ученик мудрости». Из Эккарстхаузена Л. перевел: «Путешествие младого Костиса от Востока к Полудню» (СПб., 1801; 3-е изд., М., 1816); «Важнейшие иероглифы для человеческого сердца» (СПб., 1803; 2-е изд. 1816); «Облако над святилищем или нечто такое, о чем гордая философия и грезить не смеет» (СПб., 1804); «Ключ к таинствам природы» (СПб., 1804; 2-е изд., 1821) и мн. др., из Юнга-Штиллинга - «Приключения по смерти» (СПб., 1805), неизвестного немецкого автора: «Просвещенный пастух» (СПб., 1806) и т.д. В 1806-1807 Л. издавал под псевдонимом Феопем-пта Мисаилова религиозно-нравственный журнал «Сионский вестник»; в 1806-15 выпустил 30 книжек под именем «Угроз Световостоков». Успех этих книжек был огромный; они стали любимым чтением в благочестивых семьях; в светских гостиных говорили о помощи ближнему по советам «Световостокова», от его имени поступали крупные пожертвования в Медико-филантропический комитет. В 1816 Л. получил Высочайший рескрипт и орден за издание духовных книг на отечественном языке. В том же году министром

5

Л

ЛАВР

народного просвещения стал личный друг Л., кн. А.Н. Голицьш; мистицизм сделался преобладающим течением, я во главе его стал Л., решившийся вновь приняться за издание «Сионского вестника». Журнал качал выходить с 1817 с посвящением «Господу Иисусу Христу» и сразу получил значительное для тою времени распространение. Голицын освободил «Сионский Еест-ник» от обыкновенной цензуры, заявив, что будет сам цензором Л. Против мистиков стояли многие, в том числе начинавший входить в силу архимандрит Фотий; являлась даже мысль о неблагонадежности мистицизма. Некоторые дальновидные люди, продолжая посещать Л. и участвовать в его мслитзенных собраниях, втайне становились перебежчиками. К числу их принадлежал A.C. Стурдза; получив от кн. С.А. Ширинского-Шихматова критический разбор «Сионского вестника», сделанный каким-то московским затворником Смирновым, он написал донос и подал его кн. Голицыну. Журнал Л. обвинялся в произвольном толковании учения о благодати, отрицании значения книги Царств, кощунственном учении о первородном грехе и т.д. Голицын долго защищал своего друга, но, наконец, согласился со многими выводами Стур-дзы и передал цензурование «Сионского вестника» врагу мистиков, ректору петербургской духовной семинарии архимандриту Иннокентию. Л. не мог и не хотел изменять направление своего журнала и вынужден был его прекратить. Литературная деятельность его тоже не могла идти успешно, и он с тех пор издал только «Зеркало внутреннего человека, в котором каждый себя видеть, состояние своей души познавать и исправление свое по тому располагать может» (СПб., 1821). Фотий продолжал интриговать против Л., чем можно объяснить и последовавшую в 1821 его ссылку. Когда на собрании Академии художеств зашла речь об избрании в почетные члены гр. Д.А. Гурьева, Л. возражал против него, а на замечание о близости Гурьева к государю в горячности предложил избрать еще более близкого к нему человека - кучера Илью. На Л. поступил донос, и он был выслан в Сенгилей, откуда переведен в 1823 в Симбирск. Здесь он прожил, окруженный общим уважением, до смерти своей в 1825.

П.Бессонов, А.Ф.Л., «Русский архив», 1866, № 6; М.А. Дмитриев, Воспоминания об А.Ф.Л., там же; «Записки» Стурдзы, «Русская старина», 1876, т. 15, Вит-б е ρ г а (там же, 1872, т. 5); С к а б и ч е в с к и й , Очерки по истории рус. цензуры, СПб., 1892; Н.Ф. Дубровин, Наши мистики-сектанты, «Русская старина», 1894 и 1895; РВС (ст. Б.Л. Mо д з а л е в с к о г о ) ; «Воспоминания» CA. Л а й -кевича, «Русская старина», 1905-10; Б.Л. Модзалев-с к и й , К биографии Новикова. Письма его к Л., Чеботареву и др., «Русский библиофил», 1913; «Воспоминания» А.Е. Лабзиной, под ред. Б.Л. Модзалевского, СПб., 1914; H.H. Б у л и ч , Очерки по истории рус. литературы и просвещения, 1912; Автобиография архимандрита Фотия, «Русская старина», 1894-1896.

ЛАВР, св. мученик; пострадал вместе с братом своим Φ л о ρ о м, может быть, во 2 в. Память 18 августа.

ЛАВРА (Λαύρα - улица, проход, поселок), название монастыря, взятое от его древнейшего внешнего вида. Иногда Л. входила в состав общины, каждый из членов которой жил отдельно от других, хозяйничал π труд^ся для себя; Л., таким образом, занимала середину между строгим отшельничеством и строгим общежитием. С течением времени название Л. стало усваиваться монастырям, возвышающемся кад другими своей обширностью, многолюдством и богатством. В сущности Л. молено назвать уже иноческие поселки близ места подв!п ов Антония в Египте и Илариона в Палестине. Более типичным представителем лаврского устройства можно назвать Л. св. Харитона в Палестьне. В Палестине вообще было основано много Л. в цветущую пору монашества 4-6 вв. Таковы Л. Фаранская св. Евфимия, Л. св. Саввы (ум. в 532), существующая доныне, Новая Л., Л. преп. Иоанна Хозевита.Позднее появились лавры на Афоне. В России четыре Л.- Киево-Печерская, Почаев-ская, Троице-Сергиева и Алгксандро-Невская.

См. А. Феодосий, Палестинское монашество в 4-6 вв., Киев, 1899; «Луг Духовный» Иоанна Мосха, Сергиев Посад, 1896.

ЛАВРЕНТИЙ (Λαυρέντιος): 1) св. мученик, архидиакон епископа Римского св. Сикста II, родом из Испании; сожжен на железной решетке в 258. Память 10 августа.

2) Имя двух преподобных печерских затворников. Один, еп. Туровский, жил в 12 в.; память 29 января. Другой Л. известен лишь по имени; память 28 августа. Мощи обоих почивают в Киево-Печерской лавре.

3) Л. блаженный, юродивый калужский (ум. в 1515). Спасался в уединенной церкви, на месте которой построен Калужский м-рь; память 10 августа.

© ЛАВРЕНТИЙ Бриндизи (Lorenzo da Brindisi), святой католич. церкви. Род. 22 июля 1559 в Бриндизи, учился в Венеции, в 1575 вступил в орден капуцинов. В 1599 он успешно распространял орден в Германии, основав ряд монастырей. Сопутствуя в качестве главного священника армии имп. Рудольфа, Л., уже тогда принимавшийся за святого, воодушевлял солдат своей неустрашимостью и пламенным красноречием, так что его считают главным виновником блестящей победы христианского войска над турками при Штульвейсенбурге 4 октября 1601. В 1602 единогласно избран генералом ордена капуцинов. Л. был выдающимся ученым, кроме итальянского знал языки латинский, греческий, немецкий, чешский, французский, испанский, еврейский и халдейский. Умер 22 июня 1619 в Лиссабоне. В 1763 был признан блаженным, а в 1881 - святым. День памяти - 7 июля.

СБ. Троицкий.

6

ЛАЗАРЬ

ЛАВРЕНТИЙ. Зизаний Тустановский,

см. Зизаний.

ЛАВРЕНТИЙ АНДРЕЭ (Laurentius Andreae) (латинизированное Ларс Андерссон) (ок. 1480-1552), канцлер Густава I Вазы, проповедник лютеранства в Швеции, переводчик Библии на шведский язык. Сначала близкий к Густаву, Л. А. не одобрял строго монархического взгляда короля на церковь и потому впал в немилость. На него было возведено (1539) обвинение в государственной измене, основанное в особенности на его нежелании передать церковь в полную власть короля. Приговоренный к смертной казни, Л. А. откупился от нее большой суммой денег.

Г.В. Форстен.

ЛАВРЕНТИЙ ПЕТРИ (Laurentius Petri) (латинизированное Ларс Петерссон) (1499— 1573), первый (с 1531) лютеранский архиепископ в Швеции. Был в Виттенберге слушателем Лютера и Меяанхтона. В спорах, возникших по вопросу о роли короля в церковных делах, Л. П. участия не принимал. Он содействовал выходу в свет всей Библии на шведском языке (1541). В 1571 издал церковный устав, по характеру своему всего ближе подходящий к умеренным воззрениям меланхтонистов. Смерть помешала Л. П. окончить особое исповедание для шведской церкви. Написал шведскую хронику, изданную в «Scriptores гегшп suecicarum medii aevi» (т. 2).

Г.В. Форстен.

• ЛАВРОВ Петр Алексеевич (1856-1929), славист и филолог. Окончил курс на историко-филологическом факультете Московского ун-та. В 1S85 посетил южнославянские страны и работал в тамошних библиотеках и архивах. По возвращении защитил магистерскую диссертацию «Петр II Негош и его литературная деятельность». [... ] В монастырских библиотеках Св. Горы, а также в Софии и в Белграде изучал южнославянские болгарские и сербские рукописи. Письмо Л. об этом путешествии напечатано в «Сборнике Акад. наук», а собранные им апокрифические тексты вышли отдельной книгой в том же издании. В 1895 вышла книга «Климент, епископ Словенский», начатая В. Ундольским и законченная Л. В «Книге для чтения по истории средних веков» проф. Виноградова Лавровым помещены с комментариями в русском переводе славянские жития Кирилла и Мефодия, греч, легенда о св. Клименте и латинская легенда. Ему удалось найти и напечатать в изд. Акад. наук цглый ряд слов Климента Словенского, «Житие св. Наума Охридского» (СПб., 1907), «Житие Мефодия» (М., 1895). Принимал деятельное участие в «Трудах» Славянской комиссии Моск, археологич. об-ва, состоя одно время ее секретарем. С 1900 проф. в Петербургском ун-те. В 1900 ездил в Македонию, принимая участие в экспедиции акад. Н.П. Кондакова. [... ] Большая часть трудов Л. посвящена южнославянской письменности, а также народной словесности. Таковы, напр.: «Дамаскин Студит и его сборники Дама

скины» (Одесса); «К вопросу о синодике царя Бориса» (Одесса); «Жития Херсонских святых в греко-славянской письменности» (М., 1910); «Поучения наказательные валашского воеводы Негоя» (СПб., 1904). [...]

ЛАГАРД (de Lagarde) Пауль (собственно Бёттихер, по матери Л.) (1827-1891), известный протестантский богослов и ориенталист, проф. в Геттингене. Издал целый ряд древних сочинений на сирийском, коптском и др. яз. и греческих текстов, с ними связанных. [... ] Работы Л. создали эпоху в критике текста Библии. В «Kanonische Bücher des Alten Testaments und griecfa. Sprache» (1883) Л. пытался воссоздать три редакции перевода семидесяти толковников, которые признавались в трех церковных областях Востока. «Symmicta» (1877-80) и «Mitteilungen» (1884-91), сборники богословско-филологач. содержания, содержат мелкие работы Л. R. Gottheiî издал «Bibliography of the works of P. A. de L.», в «Proceedings of the American Oriental Society» (1892 и отдельно).

ЛАДАНКА: 1) курильница, у крестьян лампадка перед киотом. 2) Сумочка с ладаном или какой-либо святыней, носимая вместе с крестом на шее; амулет.

ЛАЗАРЙСТЫ, члены конгрегации, основанной св. Винцентом де Полем. См. в ст. Конгрегация.

ЛАЗАРЬ, новозаветное библейское имя, представляющее, вероятно, сокращенную форму древнеевр. имени Елеазар. Под этим именем в Евангелиях известны:

1) Л., брат Марфы и Марии, дом которых в Вифании был любимым местом отдохновения Иисуса Христа. Воспоминание о чуде воскрешения Л. из мертвых Иисусом Христом (Ин. 11:17-44) празднуется церковью в т.н. Лазареву субботу, перед Вербным воскресеньем.

2) Л., бедняк, по евангельской притче, лежавший у ворот бессердечного богача (Лк. 16:19-31). Положение этих лиц в загробной жизни составляет неисчерпаемыми источник проповеднического назидания (напр., у Иоанна Златоуста - «Семь СЛОВ о Л.»). АЛ. Лопухин. -Ф- Евангельская притча о богатом и Л. послужила сюжетом для русских и украинских духовных стихов. В духовном стихе богатый и Л. являются братьями. В некоторых вариантах и богатый, и бедный носят имя Л. Стих поется на заунывный мотив; отсюда выражение «петь Л.». Сюжет о богатом и о Л. разрабатывался также старинной русской драматической литературой. На этом сюжете построена пьеса «Ужасная измена сластолюбивого жития с прискорбным и нищетньш», поставленная в 1701 на сцене москозской Славяно-латинской академии. Тексты духовных стихов см. в «Каликах перехожих» Бессонова, в «Сбор-кике» Варенцова и др. Тексты пьесы в «Русских драматических произведениях 1672-1725 гг.» Тихонравова (ч. 2).

7

ЛАЗАРЬ

ЛАЗАРЬ, святой. С этим именем известны также, кроме Л. евангельского, воскрешенного Иисусом Христом:

1) Один из десяти мучеников, пострадавших в Персии в гонение царя Шапура II, в 344; память - 28 марта.

2) Преп.Л. монах, живший в Византии в царствование имп. Феофила Иконоборца. Он занимался иконописанием и за это подвергся жестокому гонению. Скончался в 857. Память 17 ноября.

3) Преп. Л. Галисийский (ум. ок. 1055), постник и столпник, подвизавшийся на горе Галисии близ Эфеса; память - 7 ноября.

4) Преп. Л. мурманский, инок 14 в., уроженец Константинополя. Основал не существующую ныне Успенскую обитель на Мурманском о-ве Онежского оз. Ум. в 1391. Память 8 марта. Л. оставил интересное «Духовное завещание» (напечатано в 5-м т. «Истории иерархов российских») , где рассказывает об основании обители и миссионерстве среди лопарей.

5) Св. мученик пергамский (19 в.). Болгарин родом, пострадал в г. Пергаме в 1802; память - 23 апреля.

ЛАЗАРЬ, известный старообрядческий учитель. Священник г. Романова, Л. входил в кружок ревнителей старины (Стефан Вонифатьев, Аввакум, Тропов и др.). Будучи прекрасным начетчиком, Л., по словам Семена Денисова («Виноград Российский»), «начал свободным языком проповедовать древлецерковное благочестие и изобличать Никонова новшества», за что был сослан в Тобольск. Оттуда, незадолго до приезда восточных патриархов, его вновь потребовали в Москву. Около этого времени он составил свою «Челобитную» царю Алексею Михайловичу, переданную в 1666 собору, который ее осудил, а Л. предал в 1667 анафеме, не согласившись, как он предлагал, ввергнуть его в огонь и признать, если он останется невредим, правоту старых книг. Л. не переставал обличать новшества и после анафемы, почему ему обрезали язык и сослали в Пустозерский острог. Здесь он написал два сочинения: «Щит православия» (1675) и «Духовное дело святейшего патриарха». Ему отсекли язык до самого основания и правую руку. Наконец, Л. был сожжен вмесге с Аввакумом, Федором и Епифанием в 1681. Сочинения Л. указывают на немалую эрудицию автора и отличаются от сочинений Аввакума и Азраамия большей сдержанностью и терпимостью. Главная их черта -мистицизм.

Ср. Александр Бровкович, Описание некоторых сочинений, написанных русскими раскольниками, 1874; М. Юркевич, Поп Л.-раеколоучитель, «Кишинев. ЕВ», 1874, № 21 ; В. Дружинин, Писания русских старообрядцев, СПб., 1912; Я. Барсуков, Памятники первых лет русского старообрядчества, СПб., 1912; II. Каптерев, Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов, изд. 2-е, Сергиев Посад, 1913; его же, Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович, тт. 1-2.

ЛАЗАРЬ (Баранович) (1620-1693), политический и литературный деятель южной России. Приняв монашество, был преподавателем, позже - ректором Киевской коллегии, с 1657 -черниговским архиепископом; св. Димитрий Ростовский называл его «великим столпом церкви». Он снискал благорасположение Москвы и в то же время посильно отстаивал автономию украинского духовенства - против московской патриархии, административную свободу Украины - против московских воевод; заботился о подъеме образования и об улучшении быта низшего духовенства, об увеличении числа школ и типографий, о восстановлении разрушенных монастырей и церквей. В Новгород-Северске Л. устроил типографию, которая при его жизни выпустила в свет около 50 книг, богослужебных и литературных, на славянском, польском и латинском языках. В 1679 новгород-северская типография была перенесена в Чернигов. Любитель церковного пения, Л. имел прекрасный хор и снабжал певчими Москву. Он приглашал в проповедники лиц с высшим образованием и сам часто говорил проповеди, очень сухие и малодоступные для понимания. Из проповедей, написанных им в Киеве и Чернигове, составились два сборника: «Меч духовный» (1666) и «Трубы словес проповедных» (1679); они посвящены царю Алексею Михайловичу. Язык книжный, довольно правильный, без латинских, польских и народных украинских слов, часто попадающихся в других сочинениях того времени. Что Л. не было чуждо поэтическое чувство, видно из его сборника стихов на польском яз. «Lutnia Apoffinowa» (1671). До 500 виршей посвящено прославлению Бога, ангелов и святых; здесь иногда прорывается теплое религиозное чувство. К полякам Л. относится довольно сочувственно и желает, чтобы великороссы, украинцы и поляки общими силами боролись с турками. В 1676 Л. издал религиозно-полемическое сочинение «Nowa Miara starey wiary», направленное против «Stara wiara» Еоймы. Он говорит против главенства папы, против filioque [см. Дух Святой ] и других особенностей католичества; тон полемики мягкий.

Ср. специальное исследование о Л. Барановиче Н. Сумцова (Харьков, 1885; указана литература предмета); проф. Ш л я π к и н, Св. Димитрий Ростовский; Э й χ г о ρ н , Сношения малорусского духовенства с московским правительством, ЧОИДР, 1892-93; «Киевская старина», 1891, 1, 202-206 (о «Kslçga smierci» Барановича, 1676- очень редкой -книге).

ЛАЙНЕС (Laynez или Lainez) Диего (1512-1565), второй генерал ордена иезуитов, родом из Кастилии. В Париже он встретился с Игнатием Лойолой и подчинился его обаянию. После основания ордена иезуитов особенно настаивал на избрании в генералы Лойолы, но, вопреки установившемуся мнению, не принимал участия в составлении устава ордена и только позднее составил объяснения к уставу (declara-tiones). Во время первой сессии Тридентского собора (1545-46) энергично выступал против

8

ЛАКТАНЦИЙ

всяких уступок духу протестантизма и отстаивал строго католическую точку зрения на оправдание и евхаристию. Влияние его на соборе было так сильно, что на время его болезни отцы собора даже прекратили заседания. После смерти Лойо-лы Л. был избран генералом иезуитов (1558) и сумел искусно отклонить предложение папы Павла IV внести некоторые изменения в устав ордена. В 1561 Л. совершил поездку во Францию, с успехом выступал против протестантов на религиозном диспуте в Пуасси и добился от французского правительства допущения иезуитов во Францию, хотя и с некоторыми ограничительными условиями. Во время третьей сессии Тридентского собора упорно защищал полноту и неограниченность папской власти. Биографию Л. написал Боэро (Флоренция, 1880; франц. пер.,

ЛИЛЛЬ, 1894). Е.А. Звягинцев.

4-ЛАИТФУТ (Lightfoot) Джозеф (1828-1889), выдающийся английский богослов, священник, профессор Кембриджского ун-та, епископ Дарем-ский. Известен своими комментариями к посланиям к Галатам, Филиппийцам, Колоссянам и Филимону. Издал соч. Климента Римского (1869 и 1890), Игнатия и Поликарпа (1890). Кроме того, напечатал «Essays on the work entitled supernatural religion» (новое изд., 1903), «Biblical essays» (1893), «Dissertation on the apostolic age» (1892) и др.

• ЛАКОРДЕР (Lacordaire) Жан Батист Анри (1802-1861), католический проповедник и писатель, член Французской академии. Учился в католической семинарии в Дижоне, но в 1819 оставил ее с «разрушенной верой». Изучал право, увлекался Руссо, пока в 1824 снова, после большой внутренней борьбы не сделался верующим. В 1827 принял священство. Основанная им школа была закрыта полицией; его либерализм не нравился в Риме. Он энергично защищал свободу церкви от государства, свободу обучения, совести и печати. Осуществлению этой программы должна была служить «Agence générale pour la défense de la liberté religieuse». В то же время он работал в журнале «L'Avenir», издававшемся Ламенне. В 1831 он ездил в Рим с Ламенне оправдываться, но достиг только того, что в 1832 папа осудил его идеи, не осуждая его лично. Л. смирился. В последующие годы он проповедовал в соборе Парижской Богоматери с выдающимся успехом. В то же время Л. старался восстановить орден доминиканцев, упраздненный во Франции с 1790, и достиг цели, причем сам в 1838 стал монахом этого ордена, а затем его провинциалом. Одновременно Л. защищал абсолютизм папской власти. В 1848 он был избран в Национальное собрание от Марселя, но скоро сложил с себя звание депутата и посвятил себя воспитанию юношества (в коллегии близ Лиона) и проповедничеству. Правительству Наполеона он был враждебен. Умер, оставаясь, по собственному его выражению, «кающимся католиком и нераскаян

ным либералом». Его «Oeuvres» (9 тт.) изданы в Париже в 1901; отдельно вышла его переписка. -Ф- LACRIMOSA [лат., букв, «обильный слезами»; lacrimosa dies, т.е. день Страшного суда], начальное слово восьмой строфы текста реквиема, от которого получает свое название соответствующая его часть с музыкой жалобного, скорбного характера. Знаменита L. «Реквиема» Моцарта.

ЛАКТАНЦИЙ (Lactantius) Люций Целий Φ и ρ м и а н, знаменитый христианский писатель 3 в. (род. около 250 в Африке или Италии, умер около 330), получил хорошее образование и был известен как ритор и особенно стихотворец. Имп. Диоклетиан пригласил его в Никомидию на кафедру риторики в тамошней школе (по одним -в 290, по другим - в 301). Здесь Л. написал ряд сочинений, которые высоко ценятся критикой: Иероним называет его христианским Цицероном, другие - Григорием Богословом Западной церкви. Из них до нашего времени дошли: 1) «О творчестве Божием» (de opificio Dei) - сочинение (написано в 304) не столько христианское, сколько философское, цель которого - напомнить читателю, что у человека должны быть высшие цели бытия. Анализируя строение человеческого тела как вместилища души, Л. обнаруживает близкое знакомство с тогдашним естествознанием, так что сочинение его является настоящим компендиумом антропологии того времени. 2) «Божественные установления» (Institutiones divinae) - последняя по времени, самая блестящая и обширная из христианских апологий. По мысли автора, в язычестве не может быть ни истинной мудрости, ни истинной религии, так как в нем они отделены одна от другой, тогда как религия немыслима без мудрости, мудрость - без религии. Почитая Юпитера и других своих богов, язычники, по мнению Л., в сущности нередко молились Богу истинному. За критикой учений Пифагора, Сократа, Цицерона и др. следует изложение положительного учения христианства. В конце книги автор излагает учение хилиазма (очень в то время распространенное в христианстве): Бог сотворил мир в шесть дней; отсюда следует, что мир будет существовать 6 тыс. лет; следовательно, через 200 лет (со времени автора) последует конец мира и наступит новое, тысячелетнее царство Христово, соответствующее седьмому дню повествования о творении. 3) «О гневе Божием» (De ira Dei) - дополнение к предыдущему сочинению. Автор оправдывает употребление слова «гаев» в применении к Богу, возражая язычникам (особенно стоикам и эпикурейцам), которые не допускали, чтобы Божество могло быть причастно страсти «гнева». По мысли Л., нельзя представить себе Бога безучастным к добру и злу; в силу своего правосудия он естественно должен наказывать за зло, т.е. гневаться. 4) «О смерти гонителей Христовой церкви» (De mortibus perseculorum) - рассказ о смерти императоров Нерона, Домициана, Валериана, Диоклетиана, Галерия, Максенция и Максимина.

9

ЛАМБЕРТ

Подлинность его многими оспаривается, особенно в последнее Еремя. [...] Недостатки сочинений Л.: слабое знание еврейского языка, пристрастнее иногда изображение мнений противников, мысли, ошибочные в догматическом отношении (кроме хилиазма - субординационизм, т.е. учение о подчиненном отношении второго лица Троицы к Богу Отцу) и антинаучные (отрицание антиподов), и др. С 307 или 308 до 317 Л. был учителем Криста, старшего сына имп. Константина.

Издания его сочинений: Migne, PL, t. 6 и 7; S. Brandt, «София scriptorum eclesiasticorum latlnorum», vol. 19, 1890. Русский перевод Е. Карнеева, СПб., т. 1-2, 1848 (не очень точен). О Л. см.: Н.И. Барсов, История первобытной христианской проповеди, СПб., 1885, сс. 352-369; Садов, Древнехрист. церковный писатель Л., СПб., 1895.

Н.И. Барсов.

ЛАМБЕРТ (Lambertus), католический святой (иначе называется Ландеберт), епископ, советник франкского короля Хильдерика II; был миссионером в области р. Мааса; упрекал Пишша Геристальского за внебрачное сожительство с Алпайей (Alpais), матерью Карла Мартелла; убит (в 708) франкским графом Додоном, как предполагают - братом Алпайи.

ЛАМБЕРТ Авиньонский (1487-1530), один из крупных деятелей Реформации. Был сначала монахом, но, познакомившись с сочинениями Лютера, удалился в Швейцарию и после диспута с Цвингли, на котором признал себя побежденным, стал работать в пользу протестантства. В 1523 женился. Был профессором экзегетики в Марбургском университете.

ЛАМБЕРТ Герсфельдский (Lambertus Hersfeldensis) (раньше его ошибочно называли Л. Ашаффенбургским), летописец 11 в., монах в бенедиктинском аббатстве Герсфельд. В 1075 написал эпопею «Gesta Heinrici IV regis metrica» или, как ее теперь обыкновенно называют, «Carmen de bello saxonico» (издана в 3 и 15 тт. «Monumenta Germaniae historica»). Главный труд его - составленные в 1080 «Annales» (изданы в 3 и 5 тт. «Monumenta Germaniae historica. Scriptores» и отдельно в 1894; на нем. яз. переведены в 1880), в которых изложена история от сотворения мира до 1039 в виде сухих выдержек из прежних летописей; начиная с 1039 излагается с возрастающей подробностью современная автору история, особенно история Германии до 1077. Л. принадлежит также житие основателя Герсфельда св. Лулла (написано между 1063 и 1073), преемника св. Бонифация на майнцекой кафедре и история монастыря Герсфельда (сохранилась в незначительных выдержках). По чистоте языка и мастерству изображения Л. принадлежит к лучшим писателям средних веков. Прежде восторженно поклонявшийся королю Генриху IV, Л. впоследствии перешел на сторону папы Григория VII.

ЛАМБЕРТ Кельнский (von Herrenberg, Lambertus de Monte или de bursa Montis re-gentium in Colonia Agr.), схоластик 15 в., строгий

томист и поклонник Аристотеля. В соч. «Quaestio magistralis de salvatione Aristotelis» он предлагал формально признать философа «блаженным» (бе-атифккацию).

ЛАМБЕТ (Lambeth), часть Лондона. Здесь в 1598 были составлены десять т.н. Ламбетских статей, образующих прибавление к 39 статьям англиканского исповедания, в духе строжайшего учения о предопределении.

ЛАМБЕТСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ, созываемые архиепископом Кентерберийским в его дворце в Ламбете,- собрания епископов англиканского вероисповедания для решения церковных и богословских вопросов. Состоялись в 1867, 1878, 1888, 1897., 1908.

ЛАМБИИОТ (Lambillotte) Луи (1797-1855), франц. композитор и писатель, член ордена иезуитов. Исследователь древнего церковного (грегорианского) пения, которое он попытался восстановить. Церковные композиции его: четыре больших мессы, гимны Пресв. Деве Марии на большие и малые праздники, мотеты и др.

Написал и издал: Anüphoimire de Saint Grégoire, 1851 (факсимиле антифонария, находящегося в Сент-Галлене, с историческим комментарием); Quelques mois sur la restauration du chant liturgique, 1855; Esthétique, théorie et pratique du chant grégorien restauré d'après la doctrine des anciens et les sources primitives, 1855.

ЛАМЕННЁ (Lamennais) Фелисите Робер (1782-1854), аббат, знаменитый французский писатель. Происходил из дворянской семьи в Бретани. Воспитанный в духе религиозного фанатизма, Л. в ранней молодости под влиянием сочинений Руссо обнаружил некоторое свободомыслие в религиозных вопросах; но период сомнений продолжался недолго, и Л. принял священство. Первое его сочинение «Reflexions sur l'état de l'église en France» [«Размышления о состоянии церкви во Франции»] (1808), изданное анонимно и конфискованное администрацией, представляло собой резкое обличение философии 18 в. В 1814 в сотрудничестве с братом он издал сочинение «Tradition de l'église de France sur l'institution des évêques» [«Предание французской церкви относительно епископата»]; своим ультраклерикальным направлением оно так раздражило правительство Ста дней, что, приняв на одного себя авторство, Л. на время удалился в Англию. В своем «Essai sur l'indifférence en matière de religion» [«Опыт о равнодушии в вопросах религии»] Л., вооружаясь против равнодушия в вопросах веры, ищет новых доказательств истинности католичества и находит их во всеобщем признании. Критерий истины, по мнению Л., лежит не в индивидуальном уме, как полагает философия, а в убеждении народов. Истинная религия - католицизм, потому что на его стороне большая часть человечества. Государства не может быть без религии, религии - без церкви, церкви - без папы; на этом Л. строит суверенитет папы как в религиозных, так и в светских делах. Его политический идеал - хри-

ю

ЛАМПАДА

стианская монархия. Те же мысли в применении к Франции развивались им в сочинениях: «La religion considérée dans ses rapports avec l'ordre politique et civil» [«Религия, рассматриваемая в ее отношениях к порядку политическому и гражданскому»] (1826) и «Des Progrés de la Révolution et de la guerre contre l'église» [«Об успехах революции и войне против церкви»] (1829). В первом Л. критикует т.н. «галликанские вольности». Резкость, с которой им осуждалось правительство за его якобы «атеизм» и «либерализм», навлекла на него судебное преследование. Законы 1828, ограничившие права духовенства в деле народного образования, дали ему повод обрушиться на министерство Мартиньяка. Он требовал, чтобы духовенство перестало поддерживать правительство, враждебное религии; предостерегая его также и от союза с либеральной партией, Л. тем не менее высказывает последней большее сочувствие, чем партии реакционной. Прежнее безусловное осуждение либерализма сменяется теперь условным. Либерализм прав, требуя гарантий личности против тирании правительства, «но, отделенный от духовной сферы, он вынужден искать гарантию там, где ее нет и быть не может: в формах правления». Отныне Л. пишет на своем знамени: «свобода совести, свобода печати и свобода обучения».

Революция 1830 находит в Л. открытого сторонника. Он основывает в сотрудничестве с Мон-таламбером, Лакордером и др. журнал «L'Avenir» [«Будущее»], программа которого сводилась к следующим пунктам: 1) отделение церкви от государства; 2) гарантии личности (свобода совести, печати, преподавания, союзов, труда и промышленности); 3) уничтожение палаты пэров и крайностей централизации; 4) уничтожение избирательного ценза и установление всеобщего голосования. Невмешательство государства в церковные дела должно быть куплено, по мнению Л., отказом папы от светской власти, духовенства - от государственного жалованья. Вместе со своими товарищами Л. отправился в Рим, но не получил здесь никаких ясных указаний и продолжал издавать «L'Avenir» по старой программе. Только в 1832, ввиду категорического выражения папой своего неудовольствия, журнал был окончательно прекращен. От Л. была истребована подписка в том, что он не будет писать ничего противного учению и интересам церкви. После тяжелой внутренней борьбы он вступил на дорогу радикальной и социалистической оппозиции. Его книга «Paroles d'un croyant» [«Слова верующего»] (1834) имела громадное влияние на французское общество. В форме библейских псалмов и евангельских притч Л. нападает на существующий экономический и политический строй, противоречащий требованиям религии, и выступает защитником кооперации, права на существование, равенства полов и народного суверенитета. Энцикликой от 15 июля 1834 «Paroles d'un croyant» были осуждены папой. Оконча

тельно отрешившись от католической церкви («Affaire de Rome», 1836), Л. в дальнейших своих сочинениях («Le livre du peuple», 1837; «Le Pays et le gouvernement», 1840; «Une voix de Prison», 1841) становится в ряды наиболее передовой политической партии и неоднократно подвергается преследованиям за свои нападки на Июльскую монархию. В 1848 он издает газету «Le Peuple constituant», поссорившую его с некоторой частью рабочей партии, так как он высказывался против ассоциаций по типу Луи Блана; его социализм предполагает лишь добровольное проявление братских чувств, вызванных истинной верой и любовью. Он был избран членом Учредительного Собрания, но не играл в нем выдающейся роли.

Особое место среди сочинений Л. занимает «Esquisse d'une philosophie» (1841-1846), где он выступает в качестве философа-спиритуалиста. Как всякое живое существо, человек подчинен закону прогресса. Доктрина первородного греха поэтому ошибочна и внутренне противоречива: как проявление индивидуальной воли грех не может быть наследственным. Познание добра и зла было не грехом, а первым шагом человека на пути прогресса. Причина нравственного зла лежит в борьбе между законом единства всего человечества и индивидуалистическими стремлениями каждого человека; зло - это эгоизм, предпочтение своего «я» семье, семьи - отечеству, отечества - человечеству, человечества - Богу. Количество зла на земле постепенно уменьшается. В сочинениях социально-политического характера и как инициатор журнала «L'Avenir» Л. является первым провозвестником католического социализма; влияние его заметно на многих представителях французского духовенства 40-х гг. (аббаты Констан, Шантом и др.), на Берне (который перевел на немецкий яз. «Paroles d'un croyant») и Ренане. Его «Oeuvres complètes» в 11 тт. изданы в 1844-47, «Oeuvres posthumes» -в 1858, переписка в 1866.

См. С. Котляревский, Л. и современный католицизм, М., 1904. На русский яз. переведены: «Современное рабство» (1905) и «Слова верующего» (1906).

Н.В. Водовозов.

LAMENTAZIONE или Lamento (итал.; lamentation - франц.; сетование, вопль, скорбь). Ламентации на слова пророка Иеремии поются в католической церкви на Страстной неделе.

ЛАМПАД (Λαμπάδος), преподобный; память-5 июля. Время и место жизни неизвестны.

ЛАМПАДА (Λαμπάδα - светильник). На языке богослужебных книг Православной церкви это название, в узком смысле, служит для обозначения больших переносных подсвечников, предшествующих священнику и дьякону при малом и великом входах на литургии, а также подсвечника несколько меньшей величины, предносимого архиерею при его входе в храм особым лампад-чиком (в греческой церкви примикирий, πρι-μικήριοζ, primicerius, от κηρός - воск или сега -

11

свеча). В более широком смысле Л. называется в церковном уставе всякий сосуд с елеем (маслом), зажигаемым во время богослужения перед иконами, и этим названием светильники с горящим елеем отличаются от светильников с восковыми свечами - кандил. [... ] Свет, по учению христианства, имеет особое символическое значение. Название света, просвещающего мир своим учением, усвояется самому основателю христианства (см. Ин. 8:12; 5:35; Деян. 20:7-8 и др.). Пламя светильника, возжигаемого при богослужении, по толкованию древних христианских писателей, означает, что сердца молящихся пламенеют любовью к Богу. Вообще обилие света Л. при богослужении знаменует духовную радость: чем торжественнее церковный праздник, тем больше возжигается в храме Л. и свечей. 3-е апостольское правило особенно одобряет обычай христиан, собираясь в храме, приносить с собою елей для Л. Кроме мест богослужебных собраний, Л. в древней церкви составляли обычную принадлежность христианских могил, в особенности мучеников и святых. [...] Л. над могилами были эмблемами вечного света радости и благодати, которым будут наслаждаться праведники в обителях вечного блаженства; это выражают многие надписи на могилах, напр. Luce nova frueris, lux tibi Christus adest [«Свету новому да возрадуешься», «Светом тебе да будет Христос» ]. Многие из Л. в катакомбах и усыпальницах не имели, впрочем, эмблематического значения, а существовали просто для освещения коридоров катакомб. Для домашнего употребления Л., как и в катакомбах, или подвешивались на потолке, или ставились на канделябрах или столиках. [...] Л., подвешенные к потолку церквей, сначала не имели вида нынешнего паникадила (большой люстры, висящей под главным куполом церкви), а составляли обруч, уставленный Л. или свечами. Такие короны-Л. или Л.-стелларии (velut stellae in coelo) употребляются в Греции. В раннехристианской церкви Л. делались из глины (преимущественно красной), из терракоты, позже - из бронзы. Признаками христианского происхождения Л., находимых при раскопках (вне крипт и христианских катакомб), кроме христианских эмблем и символов, считается их форма, представляющая большее или меньшее подобие корабля (navicella), главного символа церкви в эпоху язычества. [...] Некоторые древние Л. имеют вид других фигур церковной символики: пальмы, голубя, агнца, короны, монограммы Иисуса Христа, буквы ω. Начиная с б в. Л. часто имеют форму равноконечного (четырехконечного) креста, изредка - «доброго пастыря», окруженного овцами, или круга с поясными по краям изображениями 12 апостолов. На одной древней африканской Л. имеется изображение двух агнцев, стоящих на двух четырехконечных крестах (символ Христа распятого, указывающий на происхождение Л. ранее 5 в.). Все эти фигуры

встречаются почти исключительно на Л. глиняных и терракотовых. н.и. Барсов. •Ф-ЛАМПАДДРИЙ (Λαμπαδάριος, Lampadarius), имя греческих музыкальных деятелей:

1) Иоанн Л.- византийский церковный композитор 14 в. Сочинение его «Τεχνολογία της μουσικής τέχνης» хранится в рукописи в Венской библиотеке.

2) Григорий Л., преобразователь (вместе с Хрпсанфом из Мадитона) новогреческой литургической нотации, напечатал в Париже в своей новой нотации издание Великопостной Триоди (1821).

ЛАМПРЕХТ (Lamprecht), Регенсбургский францисканский монах, живший в Германии в конце 13 в., написал рифмованное житие св. Франциска и мистическую поэму «Filia Sion» («Дщерь Сиона») о соединении души с телом.

ЛАНГА Ян, священник, один из деятелей сербско-лужицкого возрождения. В 1728 издал первый полный перевод Библии на верхне-лу-жицкое наречие, сделанный им вместе с Матеем Йокушем, Яном Бёмером и Яном Вавером (6-е изд. 1856). Перевод этот потребовал одиннадцати лет для работы над языком и сличения с переводами польским, чешским и старославянским.

ЛАНГЕ (Johann Joachim Lange) (1670-1744), автор мистико-филос. соч. «Conspectus de mediana mentis» [«Обзор врачевания духовного»]; как проф. богословия в Галле выступил обвинителем Вольфа и его философии; как пиетист вел успешную борьбу с виттенбергскими богословами, представителями лютеранской ортодоксии; вместе с Франке и Шпенером способствовал подъему религиозного настроения в Германии. Более известны его сочинения «Causa Dei et religionis naturalis adversus atheismum» (1723); «Antibarbarus orthodoxiae».

ЛАНГЕН (Langen) Иосиф (1837-1901), богослов, профессор в Боннском ун-те, один из вождей старокатоличества. В 1872 отлучен от церкви. Его соч. «Die trinitarische Lehrdifferenz zwischen d. abendländ. und morgenländ. Kirche» [«Различия в учении о Троице Западной и Восточной церкви»], 1876, переведено на рус. яз. в «Протоколах об-ва любителей духовного просвещения» за 1876.

ЛАНГРСКИЕ СОБОРЫ, бывшие в г. Лангре (Langres) во Франции. Всех этих соборов, начиная с первого, бывшего в 830 и оканчивая последним, бывшим в 1845, насчитывается 25. Как и другие областные соборы во Франции, Л. с. занимались вопросами церковной дисциплины, отношениями местной церкви к органам государственной власти и к частным лицам (в этом отношении особенно замечателен Л. с. 859), а также еретическими и сектантскими движениями.

ЛАНД СТАД (Landstad) Магнус Броструп (1802-1880), норвежский пастор, издавший около 100 народных баллад под заглавием «Norske folkviser» (1853). [...] В большинстве церквей

12

ЛАМПАДАРИЙ

ЛАСИЦКИЙ

Норвегии принят сборник духовных песен Л. «Kirkesalmebog» (1869).

ЛАНДЫШЕВСтепан Васильевич, протоиерей, начальник алтайской православной миссии (ум. в 1883).

Сочинения: Извлечение из письма алтайского миссионера, М., 1846; Космогония и теогония алтайских язычников, ПС, 1846, кн. 3; Сведения об алтайской миссии, М., 1856.

ЛАНСЕЛОТТИ или Лансело, Джованни Паоло (Lancellotti, Giovanni Paolo)

(1511-1591), римский канонист, автор «Институций канонического права» (1563), присоединенных при папе Павле V к «Corpus juris canonici». •••ЛАНФРАНК (Lanfranc), известный церковный деятель. Род. в начале 11 в. Был одним из виднейпшх юристов Павии. В 1042 стал монахом, затем приором нормандского монастыря Бек (Le Вес). Он преподавал риторику, диалектику, богословие, может быть, и право, и создал целую школу, которая скоро вступила в соперничество с Турской и Льежской школами. Он был чужд новому диалектическому методу богословия, но приобрел известность вмешательством в спор об евхаристии, поднятый Беренгаром Турским. На Латеранском соборе 1050 Л. изложил свое, совпадающее с традиционным, учение об евхаристии, получил одобрение папы Льва IX и довел до конца борьбу с беренгарцами в Нормандии. Первоначально он выступал против Вильгельма Завоевателя за осужденный папством брак его с Матильдой Фландрской, но потом оказал ему важные услуги и был возведен им в архиепископы Кентерберийские (1070). Путем долгой борьбы и с помощью подложных документов Л. удалось сломить сопротивление архиепископа Йоркского и отстоять за своим архиепископством первое место в английской иерархии (Виндзорский собор 1072). Он пытался распространить свое влияние на церкви Ирландии, Уэльса и Шотландии и достиг признания его патриархом всей Британии и соседних островов. Громадное значение для английской церкви имела реформаторская деятельность Л., коснувшаяся всех сторон жизни. Он внес планомерность в церковную организацию, обеспечил судебную независимость церкви, заложил в Англии основы континентального канонического права, реформировал монашество, приблизил клир к введению целибата. При нем развилась благотворительная и культурная деятельность церкви. Назначенный папским викарием, он независимо держался по отношению к курии, особенно с тех пор, как во главе ее стал Григорий VII. Реформы, проводимые Л., были гораздо умереннее реформ папства. Безбрачие в размерах требований Григория введено им в Англии не было; не дал он хода и вопросу об инвеституре. Он склонялся даже к союзу с противниками григорианской политики и, видимо, поддерживал Вильгельма Завоевателя в его отказе принести вассальную присягу папе. Во время отсутствия Вильгельма Завоевателя Л. управлял Англией; искусно справился с восстанием 1074.

Со смертью Вильгельма (1087) политическое значение Л. пало, несмотря на поддержку, оказанную им Вильгельму II при вступлении его на престол. Л. умер в 1089. Главные произведения Л.: «Liber de corpore et sanguine Domini contra Berengarium» [«О теле и крови Господней, против Беренгара»], «Libellas de celanda confes-sione», «Décrétâtes epistolae».

См. M i g η e , PL, t. 150. Л.П. Карсавин.

О ЛАОДЙКИЙ, св. мученик Ираклии Фракийской (2 в.). Пострадал вместе со св. Гликерией во времена имп. Антонина (138-161). Видя мужество, с каким Гликерия переносила разнообразные пытки на судилище и в темнице, темничный сторож Л. уверовал во Христа, исповедал его, за что был обезглавлен. Память его 13 мая. О ЛАОДИКИЙСКИЙ СОБОР был созван в Лаоди-кии (ныне Eski Hissar на р. Лиме), древнем городе Фригии. Состоялся после Сардикийского собора (344-347) и ранее 2-го Вселенского собора 381 в Константинополе, вероятно около 363-364. Правила Л. с. касаются различных подробностей богослужебного чина, дисциплины клира, семейной жизни и нравов мирян, пороков и заблуждений того времени и т.п.

О ЛАРИСА, св. мученица готская (4 в.). Одна из 308 мучеников, сожженных в храме по приказанию готского начальника Вингурифа в царствование имп. Грациана (375-383). [Память 26 марта. ]

ЛАСИЦКИЙ (Lasicki) Иоанн, польский писатель. Родился в 1534. По происхождению бедный шляхтич, он принадлежал к нарождавшемуся тогда в Польше классу людей, живших исключительно умственным трудом. Много путешествовал, переписывался с западно-европейскими реформаторами по поводу различных богословских и церковных вопросов, занимавших в это время поляков-протестантов, и принимал участие в борьбе с антитринитарным движением. Посетив в 1567 чешских братьев на их родине, он был восхищен организацией их церкви и в следующем году написал о них небольшое сочинение, которое посылал для прочтения в рукописи швейцарским реформаторам и, между прочим, Безе. От этого сочинения дошел до нас лишь отрывок, хранящийся в архиве Гернгута. В 1571 Л. вновь посетил чешских братьев. Он написал их историю, но только в 1649 А.Я. Комен-ским была издана восьмая книга этого сочинения под заглавием «Historiae de origine et rebus gestis fratrum Bohemicorum liber octavus etc.». Труд Л. по литовской мифологии «De dus Samogita-rum etc.» впервые был издан в Базеле в 1615 Грассером. Из других сочинений Л. выдается «De Russorum, Moscovitarum et Tartarorum reiigione» (1582); здесь, между прочим, сообщается о диспуте, происходившем между Иоанном Роки-той и Иваном Грозным в 1570. Умер Л., по всей вероятности, в первых годах 17 в.

H.H. Любович.

13

ЛАС КАЗАС

-Φ-ЛАС КАЗАС (Las Cazas) Бартоломе (1474-1566), испанский епископ. Окончив курс в Саламанкском университете, в 1502 уехал в Америку, где провел около 40 лет сначала в качестве священника, а потом епископа. С самого начала своего пребывания в Вест-Индии Л. убедился, что система принудительного труда краснокожих приводит к вымиранию местной расы. Защита краснокожих сделалась его главным призванием. Шесть раз переплывал он океан, чтобы ходатайствовать об облегчении участи индейцев, и ему удалось добиться крупных успехов. Сначала Л. поощрял переселение в Америку негров как средство облегчения индейцев; впоследствии он изменил свой взгляд на торговлю неграми и прямо заявлял, что «рабство негров -такая же несправедливость, как рабство индейцев». В конце 1540-х гг. Л. окончательно вернулся в Испанию. Наибольшее впечатление произвело его страстное воззвание к обществу («Brevissima relacion de la destruction de las Indias», 1552), в котором он яркими красками описывал страдания индейцев. По этому поводу он вступил в оживленную полемику с казуистом Сепульведой, который проповедовал полное истребление язычников. Л. написал обширную «Historia general de las Indias», впервые напечатанную в 70 и 71 тт. «Colleccion de documentos ineditos» (1877-79). Труд Л. является источником первостепенной важности для истории Америки, но пользоваться его сведениями надо с некоторой осторожностью. Собрание сочинений Л. вышло в Севилье в 1552. В 1822 его переиздал Llorente, выпустивший одновременно и французский перевод его. Биографии Л. написали Grégoire (1802), Helps (1867), Gutierrez (1875), Fabié (1879), Dutto (1902).

ЛАСКИЙ (Laski) Ян (1499-1560), польский реформатор, племянник примаса Лаского. Учась в Болонье, увлекся гуманистическим движением. Когда в 1524 старший брат его Иероним отправился с дипломатическими поручениями во Францию, Ян поехал вместе с ним и завязал сношения со швейцарскими и французскими гуманистами и реформаторами. Несколько месяцев он прожил в Базеле у Эразма. После смерти дяди он исполнял обязанности администратора гнез-ненского архиепископства. В 1538 он женился, что повело к его открытому разрыву с католической церковью. В 1541 он принес присягу, что не отступал от римско-католической веры, но уже в 1543 стал во главе всех протестантских церквей в восточной Фрисландии. В 1548 Л., по приглашению Кранмера, помогал ему реформировать английскую церковь; в 1550 он был назначен суперинтендентом церквей всех иностранцев в Англии. Восшествие на престол Марии Кровавой заставило Л. опять начать жизнь скитальца. В 1556 ему удалось возвратиться в Польшу, куда его звали протестантские паны и шляхта. Принадлежность Л. к знатному польскому роду открывала ему доступ к королю, на которого он

имел некоторое влияние. Л. сделался душой малопольской церкви; без его совета кальвинисты ничего не предпринимали. Он вытеснил из Малой Польши влияние чешских братьев; пытался открыть доступ кальвинизму в Великую Польшу и устроить единение между ним и лютеранством. Устройство, данное Л. малопольской церкви, удовлетворяло желаниям шляхты: в управлении церковными делами было отведено много места светсхому элементу. Достигнуть единообразия в богослужении, обрядах и совершении таинств ему не удалось.

См. Л ю б о в и ч, История реформации в Польше, 1883.

ЛАСТРИЧ (Lastrich) Филипп (1700-1783), хорватский писатель, священник францисканского ордена, ревностный проповедник, родом из Боснии. Собрания его проповедей: «Testimonium bilabium seu sermones panegyrico-dogmatico-mo-rales» (Венеция, 1766); «Nediljnik dvostruk» (там же, 1766): «Svetnjak» (там же, 1766).

ЛАТЕРАНСКИЕ СОБОРЫ, названы так по месту, где они происходили,- Латеранскому дворцу в Риме. Их всего одиннадцать, из которых четыре Римской церковью считаются вселенскими, хотя на них не присутствовал никто из восточной половины Церкви.

1-й Л. с. был в 649; на нем присутствовало более ста епископов из областей Рима, Равенны, Сардинии и Сицилии, осудивших монофелитскую ересь.

В 1123 (при Калликсте II) был 2-й Л. с. (западный девятый вселенский), постановивший канон об инвеституре и утвердивший Вормский конкордат. На нем присутствовали около 1000 прелатов.

3-й Л. с, в 1139 (при Иннокентии II), положил конец расколу антипапы Анаклета и обрек на сожжение Арнольда Брешианского.

На Л. с. 1179 (при Александре III) тремястами епископов было постановлено 27 канонов относительно церковной дисциплины и узаконено, что папа должен избираться не меньше как двумя третями голосов конклава.

Л. с. 1215 (при Иннокентии III), на котором присутствовали 71 примас, 412 епископов, 800 аббатов и прелатов и множество светских сановников, ознаменован актом наибольшего проявления папской власти. Постановления его сделаны от имени папы; присутствовавшие епископы только дали свою подпись. Установлен догмат пресуществления в евхаристии, дана форма исповеди для католической церкви, осуждены манихеи, вальденсы, альбигойцы и другие еретики Запада, положено начало учреждению инквизиции. Главным предметом суждений этого собора было воссоединение с греческой церковью или, точнее, подчинение папскому престолу православных греков, особенно живших в пределах западной римской империи. От имени греков и сирийцев на соборе присутствовали латинские патриархи Иерусалима, Антиохии и Константинополя, которые и поклялись папе в верности

14

ЛЕАНДР

ему восточных христиан (не всех, а уже ранее латииствовавших). Выразив неудовольствие греками за то, что они вновь омывают престолы в храмах, где раньше священнодействовали латиняне, и за то, что они перекрещивают вступающих в греческую церковь латинян, собор запретил поставление греческих епископов там, где есть уже латинские; для последователей греческого обряда решено поставлять в таких епархиях викариев, подчиненных епископам латинским.

Л. с. 1512, собранный для противодействия Пизанскому собору, был весьма малочислен и состоял лишь из итальянцев; тем не менее он обнародовал буллу Pater aeternus, которой отменялась Прагматическая санкция.

В 1725 папа Бенедикт XIII созвал Л. с, который считается вселенским; он редактировал знаменитую буллу Unigenitus, составляющую одно из главных символических вероизложений Римской перкви. Н.И. Барсов. • ЛАТЕРАНСКИЙ ДВОРЕЦ, древнейшая папская резиденция в Риме, на наружном (обращенном к стенам Аврелиана) конце долины, отделяющей Целий от Эсквилина. На этом месте во 2 в. по Р. Хр. находилась обширная городская усадьба фамилии Латеранов (domus Lateranorum). Она досталась в начале 4 в. супруге императора Константина Великого Фаусте, по желанию которой вся недвижимость была пожалована папе Сильвестру I (314-327), и стала местопребыванием римского епископа (patriarchium). Кроме постепенно расширявшегося обиталища папы, с многочисленными парадными и жилыми помещениями, здесь воздвигнуты были главный храм (basilica Constantiniana Lateranensis), целый ряд ораториев (молелен), баптистерий (S. Giovanni in fonte), главная папская капелла (Sancta sanctorum). Папа Захарий (741-752) перестроил дворец и возвел ряд новых строений. Много раз Л. д. подвергался огню и разграблению во время различных неприятельских нашествий, но все же Латеран оставался местопребыванием пап (ра-lazzo apostolico Lateranense) до пожара 1308, когда началось т.н. «вавилонское пленение пап». Когда Мартин V возвратился в Рим (1417), Латеран лежал в развалинах, и папы с тех пор переселились в Ватикан. Сикст V приказал в 1586 широко перестроить Л. д. по планам Доме-нико Фонтана. [... ]

ЛАТИМЕР (Latimer) Хью (1480-1555), деятель английской Реформации, сын фермера. Под влиянием бесед со страдальцем за веру Бильнеем Л. сделался горячим поборником Реформации и способствовал ее успехам в Англии. При Генрихе VIII несколько лет провел в тюрьме; при Эдуарде VI был придворным капелланом; при королеве Марии после двухлетнего тюремного заключения осужден на смерть и сожжен на костре. В истории проповеди на Западе он занимает одно из самых видных мест. Из абстрактной она делается у него жизненной, общедоступной.

Он горячо защищал права народа, рисуя яркие картины тяжелого положения английского крестьянина и рабочего. Чтобы обличения его не были общими местами, он рассказывает ряд действительных фактов; обращаясь к королевским поставщикам, он ставит ЕМ дилемму: или ад, или возвращение награбленного; от неправедных судей требует немедленного исправления содеянного ими зла. Он фамильярен, часто шутлив, точен и до того близок к тогдашней английской действительности, что, по словам Тэна, «из его проповедей можно извлечь почти полное списание обычаев и нравов того времени». Он совершенно свободен от высокопарности и диалектики, которыми отличалась до пего речь проповедников в Англии. H.H. Барсов. ЛАТИТУДИНАРЩ название, данное в 17 в. в Англии религиозней партии, участники которой большей частью принадлежали к «установленной» (государственной) церкви, но отличались широкой (latitudo - широта) терпимостью к другим религиозным партиям и желали установить возможное объединение между индепендентами, пресвитерианами и епископалами. Стремления Л. не осуществились вследствие сильного противодействия епископов и недостатка сочувствия со стороны диссидентов. Позже название Л. применяли к людям вообще индифферентным в#рели-гиозных вопросах.

См. Е.А. George, Seventeenth century men of Latitude, 1908. H.H. Барсов.

ЛАУДЙСТЫ (LauditaJ), певцы духовных гимнов (laudes - хвалебные песнопения) и псалмов, составлявшие хоры, которым разрешено было ходить в белых одеяниях с факелами по улицам и петь гимны перед церквами. Такие хоры существовали в Италии до конца 18 в.

ЛАШКАРЁВ Петр Александрович (1833-1899), юрист, проф. Киевской духовной академии и Киевского университета по кафедре канонического права. Его главные работы: «Об отношении древней христианской церкви к христианскому государству» (1873); «Отношение римского государства к религии вообще и к христианству в особенности до Константина Великого включительно» (IS76); «Право церковное в его основах, видах и источниках» (1886); «Церковно-археологаческие очерки, исследования и рефераты» (1898). Его воззрения на значение императорской власти в делах церкви известны в ортодоксально-клерикальной литературе под именем цезаропапизма. Эти воззрения потом проводил проф. Суворов, и они стали ходячими, но Л. из-за них не получил степени доктора.

См. некролог Л. в «Трудах КДА» ( 1899, № 9) ; любопытное дело о диссертации Л.- в протоколах совета КДА за 1895; статью Α.: «Мысли по поводу не совсем новой книги» (БВ, 1907, февраль).

О ЛЕАНДР (Leandrus), епископ Севильский, старший брат и предшественник Исидора Севиль-ского. Род. в середине 6 в. в Карфагене. Кроме него испанской церковью причислены к лику

15

ЛЕБЕДЕВ

святых его два брата Исидор и Фульгенций, епископ Астиги, и сестра Флорентина, настоятельница женского монастыря. До епископства (584) Л. долгое время был монахом. Между 579-589 был в Византии (об этом упоминает Григорий Великий в предисловии к комментарию на кн. Иова, посвященному впоследствии Леанд-ру). Л. играл видную роль в борьбе с арианским духовенством и в переходе всех вестготов в православие на соборе в Толедо в мае 589, где он был председателем. Под его влиянием в Константинопольский символ веры была внесена прибавка filioque [«и от Сына» - см. Дух Святой], которой не было в вероисповедной формуле предшествующего Толедского собора 447. Л. стоял за тесную связь испанской церкви с Римом (письма его к Григорию Великому; см. перевод ответного письма Григория к Л. в ХЧ за 1836, 2, 52). Умер Л. 13 марта 600 или 601. C.B. Трощтй.

Некоторые соч. Л. (речь при закрытии собора, «Наставления монашествующим», «Трактат о молитве и др. подвигах благочестия» и др.) см. Migne, PL, t. 72.

•Ф-ЛЕБЕДЕВ Александр Алексеевич (1833-1898), духовный писатель, протоиерей, воспитанник Московской духовной академии. В 1874 Л. принял место священника в Праге, а с 1877 летом служил при церкви в Карлсбаде. В чешском обществе он пользовался большим влиянием. С 1884 был настоятелем Казанского собора в С.-Петербурге. Состоял членом учебного комитета при Святейшем Синоде. Участвовал в богословской полемике 1860-х гг., приняв сторону архимандрита Феодора Бухарева против редактора «Домашней беседы» В.И. Аскоченского (брошюра: «Приемы, знания и беспристрастие в критическом деле редактора "Домашней беседы" В.И. Аскоченского», СПб., 1862).

Другие труды: Изложение православной Христовой веры в беседах, СПб., 1866; Святитель Тихон Задонский, 3-е изд., СПб., 1896; История христианской церкви, 4-е изд., Петроград, 1915; Разности церквей восточной и западной в учении о Пресвятой Деве Марии Богородице: т. 1. О непорочном зачатии, 2-е изд., СПб., 1903, т. 2. О латинском культе Сердца Иисусова, 2-е изд., СПб., 1903, т. 3. О главенстве папы, 2-е изд., СПб., 1903; О признаках истинной церкви, СПб., 1890; 1900.

См. «Памяти прот. Л.», СПб., 1898. -Ф-ЛЕБЕДЕВ Алексей Петрович (1845-1908), известный историк церкви, профессор Московской духовной академии и Московского университета, составитель громадного курса истории Восточной церкви. Параллельного труда нельзя указать не только в нашей, но и в иностранной литературе. В 1896 Л. приступил к общему переизданию своих работ, которые появились в следующем порядке: «Церковная историография в главных ее представителях с 4 по 20 в.» (СПб., 1903, 2-е изд.); «Эпоха гонений на христиан и утверждение христианства в греко-римском мире» (СПб., 1904, 3-е изд.); «Вселенские соборы 4 и 5 вв.» (1904, 3-е изд.,- докторская диссертация); «Вселенские соборы 6, 7 и 8 вв.» (1904,

3-е изд.); «История разделения церквей в 9, 10 и 11 вв.» (1905, 2-е изд.); «Очерки внутренней истории византийско-восточной церкви в 9-11 вв.» (М., 1902); «Исторические очерки состояния византийско-восточной церкви с конца 11 до половины 15 вв.» (1902, 2-е изд.); «История греко-восточной церкви под властью турок от падения Константинополя до настоящего времени» (1904, 2-е изд.); «Церковно-исторические повествования общедоступного содержания и изложения» (1903, 2-е изд.); «Духовенство древней вселенской церкви от времен апостольских до 9 в.» (1905). В эти 10 томов не вошли многие другие отдельно изданные книги и статьи, в том числе: полемические статьи против А.М. Иван-цова-Платонова, составившие книгу «Из истории вселенских соборов 4 и 5 вв.» (М., 1882); «Христианский мир и эллино-римская цивилизация в эпоху древней церкви» (ЧОЛДП, 1873, 1); «Проф. Моск, духовной академии И.Д. Мансветов» (ПО, 1886, т. 1); «Новые и старые* источники истории первоначального монашества» (БВ, 1892, 2); «Проф. A.B. Горский» («Вера и Церковь», 1900); «Паломничество во Св. Землю в древней церкви»; «О нашем символе веры» (БВ, 1902, 1-2); «Преосв. Порфирий Успенский» (БВ, 1904); «Братья Господни» (1905); «Уроки и примеры из истории древних соборов применительно к предстоящему всероссийскому собору» (М., 1907); «Предстоящий всероссийский собор с точки зрения древних соборов» (1907); «Слепые вожди. Четыре момента в жизни церкви» (М., 1907); «Зачем бы нам нужен патриарх» (БВ, 1907, 1); «Несколько сведений из истории нравов греческого высшего духовенства в турецкий период» (БВ, 1907, 3); «Три очерка по церковной историографии у нас» (БВ, 1907, 4-5); «К моей учено-литературной биографии» (БВ, 1907, 6); «По вопросу о происхождении первохристиан-ской иерархии» (1907) и мн. др.

По собственному признанию Л., у начальства «на худшем счету никакого другого Лебедева не имеется». Когда один из иерархов, оценивая его будто бы вредное влияние, зачислил его в компанию князя С.Н. Трубецкого и B.C. Соловьева, Л. выражал восхищение по случаю такого лестного мнения. Его докторская диссертация подверглась травле и, в конце концов, попала под долгий запрет. Его статьи и брошюры, появившиеся после 17 октября 1905, вызывали нередко бурю негодования в одних кругах и сенсацию в других («Слепые вожди», «О происхождении иерархии», «Три очерка по церк. историографии» и др.). Л. вырвался на свободу только под конец жизни; в цветущие его годы духовная цензура давила его работу. В одной из последних его статей встречается признание, похожее на стон: «Да, история православной духовной академии должна быть написана слезами и кровью. В ней жилось припеваючи только таким лицам, которые рассуждали так: "В нашей церкви хозяин Св. Синод, а если домохозяин прикажет, напр., окрасить свой

16

ЛЕВ

забор полосами красными, синими, зелеными, желтыми, то мастер должен исполнить волю приказавшего". Эти слова, говорю откровенно, наводят на меня ужас, и мне кажется, если бы уважающий свое достоинство человек последовал им, то он мог бы найти утешение себе лишь в чаше зелена-вина. Ведь дело идет о науке, истине, об искажении образа Божия в человеке». Большая часть работ Л. представляет собой курсы, читанные им в Московской духовной академии, где у него была большая аудитория. Это отзывается в характере его изложения: все его исследования стоят на должной научной высоте, но они чужды сухой манеры неумеренного спе-циализирования.

См. И . К., Двадцатипятилетие учено-литературной Деятельности А.П.Л. (1870-1895), Сергиев Посад, 1895; И. Андрее в , А.П.Л. (некролог в ЖМНП, 1908); А. Спасский, Проф. А.П.Л., Сергиев Посад, 1908; А. Покровский, Проф. А.П.Л., Сергиев Посад, 1908; прот. Елеонский, А.П.Л;, М., 1909; Н. Глубоковский, Памяти А.П.Л., СПб., 1908; П. Горский-Платонов, Голос старого профессора по делу проф. А.П.Л. с А.И. Иванцовым-Плато-новым, М., 1900. И.Д. Андреев.

ЛЕБЕДЕВ Амфиан Степанович (1832-1910), юрист, профессор Харьковского ун-та по кафедре церковной истории, магистр Московской духовной академии.

Главные работы: О нравственном достоинстве гражданских законов Моисеевых, М., 1856 (магистер. дисс); О благотворительности в первые века христианства, ПО, 1862; О свободе совести в древней вселенской церкви, «Беседа», 1871; Об избрании в епископский сан в древней церкви, «Рус. вестник», 1873; Новые исследования о времени и личности патриарха Фотия, ПО, 1868; Отпадение западной церкви от союза с восточной, ДП, 1864; Миссии протестантов на христ. Востоке, ПО, 1868; Религиозное состояние Чехии, ПО, 1869; Обозрение французской богословской литературы, ПО, 1882; Духоборцы в слободской Украине, «Сборник историко-фило-лог. об-ва при Харьковском университете», 1890; О состоянии греческого монашества вообще и афонского в особенности в 17 в., ХЧ, 1870; История церкви, как предмет университетского преподавания, «Вестник Европы», Î875; Харьковский коллегиум как просветительный центр Слободской Украины до учреждения в Харькове университета, ЧОИДР, 1885; Белгородские архиереи и среда их архипастырской деятельности, Харьков, 1902; Г.С. Сковорода, как богослов, Харьков, 1896; Христианская помощь нуждающимся в древние времена христианства, Харьков, 1905; Вероисповедное положение армян в России до времени Екатерины II включительно, М., 1909.

См. свящ. И. Филевский, Памяти проф. А.С.Л., ЦВ, 1910, № 7; Исторический вестник, 1910, март (некролог Л.). -Ф-ЛЕБЕДЕВ Дмитрий Александрович (1871-1923), видный церковный историк, священник, кандидат Московской духовной академии.

Напечатал: Почему праздник Пасхи 25 марта называется Кириопасха, БВ, 19С5; Средники, ЖМНП, 1911; Антиохийский собор 324 г., ХЧ, 1911; Евсевий Никомидийский и Лукиан, БВ, 1912; К вопросу о коптских актах 3 Вселенского собора, «Христ. Восток», 1912; Из истории древних пасхаль

ных циклов, ВВ, т. 18; Из истории арианских споров, ВВ, т. 20; День Рождества Христова по хронологии св. Ипполита Римского, ХЧ, 1915; К вопросу об антиохийском соборе 324 г., «Труды КДА», 1915, и др.

•Ф-ЛЕБЕДЙНЦЕВ Петр Гаврилович (1819-1896), историк и археолог, протоиерей, магистр Киевской духовной академии.

Важнейшие церковно-исторические исследования: Описание Киево-Софийского кафедрального собора; Киево-Печерская лавра в ее прошлом и настоящем состоянии; Киево-Михайловский Златоверхий монастырь в его прошлом и настоящем состоянии; Пределы киевской епархии в древние и нынешние времена; Где жили первые киевские митрополиты: в Переяславле или в Киеве?; Когда и где совершилось крещение киевлян при св. Владимире?; О начале христианства в Киеве до торжественного принятия христианской веры при св. Владимире. Из церковно-археологических исследований: О времени написания фресок Киево-Софийского собора; София - премудрость Божия в иконографии севера и юга России; Остатки церквей в развалинах древнего Корсуня, их открытие и значение; Открытие древних мозаик в главном куполе Киево-Софийского собора.

См. свящ. Ф. Титов, П.Г.Л., Киев, 1897. О ЛЕВ (Αέων), имя святых:

1) св. епископ Катанский (в Сицилии) 8 в. Прославился многочисленными чудесами. Мощи в Риме. Память 20 февраля.

2) Св. мученик, утоплен в море близ Мир Ликийских. Память 18 августа.

3) Преподобный каппадокийский, 8 в. Память 29 февраля.

4) Св. мученик патарский. Память 18 февраля.

5) Св. мученик болгарский 9 в. ЛЕВ, имя 13 пап.

См. Грегоровиус, История города Рима в средние века; М. Корелин, Важнейшие моменты в истории средневекового папства, СПб., 1901.

Лев I Великий (папа с 440 по 461); причислен к лику святых (память 18 февраля). Занял видное место в римской курии при Сиксте III, которого он побуждал выступить против Юлиана Экланского; находился в сношениях с Кириллом Александрийским и Иоанном Кассианом. Хорошо знакомый с положением церкви, красноречивый проповедник, Л. обладал исключительным дипломатическим и политическим талантом и понимал задачи церкви в духе, намеченном его предшественниками. Император отправил его в Галлию улаживать распрю Аэция с Альбиной, и здесь застало его избрание на папский престол. В ряде своих речей и посланий Л. яснее, чем его предшественники, формулировал значение кафедры Петра, поставленной во главе всей церкви. Через папу управляет Петр, а через Петра - принявший его «in consortium individuae unitatis» [«в приобщение нераздельному единству»] Христос. И как было «различие власти при подобии чести» среди апостолов, так и в церкви у епископов одинаковое достоинство, но только папе «дано возвышаться над прочими». «Каноны соборов» находятся под надзором папы, которому

17

ЛЕВ

принадлежит высшая догматическая и дисциплинарная власть. Идею примата Л. обосновывает не только возведением его к Петру и Христу, но и указанием на положение Рима как столицы мира, центра борьбы с язычеством. Яснее, чем предшественники, но по существу так же, как они, выражая идею примата, Л. пытается продвинуть далее его реализацию, чему благоприятствуют и внешние обстоятельства. В Италии вследствие ослабления Милана и Аквилеи и недостаточной силы Равенны Л. мог требовать от епископов и митрополитов соблюдения римских обрядов и угрожать за неповиновение карами вплоть до отлучения. От Сицилии он добился присылки трех делегатов на ежегодный собор итальянских епископов в Риме, «чтобы знали они римский обычаи». Подорванная нашествием вандалов Африканская церковь подчинилась надзору Л. В Галлии сказывается соперничество Бьенны и Арля, новый епископ которого, Иларий, пытался централизовать под своей властью Галлию, но с помощью собора и инспирированного Л. декрета Вачентиниана (445), признавшего силу папского решения не нуждающейся в императорской санкции, папе удалось сломить сопротивление Ила-рия и провести разграничение компетенций Арля и Бьенны, с некоторым преобладанием первого. Преемник Илария Равенний стал одной из главных опор папы в Галлии. В Иллирике Л. боролся с притязаниями Константинополя и считал фес-салоникского митрополита викарием папы. В общем на Западе Л. удалось отстоять за собой не только верховную юрисдикцию и право контроля, но и догматическое верховенство. Реально Л. руководит западной церковью в ее отношениях к Востоку, в борьбе с пелагианством и манихейством.

Понтификат Л. начался при благожелательных отношениях с Востоком, несколько омрачаемых спорами о времени празднования Пасхи, но позволявших победоносно выступавшему при Целестине папству утверждать свой примат и возвышать над прочими кафедрами Востока кафедру ученика Петра Марка, Александрию. В 448 папство было вовлечено в евтихианский спор; после некоторого колебания Л. принял сторону противников Евтихия, пытаясь вызвать вмешательство имп. Феодосия и отправив на созванный в Эфесе собор своих легатов. Победа евтихиан на соборе усилила энергию Л., требовавшего созыва вселенского собора в Италии. Западный император, по настоянию Л., поддерживает правоверных; гонимые евтихианами на Востоке обращаются в Рим с мольбами о помощи, тем самым возвышая папство. Л. становится центром движения, опубликованное им послание, излагающее западную христологию,- мерилом веры. Вселенского собора в Италии Л. добиться не удалось, но со смертью Феодосия II его сестра Пульхерия и занявший императорский престол Маркиан пошли ему навстречу; созванный ими собор в Халкидоне восстановил ортодок

сию. Председательствовали на соборе императорские комиссары, з не папские легаты, как хотел Л., но легаты энергично отстаивали свое первенство в вопросах этикета, сплетая защиту ортодоксии с идеей примата. Пользуясь популярностью Л., они постарались представить дело таким образом, что собор только повторил решение папы. Однако, по настоянию Маркиана, Халкидонский собор своим 28-м каноном утвердил за константинопольской кафедрой те же права, что и за Римом, признавая за последним лишь первенство чести. Протесты легатов папы были оставлены без внимания. Одобряя догматические решения собора и только оповещая о них епископов Запада, Л., ссылаясь на старую традицию Рима и Никейский собор, отменил 28-й канон и продолжал отстаивать преимущественное положение Александрии. Вызванное двойственным отношением Л. к Халкидонским решениям смятение на Востоке заставило константинопольского патриарха и императора просить Л. о признании собора, но Л. вновь заявил о признании им только догматических его решений. При преемнике Маркиана, Льве I, папа, отклонив предложение императора созвать собор, разослал по церквам новое исповедание веры.

Эпоха ослабления императорской власти на Западе благоприятствовала росту политического значения папы, с именем которого легенда сплетает национальную идею, делая его участие в посольстве к Аттиле (452) решающим моментом. Л. действует вполне независимо и от восточного, и от западного императоров, прибегая, однако, при всяком удобном случае к их содействию для достижения общецерковных и римских задач. В теории Л. не отрицает значения и власти государей: императоры поставляются божественным провидением во главе всего мира, но главная цель их - не столько управление миром, сколько защита церкви, церковного мира и кафолической истины. Императором руководит сам Св. Дух: он не может ошибаться, а следовательно не может быть и поводов для столкновения императора с церковью или папством. Это традиционное и внутренне противоречивое понимание отношения государства к церкви не всегда согласовалось с образом действий Л. Ни в одном пункте Л. не пробивает новых путей папству, но он завершает и формулирует плоды периода подъема папства -понтификатов Целестина I и Сикста III. Произведения Льва - см. Migne, PL, t. 54-56.

Л. П. Карсавин.

Лев Ш, папа в 795-816, с самых же первых дней своего понтификата отдавшийся под покровительство Карла Великого, которому, по предложению Л., римляне присягнули в верности. Оттесненная Львом партия его предшественника Адриана, обвинявшая Л. «в прелюбодеяниях и клятвопреступничестве», подняла мятеж (799); Л. бежал к Карлу, послы которого восстановили папу на престол. Началось расследование обвинений, выставленных против Л.; но при дворе

18

ЛЕВ

Карла восторжествовала мысль о неподсудности папы, и дело было решено компромиссом: Л. «добровольною клятвой» очистил себя от обвинений. В том же 800 он венчал Карла в императоры, что означало еще большее, чем прежде, подчинение Рима власти Карла. Даже в догматических вопросах Л. лишь подтверждал решения императора, осмеливаясь настаивать на своем мнении в одном лишь вопросе о Символе веры, в который отказывается включить «Filioque» [«и от Сына» - см. Дух Святой ].

Лев IV, святой, папа с 847 по 855, много содействовавший укреплению Рима (civitas Leonina). При нем папство начинает высвобождаться из-под власти императоров, и Л. деятельно отстаивает свое первенство в делах церкви.

Лев IX, Бруно, папа с 1048 по 1054, сын графа Гугона Эгисхеймского и с 1026 епископ Туля, пользовавшийся влиянием в политических делах, близкий к реформаторским и клюнийским кругам. Назначен в папы Генрихом III на декабрьском рейхстаге 1048, а по прибытии своем в Рим единогласно выбран римлянами. При нем главная роль в курии принадлежит реформаторам, среди которых находился еще не пользовавшийся большим влиянием Гильдебранд. В апреле 1049 на Латеранском соборе Л. наметил программу своего понтификата.заключавшуюся в реформе церкви и, главным образом, в устранении симонии и введении принудительного целибата. Своих целей Л. старался достигнуть личным воздействием во время своих путешествий по Европе. В 1049 он проезжает через Саксонию в Кельн, оттуда в Аахен и Реймс, где на соборе (3-6 октября) проводит ряд мер, клонящихся к поднятию церковной дисциплины и значения папства. Весной 1050 он председательствует на соборе в Салерно и организует церковную жизнь в Нижней Италии. В 1051-1052 Л. совершает новые поездки в Германию. Этим путем ему удается поднять на давно забытую высоту авторитет папства. Всего осуществить ему не удалось: он принужден был отказаться от своей точки зрения по вопросу о симонистах; на соборе в Мантуе (1053) он встретил серьезное сопротивление ломбардского епископата, но необходимые условия для дальнейшего движения реформы были созданы. При Л. Риму с юга угрожали норманны, против которых он искал поддержки Генриха III, в свою очередь оказывая ему политические услуги, путем посольства стараясь восстановить мир между Германией и Венгрией. С 1051 Л. стремится к обладанию Беневентом, обращаясь для этого к помощи Генриха I французского и Генриха III. Не поддержанный войсками императора, он был разбит норманнами при Чивитате (1053) и попал к ним в плен, в котором провел 9 месяцев. Еще в плену Л. тяжело заболел и умер тотчас же по возвращении своем в Рим.

Ср.: Migne, PL, t. 143; Вязигин, Очерки из истории папства 11 в., 1898. Л.П. Карсавин.

Лев X, папа в 1513-21, Джованни Меди-ч и, второй сын Лоренцо Великолепного. Род. в 1475, 13 лет уже был кардиналом. Получил блестящее гуманистическое образование во Флорентийской академии и Пизанском ун-те. Юлий II при начале войны между Священной лигой и Францией назначил его главнокомандующим папскими войсками. Л. принимал участие в Ра-веннской битве (1512) и был взят в плен, но бежал. Избранный папою 37 лет от роду, Л. принес на Св. престол все достоинства и все недостатки современных ему гуманистов. Приписываемое ему изречение, что христианство -доходная басня, весьма сомнительно; но религия не имела влияния ни на его частную жизнь, ни на его политику. К религиозным вопросам он относился со спокойным равнодушием; нравственные правила заменялись у него вкусами и инстинктами, которые не были лишены известной тонкости и благородства, но омрачились чувственностью и необузданным эгоизмом. Его именем называют иногда золотой век итальянской культуры; на самом деле он был только щедрым меценатом ранее появившихся талантов. Просвещенный знаток всех видов литературы и искусства, Л. восстановил Римский университет, тратил огромные суммы на библиотеки, постройки, картины, учредил особую коллегию для издания греческих классиков, приглашал к своему двору ученых и артистов. Иногда сам папа пел с кем-нибудь из приезжих артистов; драматические произведения читались, иногда разыгрывались перед папой, даже такие, как комедия Маккиавелли «Мандрагора», невозможная на современной сцене по непристойности содержания. Меценатство, охота и более низменные удовольствия требовали огромных средств; одна папская кухня поглощала половину доходов с Церковной области. Добывание денег сделалось одной из руководящих целей Л. В 1515 он заключил конкордат с Франциском I, по которому королю было предоставлено право решать в последней инстанции все церковные споры во Франции и назначать епископов, аббатов и приоров; но зато каждый вновь назначенный королем церковный сановник все доходы за первый год должен был уплачивать папе. Постановления Констанцского и Базельского соборов, требовавшие периодического созыва соборов, были отменены. В 1517 был открыт действительный или мнимый заговор против папы, и Л. сделал из него финансовую операцию: глава заговора, кардинал Петруччи, был казнен, обвиненные в соучастии кардиналы были лишены сана и подверглись конфискации имуществ, после чего папа продал 39 лицам кардинальский сан, выручив этим путем сумму, превышавшую его годовой бюджет. Вообще продажа церковных должностей, а также церковных сосудов практиковалась в самых широких размерах; приняты были меры для более широкого сбыта индульгенций, ради чего верующим было предоставлено право выкупать умерших из чис-

19

ЛЕВ

тилища. Тем не менее, Л. умер неоплатным должником, его тиара была продана с молотка, все римские банкиры были наполовину разорены вследствие его банкротства. Торговля индульгенциями послужила ближайшим поводом к Реформации. Другой руководящей целью политики Л. было доставление владений своим родственникам. В 1513 он заключил союз с императором Максимилианом, Англией и Испанией против Людовика XII и Венеции, но вслед затем изменил союзникам и вступил в соглашение с Францией, чтобы приобрести для племянника Тоскану, с Феррарой и Урбино, для брата - Неаполь, а Парму и Пьяченцу присоединить к церковным владениям. Со смертью Людовика Л. снова перешел на сторону прежних союзников, которым опять изменил после победы Франциска I при Мариньяно. В борьбе за императорский престол после смерти Максимилиана I Л. одновременно заключал союзы с противниками, пытался доставить корону одному из своих родственников, потом стремился к тому, чтобы выбор пал на одного из мелких немецких князей, и, наконец, перешел на сторону Карла V как наиболее сильного. Л. пытался устроить крестовый поход против турок, но без всякого успеха.

Лев ХП, папа в 1823-29, граф Аннибале делла Дженга (Genga). Родился в 1760. Исполнял разные дипломатические миссии при Пии VII. Будучи кардиналом, принадлежал к партии непримиримых реакционеров (zelanti) и держался этого направления первое время после избрания, состоявшегося вопреки желанию Франции и Австрии. Он сблизился с иезуитами, вернул им Collegium Romanum, под их влиянием осудил (1824) библейские общества и разные направления франкмасонства. В том же году Л. назначил юбилей в Риме, во время которого совершались торжественные молебствия о воссоединении еретиков. К концу правления он охладел к иезуитам и даже поддерживал в борьбе с ними французского министра Мартиньяка.

Лев ХШ, папа в 1878-1903, Джоакино Π е ч ч и, сын зажиточного землевладельца. Род. в 1810; окончил курс в Римском ун-те. Григорий XVI назначил его Prelate domestico (вроде камер-юнкера при папском дворе), затем наместником Беневента, Сполетто и Перуджи. В Перудже он оставался 32 года: кардинал Анто-нелли, боясь его влияния на папу, старался держать его вдали от двора; только после смерти Антонелли Пий IX вызвал его в Рим (1876). Л. был первым папой, избранным после объединения Италии; многие ожидали, что сн примирится с потерей светской власти, так как он считался противником непримиримой политики Пия IX. Л. утвердил, однако, составленный конклавом протест против занятия Рима итальянцами и в своей первой энциклике потребовал восстановления светской власти папы. Тем не менее, его политика существенно отличается от политики его предшественника. Он стремился возвысить

значение папства посредством усиления и расширения влияния католической церкви не только на Западе, но и на Востоке и смотрел на себя не как на лишенного власти светского государя, а как на главу многих миллионов католиков. Твердо держась средневекового взгляда на роль церкви, он пытался подчинить себе культурные и социальные течения. В целом ряде энциклик он осуждал новую науку и новую философию, ставя им задачу подтверждать, от разума, богооткровенные истины и объявляя идеалом философа и ученого Фому Аквинского. В то же время Л. боролся против светской школы и старался поставить церковь во главе рабочего движения [об энциклике «Rerum novarum» см. в ст. Католический социализм]. Несмотря на бесплодность этих усилий, Л. удалось стать во главе значительной части западноевропейских консервативных элементов, чем он искусно воспользовался в интересах церкви, добившись отмены большей части постановлений против католического духовенства, проведенных в Германии в период т.н. «культурной борьбы» [«культуркампфа» ]. Равнодушный к формам правления, Л. предписал французскому духовенству прекратить борьбу с республикой. Уступчивый в политике, Л. был непреклонен в церковных вопросах: в одной энциклике он объявляет протестантизм источником социализма, коммунизма и нигилизма, в другой называет протестантских миссионеров распространителями лжи и обмана. Он написал несколько полемических богословских трактатов и стихотворений на изящном латинском языке. 20 февраля 1903 Л. торжественно отпраздновал 25-летний юбилей своего избрания в папы; 20 июля того же года сн умер. Он может быть назван одним из замечательнейших дипломатов конца 19 в. Католич. церковь в значительной мере обязана его усилиям остановкой разложения, сделавшего громадные шаги вперед при Пии IX. Он заключил выгодное для церкви соглашение с Россией относительно назначения епископов в Польше.

© ЛЕВ, митрополит Киевский, иначе Леонтий или Леон (умер между 1004-1008). По вопросу о том, каким по счету был митрополит Л.- первым или вторым,- ученые разногласят. По одним свидетельствам (летопись Новгородских владык и др.), первым митрополитом был Леон, присланный патриархом Николаем Хризовергом в 991, по другим («Степенная книга») - митрополит Михаил, приведенный самим князем Владимиром в 988 и имевший Леона своим преемником. Проф. Е.Е. Голубинский отдает предпочтение летописи Новгородских владык, т.к. начало ведения этой летописи относится ко времени, близкому к первому митрополиту, тогда как «Степенная книга» составлена з 16 в.; кроме того, свидетельство «Степенной книги» возбуждает недоумение: по нему митрополит Михаил привел с собой шесть епископов, однако епископских кафедр не учредил, а это сделал лишь преемник

20

ЛЕВИТЫ

его - Л. Это обстоятельство наводит на мысль, что первым митрополитом и был не Михаил, а сам Л., устроивший церковь и лишь по недоразумению помещенный после Михаила. Греки прислали митрополита в Корсунь не тотчас, а через три года, потому что требовалось немало времени, чтобы найти нужных людей: прислали несколько епископов и при них целый штат священников. Первым делом митрополита по прибытии на Русь было открытие епархий. [... ]

Б.и. Груздев.

ЛЕВ ГРАММАТИК (Λέων ό Γραμματικός), византийский летописец 11 в. Написал хронику событий от грехопадения до 948.

ЛЕВ ДИАКОН (Λέων ό Διάκονος), византийский историк, родом из Ионии (род. около 930). Его хроника в десяти книгах обнимает события византийской истории от воцарения Романа II до смерти Иоанна Цимисхия (издана в Париже в 1819 и в Бонне в 1828). [...] По русской истории Л. Д. важен как главнейший источник для войны Святослава с греками, рассказанной в начальной летописи далеко не точно.

Ср. перевод Д. Попова, История Л. Д., СПб., 1820; А.Д. Чертков, Описание войны вел. кн. Святослава Игоревича, М., 1843.

ЛЕВАКОВИЧ (Levakovich) Рафаил, хорватский писатель начала 17 в. Занимался в Риме исправлением глаголических книг Священного Писания с целью пропаганды католичества среди православных южных славян и румын. Был титулярным архиепископом Анкирским. Писал большей частью на лат. языке. Его труды: «Наук кретиански кратак», Рим, 1622; «Азоукивидниак словинския», Рим, 1627 (напечатаны вперемежку кириллицей, глаголицей и латинским шрифтом).

ЛЕВАНДА Иоанн Васильевич (1734-1814), известный проповедник. Образование получил в Киевской духовной академии; был протоиереем Киево-Софийского собора. Все слышавшие Л. восторженно отзываются о его замечательном ораторском таланте. Читая его проповеди теперь, трудно понять, почему они доставили автору такую громкую известность: по содержанию они не представляют собой ничего особенного. Не видно также в его произведениях и глубокой богословской учености. Причиной их успеха было, вероятно, искреннее воодушевление, с которым он их произносил.

Ср. Ф.А. Терновский и С. Голубев, Л., Труды КДА, 1878, №№ 8, 10, И, 12 и отдельно; Слова и речи прот. И.Л., СПб., 1821, тт. 1, 2 и 3; Филарет, Обзор русской духовной литературы.

•Ф- ЛЕВИАФАН (евр. ливьятан, вероятно, «связанный», «извивающийся»), библейское чудовище, обитающее в море (Пс. 103:26), змей (Ис.27:1), пораженный Богом (Пс. 73:14); является объектом магических операций (Иов 3:8). В переносном значении слово Л. применяется к крокодилу (Иов 40:25), также к стране крокодилов - Египту (Ис. 27:1?). Название Л. носит одно из сочинений Гоббса, в котором Л. является государство.

ЛЕВИЙ, третий сын Иакова от его жены Лии (Быт. 29:34). По переселении в Египет от него произошло многочисленное колено (см. Левиты).

ЛЕВИН Варлаам (в миру Василий Андреевич), искатель правды, пензенский уроженец. Научившись грамоте, он сблизился со старообрядческими проповедниками. Служил в армии; в 1719 с трудом получил разрешение постричься; переходил из одного монастыря в другой, ища праведной жизни иноков, и, наконец, постригся в Предтеченском монастыре близ Пензы. Здесь он сблизился со старцем Ионой, и оба они волновали братию слухами об антихристе, о каких-то привезенных Петром из-за границы печатях, о том, что монахов скоро заставят жить с женами. Когда Л. стал проповедовать то же самое на пензенском базаре, его схватили и отвезли в Москву. Несколько раз удавалось добиться от Л. признания, но затем он вновь бранил Петра, рвал подписанное им покаяние, кидал на пол просфоры с четырехконечным крестом и т.д. В 1721 Л. был казнен в Москве, а голова его отправлена в Пензу и выставлена на столбе «для вечного страху и показания злых дел его».

Ср. Г.В. Есипов, Варлаам Л., «Рус. слово», 1861, № 9.

ЛЕВЙТ, греческое, а за ним и русское название третьей библейской книги в составе Моисеева Пятикнижия (см. Моисей). В еврейской Библии эта книга называется по ее начальным словам -Вайикра («И воззвал»...). Она заключает в себе подробное описание всех обрядовых форм ветхозаветной религии, в особенности системы жертвоприношений. Кроме богословского значения она имеет и важный археологический интерес, знакомя со многими сторонами жизни и воззрений еврейского народа. АП. Лопухин.

ЛЕВЙТСКИЙ Роман Ильич (1855-1886), духовный писатель, воспитанник Московской духовной академии, в которой состоял приват-доцентом по кафедре основного богословия. Ему принадлежат «Апологетические очерки», подписанные буквами Р.Л. и напечатанные в «Православном обозрении»: «Тело воскресшего Христа Спасителя» (1880, кн. 8); «О нравственном учении христианства» (кн. 9); «Необходимость, возможность и метод научного оправдания христианства» (1881, кн. 1, 4, 6-7); «Доказательства бытия Божия и их действительное значение» (кн. 8).

ЛЕВИТЫ, название особого класса священнослужителей в системе древнееврейского культа. К Л. принадлежали все потомки Левия (сына Иакова), колено которого, как давшее еврейскому народу Моисея, получило исключительное право на священнослужение. Священнослужители у евреев разделялись на три степени: первосвященники, священники и Л. К последним принадлежали все те потомки Левия, которые не попали в первые два разряда священнослужителей. На них лежали низшие обязанности священ-

21

ЛЕВИЦКИЙ

нослуження; они охраняли порядок при богослужении, руководили народом при жертвоприношениях, входили в состав хоров. Из Л. же выходили по преимуществу летописцы, так как искусство письма поддерживалось почти исключительно этим коленом. В материальном отношении Л. как не наделенные землей находились в зависимости от своих собратьев: это имело ту выгодную сторону, что не давало Л. выродиться в замкнутую, гордую своим богатством жреческую касту, как это бывало у других народов древнего Востока. Л. существовали до основания христианства, в среде которого переходили в христианских пастырей (Деян. 6:7).

А.П. Лопухин.

-Ф- Вопрос о Л. в связи с новейшими исследованиями о происхождении древнейшей ветхозаветной письменности (см. Библейская история, Критика библейская, Жертва) решается теперь иначе, чем прежде. Согласно Пятикнижию, народ израильский был с самого начала организован в форму иерократии, с готовым аппаратом культа: скиния, первосвященник, Л. Положение последних определяется в Числ. 1:47-п54 и гл. 8 и 1 Пар. 23:28-32. При Моисее Л. не были исчислены вместе с прочими коленами. Они «стоят на страже у скинии», переносят ее и т.п. Они были «в распоряжении Аарона и сынов его» (священников; Числ. 3:9). Л. не были жрецами; они были отданы Богу «вместо всех первенцев из сынов Израилевых»; Аарон совершает над Л. «посвящение их пред Господом от сынов Израилевых» (Числ. 8:11). Такому представлению о происхождении Л. противоречит написанная в вавилонском плену (около 573) книга пророка Иезекииля (44:1-16). Иезекииль ничего не знает о порядках, якобы существовавших во времена Моисея. Л. не должны священнодействовать перед Богом Израилевым, но должны «нести на себе бесславие свое и мерзости свои, какие делали». Л. у Иезекииля распадаются на два разряда: одни обслуживали культ высот, другие, «сыны Садо-ка... постоянно стояли на страже святилища» иерусалимского. Во время реформы времен Иосии (4 Цар., гл. 23) жрецы высот естественно остались без дела и потянулись в Иерусалим искать заработка при храме. «Сыны Садока» оказали сопротивление пришельцам и заставили их стать в положение прислужников. Различие между священником-жрецом и Л., которое Иезекииль старается оправдать как явление новое, в священническом кодексе Пятикнижия представляется данным изначала, со времен Моисея. Новый порядок освящается и закрепляется перемещением его в незапамятную старину.

Только такое толкование фактов объясняет обстановку Л., наблюдаемую в период судей и в последующее время. В главной части книги Судей не видно профессиональных жрецов. Гедеон приносит жертву сам и при условиях, отличных от тех, которыми обставляет жертвоприношения жреческий кодекс Пятикнижия. Только мало-по

малу начинает обозначаться образование крупных святилищ в Силоме, Номве, Дане и др. и при них - скопление профессионального жречества. В царскую эпоху особое значение приобретают жрецы царской резиденции. По-видимому, даже сыновья Давида были священниками (2 Цар. 8:18). Основатель Израильского царства, Иеровоам I, «сделал двух золотых тельцов и ... поставил одного в Вефиле, а другого в Дане... И построил он капище, на высоте, и поставил из народа священников» (3 Цар. 12:28 и сл.). Народ не видел в этом ничего необычного. В северном царстве процесс сложения особого жречества протекал медленно и с большими шероховатостями. На юге реформа 621 оставляла провинциальное жречество без дела. Автор Второзакония, появившегося около этого времени, очень озабочен его судьбой. Вставляя настоящее в рамки прошлого, он говорит: если Л. из какого-либо города во всем Израиле, где он живет, придет к месту, которое избрал Ягве, то он может служить во имя Господа Бога (Втор. 18:6-7). Возможно, что именно положение, создавшееся со времени реформы Косий, имеется в виду в пророчестве потомству Илия (vaticinium ex evenlu): «поставлю себе священника верного... И всякий, оставшийся из дома твоего, придет кланяться ему из-за геры серебра и куска хлеба, и скажет: причисли меня к какой-либо левитской должности, чтоб иметь пропитание» (2 Цар. 2:35-36). Желание автора Второзакония не обездоливать провинциальных жрецов оказалось неосуществимым. Уничтожение высот увлекло за собой и тех, кто служил на них. 1 Пар. 23:28-32 описывает окончательную форму превращения жрецов в Л. Что касается названия Л., то трудно сказать, когда оно сложилось. Во всяком случае, едва ли возможно производить его от Левия, сына Иакова. В благословении Иакова Левий вместе с Симеоном выступает человеком «жестокого гнева, свирепой ярости» (Быт. 44:7).

См. Велльгаузен, Введение в историю Израиля, пер. Никольского, СПб., 1909.

-••ЛЕВИЦКИЙ Владимир Иванович (род. в 1842), писатель; протоиерей во Флоренции, воспитанник С.-Петербургской духовной академии. Магистерская диссертация: «Богомильство - болгарская ересь 10-14 вв.» («Христ, чтение», 1870, №№ 1-3). В «Церковном вестнике» им помещено много статей и заметок о церковной жизни западного католичества; там же напечатаны интересные письма его о папстве, излагающие историю возникновения в латинстве нового догмата о непорочном зачатии Пресв. Девы. Отдельно издал: «Современные стремления папства. Письма из Италии. 1895-1908 г.» (1908).

ЛЕВИЦКИЙ Орест Иванович (1848-1922), исследователь южнорусской старины. Учился в Киевском ун-те на историко-филологическом факультете.

Главные работы: Социнианство в Польше и юго-западной Руси, 1882; Очерк внутренней истории Малороссии во 2-й

22

ЛЕГЕНДА

половине 17 столетия, 1875; Основные черты внутреннего строя западно-русской церкви в 16 и 17 вв., 1884; Внутреннее состояние западно-русской церкви в польско-литовском государстве в конце 16 столетия и уния, 1884; Очерки старинного быта Волыни и Украины, 1891; Отголоски польско-русской борьбы 17 столетия в мелочах будничной жизни, 1887; О семейных отношениях в юго-западной Руси в 16-17 столетиях, «Русская старина», 1880; Биография Кирилла Терлецкого и Ипатия Поцея, «Памятники русской старины в западных губерниях», 1885. ИМ. Житецкий.

ЛЕВИЦКИЙ Феодосий Нестерович (1791-1845), мистик. Был священником в Балте. Написал сочинение о близости Страшного суда, которое отправил министру духовных дел кн. А.Н. Голицыну. В 1823 был вызван в Петербург, имел беседы с императором и начал говорить в петербургских церквах проповеди о близкой кончине мира. Написал несколько сочинений о недостатках церковного управления и семинарий и об угнетении крестьян в западных губерниях, которые представил императору. Гроза, разразившаяся над мистиками и Библейским обществом, только усилила ревность Л. После наводнения 1824 он сказал проповедь, где назвал его карой Божией за недостаток стремления к покаянию в правительстве. После этого Л. был сослан в Коневецкий м-рь, сочинения его и переписка были переданы в секретный отдел синодального архива. В монастыре Л. пользовался свободой; его не допускали только к произнесению проповедей. Отсюда Л. послал несколько писем Голицыну и новое слово о приближающемся суде Божием, причем предсказывал императору Александру близкую кончину. В 1827 ему было разрешено вернуться в Балту. Здесь он построил странноприимный дом и вел с раскольниками письменные беседы. Местные скопцы считали Л. «своим». Он написал автобиографию в 4 частях, из которых вторая напечатана в «Русской старине» (1880, 9, 11).

См. Л. Бродский, Священник Ф.Л. и его сочинения, поднесенные имп. Александру I, СПб., 1911.

ЛЁВКИЙ, имя святых православной церкви:

1) Л., св. мученик, обезглавлен при императоре Деции; память - 14 декабря.

2) Л., св. мученик; память - 17 августа.

3) Л., св. исповедник; память - 20 июня.

О 4) Л. волоколамский (предположительно кон. 15 - нач. 16 вв.), местно чтимый святой, основатель Успенской пустыни (позднее упраздненной) в Волоколамском уезде Моск, губернии.

ЛЕВШИН Александр Егорович (ум. в 1797), брат митрополита Платона, ключарь и протопресвитер моек. Успенского собора, автор «Исторического описания первопрестольного в России храма моек. Успенского собора» (М., 1783), «Пути к бессмертному сожитию ангелов» (М., 1787) и целого ряда слов и проповедей, произнесенных по разным случаям.

ЛЕГАТЫ (Legati), в католической церкви уполномоченные папы. Л., снабженные властью на продолжительное время и причисленные к

архиепископским кафедрам, являлись викариями папы в отдаленных от Св. престола странах. С увеличением папского авторитета росло и значение Л., которые сильно стесняли архиепископов. Поэтому последние старались не допускать в страну доступа Л. без особого на то разрешения светской власти, а высшее и низшее духовенство всячески боролось с ними. Тридентский собор постановил, что они не имеют права суда и администрации наряду с епископами. Л. делятся на legati a latere (таковыми могут быть лишь кардиналы, коих папа снабжает особыми высокими полномочиями), legati nati (почетная должность, соединенная с архиепископиями гнез-но-познанской, зальцбургской, гранской, пражской и кельнской) и legati missi, т.е. получившие дипломатические поручения, но без церковных полномочий. С 16 в. на место Л. во многих государствах являются постоянные папские нуними.

ЛЕГЕНДА (от лат. legenda - то, что должно читать). В обиходе средневекового католичества Л. назывались похвала и житие святого, которые следовало читать в церкви в день, посвященный празднованию его памяти; затем название Л. распространилось на все благочестивые и назидательные христианские сказания о чудесных событиях, большей частью из жизни святых не канонизированных, но и не отвергаемых церковью. Иногда оно обозначает и сказание светского, напр., героического характера. Прилагательное «легендарный» имеет более общий смысл: «вымышленный». В век развития церковно-исторической критики легендарное житие святого противополагается его подлинным или достоверным деяниям (acta); но в средние века, когда из исторической (а иногда и литературной или словесной основы) или из церковного предания создавались, распространялись и получали художественную обработку Л., такого различия не могло существовать. Средневековые католические Л. полнее, нежели какое-либо другое литературное явление, отражают нравственный облик эпохи. Уже в 6 в. у Григория Турского и в «Диалогах» папы Григория мы находим ряд характерных и долговечных Л. По мере обособления и развития католической культуры Л. осложняется и украшается при помощи самых разнообразных источников: классических преданий (так, напр., Иуда-предатель, по примеру Эдипа, оказывается отцеубийцей и кровосмесителем), германской мифологии, рассказов путешественников по святым местам, книг поучительных и не поучительных, церковных обрядов, иконографии и, наконец, самой действительности (так, напр., крестовые походы содействовали развитию Л. о крестном древе, выросшей в целую серию эпизодических рассказов; перенесение реликвий часто вводит Л. в новый фазис развития, а иногда вызывает к жизни новое явление, вроде сказания о св. Граале; приурочение празднования святого или события к известному времени года часто

23

ЛЕГЕНДА

вносило новые подробности в Л. о нем). В тот век безусловной веры и искания чудесного всякий исторический факт, как из давно прошедшего (жизнь Александра Великого, Вергилия и др.), так и из настоящего или недавнего (жизнь средневекового ученого, напр. Герберта, впоследствии папы Сильвестра II), обращается в благочестивую Л., которая, наконец, и оказывается единственным чтением для всех понимающих по-латыни.

Уже в 4 в. латинская Л. облеклась в поэтическую форму («Peristephanon» Пруденния, «Carmina Natalica» Павлина из Нолы и т.д.). В 10 в. она проникает на сцену: около 970 Хросви-та драматизирует шесть Л. по образцу комедий Теренция. В 14-15 вв. во Франции пишутся для сцены «miracles». Из Л. о святых и Л., приуроченных к праздникам, рано составляются сборники (у Григория Турского - «De miraculis mar-tyrum» и «De gloria confessoram»), из которых наибольшей известностью и влиянием пользуется т.н. «Золотая Л.» (Legenda Aurea). Автор ее -Иаков из Ворагина, епископ Генуэзский (ум. в 1298). Популярность «Золотой Л.» в переходную эпоху от средних веков к новому времени огромна: до 1500 насчитывают 70 изданий латинского оригинала и более 30 переводов на английский, французский, итальянский, нижненемецкий и чешский языки. Как и все сильно распространенные книги, «Золотая Л.» подвергалась значительным дополнениям и переменам (прибавлялись главы о праздниках и святых, ставших известными после 13 в.; в немецком издании 1483 прибавлено 38 статей о местных святынях Германии). В нынешнем своем виде «Золотая Л.» состоит из небольшого пролога, в котором автор объясняет систему своего сборника: вся жизнь человечества разделяется на четыре периода: совращения с пути - deviatio - от Адама до Моисея; обновления - renovatio - от Моисея до Рождества Христова; примирения - reconciliatio, когда Христос примирил нас с Господом; странствования - ре-regrinatio - современная наша жизнь. Поэтому и церковный год разделяется на четыре части, из которых к каждой приурочены особые праздники. За прологом следуют 182 главы и приложения. Огромное большинство глав посвящено изложению житий святых католической церкви, которым составитель часто предпосылал этимологические объяснения их имен (конечно, крайне наивные и часто нелепые) и которые украшал многочисленными цитатами из Св. Писания и отцов Церкви, преимущественно западных, причем из редакций житий выбирались не наиболее достоверные, а особенно занимательные. Меньшинство составляют рассказы о событиях евангельских, часто с явно апокрифическими чертами, заимствованными, впрочем, ле непосредственно из апокрифов, а из сокращенных популярных их переложений (составитель цитирует их под именем historiae scholasticae) ; эти рассказы тоже украшены цитатами и толковани

ями, которые очень нравились более литературным читателям книги Иакова, тогда как услаждающие фантазию апокрифические прибавки были особенно по сердцу клирикам-«простецам». То обстоятельство, что «Золотая Л.» удовлетворяла разным вкусам, и было причиной ее громадной популярности, которую долго не могли ослабить многочисленные нападки. Только в эпоху борьбы протестантизма с возрожденным и очищенным католицизмом второй половины 16 в. «Золотая Л.» стала уступать место другим сборникам, составленным с большей критикой. В 14 и 15 вв. «Золотая Л.» служит непосредственным источником массы произведений духовной национальной поэзии во всех странах Европы, а через это влияет и на другие области художественной и вообще духовной жизни: национальный эпос, драму, лирику, иконографию и пр.; но и вышеуказанные, более «трезвые» сборники 17 в. так или иначе тесно связаны с «Золотой Л.», важной поэтому для всякого, кто занимается историей какого-либо агиографического или вообще легендарного сюжета. «Минеи» Димитрия Ростовского и русская иконография 17 в. не избежали весьма заметного ее влияния.

В эпоху развития национальных литератур Западной Европы легенды, принимая стихотворную форму, становятся любимым чтением светских людей, причем внутреннее их развитие идет еще дальше в ту же сторону - чудесного. Первые памятники древнефранцузской поэзии посвящены похвале и изображению жизни св. Ев-лалии и св. Леодегария («Vie de saint Léger»); один из первых документов немецкой поэзии -«Песнь о св. Георгии» (10 в.). В 10 в. через Италию на Запад проникает ряд восточных Л., которые в следующие века дают богатый материал для формирующейся национальной поэзии. В конце 11 в. во Франции написана ассонансами поэма об Алексее человеке Божием, которая переделывалась в 12, 13 и 14 вв. (см. Gaston Paris, «La Vie de saint Alexis», P., 1885); там же в начале 12 в. обработана Л. о Григории, невольном грешнике (кровосмесителе), который, искупив свое преступление, был потом папой (источник поэмы Гартмана фон Ауэ). К тому же 12 в. относится много стихотворных французских Л., а также и кельтских религиозных сказаний, сделавшихся известными нормандцам после завоевания Англии. К последним принадлежит поэма о св. Брендане (написана около 1125), ирландском аббате, который, плывя на запад, доехал до рая и видел места мучения грешных, и о рыцаре Овене, спускавшемся в чистилище св. Патрика. Обе эти Л., вместе с видением Тундала, принадлежат к обширной семье «видений» загробной жизни, во главе которой стоят «Хождение Богородицы по мукам» и «Видение ап. Павла» (см. Л. Шепелевич, «Этюды о Данте. 1. Апокрифическое видение св. Павла», вып. 1-2, Харьков, 1891-92; С. Boswell, «An Irish Precursor of Dante», L., 1908). Убийство Фомы Бекета, архи-

24

ЛЕГЕНДА

епископа Кентерберийского (1170), возбудило энергичную деятельность духовных поэтов; автор одной стихотворной Л. о нем, придавший ей окончательную форму, Garnier de Ροηί-Sainte-Maxence, много раз рецитировал ее на самой могиле народного святого в поучение поклонникам (приблизительно в то же время во Франции в день празднования святого по церквам, для поучения простого народа, читали французские стихотворные Л.; этот обычай перешел и в Англию).

13 век во Франции особенно богат стихотворными Л., новыми для не знавших по-латыни. Степень самостоятельности их авторов крайне разнообразна: встречаются и почти буквальные переводы, и такие свободные переделки, в которых только с трудом можно проследить связь с латинским источником; даже в пересказы земной жизни Спасителя и Богоматери входят подробности и эпизоды, тесно связанные с памятниками национальной эпопеи и рыцарского романа; с особой энергией перерабатываются восточные Л., представляющие пищу для воображения уже в самом оригинале (духовный роман о Варлааме и индейском царевиче Иоасафе был источником трех отдельных поэм), с особой свободой - бродячие сказания религиозного характера (напр., о гордом императоре, у которого ангел похитил его одежду, наружность и самый престол; о пустыннике и ангеле, соответствующая русской Л. «Ангел»; такие Л. у французов принято называть contes dévots). Тогда же составляются обширные сборники Л. о чудесах Богородицы, из которых важнее прочих сборник суассонского монаха Готье де Куэнси (около 30 тыс. стихов). В его рассказах, драгоценных не только для истории литературы, но и для изучения быта эпохи, немало эпизодов, способных возмутить своей наивностью современных католиков; но живое поэтическое одушевление многих из них мирит с ними критику. Там повествуется, напр., о том, как Богоматерь кормила грудью больного монаха; как вор, имевший обыкновение всякий раз перед работой призывать имя Богородицы, был в продолжение трех дней поддерживаем на виселице Ее белыми руками; как Богородица многие годы исполняла обязанности за монахиню, убежавшую из монастыря, чтобы отдаться плотским наслаждениям (сюжет, обработанный Метерлин-ком в «Soeur Béatrice»). В последующие столетия деятельность авторов и подновителей стихотворных Л. не прекращается; многие из их произведений становятся еще более популярными, выступая из книги на сцену; при увеличившейся потребности в чтении как отдельные Л., так и сборники их перелагаются в французскую прозу. Ср. о французских Л.: Douhet, «Dictionnaire des légendes» (1855); Alf. Niaury, «Les légendes pieuses du Moyen-Age» (1843).

В Германии, в ранний период средневековой поэзии (11 и 12 вв.), стихотворные Л. обрабатываются главным образом поэтами из духов

ного сословия; одна из старейших и интереснейших по широте взгляда посвящена житию Анно, епископа Кельнского (ум. в 1076). Придворных поэтов привлекают только те легендарные сюжеты, в которых они находят нечто рыцарское (напр., из Ветхого Завета - Юдифь, из житий святых - св. Георгий) или фантастически сказочное (Л. Гартмана фон Ауэ); в том же направлении работают и шпильманы; из их рук получают жизнь полулегенды, полуэпопеи вроде «Оренде-ля» или «Освальда»; через них отзвуки Л. проникают в старинные национальные поэмы, вроде «Вольфдитриха», а у поэтов-рыцарей иные жития принимают характер рыцарских романов. В 13 и 14 вв. духовенство энергично работает над множеством легендарных сюжетов и доставляет народу массу назидательного чтения. Рано появляется стремление собрать воедино это духовное богатство, представить его в виде циклов; уже во 2-й половине 13 в. на среднем Рейне составляется огромный сборник (до 100 тыс. стихов) «Passional», распадающийся на три части: 1-я трактует об Иисусе Христе и Богоматери, 2-я -об апостолах и евангелистах, 3-я - о святых, сказания о которых расположены по церковному календарю. Составитель его - проповедник, пришедший к заключению, что писание действует сильнее проповеди. В эпоху книгопечатания в Германии, как и во Франции, иные из любимых Л. переходят в лубочную литературу.

История Л. в Англии распадается на те же периоды, что и средневековая английская литература. Англо-саксонскую Л., в ранних продуктах которой слышатся многочисленные отзвуки национального эпоса, сменяет норманно-фран-цузская. За ней следует среднеанглийская с многочисленными и разнообразными памятниками; ее источники - то латинские, то французские; в ней встречаются любопытные отголоски древне-германских верований и средневековых поверий (так, напр., Л. о св. Михаиле, изображающая его битву с драконом-сатаною, не только рассказывает о чинах ангельских и создании рода человеческого для пополнения пустоты, образовавшейся вследствие отпадения сонма служителей Люцифера, но говорит и о домовых - альпах - и об эльфах и излагает всю средневековую демонологию в связи с космогонией, физиологией, психологией и пр.). В конце 13 в. на юге Англии составился обширный сборник Л. в стихах (александрийских двустишиях), известный под именем Liber festivalis; в нем много Л. о национальных святых, представляющих любопытный исторический материал. Источники их - французские и латинские; близкое сходство многих рассказов с «Золотой Л.» объясняется единством происхождения. Этот сборник, как и подобные ему в других странах, для большинства средневековых читателей заменял всякое историческое чтение, так как излагал все, что считалось тогда интересным, от начала, мира до последних дней. Как и в отдельных Л., эпизоды, полные глубоко-

25

ЛЕДУХОВСКИЙ

го и тонкого чувства, чередуются здесь с наивной, иногда смешной грубостью, младенческое легковерие - с пытливостью ума (поэт, напр., с воодушевлением рассказывает о том, как св. Маргарита, поглощенная драконом, вышла из него и убила его,- и сам же потом выражает сомнение в возможности убийства дьявола). Более или менее красивым пересказом Л. не пренебрегали и поэты эпохи Чосера и позднейшей. В Италии вследствие позднего обособления литературного языка Л. дольше, чем где-нибудь, остается в своем первоначальном латинском одеянии, но у писателей 14 и 15 вв. получает большое развитие; итальянская Л. содержит больше классических реминисценций, нежели какая-либо другая. В литературах Пиренейского п-ова Л. играет еще более важную роль и рано выступает на театральной сцене, с которой не сходит до 17 в. включительно. Протестантство подорвало значение Л. в германских странах. Лютер относился к ним с умеренным скептицизмом, Кальвин и Цвингли - резко отрицательно. В романских странах Л. и сейчас

весьма распространены. А.И. Кирпичников.

-Ф- Обширнейшее собрание Л.-житий - «Acta Sanctorum», издаваемые с 1643 болландистами. Ценный репертуар материала - изданные ими же «Bibliotheca hagiographica latina» (2 тт., Брюссель, 1898-1901; Supplementum - 1911); «Bibliotheca hagiographica graeca» (ib., 1895); «Bibliotheca hagiographica orientalis» (ib., 1910).

Методология изучения Л.: Н. Delehaye, Les légendes hagiographiques, 2 éd.. P., 1906; H. Günter, Legendenstudien, Köln, 1906; его же, Die christliche Legende des Abendlandes, Heidelberg, 1910; L. Zoepf s, Das Heiligenleben im 10. Jahrhundert, Lpz.- В., 1909.

Об античных элементах в Л.: P. Saintyves, Les Saint successeurs des dieux, P., 1907; Д- Шестаков, Исследования в области греческих народных сказаний о святых, Варшава, 1910; Мах von Wulf, Ueber Heilige und Heiligenverehrung in den ersten christl. Jahrhunderten, Lpz., 1910.

По отдельным вопросам: А.Н. Веселовский, Опыты по истории развития христианской Л., ЖМНП, 1875-76; Mussafia, в «Sitzungsberichte d. Wiener Akademie, PhU.-Hist. Klasse», Bd 113, 115,119, 123, 129 (классификация чудес Богородицы); A. Maury, Croyances et légendes du moyen âge, 2 éd., P., 1896; CA. В e r η ο u 11 i, Die Heiligen der Merowinger, 1910.

ЛЕДУХОВСКИЙ (Ledochowski) Мечислав Галька (1822-1902), граф, кардинал, поляк, родом из Могилевской губ. Учился в иезуитском Collegium nobilium в Риме; пользовался большой любовью Пия IX; был нунцием в Брюсселе, затем архиепископом Познанским. Сначала он противодействовал национально-польской агитации духовенства, запрещал ему участвовать в избирательной агитации и ограничил употребление польского языка при священнодействиях. На Ватиканском соборе был ревностным защитником догмата папской непогрешимости. В ноябре 1870 ездил в Версаль, чтобы расположить Вильгельма I в пользу восстановления светской вла

сти пап. Потерпев неудачу, встал во главе ульт-рамонтанской оппозиции и начал разжигать вражду поляков к Пруссии; еще более обострилось его отношение к правительству во время культуркампфа. В 1874 был приговорен к двухгодичному тюремному заключению, по отбытии которого (ие сполна) был выслан из Германии и отправился в Рим, где стал главой антигерманской партии и занял место префекта конгрегации распространения веры.

О ЛЁЕНХОФФреде ρ и к (Frederik van Leenhof) (1647-1712), реформатский пастор в Голландии, последователь Кощеюса. В 1703 издал книгу под заглавием «Зимний рай» (Den Hemel op aarden), где, следуя Кокцеюсу, нападал на господствовавшее в то время среди голландских реформатов мрачное схоластическое понимание христианства как какой-то болезненной меланхолии. В противоположность этому Л. утверждал, что истинный христианин всегда должен быть веселым, радостным, счастливым, несмотря на все лишения и бедствия. Книга Л. вызвала резкий протест в обществе, и не только в лагере противников Кокцеюса, последователей Воэция, но и среди самих кокцеян; Л. обвиняли в приверженности Спинозе и Хаттему. Л. написал в свою защиту новую книгу, вызвавшую еще больший разлад; вся голландская церковь разделилась на два лагеря, в некоторых местах соч. Л. были запрещены. Синод в Oberyssel'e лишил его места, но за него заступились консистория и магистрат в Цволле. Конец спору положил сам Л., добровольно отказавшись от места. н.н. Сахаров. ЛЕЙБНИЦ (Leibniz) Готфрид Вильгельм (1646-1716), знаменитый философ. 15 лет Л. поступил в Лейпцигский ун-т, где изучал право, философию (у Я. Томазиуса) и математику. По совету барона Бойнебурга, бывшего министра курфюрста майнцского Иосифа Филиппа, в 1672 он в качестве воспитателя сына Бойнебурга поехал в Париж и жил там, за исключением кратковременной поездки в Лондон, четыре года. Он надеялся склонить Людовика XIV к завоеванию Египта, которое должно было отвлечь честолюбивые замыслы Франции от немецких земель и в то же время нанести удар турецкому могуществу. В 1676 по приглашению герцога брауншвейг-лю-небургского и ганноверского Иоганна Фридриха Л. переселился в Ганновер в качестве придворного советника и библиотекаря. [... ] Л. принимал участие в политических и церковных вопросах своего времени. Примыкая к католическому богослову Сниноле, Л. составляет широкий план соединения всех христианских исповеданий, вступает но этому поведу в переписку с гугенотом Пелиссоном, обратная имея в католичество, и с Боссюэ, пишет изложение христианского вероучения в таком виде, который могли бы допустить и католики, и протестанты («Systema theologicuai»). Когда этот план не удался, Л. увлекается мыслью устроить унию между церквами лютеранской и реформатской, но она оста-

ЛЕЙБНИЦ

ется без результата. В 1700 по почину Л. основывается академия наук в Берлине, в которой он был первым президентом. В своих неоднократных свиданиях с Петром Великим (1711, 1712, 1716) он беседует с ним о распространении наук и просвещения в России и дает первый толчок к основанию Петербургской академии наук. [... ]

Свои философские взгляды Л. чаще всего налагал в форме писем, заметок, общих и кратких очерков. При его жизни в печати появилось только одно его большое философское сочинение - «Essais de Théodicée sur la bonté de Dieu, la liberté de l'homme et l'origine du mal» [«Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и происхождении зла»] 1710. Наиболее закончен-юлй краткий очерк системы Л.- «Монадология», написанный в 1714, в своем оригинальном виде был впервые опубликован Эрдманом в 1840. [... ] Между многочисленными письмами Л. в особенности интересна его переписка с Арно 1686-1690. Он стремится примирить Откровение и философию, возвысить науку над границами национальных особенностей и даже создать всемирный язык. [...]

Исходная точка философии Л. лежит в попытке устранить и примирить противоречия, заключавшиеся в картезианском понимании мира. По Л., первоначальная реальность в мире принадлежит живым деятельным силам или центрам сил. Эти центры живой силы обладают первичной действительностью; они - единственные истинные субстанции; все должно состоять и слагаться из них, они суть истинные атомы природы или последние элементы вещей. Мир состоит из простых существ, жизнь которых заключается в их деятельности. В своем внешнем проявлении эти существа представляют источник движения и сопротивления и воздействуют на существа, от них отличные. Но это воздействие необходимо обусловлено внутренними актами, которые предшествуют всяким формам внешних проявлении. Деятельная сила в своем чисто внутреннем состоянии есть усилие, самоопределение к действию, иначе - стремление (appétition). Чтобы явиться определенным, стремление должно быть на что-нибудь направлено; по самому своему понятию оно немыслимо без цели. Другими словами, стремление предполагает представление (perception). Итак, первоначальные существа, которые вовне воплощаются в материальных качествах, внутри себя одарены способностью стремления и представления. Их внутреннее бытие выражается в непрерывном развитии представлений и стремлений; оно являет собою многоразличие состояний в единстве простой субстанции. И, наоборот, во внутренней жизни простых субстанций ничего не дано, кроме представлений и стремлений; она вся к ним сводится. Поэтому все в мире изнутри духовно и только вовне определяется телесными качествами. Существа, лежащие в основе мира, неделимые и простые, духовные в себе, но своими отношениями создающие видимость матери

альности, Л., примыкая к Джордано Бруно, с 1697 стал называть монадами. Монады - это живые, духообразиые единицы, из которых все состоит и кроме которых ничего в мире нет. [... ] По коренному предположению Л., каждая монада представляет весь мир; «каждая простая субстанция», говорит он, «имеет отношения, которыми выражаются все прочие субстанции, и, следовательно, монада является постоянным живым зеркалом вселенной». Высший ум мог бы прозреть в каждой монаде всю вселенную со всем, что в ней когда-либо произошло, происходит' или произойдет. Все монады отражают мир, но одни воспроизводят его лучше, другие хуже; с другой стороны, каждая монада, воплощая в себе некоторую особую точку зрения на вселенную, одни элементы действительности воспринимает яснее как ближайшие к ней, другие - более смутно как отдаленные. Не может быть двух существ, абсолютно сходных между собою: если бы какая-нибудь монада имела совсем одинаковое внутреннее содержание с другой монадой, они слились бы в одно (priiicipium idcntitatis indiscernibilium). В мире монад существует бесконечная градация совершенств. [... ]

Л. решительно утверждал, что монады не могут оказывать влияние одна на другую: «монады вовсе не имеют окон, через которые что-либо могло бы войти туда или оттуда выйти». Все, что в монаде совершается, есть ее собственное дело: она - совсем особый самобытный мир, маленькая вселенная, ни от кого не зависящая и действующая только от себя. Она и представлять может только самое себя, свое собственное существо и то, что в нем содержится. Если она представляет мир, то потому лишь, что мир идеально лежит в ней, что она сама есть слабое подобие мира. Но из этого никак не следует, чтобы вселенная как-нибудь физически на нее действовала и реально в ней отражалась и отпечатлевалась; реальное взаимодействие вещей есть только иллюзия. Но если так, то каким образом объяснить, что монады составляют один стройно движущийся и развивающийся мир? Откуда возникает внутреннее единство вселенной? Ответом на этот вопрос является теория предустановленной гармонии (harmonia praestabffita). Смысл этой теории в следующем: «в простых монадах бывает только идеальное влияние одной монады на другую, которое может происходить лишь через посредство Бога, поскольку в идеях Божиих одна монада с основанием требует, чтобы Бог, устанавливая в начале вещей порядок между другими монадами, принял в соображение и ее». Поэтому Бог изначала сотворил каждую субстанцию таким образом, «что в ней все рождается из ее собственных источников, путем полной самопроизвольности в отношении к ней самой и, однако, при полном соответствии с внешними вещами». Иначе сказать, вещи потому кажутся действующими друг на друга, что Бог при самом создзнии мира строил их развивающи-

27

ЛЕЙБНИЦ

мися и живущими как будто в неразрывной связи между собою. Действительной связи между ними нет, но в силу первоначального творческого акта состояния каждой монады соответствуют состояниям всех других и в каждый момент представляют как бы их отражение, сообразно особой точке зрения данной монады на мир. Этим объясняется всякое взаимодействие вещей, всякое отношение предмета к среде, его окружающей. Предустановленной гармонией у Л. объясняется и та связь, вопрос о которой так занимал последователей Декарта,- связь души с телом. Источник соответствия между телом и душой заключается в творческом акте Божества: это соответствие есть чудо, раз навсегда совершенное при самом создании вещей, тогда как по учению окказионалистов каждое единичное соответствие между душевными и телесными явлениями есть особое чудо Божие. Для пояснения своей мысли Л. употребляет следующее сравнение: душа и тело устроены так, как искусный часовщик устраивает несколько часов, чтобы они все показывали одно и то же время, хотя они и независимо друг от друга совершают свой ход. [... ]

Теория предустановленной гармонии давала в системе Л. особенно серьезное значение понятию о Божестве как источнике мирового порядка. Бог как творец вселенной, отличный от нее, являлся специально необходимым понятием в миросозерцании, которое отрицало реальное взаимодействие вещей и выводило связь между ними из творческого акта, предшествующего их возникновению. Л. возвращается к онтологическому аргументу, которому уже Декарт придавал такую высокую цену, и старается его развить и усовершенствовать. Последнее основание вещей, объединяющее в себе все совершенства субстанций производных, есть Бог. Поэтому Бог есть трансцендентная причина мира, т.е. независимая от него и предшествующая ему по своему бытию. Он есть первая монада, высочайший между духами. Все вещи зависят от Него не только по своему первому возникновению, но и по своему продолжению: сохранение вещей есть их продолжающееся творение. [... ]

Творческий разум создал мир таким, каков он есть, а не другим, потому что он лучше всех других возможных миров осуществлял цель творения. Если бы был возможен мир лучше существующего, Божественное всеведение знало бы о нем, Божественная благость его желала бы, Божественное всемогущество его создало бы. Безусловный оптимизм Л. сталкивался с вопросом: почему существует зло во вселенной? Л. подробно рассматривает этот вопрос в своей «Теодицее». Зло в мире с необходимостью вытекает из самого его существования. В каждой монаде лежит присущая ей ограниченность; без этого она обладала бы совсем абсолютной природой и не отличалась бы от Бога. Отсюда метафизическое зло, с которым связана возможность зла физического, т.е. страдания разумных существ в тес

ном значении этого слова. Зло физическое имеет некоторые высшие основания своего бытия в природе. Жизнь есгь воспитание существ для верховных целей, руководимое самим Богом; с этой точки зрения страдание может быть рассматриваемо как наказание или воспитательное средство. Обыкновенно зло служит к тому, чтобы доставить нам большее добро или отвратить еще большее зло. [...] Третий вид зла есть зло нравственное (т.е. зло в собственном смысле - грех). Его Божество не могло изъять из мира, не уничтожив самой основы нравственного бытия - свободы. Сущность духа состоит в самоопределении и самодеятельности; без них он был бы призрачным и слепым орудием чуждых ему сил, и его существование не имело бы никакой нравственной цены. Но где свобода, там возможность извращенной деятельности, т.е. греха. Впрочем, Л. далеко не был сторонником «свободы безразличия» [см. Свобода воли). Во взгляде на человеческую волю его следует скорее причислить к детерминистам. Пользуясь своим учением о бессознательных представлениях, он решительно утверждает, что наша воля никогда не бывает в состоянии абсолютного равновесия; во всех своих действиях и решениях она всегда подчиняется сильнейшему из мотивов. Кто видел бы нас насквозь, тот MOI1 бы предвидеть все наши поступки. Тем не менее, мотивы только склоняют нашу волю, но не потзужлают ее; характер их действия на нас завысит от стремлений и склонностей, господствующих в нашей душе. Самые мотивы не навязываются нам извне, а развиваются из наших собственных кедр, в силу побуждений нашей внутренней природы. Поэтому мы с полным правом считаем свободу за коренной признак духа. Л. настаивает на отрицательной природе зла: зло, страдание - только неполнота, несовершенство, недостаточность бытия, а не какая-нибудь положительная сила во вселенной. Этим соображением он старается смягчить свое предположение о том, что мир не может существовать без зла. Цель Божественного творчества -во всеобщей гармонии всех вещей и в благе всех разумных тварей, в какие бы формы они ни облекались, а таких форм - бесконечное множество. Таким образом, Л. указывает для творения мотив чисто нравственный: творческая деятельность Божества осуществляет высший нравственный идеал творчества - благой миропорядок.

С этим учением Л. тесно связано его воззрение на совпадение двух царств: царства природы и царства благодати, т.е. законов физических и законов нравственных. Гармония между этими двумя царствами состоит Ε том, что из естественного хода вещей постоянно вытекает благо духовных существ. Исходя из этой идеи, Л. думает примирить религию с естествознанием. Человек от природы обладает признанием двух центральных истин - бытия Бога и бессмертия души. Таким образом, основа религии заранее существует в душе человека. Откровение только помо-

28

ЛЕОНАРД

гает раскрытию идей, семена которых вложены в нас при самом нашем рождении. Между истинной верой и разумом нет и не может быть противоречия. Христианство как совершеннейшее выражение естественной религии не дает ничего противоразумного, хотя в нем существуют истины сверхразумные, т.е. такие, которых наш ограниченный ум не может понять с полной отчетливостью. В Откровении можно указать догматы непостижимые, но нет догматов бессмысленных. Главные элементы религии - в просвещении и добродетели. Истинным христианином является тот, чья душа полна ясным и светлым спокойствием, любовью к Богу и мировой гармонии и верой в красоту будущей жизни. Соответственно этому, этический идеал полагается Л. в любви, побеждающей темные внушения нашего эгоизма и заставляющей чужое благо ощущать как свое. Задача человеческой деятельности - в совершенствовании, а совершенствование невозможно без просвещения духа. И чем он просвещеннее, тем с большей любовью претворяет он благо других духов в свое собственное. [... ]

Л.М. Лопатин.

ЛЕКТОР (лат. lector - читатель, чтец) (церк.), см. Чтецы.

ЛЕКТОРИЙ (лат. lectorium - место для чтения, нем. Lettner), в старинных католических церквах род деревянной возвышенной кафедры или трибуны, на которой во время богослужения читались Евангелие и апостольские послания. Такая трибуна помещалась на краю невысокой деревянной загородки, отделявшей от остальных частей храма четырехугольное пространство перед главным алтарем, назначенное для клириков и хора певцов, вследствие чего наименование Л. перешло и к этому пространству (более точное его название - doxale, odeum). Л. завелись в Италии в 11 в., в Германии же и во Франции -несколько позже. Чаще всего они встречаются в церквах позднероманской и готической эпох.

А. И. Сомов.

ЛЕКЬЕН (Le Quien) Мишель (1661-1733), доминиканец в Болонье, известный византинист, автор соч. «Oriens christianus» [«Христианский Восток»] (1740).

ЛЕНГТОН (Langton) Стефан, английский богослов и политический деятель. Род. в конце 13 в. В 1206 Л. был сделан кардиналом благодаря папе Иннокентию III, его соученику и другу. В 1207 папа заставил монахов избрать Л. на кен-терберийскую кафедру вопреки желанию короля Иоанна. Завязалась борьба между папой и королем Иоанном Безземельным, окончившаяся торжеством Л. (1213). Он явился предводителем баронов и защитником народных прав против деспотизма Иоанна и уговорил короля не воевать с восставшими. [...] Умер в 1228. Написал много богословских трудов, между которыми особенно ценятся «Комментарии» к Св. Писанию. Ему приписывают разделение книг Библии на главы.

•Ф-ЛЕОДЕГАРИЙ (Leodegarius, St.; Léger), епископ Отенский (Augustodunum), один из типичнейших представителей иерархов-политиков франкской эпохи. Принадлежал к семье магнатов, был хорошо знаком с литературой и правом, красноречив; любил роскошь и блеск. Сделавшись епископом, он восстановил стены Отена, пышно украсил соборную церковь. Большую заботу оказывал он также бедным края и приобрел значительную популярность. Гордый и властолюбивый, Л. стремился играть выдающуюся роль во дворцах королей, между которыми делилось тогда (7 в.) Франкское государство. Он вступил в борьбу с могущественным мажордомом Эброи-ном, попал в руки к врагам, был ослеплен, потом обезглавлен (680). Вскоре после смерти его начали почитать как мученика; но к святым он был причислен лишь вследствие установившегося тогда обычая канонизировать большую часть видных возглавителей церкви.

ЛЕОН (Ponce de Leon) Луис (1528-1591), выдающийся испанский религиозный лирик и один из лучших мастеров кастильской прозы. Был монахом и проф. Саламанкского ун-та. Безосновательно обвиненный в ереси, Л. в 1572 был заключен инквизиционным трибуналом в тюрьму, в которой оставался более четырех лет; по выходе оттуда он вернулся на свою кафедру. В тюрьме Л. начал писать красноречивый религиозный трактат в форме диалога «Nombres de Cristo», законченный в 1585. В 1583 появился самый популярный из его трактатов: «Perfecta Casada». Написал комментарии к Свящ. Писанию. [...]

ЛЕОНАРД (Leonardus) илиЛенард (умерок. 559), пустынник лиможский, родом из знатной семьи, обращенный в христианство сз. Ремигием, основатель монастыря близ Лиможа. Проповедовал христианство язычникам Аквитании и Берри. По преданию, своими молитвами он даровал облегчение королеве при ее трудных родах, почему его во Франции почитают как патрона рожениц.

ЛЕОНАРД УДЙНСКИЙ (d'Udino), знаменитейший из средневековых проповедников на Западе (ум. около 1470), доминиканец, приор монастыря в Болонье, затем провинциал своего ордена в Ломбардии. Проповеди его могут рассматриваться как типические образцы западно-схоластического типа проповедничества. Они наполнены диалектической и анекдотически-исторической эрудицией, цитатами из писателей христианских и языческих и отличаются изысканной риторической структурой - массой делений и подразделений; почти каждый вопрос обсуждается по особым категориям, придуманным самим Л. Вследствие этого проповеди Л. всегда непомерно длинны, лишены живости и естественности в ходе мыслей; последние качества являются у него лишь изредка, когда он отдается движению непосредственного чувства. Он очень любит фигуру олицетворения: выводит на сцену историче-

29

ЛЕОНИД

ских деятелей и заставляет их говорить и действовать, иногда совсем несогласно с историческим обликом этих лиц. Те страницы в проповедях Л., где он (мягко и деликатно) трактует о разных видах распутства и других пороках современного ему общества, составляют ценный материал для культурно-бытовой истории его времени. Проповеди Л. изданы в трех обширных сборниках в 1478, 1479 и 1516. Н.И. Барсов.

ЛЕОНИД (Λεωνίδης), имя святых православной церкви:

1) Л., мученик коринфский (3 в.); память 10 марта и 16 апреля.

2) Л., мученик египетский, пострадал при Максимине; память 5 июня.

3) Л., мученик, память 8 августа.

ЛЕОНИД (Устьнедумский), преподобный, родом из крестьян Новгородской губ.; около 1610 устроил устьнедумскую Богородицкую обитель, между р. Лузою и вырытым им каналом «Недумою-рекою». Эта обитель имела важное значение для края: Л. называют просветителем «Лузской Пермцы». Умер 17 июня 1654.

ЛЕОНИД (Наголкин.всхиме Лев) (1769-1841), схимник Оптиной пустыни, прославившийся подвижничеством и духовными наставлениями. Его ученик П.П. Тамбовцев записал «Вопросы ученика и ответы старца» («Маяк», 1845, 22; перепечатано в «Историческом описании скита при Козельской Введенской пустыни», СПб., 1852).

ЛЕОНИД, епископ Рязанский (16 в.). Участвовал на соборах: 1578 - о прославлении преп. Иосифа Волоцкого, 1580 и 1584 - о церковных вотчинах. Сохранилась его «Челобитная» (1584) царю с жалобой на претерпеваемые им обиды (напечатана в «Историч, актах», 1). Составленное им «Житие блаженного Василия и похвальное ему слово» известно по спискам (каталог Царского, № 128).

ЛЕОНИД в миру Лев Александрович Кавелин (1822-1891), духовный писатель, архимандрит. Учился в 1-м Моск, кадетском корпусе, служил в гвардии. В 1852 поступил в число послушников Оптиной пустыни; в 1857 был пострижен в монашество; в 1863 назначен начальником российской духовной миссии в Иерусалиме, с посвящением в архимандриты; позднее был настоятелем русской константинопольской посольской церкви, настоятелем Воскресенского м-ря Новый Иерусалим и, наконец, наместником Троице-Сергиевой лавры. [... ] Живя в Оптиной пустыни, он составил «Каталог старопечатных и редких книг библиотеки Козельской Оптиной пустыни», «Обозрение Козельского Оптина м-ря и бывших в нем до начала 18 в. храмов», «Обозрение рукописей и старопечатных книг в книгохранилищах монастырей, городских и сельских церквей Калужской губ.». Аналогичные работы он исполнил и в других местах своего служения. Незадолго до смерти Л. вел с И.И. Малышевским полемику по вопросу о происхождении княгини

Ольги и закончил обширную работу «Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания гр. A.C. Уварова» (М., 1893-94).

См. И. Корсунский, Наместник Сергиевой Лавры архим. Л. (в приложении к «Историч, записке о деятельности Моск. Археологич. об-ва за первые 25 лет существования», М., 1890); Н. Субботин, Воспоминание об о. архимандрите Л. (там же, 1893). В.Н. Сторожев. О ЛЕОНТИЙ (Λεόντιος), имя святых православной церкви:

1) Л., св. мученик трипольский; память 18 июня.

2) Л., св. бессребреник киликийский, один из пяти братьев, уроженцев Аравии, занимавшихся врачебным искусством. За исповедание Христа все пятеро (Козьма, Дамиан, Л., Анфим и Евтропий) были подвергнуты пыткам и затем обезглавлены в царствование ими. Диоклетиана и Максимиана (286-305). Память всех их 17 октября.

3) Л,- один из сорока мучеников сева-стийских, сожженных в 320; память 9 марта.

4) Л.-Петр (Петр Галатийский), св. подвижник цареградский 9 в. Память 9 октября.

5) Л., преподобный отрок, канонарх Печер-ской лавры; жил в 14 в.; память 18 июня.

6) Л., праведный кариховский, основатель (позднее упраздненного) Карихова м-ря в 18 верстах от Новгорода. Скончался 18 июля 1492.

7) Л., праведный стромынский (14 в.), первый игумен Успенского Троицкого Стромынского м-ря на р. Дубенке. Был поставлен игуменом из иноков Троицкой лавры преп. Сергием Радонежским, построившим Стромынский м-рь в 1379 по поручению вел. кн. Дмитрия Ивановича в память победы над татарами.

8) Л. прозорливый, преподобный афонский, преставился в 1605; память 18 июня.

ЛЕОНТИЙ, патриарх болгарский, первый из епископов Болгарии, принявший в 907 этот титул по воле болгарского царя Симеона.

ЛЕОНТИЙ, епископ Ростовский, поставленный на эту кафедру из иноков Печерского м-ря, вероятно, не позже 1051. В Ростове в это время преобладало еще язычество. Л. обратил особенное внимание на детей; сам наставлял их в истинах веры, сам и крестил, хотя родители наносили ему за это побои и угрожали смертью. Своей кротостью и твердостью он достиг, наконец, обращения в христианство и взрослого населения Ростова. Скончался, как полагают, ранее 1077. Мощи этого «апостола земли ростовской» обретены 23 мая 1164; с 1609 почивают под спудом. В рукописном сборнике «Житий и поучений 15 и 16 вв.», принадлежавшем покойному еп. угличскому Амфилохию, сохранилось «Поучение и наказание еп. ростовскаго Л. к попам о всем, како подобает дети своя духовныя учити и опи-темья им давати по заповедем и по правилам св. отец». К.Д. Головщиков.

30

ЛЕОНТЬЕВ

ЛЕОНТИЙ (ум. около 542) (по месту рождения-византийский, по месту пребывания -иерусалимский), церковный историк и бого-слов-ересеолог. Сначала принадлежал к нестори-анам, но потом, обратившись к православию, сделался ревностным обличителем ересей. Он старался примирить формулы Кирилла Александрийского и Льва Великого, отстоять единство ипостаси при двойстве естеств. Его справедливо называют первым схоластиком. Сочинения его, направленные против несториан, монофизитов, севериан, аполлинаристов, собраны у Migne, PG, t. 86.

Л. византийского не следует смешивать с Л. неапольским (ум. в 620), епископом г. Неаполя на о-ве Кипре, автором житий Иоанна Милостивого и Симеона юродивого, догматического сборника и нескольких слов (см. Migne, PG, t. 93). _

ЛЕОНТИЙ (Карпович), основатель и первый архимандрит виленского Духова м-ря, епископ Владимирский и Брестский, деятельный защитник православия, человек с образованием и литературным талантом. Скончался в 1620. Две его проповеди, написанные хорошим литературным языком, изданы в ЧОИДР (1878, I, 1-118). н.Ф. Сумцов.

ЛЕОНТИИ (Боб олинский), иеромонах, «законник монастыря Выдубицкого киевского». Написал (т.е., вероятно, переписал) в 1699 в Свято-Троицком Ильинском черниговском м-ре «Летописец си есть кройника з розных авторов и гисторыков многих диалектом русским» - обзор всемирной истории до середины 15 в.

Ср. В. H а у м е н к о , Хронографы южнорусской редакции, ЖМНП, 1885, май; Летопись Григория Грабянки, Киев, 1854, стр. 1-Х и 272-327.

ЛЕОНТИЙ, старец. В 1701-1702 путешествовал по поручению поповщины на Восток с целью узнать, какова вера у греков.Отрывки из его «Описания пути ко св. граду Иерусалимскому» напечатаны в «Черниговском листке», 1862. В «Русском архиве» (1863) напечатано «Путешествие во Св. Землю» священника Иоанна Лукьянова, во многих своих частях повторяющее «Описание» Л.

•Ф• ЛЕОНТИЙ, паломник по святым местам, впоследствии архимандрит и настоятель посольской церкви в Константинополе, где во время первой Русско-турецкой войны вместе со всем русским посольством был заточен турками в Семибашен-ньш замок. В 1763 предпринял путешествие по святым местам Востока и оставил описание его. [...] По способу описания и манере изложения, по количеству предметов, затронутых в описании, по художественному во многих местах изложению и по тому юмору, которым отличаются многие страницы, труд Л. близок к «Странствованиям» Василия Григоровича-Барского. Во многих местах своего описания Л. упоминает о последнем как о предшественнике своем и учителе по путешествию, именуя себя младшим его

братом, и даже описание свое называет «Младший Григорович». Открыл сочинение Л. кронштадтский протоиерей Попов.

См. А.П. Попов, Младший Григорович. Новооткрытый паломник по СВЕТЫМ местам 18 в., Кронштадт, 1911.

ЛЕОНТЬЕВ Константин Николаевич (1831-1891), публицист и повествователь, оригинальный и талантливый проповедник крайне консервативных взглядов. Принадлежал к калужской помещичьей семье; учился медицине в Московском ун-те; был в крымскую кампанию военным врачом, потом сельским врачом в Нижегородской губ. Десять лет (1863-73) прожил в Турции, занимая консульские должности на о. Крит, в Андрианополе, Тульче, Янине, Зицс и Салониках. Выйдя в отставку, провел более года на Афоне, затем жил большей частью в своей деревце. В 1887 поселился в Оптиной пустыни и через 4 года, приняв тайное пострижение с именем Климента, переехал в Сергиев Посад, где и умер. [...] Литературная самобытность Л. проявилась вполне в его повестях «Из жизни христиан в Турции» (изд. отдельно в 1876, сюда же относятся рассказ «Сфакиот», роман «Камень Сизифа» и начало романа «Египетский голубь», не вошедшие в этот сборник). И.С. Аксаков, враждебно относившийся к политическим и церковным взглядам Л., у которого находил «сладострастный культ палки», был в восхищении от его восточных повестей и говорил: «прочтя их, не нужно и в Турцию ехать». Во время жизни в греко-турецких городах в Л. произошел умственный переворот, закончившийся на Афоне. Прежний натуралист и жорж-зандист, напечатавший, между прочим, уже в зрелом возрасте «в высшей степени безнравственное (по его собственному, преувеличенному отзыву), чувственное, языческое, дьявольское сочинение, тонко развратное, ничего христианского в себе не имеющее», сделался крзйним и искренним сторонником визан-тийско-аскетического религиозного идеала. Этой стороной новое мировоззрение Л. далеко не исчерпывается. Оно было вообще лишено цельности; одного срединного и господствующего принципа в нем ке было, но отдельные взгляды отличались определенностью, прямотой и смелой последовательностью. Славянофильство он называл «мечтательным и неясным учением». Желая привести СБОИ пестрые мысли и стремления к некоторому, хотя бы только формальному единству, Л. называл себя принципиальным или идейным консерватором (в противоположность грубо-практическому или эмпирическому консерватизму). Дорогими, требующими и достойными охранения он считал, главным образом: 1) реально-мистическое, строго церковное и монашеское христианство византийского и отчасти римского типа, 2) крепкую, сосредоточенную монархическую государственность и 3) красоту жизни в самобытных национальных формах. Все это нужно охранять против одного общего вра-

31

ЛЕОНТЬЕВ

га - уравнительного буржуазного прогресса, торжествующего в новейшей европейской истории.

Вражда к этому прогрессу составляла главный «пафос» в писаниях Л. Он выработал особую теорию развития, где своеобразно варьировались идеи Гегеля, Сен-Симона, Ог. Конта и Г. Спенсера (которых, впрочем, Л. не изучал систематически). По Л., человечество в целом и в частях проходит через три последовательные состояния: первоначальной простоты (подобно организму в зачаточном и младенческом периоде), затем положительного расчленения (подобно развитому, цветущему возрасту организма) и, наконец, смесительного упрощения и уравнения, или вторичной простоты (дряхлость, умирание и разложение организма). Так, германцы в эпоху переселения народов представляли первичную простоту быта, Европа средних и начала новых веков -цветущее расчленение жизненных форм, а с «просветительного» движения 18 в. и Великой французской революции европейское человечество решительно входит в эпоху смесительного упрощения и разложения. От названных европейских мыслителей, которые также отмечали критический и отрицательный характер новейшей истории, Л. отличается тем, что считает это разложение для Европы окончательным и ждет нового и положительного от России. В этом он сходится с славянофилами, но тут же и расходится с ними в трех существенных пунктах: 1) современное «разложение» Европы он считает простым следствием общего естественного закона, а вовсе не какого-нибудь порока в коренных началах ее жизни, от которого будто бы Россия свободна; эту славянофильскую точку зрения Л. так излагает и осмеивает: «правда, истина, цельность, любовь и т.п.- у нас, а на Западе -рационализм, ложь, насильственность, борьба и т.п. Признаюсь - у меня это возбуждает лишь улыбку; нельзя на таких общеморальных различиях строить практические надежды. Трогательное и симпатическое ребячество это - пережитой уже момент русской мысли». 2) Новая великая будущность для России представляется Л. желательной и возможной, а не роковой и неизбежной, как думают славянофилы: иногда эта будущность кажется ему даже маловероятной -Россия уже прожила 1000 лет, а губительный процесс эгалитарной буржуазности начался и у нас после Крымской войны и освобождения крестьян. 3) Помимо неуверенности в исполнении его желаний для России самый предмет этих желаний был у Л. не совсем тот, что у славянофилов. Вот главные черты его культурно-политического идеала, как он сам его резюмировал: «государство должно быть пестро, сложно, крепко, сословно и с осторожностью подвижно, вообще сурово, иногда и до свирепости; церковь должна быть независимее нынешней, иерархия должна быть смелее, властнее, сосредоточеннее; быт должен быть поэтичен, разнообразен в национальном, обособленном от Запада

единстве; законы, пршщипы власти должны быть строже, люди должны стараться быть лично добрее - одно уравновесит другое; наука должна развиваться в духе глубокого презрения к своей пользе».

Идеал Л. был византийским, а не славянским; он доказывал, что «славянство» есть термин без всякого определенного культурного содержания, что славянские народы жили и живут чужими началами. Их нынешняя культура слагается отчасти из слабых остатков традиционного византинизма, большей же частью - из стремительно усвоенных элементов прогрессивного европеизма. Этот второй, ненавистный Л. элемент решительно преобладает у славян австрийских, а в последнее время возобладал и у балканских. Поэтому слияние славян с Россией, к которому стремится панславизм, не только не может быть целью здравой политики с русской точки зрения, но было бы прямо для нас опасным, так как усилило бы новыми струями уравнительного прогресса наши разлагающие демократические элементы и ослабило бы истинно консервативные, т.е. византийские начала нашей жизни. В церковно-политическом споре между греками и болгарами Л. решительно стал на сторону первых, вследствие чего разошелся со своим начальником, послом в Константинополе, ген. Игнатьевым, а также с Катковым. Л. пламенно желал, чтобы Россия завоевала Константинополь, но не затем, чтобы сделать его центром славянской либерально-демократической федерации, а затем, чтобы в древней столице укрепить и развить истинно консервативный культурный строй и восстановить Восточное царство на прежних византийских началах, только восполненных национально-русским учреждением принудительной земледельческой общины. Вообще Л. во всех сферах высоко ценил принудительный характер отношений, без которого, по его мнению, жизненные формы не могут сохранять своей раздельности и устойчивости; ослабление принудительной власти есть верный признак и, вместе с тем, содействующая причина разложения или «смесительного упрощения» жизни.

В своем презрении к чистой этике и в своем культе самоутверждающейся силы и красоты Л. предвосхитил многие мысли Ницше, вдвойне парадоксальные под пером афонского послушника и оптинского монаха. Л. религиозно верил в положительную истину христианства, в узкомонашеском смысле личного спасения; он политически надеялся на торжество консервативных начал в нашем отечестве, на взятие Царьграда русскими войсками и на основание великой неовизантийской, или греко-российской, культуры; наконец, он эстетически любил все красивое и сильное. Эти три мотива господствуют в его писаниях, а отсутствие между ними внутренней положительной связи есть главный недостаток его миросозерцания. Из идеи личного душеспасения путем монашеским (как его пони-

32

ЛЖЕИСИДОРОВЫ

мал Л.) логически вытекает равнодушие к мирским политическим интересам и отрицание интереса эстетического; в свою очередь, политика, хотя бы консервативная, не имеет ничего общего с душеспасением и с эстетикой; наконец, становясь на точку зрения эстетическую, несомненно следовало бы предтючесгь идеалы древнего язычества, средневекового рыцарства и эпохи Возрождения идеалам византийских монахов и чиновников, особенно в их русской реставрации. Таким образом, три главные предмета, подлежащие охранению принципиального или идейного консерватизма, не согласованы между собою. [... ] Надежды и мечтания Л. не вытекали из христианства, которое он, однако, исповедовал как безусловную истину. Ему оставалась неясной универсальная природа этой истины и невозможность принимать ее наполовину. Но если главные мотивы, из которых слагалось миросозерцание Л., не были им согласованы между собою, то к каждому из них он относился серьезно и с увлечением, как свидетельствует вся его жизнь. Своим убеждениям он принес в жертву успешно начатую дипломатическую карьеру, вследствие чего семь лет терпел тяжелую нужду. Свои крайние мнения он без всяких оговорок высказывал и в такое время, когда это не могло принести ему ничего, кроме осмеяния.

Большая часть политических, критических и публицистических произведений Л. была соединена им в сборнике «Восток, Россия и Славянство» (М., 1885-86). После этого он напечатал в «Гражданине» рад статей под общим заглавием «Записки отшельника». При жизни Л. на него мало обращали внимания в литературе: можно назвать только статьи Н.С. Лескова («Голос», 1881, и «Новости», 1883) и Вл. Соловьева («Русь», 1883). После его смерти, кроме некрологов, появились статьи В. Розанова в «Рус. вестнике» (1892), А. Александрова (там же), Влад. Соловьева в «Рус. обозрении» (1892), кн. С. Трубецкого в «Вестнике Европы» (1892), П. Милюкова в «Вопр. философии и психологии» (1893), Л. Тихомирова в «Рус. обозрении» (1894), свящ. И. Фуделя (там же, 1895). По обилию материала для характеристики особенно важны статьи о. Фуделя и А. Александрова.

BJLC. Соловьев. •Ф-Собр. сочинений Л. издавалось в Москве в 12 тт. (по 1914 вышли в свет 9 тт.). Письма Л. к Губастову напечатаны в «Рус. обозрении» (1894, кн. 9, 11; 1896, кн. 1-3, 11-12; 1897, кн. 1-2, 5-7; 1895, № 12), письма Л. к А. Александрову - в БВ (1914, март - декабрь, 1915, январь, и отдельно Сергиев Посад, 1915). О ЛЕОПОЛЬД III (Leopold), маркграф австрийский, святой католчч. церкви и патрон Австрии; из рода Бабеыбергов, сын Леопольда II. Род. в 1073, воспитывался под влиянием знаменитого епископа Пасса Альтмана и по смерти отца в 1096 вступил в управление государством. Сорокалетнее правление благочестивого и мудрого государя протекало мирно и сопровождалось значительным культурным развитием страны. Деятельность его была плодотворна и для церкви. Он основал цистерцианский монастырь Хейлиген-крейц (Св. Креста), бенедиктинское аббатство

Клейнмариазелль, коллегиальную церковь для «светских» каноников близ Вены и др. Во многих монастырях он ввел правила блаж. Августина. Скончался 15 ноября 1136. Из его 18 детей замечательны: епископ и историк Отгон Фрей-зингенский, Леопольд и Генрих, последовательно сменившие отца в управлении, и Конрад, архиеп. Зальцбургский. Канонизирован буллой Иннокентия III от 6 января 1485. Мощи его, открытые 15 февраля 1506, находятся в монастыре Клосте-ненбурге. св. Трощтй.

«Ф-ЛЕПОРСКИЙ Петр Иванович (род. в 1871), духовный писатель, протоиерей, профессор Петербургской духовной академии по кафедре догматического богословия.

Главные работы: История Фессалоникского экзархата до присоединения его к константинопольскому патриархату, СПб., 1901 (магистер. дисс.); Восточный Иллирик и его церковно-историческое значение, ХЧ, 1901, 2 и отдельно; Учение св. Иоанна Златоуста о совести, ХЧ, 189S, 1; Христианство и современное мировоззрение (по поводу книга Гарнака «Сущность христианства»), 1903; Тридцать девять членов церкви английской, 1904 (переведены на английский яз.); Три речи по случаю войны балканских союзников с Турцией. 1913.

<-ЛЕРЙН (Lérins), один из самых древних монастырей в южной Галлии. Основан (ок. 410) Гоноратом, членом знатной языческой семьи, обращенным в христианство и удалившимся для аскетического подвига на островок Средиземного моря против города Канн, тогда дикий и пустынный и будто бы кишевший ядовитыми змеями. За ним последовали его ученики, и скоро организовался «лагерь Господень». Выработан был строгий устав. Гонорат ходил проповедовать бегство от мира и отовсюду приводил новых адептов. Он кончил жизнь епископом Арелатским. На соседних Йерских о-вах были основаны дочерние обители, и Л. превратился в авторитетный центр монашеских общежитий. Вскоре Л. явился рассадником кандидатов для занятия епископских мест. Многие прославившиеся иерархи галльской церкви прошли школу Леринского м-ря. Потом монастырь пришел в упадок и оставался бездеятельным после кратковременного оживления при Карле Великом. Монашеская жизнь поднялась еще в эпоху Клюнийского движения (10, 11 вв.). Потом монастырь очень разбогател, получил от пап многочисленные привилегии. Во время «авиньонского пленения» папы пробовали использовать богатство Л. В 16 в. в монастыре как будто создавался центр гуманистических штудий. Затем Л. принимает характер пышного владения, предоставлявшегося князьям церкви, кардиналам (например, Мазарини) или епископам.

ЛЕСТВИЧНИК. см. Иоанн Лествичник. <- ЛЖЕИСИДОРОВЫ ДЕКРЕТАЛИИ, так называют сборник наполовину подложных документов канонического права, составленный в королевстве франков в середине 9 в. Неизвестный автор укрылся под псевдонимом Исидора Меркатора («святого Исидора»). Исидору Севильскому (ум

33

ЛЖИЦА

в 635) приписывался сборник (подлинных) источников церковного права, который в галльской, в частности отенской, редакции (Hispaaa Gallics Augustodunensis), расширенной подделками, лег в сслову Лжеисидоровой компиляции. Марий Меркатор - имя испанского писателя 5 в., у которого Лжеисидор заимствовал свой пролог. Потомство сохранило одно имя Исидора (СеЕиль-ского). Первая часть сборника содержит письма (декреталии) пап от Климента до Мельхиада (все 60 подложны, кроме двух посланий Климента, памятников древнехристианской литературы). Вторая часть заключает в себе постановления 54 соборов, греческих и западных, большей частью подлинные, третья - декреталии пап от Сильвестра до Григория I и одно послание Григория II, изобилующие подделками. Автор почти никогда не сочиняет тексты целиком, а комбинирует их мозаично из подлинных отрывков, искажая или обобщая их смысл и влагая позднейшие формулировки права в уста древних отцов. Его начитанность очень велика для той эпохи. Материалы для фальсификации он черпал из Библии, канонов, подлинных декреталий, римского права (Brcviarium Alaricianum), капитуляриев франкских горслей и многочисленных церковных авто-роз. «Liber pontificalis» - биографии пап - служили ему путеводной нитью. Заявленная автором цель (дать полное собрание документов) заставила его принять массу безразличного материала догматического, этического и даже литургического содержания. На этом фоне резко выделяются его собственные реформаторские тенденции. Ке абсолютизм римского престола, как полагали раньше, интересует автора, а независимость епископата от светской (королевской) и духовной (митрополичьей) власти. Судить епископа может только провинциальный собор, но как созыв его (лишь с разрешения папы), так и процессуальные условия (личность обвинителя, свидетелей и т.д.) обставлены целым рядом клаузул, в сущности делающим суд над епископом невозможным (автор не только не скрывает этой цели, но и приписывает ее апостолам). Наконец, во всякий момент процесса обвиняемому принадлежит право прекратить его непосредственной апелляцией в Рим. Опасности из Рима автор не предвидел и, считая его лучшей защитой епископальной независимости, набрасывает широкую теорию римского примата (непогрешимости папы), оказавшую глубокое влияние на последующие события. Епископальные стремления Лжеисидора потерпели крушение (кроме, разве, борьбы его с учреждением хорепнекопата во Франции). Исторической почвой, взрастившей Лжеисидора, было смутное для франкской церкви время грубого вмешательства светской власти в ее жизнь, постоянных изгнаний и осуждений иерархов по мотивам политического характера. Идеи Лжеисидора разделялись всей партией церковной независимости.

В тесной связи с компиляцией Лжеисидора стоят по временя и происхождению, по приемам фальсификации и по тенденциям три аналогичных сборника: Hispana Gallica Augustodunensis, Capitula Ângilra;jmi (Hadriani) и свод капитуляриев Бенедикта Левиты (псевдоним). Эти 4 сборника - Л. д. в широком смысле слова. Они вышли если не из-под пера одного автора, то из тесного кружка едшюмышленников. Огромная литература в 19 в. пыталась установить их автора (или авторов). Его искали в диоцезах Майнц-ском, Санском, Реимском и Турском, называли автором Бенедикта Левиту, Отгара Майнцского, Венило Санского, Лупа Ферьерского, диакона Леодальда из Леманса, Эбона, епископа Рейм-ского, Вульфада, каноника той же церкви, и Ротгада Суассонского. Имя автора остается неразгаданным, но происхождение сборника в Реимском диоцезе считается наиболее вероятным. Гипотеза в пользу Леманса, обоснованная Симеоном, находит последователей во Франции (Дю-шен, Фурнье, Виолле, отчасти Гаве). Время составления удалось отнести к 847-S52. Ссылки на Л. д. начинаются с 852; сомнений они не возбудили; рецепция их происходит сначала во Франции, потом в Риме и Германии. Многочисленные эксцерпты и переработки (особенно Capitula Remedii Curieiisis, 10 в.) популяризировали новые источники права, которые были включены и в декрет Грацизна. Их критика начинается с 15 в. (Николай Кузанский, Хуан Тор-квемада и Генрих Кальтейзен). Дело магдебург-ских центуриаторов продолжает в 17 в. Блон-дель - священник-реформьта (1628), на плечах которого стоят все позднейшие исследователи. Католическая церковь еще в 17 Е. официально защищала подлинность Л. д., но братья Баллери-ни в своем классическом труде (17.57) признали подделку. С тех пор в защиту Л. д. раздавались только отдельные голоса. Критическое издание Л. д. дано Hinschius'oM: «Décrétâtes pseudoisido-rianae et capitula Angilramni» (1865).

Г. П. Федотов.

ЛЖЙЦА, ложка с крестом на рукоятке, употребляемая при причащении.

ЛИ (Lee) Анна (1736-1784), основательница секты шейкеров.

->ЛИ (Lea) Генри Чарлз (1825-1909), американский историк. Уже первые работы - «Studies in Church History» (1S69, 2-е изд. 1883) и «Historical Sketch of sacerdotal Celibacy» (1884, 3-е изд., 1907) - обратили на него внимание ученого мира; имя первоклассного историка дала ему «History of the Inquisition of the Middle Ages» (1888; рус. перевод - «История инквизиции в средние века», 1911-12; есть краткое изложение Ланглуа в пер. Васильевского).

ЛИБЕЛЛАТЖИ (libellaîici), христиане эпохи гонений, подкупом или иным образом добывавшие от языческих властей свидетельства (libelli) в том, что они совершили жертьоприношения языческим богам.

34

ЛИВИН

См. Б о л о т о в, Лекции по истории церкви, т. 2; А. Л е -

6 е д е в, Эпоха гонений.

О ÜBER CENSUUM ROMANAE ECCLESIAE (счетная книга Римской церкви), сочинение папы Гонория III (1216-27), написавшего ее в 1192 до возведения в папы, когда он носил имя Ценция Савелли и был папским камерарием (при Целестине III), почему книга иногда называется Liber censuum Cencii Camerarii. Книга содержит в себе счета доходов Римской церкви и является важнейшим источником сведений об экономическом состоянии церкви в средние века. Отчасти она составляет продолжение книги liber pontificalis и часто издавалась вместе с нею. св. Троицкий.

ÜBER DIURNUS ROMANORUM PONTIFICUM, составленный между 685-751 и находившийся в употреблении вплоть до 11 в. сборник формул, принятых римской курией (напр., формулы избрания папы, ординации епископов, дарования паллия и т.д.). Наиболее древним ядром книги являются послания Геласия I и Григория Великого. Издал Th. Sickel, «Liber diuraus Romanorum Pontiiïcum ex unico codice Vaticano» (1889).

LIBER PONTIFICALIS. сборник биографий пап, начиная с ап. Петра. Древнейшая часть его (первая редакция) была составлена, вероятно, при Бонифации II, в начале 6 в. (мнение Дюше-на; Вайц и Моммзен высказываются за начало

7 в.) на основе каталогов пап («Catalogue Liberiamis» и т.н. «Index»), сочинений Иеронима («De yiris ülustribus») и Руфина («Recogniüones Clementinae»), житий мучеников, папских декретов, собрания различных сведений, составленного при Симмахе II, и документов папского архива. Дальнейшие прибавки в 7-8 вв. делались современниками. Вторая редакция L. р. закончена около конца 7 в.; затем следуют добавления при Константине I, Стефане II, Стефане III и Адриане I. Это наиболее ценная исторически часть книги, являющейся для 7-8 вв. иногда единственным источником и отражающей идеи и планы папской курии. Более официозны и схематичны биографии пап 9 в., за исключением биографии Сергия И. В 10 и 11 вв. папская историография замирает до эпохи реформы, когда появляются биографии Льва IX и Григория VII. Переработка и продолжение L. р. относятся к 1137 и принадлежат приверженцу антипапы Анаклета II римскому клирику Пандульфу. Его труд сохранился лишь в переработке француза Пьера Гильома (Petrus Guillelmus) от 1147, позднее доведенной до 1281. Почти одновременно с Пандульфом, но независимо от него (ок. 1178) L. р. была продолжена кардиналом Бозоном, остановившимся на биографии Александра III. В 1193 труд Бозона был слит в одно целое с переработкой Liber censuum, так что до новой полной редакции L. р. дело не дошло. В 15 в. анонимный автор продолжил, воспользовавшись папскими биографиями Бернарда Гвидона (14 в.), редакцию Пьера Гильома до 1328 (Иоанн XII); его труд лет через 50 был доведен

другим, тоже неизвестным автором до 1431 и позже дополнен биографиями Иннокентия II и Иоанна XXII. Дальнейшему развитию L. р. был положен конец появлением труда Платины («Liber de viia Christi ас de vins siimmorum pontificum Romanoruin»).

Издания: L. Duchesne, «Le Liber Pontificalis», 1-2, 1886, 1892; Th. Mommsea в «Momim. Gêna. Histor.», «Gestorum Pontificum Romanorum, ν. ï. Libri Poutificalis pars prior» (до 715, 1898).

© LEBER ViïAE («Книга жизни»), западное название диптихов, имеющее основании в Библии (Откр. 3:5; ср. 17:8 и др.; Филипп. 4:3, Пс. 69:29). Тогда как в L. V., Liber vivoram (viventium) записывались имена живых, «Книга мертвых» (Liber mortuorum) содержала имена умерших, сначала лишь поминаемых на езхаристии, а потом и всех вообще. Эти «книги живых» и «мертвых» в древности составлялись из двух или более покрытых с внутренней стороны воском дощечек, связанных между собой. Т.к. таких дощечек часто не хватало для регистрации «прихода», то для этой цели употреблялись иногда свитки и кодексы из папируса, редко из пергамента. Иногда листы папируса и пергамента обрезались в форме диптиха и вкладывались между дощечками. В большинстве случаев эти дощечки делались из дерева, но уже в 4 в. их стали делать из слоновой кости и украшать рельефными изображениями по примеру античных ДИПТИХОВ. [... ] СВ. Троицкий.

ЛИБЕРИИ (Libérais), папа в 352-366. По примеру своего предшественника Юлия I сразу выступил в качестве защитника никейцев и Афанасия Великого. Он просил у Констанция (353) созыва вселенского собора в Аквилее, не признавая осуждения Афанасия и побуждая к тому же итальянских епископов. После нового осуждения Афанасия на Миланском соборе (355) и изгнания его защитников Л. продолжал противиться императору и был отправлен в изгнание во Фракию, а на его место, по настоянию Констанция, был поставлен римский архидиакон Феликс, не признанный значительной частью римлян. Двухлетнее изгнание сломило правоверие Л.: он осудил Афанасия и получил возможность вернуться в Рим для совместного с Феликсом управления церковью. Римляне, торжественно встретив своего папу, изгнали Феликса (358), и Л. опять занял кафедру.

© Л И ВИН (Livinus) (7 в.), католич. святой, проповедник и миссионер во Фландрии. Род. в Ирландии. Принял крещение в детском возрасте от Августина, апостола англо-саксов. Был некоторое время архиепископом в Ирландии; в это время у него созрела решимость идти на проповедь к язычникам. Вскоре после смерти св. Бавона (653) он отправился в Гентский монастырь и отгуда на проповедь к готам. Проповедь его была успешна, но враждебно настроенные язычники убили его (659). 27 июня 1006 останки

35

ЛИВИЯ

Л. были перенесены в Гент, который стал считать Л. своим патроном. Память его - 12 ноября.

Г. Прохоров.

О ЛИВИЯ (Λιβύη), преподобномученица месопотамская 4 в., пострадала вместе с Леонидом и Евтопией. Память 25 июня.

ЛИВОНСКИЙ ОРДЕН. Первое появление немцев в Ливонии относится к началу 2-й половины 12 в. Это были вестфальцы и любчане, которые имели свои торговые склады на Готланде, в Висби. [...] С торговлей вскоре соединилась и миссионерская деятельность Мейнгарда в конце 12 в. Он был первым епископом Ливонии (1186-1196); столицей его был Икскуль (Икеско-ла). Новая епискохгая находилась в зависимости от бременского архиепископа. Распространение христианства встречало в Ливонии большие препятствия со стороны язычников-туземцев. Мейн-гарду оказывал покровительство полоцкий князь Владимир. В 1188 Мейнгард строит первую церковь и укрепляет Икскуль. Неоднократно он обращался за помощью к римскому папе; Целестин III обещал ему свое покровительство, проповедовал крестовый поход против ливонских язычников, обещал всем участникам в походе полное отпущение грехов, но из этого ничего не вышло. Более успешной сначала была деятельность второго епископа Ливонии Бертольда (1196-1199). В 1198 большое крестоносное войско высадилось у устьев Двины и успешно повело борьбу с язычниками. В следующем году счастье изменило немцам: они были разбиты, епископ пал. Водворение христианства выпало на долю третьего епископа Ливонии Альберта фон Буксгевдена или Аппельдерна (1199-1229). Вооруженный апостол ливов, как называли Альберта, заручился помощью и дружбой датского короля Канута и вступил на ливонскую территорию, имея в одной руке меч, в другой распятие. Ему без особенного труда удалось смирить ливов. Весной 1201 он основал новый город - Ригу; первым жителям ее он даровал преимущества и перенес туда епископский стол. Для утверждения и распространения христианства и немецкой культуры на востоке Балтийского моря Альберт основал здесь духовно-рыцарский орден (1202), названный орденом Меченосцев. Рыцари нового ордена давали клятву безбрачия, послушания папе и епископу и обязывались всеми силами распространять христианство. Во главе ордена становился магистр или майстер; следующую иерархическую ступень составляли комтуры или командоры, ведавшие военным делом, сбором десятины, светским судом, наблюдением за орденскими землями и вместе с магистром составлявшие капитул. Отношения магистра и епископа были вначале самые дружественные; в отсутствии одного другой замещал его должность. Но при ближайших преемниках Альберта между двумя властями возникает соперничество и борьба.

Первым магистром Л. о. был Viimold von Rohrbach; сначала он жил в Риге, а затем резиденцией его стал Венден. В 1207 Альберт явился к германскому императору и от него получил всю Ливонию в лен. Ленниками империи и имперскими князьями сделались впоследствии и епископы дерптский, эзельский и курляндский.' Против русских Альбертом построена была крепость Ку-кенойс (1207), против латышей - крепость Сель-бург. В 1212 состоялся договор с полоцким князем, в силу которого ливы и леттталы освобождались от податей в пользу князя; между последним и епископом заключен был наступательный и оборонительный союз против эстов; установлена была и свободная торговля с русскими. Породнился Альберт с псковским князем, женив своего брата на его дочери. Очень упорна была борьба с эстами, окончившаяся в 1211 присоединением к территории Л. о. Саккалы. Вальдемар II датский утвердил, со своей стороны, датское влияние в Эстляндии и построил здесь сильную крепость Ревель, но в 1223 был побежден и взят в плен. В 1227 немцами был покорен Эзель, в 1228 - вся Эстляндия, но в 1237 она вновь перешла к Дании. Получив, после долгих споров с епископом, значительную часть завоеванных земель, Л. о. стремится сбросить с себя всякую зависимость от епископа, добившегося, между тем, титула архиепископа, а еще раньше - самостоятельности от Бремена и непосредственного подчинения Риму.

В дальнейшей истории Л. о. огромное значение имеет соединение его в 1237 с Тевтонским орденом для распространения католичества и немецкой колонизации. Магистры Л. о. стоят под властью гохмейстера Тевтонского ордена, который и утверждает их. По настоянию папы, Тевтонский орден поставлен в вассальные отношения к рижскому архиепископу: гохмейстеры давали ему присягу через посредство магистров Л. о. Независимыми и самостоятельными князьями оставались епископы дерптский, эзельский и курляндский. Внутренние смуты все усиливались. Орден желал присвоить себе исключительное право назначения на вакантные епископские столы; епископы призывали на помощь иноземных государей. С конца 13 в. и города, в особенности Рига, обнаруживают стремление к самостоятельности; многие из них вошли в состав Ганзейского союза. В 1347 Вальдемар IV продал Л. о. Эстляндию, что не мешало впоследствии Дании считать себя сохранившей суверенитет над этой областью. В 14 в. в Ливонии возникает четвертый исторический фактор - дворянство, составившееся из вассалов ордена и епископства и заботившееся исключительно о сохранении и расширении своих привилегий; общие интересы Л. о. были ему чужды. Период времени с 1347 по 1494 - эпоха беспрерывных внутренних смут. Целости территорий Л. о. грозили сильные соседи, в особенности Польша. С 1347, когда папская булла положила конец ленной зависимости орде-

36

на от епископов, орден не только de facto, но и de jure становится руководящей силой всей страны. Это вызывало оппозицию со стороны епископов, городов и дворянства. В 15 в. на Л. о. сказалась катастрофа Тевтонского ордена, последовавшая за танненбергским поражением в 1410. Л. о., помогавший Тевтонскому, должен был теперь постоянно опасаться вторжения поляков с юга. С востока нередко нападали русские. Торн-ский мир 1466 был новым ударом для Тевтонского ордена: гохмейстер стал вассалом Польши; под власть Польши подпали и прусские епископства, до тех пор подвластные рижскому архиепископу. Зависимость Ливонии от Тевтонского ордена становится номинальной; он не представлял более для нее никакой опоры.

43-му магистру Л. о. Вальтеру фон Плеттен-бергу (1494-1535) удалось нескатько оживить орден. Он проектировал наступательную лигу против Москвы с Швецией и Литвой; но как только слух о союзе его с Александром литовским и Стен Стуре дошел до Москвы, последняя заключила, в свою очередь, договор с Данией. Война с Москвой (1501-1505) не принесла Л. о. никакой существенной пользы. Духовенство Плеттенберг поставил в полную зависимость от себя.

Учение Лютера проникло в Ливонию из Пруссии. Первые проповедники лютеранства были здесь Бугенгаген, Андреас Кнепкен, Иаков Те-гетмейер. Церкви и монастыри стали подвергаться ограблению. Новое учение утвердилось сначала в Риге, затем в Ревеле и на Эзеле. Реформатором Дерпта был Мельхиор Гофман. В Курляндии новая проповедь распространялась менее успешно. Религиозные вопросы усилили политический антагонизм между городами и рыцарством. 3 Пруссии Реформация привела к секуляризации орденских земель; Плеттенберг был противником такой секуляризации в Ливонии.

Внутренняя организация Л. о. в последнее столетие его существования была следующая. Все орденские владения были разделены на несколько областей, среди которых возвышался бург: в каждом бурге заседал конвент из 12-20 рыцарей; во главе конвента стоял командор или фохт. Конвенты сосредоточивали в СЕОИХ руках финансовое и хозяйственное управление, судебную власть, полицию, военную организацию. В больших областях^ где было несколько бургов, они зависели от обербурга. Предводительство на войне находилось в руках маршала ордена. Его резиденцией были Венден и Сегеволъд. Орденский конвент, в состав которого входили маршал, командоры и фохты, избирал магистра, а утверждал его гохмейстер. Все члены ордена имели своих вассалов - ливонское рыцарство, обязанное нести военную службу. Для обсуждения вопросов внешней и внутренней политики созывались ландтаги. При совещании и подаче голосов архиепископ рижский с епископами эзельским, де-

рптским, ревельским и курляндским, составляли одно сословие (Stand) и сообща подавали свое мнение. Второе сословие составлял магистр со своими помощниками и рыцарями, третий - дворянство всей Ливонии и княжеские советники, последний - города.

После Плеттенберга магистры Л. о. старались целым рядом уступок Москве предупредить открытый разрыв с нею. Для организации твердого правительства они были слишком слабы; не решались они и на секуляризацию орденских земель. [...] Московский царь предъявил требование, чтобы орден не заключал договоров с Польшей, не спросясь Москвы, чтобы он сохранял нейтралитет в случае польско-русской войны, чтобы русским разрешена была свободная торговля с немцами и восстановлены были православные храмы. Л. о. согласился на эти требования (1554). С этих пор орден совершенно изолирован; ни Польша, ни Швеция, ни Дания не приходят к нему на помощь без прямых территориальных гарантий. [... ] Магистр ордена Гален не одобрял усиливавшегося влияния Польши и в свои коадъюторы назначил противника Польши - Вильгельма Фюрстенберга. Когда место магистра занял Вильгельм Фюрстенберг, он не признал, однако, возможным продолжать борьбу с Польшей и заключил с ней оборонительный и наступательный союз против Москвы. Вслед за тем русские войска перешли ливонские границы. Началась Ливонская война 1558-1582. В начале войны магистром сделался Кеттлер. Северные области ордена вошли в переговоры со Швецией, приведшие к протекторату Швеции над Эстляндией. Эзель достался Дании, Лифляндия уступлена была Польше. За Кеттлером осталась одна Курляндия. Л. о. распался в 1561. [...]

Г.В. Форстен.

• ЛИГА КАТОЛИЧЕСКАЯ. 1) Во Франции. Причиной образования во Франции Л. к. была реакция в пользу католицизма во французском обществе, наступившая в царствование Генриха III и побудившая наиболее крайних приверженцев католицизма сплотиться для борьбы с гугенотами. В отдельных городах Франции (Тулузе, Анжере, Дижоне, Бурже, Труа) уже при Карле IX делались попытки создать католические организации, но окончательное сформирование Л. к. относится к 1576, когда в ответ на новые уступки в пользу протестантов, сделанные эдиктом в Болье, губернатор Пикардии д'Юмьер организовал союз для сопротивления гугенотам и отказался повиноваться распоряжениям короля. Примеру д'Юмьера последовала католическая партия в Париже; во главе движения стали братья Гизы, решившие воспользоваться Л. к. для того, чтобы свергнуть Генриха III и захватить престол. Л. к. быстро распространилась на всю Францию, преимущественно среди представителей аристократии и городской черни. Генрих III объявил себя главой Л. к.; она одержала полную победу на генеральных штатах в Блуа, и

37

ЛИГА

ЛИГУОРИ

война между католиками и гугенотами возобновилась. Только после победы католиков и издания королем нового эдикта в Пуатье, ограничившего права гугенотов, Генрих III мог объявить о роспуске Л. к. В 1584 смерть наследника престола герцога Анжуйского и возможность вследствие этого перехода короны к протестанту Генриху Наваррскому побудили участников Л. к. возобновить свою деятельность. Гизы устроили собрание своих приверженцев в Нанси, выставили в качестве кандидата на престол престарелого кардинала Бурбона и заключили формальный союз с Испанией. Одновременно восстановлена была организация Л. к. в Париже, и демагогические проповедники Л. к. стали открыто требовать низложения Генриха III. Движение к этому времени потеряло свои чисто религиозные черты и приобрело характер феодальной и муниципальной реакции против королевской власти под знаменем стремления к политической свободе. Под давлением Л. к. Генрих III вынужден был издать в 1585 Немурский эдикт против гугенотов, повлекший за собой новую междоусобную войну. Два года спустя король сделал попытку освободиться от опеки Л. к., но Генрих Гиз вопреки формальному запрещению короля двинулся со своей армией на Париж. В Париже вспыхнуло восстание (т.п. «День баррикад»), и король должен был спасаться бегством. Генеральные штаты 1588 в Блуа находились всецело под влиянием Л. к., а после убийства Генриха Гиза она установила в Париже террористический режим, и ее проповедники требовали смерти Генриха III. После смерти Генриха III новый предводитель Л. к., брат Гиза, герцог Майенн при содействии испанцев энергично боролся с Генрихом IV, но популярность Л. к. стала быстро падать вследствие утомления продолжительной борьбы и отсутствия у Л. к. подходящего кандидата на престол. Попытка генеральных штатов Л. к. в 1593 решить вопрос о престолонаследии потерпела неудачу. Переход Генриха IV в католицизм нанес Л. к. окончательный удар. Наиболее видные участники Л. к. подчинились правительству, и к концу 16 в. она прекратила свою деятельность.

Лучицкий, Католическая лига и кальвинисты во Франции, Киев, 1877.

2) В Германии. В Германии католическая или священная лига возникла в ответ на образование в 1608 унии протестантсхих князей. Инициатором Л. к. был баварский герцог Максимилиан I, заключивший с соседними духовными князьями договор о Л. к. 10 июля 1609 в Мюнхене. Несколько позже к ней присоединились и три духовные курфюрста, а Испания стала оказывать ей денежную помощь. Участники Л. к. на случай войны обязывались выставить определенные военные контингенты, верховное начальство над которыми было вверено Максимилиану. Главнокомандующим армией Л. к. был избран Тилли. На Регенсбургском рейхстаге 1613 к Л. к. присо

единился имп. Матвей. Максимилиан, недовольный тем, что потерял таким образом преобладающее влиавие на дела Л. к., сложил с себя свои полномочия (1516). В начале Тридцатилетней войны войска Л. к. скйзалл деятельную поддержку имп. Фердинанду И в подавлении чешского восстания и в завоевании Пфальца, ко после выступления Валленпкейиа значение Л. к. сильно уменьшилось, ш ее участники в 1630 принудили императора распустить апмига Еалленштей-на. Вслед затем Густав Адольф разгромил армию Л. к. Это нанесло ей непоправимый удар, и она прекратила свое существование задолго до конца Тридцатилетней войны.

ФЛИГУОРИ (de liguori) Альфонс Мария (Î 696-1787), один из самых чтимых католиками doctores ecclesiae [учителей Церкви], разделяющий влияние только с Фомой Аквинатом, основатель ордена (братства) редемптористов. В 1839 признан святым. Родился около Неаполя и происходил из знатной семьи. Изучал право. В 1723, проиграв по недосмотру вверенный ему процесс, бросил адвокатуру, стал изучать богословие и сделался священником. В 1732 он основал Соп-gregatio Sanctissimi Redemptoris (см. Конгрегация), руководство которой сохранил за собой и будучи епископом. Во многом Л. был средневековым человеком. Его аскетизм принимал мучительные формы. Свою скудную пищу он портил горькими травами, ежедневно утром он подвергал себя в течение двух часов бичеванию, часто ложился па острые камни или ходил по ним. Л. был особенно ревностным почитателем Девы Марии. В своем первом большом сочинении «Glorie di Maria» [«СлаБа Марии»] (1750) он доказывал, что человек может спастись только заступничеством Богородицы. Богословские работы Л. в издании 1842—47 занимают 42 тома; написанные спешно, они грешат ошибочностью цитат. Один бельгийский редемпторист 15 лет работал над их исправлением и не достиг цели. «Theologia mo-ralis» [«Нравственное богословие» ]Л. при его жизни выдержала 9 изданий и в течение 19 в. издавалась бесчисленное количество раз; система Л. царила в преподавании морали в богословских школах и в исповедальне. Сначала Л. проповедовал пробабилиоризм, затем пробабилизм и, наконец, эквипробабилизм (см. Казуистика). -Ф-ЛИГЮЖЕ (Ligugé), древний монастырь в Галлии (monasterium Locotigiacense) близ города Пуатье; возник около уединенной кельи, выстроенной для себя знаменитым св. Мартином Тур-ским (около 360). Позднее здесь организовалась обитель, ставшая одним из важнейших центров иноческой жизни Галлии в франкскую эпоху.

ЛЙДДА (Lydda) или Л од, город колена Вени-аминова, по дороге из Иерусалима к Иоппии. Здесь рано образовалась христианская община: когда апостол Петр исцелил расслабленного Энея, все жившие в Л. и Сароне уверовали во Христа (Деян. 9:32-35). Город Л. был отечеством великомученика Георгия.

38

ЛИСИЦЫН

ЛИДИЯ, св. мученица, пострадала вместе с супругом и четырьмя сыновьями в Иллирии, в царствование Адриана. Память 23 марта.

ЛИК: 1) образ, изображение лица, особенно на иконах; отсюда: доличное - то, что писалось «до лика», часто даже другим мастером, чем тот, который выписывал затем Л., т.е. фигуры, одежды, ландшафт, «палаты» (архитектура) и т.д.

2) Славянское слово, часто употребляемое в богослужебных книгах, где обозначает народ или хор, отвечающий на возгласы священнослужителей.

ЛИН [Linus], считается первым христианским епископом Рима; по свидетельству Иринея и Евсевия, ученик ап. Павла, им лично рукоположенный.

О ЛЙНДИСФАРН [Lindisfarne], иначе называемый Holy Island - «св. остров», небольшой о-в в Сев. Англии, против берегов Нортумберленда; играл такую же роль в истории христианизации Сев. Англии, как о-в Yona (Айона) в Шотландии. Начало его известности относится к 635-636, когда епископ Нортумберленда св. Айдан (Aidan) основал здесь свою резиденцию, монастырь и школу для обучения мальчиков. Из этой школы вышли знаменитые затем лица: еп. Вильфрад [Wilfred 3; Седд (Cedd), апостол Средней Англии, а потом и восточных саксов; св. Чадд (Chadd), апостол Мерции (королевство центр. Англии в древности). Высшего процветания монастырь на этом о-Ее достиг при Катберте (Cuthbert, 664-687). О-в часто подвергался нападениям со стороны датчан и был особенно сильно разорен в 875.

ЛИНЙЦКИЙПетр Иванович (1839-1906), писатель. Получил звание доктора богословия за сочинение «Учение Платона о божестве» (Киев, 1876). Магистерская его диссертация «Различные направления немецкой философии после Гегеля в отношении ее к религии» была напечатана в журнале «Вера и разум» в 1887 под псевдонимом И. Петров. Был проф. философии в Киевской духовной академии. Считал, что главным мотивом философской мысли в России должно быть стремление согласовать интересы интеллектуальные с религиозным духом русского народа. Философские принципы Л. яснее всего выражены в его книгах «Идеализм и реализм» и «Основные вопросы философии» (Киев, 1901).

Другие труды: Нравственные и религиозные понятия древних греческих философов, «Труды КДА», 1870; Образовательное значение философии, там же, 1872; Обзор философских учений, Киев, 1874; Пособие к изучению вопросов философии, Харьков, 1892; Есть ли какая-либо связь между религией, верой и наукой, Харьков, 1898; Изящная литература и философия, Харьков, 1893.

См. некролог Л., проф. П. Кудрявцева, в «Трудах КДА» (т. 2, 1906).

О ЛИОБА (Iioba), католич. святая. Род. в знатной семье в начале 8 в., умерла ок. 780 в Шорнсгейме, в 4 милях к югу от Майнца. В 838 св. Рабан перенес ее останки в Петерсбер. Мать

ее была кровной родственницей св. Бонифация. Воспитывалась в монастыре; 25 лет дала святые обеты. Аббатисса монастыря Бишофсхейма.

ЛИПОВАНЫ, иначе Филипоны илиПили-поны, т.е. фшшповпы (по-румынски Lipoveni), название русских староверов, живущих отчасти вне пределов России (в Буковине, Румынии, Вост. Пруссии), отчасти в Прибалтийском крае и Польше. Л. отличаются трудолюбием, стремлением к порядку и честностью; относятся с презрением к земной жизни и часто решаются на самоубийство. Внутренний их быт мало исследован. От окружающего населения они держатся в стороне; с особенной нетерпимостью относятся в Румынии к другим русским сектантам. Где бы ни жили Л., повсюду они сохраняют свою национальность.

См. соч. румынского митроп. Мельчиседека «Upovenismulu adieli schismaücii séu rascolnicil çl ereücil ruseçci» (Бухарест, 1871). Ир.Н. Пспоечжши

ЛЙРА (Lyra) Николай (ум. в 1340), известный богослов и проповедник, францисканец, проф. Парижского ун-та. Составил первый полный комментарий на все книги Ветхого и Нового Завета в форме бесед (Postillae perpetuae seu commentaria in universam bibliam V. et N. Test.), широко пользуясь в толковании Ветхого Завета еврейской литературой. Написал также практическое, нравоучительное толкование Св. Писания, позже переделанное в беседы (Postillae majores). Оба сочинения издавались несколько раз (в 1511 в Париже на французском языке) и долго служили пособием для богословов и проповедников; сложилась поговорка: nisi Lyra lyrasset, torus mundus delyrasset [«Когда бы Лира не бряцал, весь мир был бы безумен»], которую Лютер заменил фразой: si Lyra non lyrasset, Lutherus non saltasset [«Когда бы Лира не бряцал, Лютер бы не плясал»]. Действительно, в постиллах Лютера многое заимствовано из сочинений Л.

•Ф-ЛИСЙЦЫН Михаил Александрович (1872-1919), протоиерей, духовный писатель и церковный композитор. Образование получил в Киевской духовной академии и Петербургском археологическом институте. Им издано до 56 духовно-музыкальных произведений («Литургия св. Иоанна Златоустого для смешанного хора», та же литургия для однородного хора, «Да молчит всякая плоть», «Покаяния отверзи ми двери», «Великое славословие» и др.). Песнопения Л. отличаются церковным характером и сравнительно простой фактурой, не всегда, однако, совершенной.

Главные работы: Первоначальный славяно-русский типикон (историко-археол. исследование), СПб., 1911 (магистер. дисс, удостоено премии митроп. Макария ИАН); Обзор духовно-музыкальной литературы, СПб., 1901; О древних и новых песнотворцах, СПб., 1910; О новом направлении в русской церковной музыке, М., 1909; Церковь и музыка, М., 2 изд., 1904; Религиозное состояние современного общества и необходимость религиозного образования, СПб., 1914 Статьи

39

ЛИСОВСКИЙ

Л. по музыке печатались в «Русской музьпс. газете» («Г.ф. Львовский», 1895; «П.И. Чайковский, как духовный композитор», 1897, и отдельно; «A.C. Аренский, как духовный композитор», 1898).

«Ф-ПИСОВСШЙ Ираклий (ум. в 1809), греко-униатский митрополит. Поляк по происхождению, Л. был воспитан в правилах католического исповедания, но затем поступил в орден базилиан (установленный курией специально для униатов) и был первенствующим членом полоцкой униатской консистории. Екатерина II назначила его архиепископом Полоцким. Он деятельно искоренял новшества, внесенные в униатский ритуал латинствующими униатами прежнего времени, и составил новый униатский служебник. После смерти Екатерины униатские дела подчинены были ведению католического митрополита; усилилось обращение униатов в католичество. Имп. Александр I выделил заведование униатскими делами в особый департамент Римско-католической коллегии (1805) и назначил председателем его Л., стремившегося к полному обособлению униатов от католиков. Он основал униатскую духовную семинарию в Полоцке, возвратил белому духовенству земельные наделы, отнятые у него базилианами, ослабил, сколько мог, право ктиторства, подчинявшее священников помещикам. Незадолго до кончины Л. был возведен в сан митрополита. -••ЛИТАНИЯ (λιτανεία, litania=supplicatio - моление, богомолье), в ее древнейшей форме была торжественным богомоленнем о ниспослании небесной помощи к произрастанию плодов земли и совершалась весной в случае засух и т.п. Л. в этой форме была взята из языческой старины и состояла из процессии, во время которой пелись песнопения антифонного типа. В Риме днем Л. было 25 апреля. В Галлии с конца 5 в. для Л. назначались три дня перед Вознесением. Здесь эти моления назывались также rogationes (Ro-gationes id est litanias). В более обширном смысле Л. на литургическом языке католичества называется молитвословие, распеваемое наподобие ектений, по типу псалма 135.

ЛИТИЙ (от греч, λιτή - усердная молитва), в правослазном церковном богослужении часть всенощного бдения накануне праздников, следующая за ектенией, начинающейся словами: «Исполним вечернюю молитву нашу Господеви». Содержание молитв Л. указывает, что она получила свое начало по поводу общественных бедствий, постигавших Византию. И ныне Л., помимо предпраздничных всенощных, совершается в случаях общественных бедствий или при воспоминаниях о них, обыкновенно вне храма, соединяясь с молебном, а иногда и с крестным ходом. Особый род Л. установлен для моления об умершем, совершаемого при выносе его из дома, а также, по желанию его родственников, при церковном поминовении о нем во всякое другое время.

См. К. Никольский, Пособие к изучению устава богослужений православной церкви, СПб., 1907.

ЛИТОВСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ МИТРОПОЛИЯ.

учреждена при Гедимине, вероятно, в самом начале его правления. Ольгерду стоило немалых трудов добиться у константинопольского патриарха признания за литовской митрополией ее независимости (1355). Вскоре между литовским митрополитом Романом и московским Алексием возникли споры, что побудило патриарха сначала послать своих послов на Русь для расследования беспорядков, а в 1364 - и совсем закрыть литовскую митрополию. По настоянию Ольгерда, грозившего обращением к Риму, она была вновь открыта в 1375, и литовским митрополитом был назначен Киприан. Борьба из-за митрополии тянулась, однако, до 1389, когда Киприан стал общерусским митрополитом и фактически литовская митрополия опять перестала существовать. При Витовте она была восстановлена в лице Григория Цамблака (1416), после удаления которого (1419) православные епархии Литвы по-прежнему стали зависимыми от московского

митрополита. К.И. Храневим.

ЛИТУРГИКА, наука об общественном богослужении в христианской церкви. Ее предмет составляют не внутренние религиозные переживания, а нормированные церковью внешние действия. Л. имеет задачей описание этих действий по церковным источникам, исследование их происхождения, определение их значения, раскрытие их символизма и т.д. Иногда Л. делят на общую и частную. Первая занимается актами, входящими во многие виды богослужения, изучает церковный год и места совершения богослужения, сосуды, одежды и другие богослужебные принадлежности; вторая изучает отдельные чинопоследования. Фактически изучение Л. совершенно невозможно без изучения церковной археологии; поэтому обе дисциплины часто сливаются. Источниками Л. являются произведения новозаветной и святоотеческой письменности; нередко необходимо возвращаться вглубь Ветхого Завета. Особенно важное значение имеют «Учение двенадцати апостолов», письмо Плиния к Траяну, «Апология» Иустина, сочинения Тертуллиана, Климента, Киприана, Оригена, «Апостольские постановления». 4 и 5 вв. были наиболее благоприятны для развития богослужения. В это время создается несколько типов храмовых служб, которые, комбинируясь и видоизменяясь на разные лады, к 9 в. образуют теперешний круг суточного богослужения. В это же время складываются месяцеслов и в главном цикл праздников. С 6 в. разработка устава становится почти исключительно достоянием монастырей. В 6, 7 и 8 вв. отвердевшие уже богослужебные формы наполняются расцветающей гимнографией. Последующее время идет по проторенным путям. Новые службы святым составляются и теперь, но они всегда представляют собой точное подражание принятым образцам.

Важное значение для Л. имеют: G о а г, Εΰχολόγιον, sive rituale Graecorum, 1647;

40

ЛИТУРГИЯ

Renaudot, Liturgiarum orientalium collectio, 1715 (по этой книге главным образом составлено русское издание «Собрание древних литургий восточных и западных», вып. 1^5, СПб., 1874-1878; As se ma ni, Codex liturgicus ecclesiae universae, 1749.

Превосходную исчерпывающую энциклопедию по лигур-гике представляет «Dictionnaire d'Archéologie Chrétienne et de Liturgie», изд. F. Cabroî и H. Leclercq.

См. прот. М.И. Орлов, Литургия св. Василия Великого, СПб., 1909; А.Дмитриевский, Богослужение в русской церкви в 16 в., Казань, 1884; его же, Современное богослужение па православном Востоке, вып. 1, Киев, 1891; Еахалогион 4 в. Серапиона Тмуисского, Киев, 1894; его ж е, Богослужение страстной и пасхальной седмиц в Иерусалиме 9-10 вв. и др.; архиеп. Порфирий (Успенский), Вероучение, богослужение, чиноположение и правила церковного благочиния египетских христиан (коптов), 1856; Б. Ту рае в, Часослов коптской церкви, СПб., 1897; М. Скабалланович, Толковый Типикон, Киев, 1910; Е. Диаковский, Последование часов и изобразительных, Киев, 1913; С. Муретов, Последование проскомидии и пр., М., 1897; И.А. Карабинов, Постная триодь, СПб., 1910; Б.Е. Голубинский, История русской церкви, т. 1, ч. 2, 2 изд.; К.Никольский, Пособие к изучению устава богослужения православной церкви, СПб., 1907; Сергий (Спасский), Полный месяцеслов Востока, вып. 1-2, 2 изд.

ЛИТУРГИЯ (от Λήιτος - общественный и έργον - дело), название главнейшего из христианских богослужений, существующего, хотя и не в одинаковом виде и значении, у всех христианских вероисповеданий и выражающего главные идеи христианского миросозерцания и главные цели христианской церкви. Центральным моментом Л. является совершение евхаристии, возношение даров - αναφορά. Л. установлена самим Иисусом Христом на Тайной вечере. Из 1-го послания к Коринфянам (11:18-34) видно, что при апостолах Л. соединялась с «вечерями любви», или агапами. Во времена Иустина (середина 2 в.) такого соединения более не существовало. О содержании Л. апостольских времен известно лишь (Еф. 5:18, Кол. 3:16), что в состав ее входили чтение Св. Писания Ветхого Завета, пение псалмов, священных ветхозаветных песней и собственно христианских песнопений, поучения (1 Кор. гл. 14) и молитвы (Деян. 2:42). Состав и порядок первоначальной Л. определялись усмотрением предстоятеля, который, по выражению Иустина, возносил молитвы и благодарение «так долго, как мог» и «сколько позволяло время»; писанных книг при богослужении не было. Даже в 4 в. молитвы Л. импровизировались, о чем свидетельствуют Амвросий Медиоланский и Епифаний Кипрский. Лишь карфагенские соборы 397 и 407 постановили, чтобы «новые молитвы» не употреблялись на Л., пока не будут рассмотрены соборами. И в первые века христианства, однако, неизменно сохранялась апостольская основа или общая схема Л. Из писаний апостольских (Деян. 2:42-46; 20:7-12; Иак. 2:1-9; 1 Кор. 10:14-22; 11:18; гл. 14) видно,

что Л. совершалась уже тогда «по чину», хотя этот чин не был написан, а сохранялся в устном предании. Существует предание, принимаемое всей церковью, что первые чинопоследования Л. были составлены апостолами Иаковом (для церквей иерусалимско-аытиохийских) и Марком (для церквей египетских). Если известные ныне под их именами Л. и не принадлежат этим апостолам в целом своем составе, тем не менее несомненно, что многое Б них апостольского происхождения.

Ближайшей к апостольскому прототипу формулой Л. некоторые ученые считают древний список абиссинской Л., относимый к середине 2 в. С начала 2 в. историю развития Л. можно проследить уже по письменным датированным памятникам, каковы сочинения Игнатия, Иустина, Климентов Римского и Александрийского, Иринея, Оригена, Корнелия Римского, Киприана Карфагенского и др. У Иустина в 1-й апологии находится уже заметное разграничение «Л. верных» и «Л. оглашенных». Во времена Иринея и Оригена (174-254) состав Л. обозначается еще яснее. Весьма древнего происхождения Л. «Апостольских постановлений», содержащаяся в восьмой их книге; за исключением одной арианской вставки и упоминания об иподиаконах, относящихся к 4 в., она относится к 3 в., а может быть и к более раннему времени. После 2 в. Л. значительно расширяется в объеме: увеличивается число чтений из Св. Писания; в первую часть Л., получающую название Л. оглашенных, включаются особые молитвы о каждом классе оглашенных и кающихся; вследствие вступления в церковь большого числа лиц научно и ораторски образованных молитвы евхаристические становятся и обширнее, и изящнее (о древнейшей Л., до 4 в., см. Ф. Смирнов, «Богослужение в век апостольский», Киев, 1873, и «Христианское богослужение в первые три века», Киев, 1874).

В эпоху церковной централизации (4 в.) была осознана необходимость пересмотра поместных литургий и составления одной определенной редакции Л., если не для всей Церкви, то для каждого отдельного патриархата. Этим делом занялись на Востоке Василий Великий, подвергший пересмотру и сокращению общеупотребительную дотоле в патриархатах иерусалимском и антиохийском древнюю Л., носившую имя ап. Иакова, и Иоанн Златоуст, значительно сокративший Л. Василия Великого (преимущественно ее евхаристические молитвы), а на Западе -Амвросий Медиоланский, папы Лев Великий, Геласий и Григорий Двоеслов. Сокращая существовавшие чинопоследования Л. и отчасти вводя в их состав новые молитвы, названные отцы Церкви оставляли их неприкосновенными в их главных составных частях. Хотя редакции Л., сделанные отцами Церкви, получили особенный авторитет и значение, тем не менее во многих местностях, удаленных от церковно-администра-тивных центров, сохранились в большей или

41

ЛИТУРГИЯ

меньшей степени прежние национальные редакции Л., которые и развивались с течением времени самостоятельно. Таковы Л. галликанская, испанско-готская и др. Западные Л., даже римская до Геласия, были подражаниями греческим Л.; в первые два века даже язык западной Л. был большей частью не латинский, а греческий. Это объясняется тем, что на Западе до конца 2 в. не было даже Библии на латинском языке, а также тем, что само христианство в западных странах было насаждено греками и большая часть епископов на Западе в первые два века были греки по происхождению. Даже Григория Двоеслова, который придал римской Л. особый западный характер, обвиняли в пристрастии к восточной Л. Ни Л. Василия Великого, ни Л. Иоанна Златоуста не сохранились до нашего времени в том виде, в каком вышли из рук своих составителей. Бесчисленные списки их, иногда весьма древние (Бар-беринов список - 8 в.) несомненно представляют много пропусков и вставок. Л. Василия Великого, сделавшись общеупотребительной у греков, была принята также церквами всей римской Азии, перешла в Александрию, к коптам, а затем к «эфиопам», в переводах на местные языки. У всех негреческих народов она приняла в свой состав много молитв, в редакции Василия не существовавших, а принадлежавших Л. Иакова, Марка и др. Попытка восстановить подлинный текст Л. Иоанна Златоуста по некоторым местам его проповедей, в которых содержатся выдержки из чина Л., не имеет оснований, так как эти проповеди Златоуста относятся к антиохийскому периоду его служения, а Л. составлена им уже в бытность его в Константинополе. Во всяком случае Л. Златоуста есть переработка одной из Л. иерусалимско-антиохийского типа, всего вероятнее - Л. Василия Великого. Церковь приняла Л. Иоанна Златоуста в ее позднейшей редакции как окончательный вид Л. под именем Л. константинопольской, сохранив, впрочем, право изменения несущественных частей ее применительно к обстоятельствам времени.

С 6 в. начинается новый период в истории Л. Церковно-богослужебной внешности в это время стали придавать символическое значение, соединяя с каждым обрядом и каждой принадлежностью богослужения аллегорический смысл. Прежде всего результатом такого стремления было установление проскомидии в современном ее значении. Так как класс оглашенных в это время значительно уменьшился в составе, да и в соблюдении тайны больше надобности не было, то незачем было совершать проскомидию лишь после Л. оглашенных, по выходе их из храма, как было дотоле; она становится первой, начальной частью Л. В 7 в. у Софрония и в 8 в. у Германа проскомидия имеет уже почти тот вид, как и в наше время, и каждое ее действие получает аллегорическое значение. Просфора, из которой извлекается «агнец», изображает Пресв. Богородицу; нож, которым он извлекается, означает

копье, которым было прободено ребро Иисуса Христа; покров над дискосом знаменует плащаницу, которой было обвито тело Иисуса Христа по снятии со креста, и т.д. Совершать проскомидию мог сначала дьякон без участия священника. Л. оглашенных в это время слилась в один состав с Л. верных; она начиналась уже так, как начинается ныне. В 536 после второго антифона был вставлен тропарь «Единородный Сыне...». Малый вход был уже не просто изнесением Евангелия для его чтения среди церкви, а символическим действием, знаменующим крещение Иисуса Христа или Его явление в мир. Песнь «Святый Боже...» поется с 438. Вместо поучения после Евангелия, как было прежде, явилась сугубая ектения, а за ней - ектения об оглашенных, та же, что и в наше время. Вся эта часть Л., от малого входа и до великого, получает символическое значение, изображая трехлетнюю проповедь Иисуса Христа. Великий вход предваряется Херувимской песней, внесенной в состав Л. при Юстине Младшем. Чем дальше, тем больше обозначается нынешний состав Л. Чтение символа веры введено в 471 в Антиохии и в 511 в Константинополе, пение «Достойно есть яко воистину...» - с 980, пение «Да исполнятся уста наша» - с 620. В 14 в. патриархом Филофеем редакция Златоустовой Л. установлена окончательно, и в этом виде она перешла в Россию при митр. Киприане. Незначительные прибавления и изменения в чине Л. продолжались, однако, и в последующее время.

Начиная с 16 в., когда в первый раз ученые стали заниматься собиранием и изданием древних национальных Л., а также их ученой обработкой, их собрано большое множество. Одних сирийско-яковитских Л. Ренодо насчитывает до 30, а Дж. Нил - до 40. Ряд их изданий начинается трудом Памелия (ум. 1587) «Missale ss. patrùm latinorum». Подробный перечень других трудов см. в монографии профессора А.Л. Катан-ского «Очерк истории древних национальных Л. Запада» (в «Хрисгианском чтении», 1868-70). Метод издания Л. у ученых неодинаков. Одни предпочитают хронологический порядок, другие - топографический, т.е. по местностям или церквам, третьи - по внутреннему сродству Л. Последний метод является господствующим; ему следуют русские издатели «Собрания древних Л.» (СПб., 1874-78). Все известные тексты Л. делятся, по этой системе, на пять групп: 1)Л. иеру-салимско-антиохийские (Л. «апостольских постановлений», греческая и сирийская ап. Иакова, Барберинов список Л. Василия Великого и Иоанна Златоуста, сирийская Л. Василия и Л. Григория, просветителя Армении); 2) Л. александрийские (Л. эфиопского текста «Апостольских постановлений», Л. евангелиста Марка, коптская - Кирилла Александрийского, общая Л. абиссинцев и др.); 3) Л. месопотамские (апостолов Фаддея и Марка, Л. Нестория и др.); 4) Л. западные греческого типа

42

ЛИТУРГИЯ

(галльская и испано-готская, позднейшая галликанская, медиоланская и др.); 5) Л. западные римские (мессы пап Геяасия и Григория Великого, Л. Тридентского собора - нынешняя Л. римской церкви).

Чинопоследование Л., употреблявшееся в римской церкви в первые четыре века, остается неизвестным. Некоторые памятники этого рода, издававшиеся римскими богословами под именем Л. ап. Петра или выдаваемые за первоначальную Л. римской церкви, при ближайшем рассмотрении оказались вовсе не принадлежащими к первым четырем векам. Не сохранилось даже таких памятников, из которых можно было бы видеть, по крайней мере, основу или схему древней апостольской Л. Рима. По мнению Мабильона, Моне, Бунзена и др., такие памятники существовали, но утратились во время вторжения варваров в Италию в 5 и б вв. или же были вытеснены позднейшей римско-католической литературой, составлявшейся под сильным влиянием личного творчества римских первосвященников. Древнейшие подлинные Л. римской церкви находятся в сакраментариях пап Льва Великого и Геласия I, умершего около 495; первый издан в 1735 Блан-хинием, по списку 8 в., второй - в 1680 Томази-ем. Ближайшим прототипом современной римской Л. служит Л. сакраментария папы Григория Великого (ум. 604). Григорий, прежде чем стать папой, долго находился в Константинополе; этим объясняется внесение им в Л. некоторых дополнений и изменений, заимствованных из иерусалимской и константинопольской Л. Сделавшись общеупотребительным не только в римской, но и почти во всех западных церквах, сакраментарий Григория нигде, однако, не сохранился в своем первоначальном виде (лучшее издание его - Му-ратори, 1748). Уже в 8 в. многое в Л. Григория опускалось, многое прибавлялось вследствие появления ересей, установления новых праздников и др. причин. С 11 в. вследствие установившегося обычая совершать евхаристию на опресноках в римской Л. не осталось и следов тех приготовительных действий над священным хлебом и молитв, которые издревле совершались на Востоке в проскомидии. Появились различные чинопоследования мессы: для пап, для епископов разных степеней, для аббатов и простых священников, месс приходской и соборной, обетной и поминальной, месс тайных, месс, совершаемых на престолах обыкновенных и привилегированных, и т.д. Ко времени Реформации пересмотр чинопоследования Л. оказался необходимым, и Тридентский собор (1563) поручил это дело папе. Образованная в Риме комиссия составила новый миссал, который буллой папы 1570 сделан был обязательным для всей Римско-католической церкви (за исключением тех стран, где местная Л. оставалась неизменной в течение 200 лет). Чин римско-католической Л. исправлен при Урбане VIII в 1634. Текст этой Л. издается в Missale romanum и существует в русском переводе, напр.

в книге Бобровнацкого «О происхождении и составе рго::скс»хатолической Л.» (Киев, 1873).

Кроме различий догматических (учение об опресноках и учение о моменте пресуществления Св. Даров) католическая Л. отличается от православной еще составом молитв, порядком чтений из Св. Писания и богослужебными обрядами. У католиков нет священной губки, копия, звезди-цы, лжицы; на престоле нет Евангелия; вместо антиминса на престоле имеется лишь corporale -простой плат, который только благословляется (benedicitur), а не освящается (consecratur). Облачения священнослужителей имеют почти то же значение, что и в церкви православной, но они другого покроя и могут быть только пяти цветов: белого, красного, фиолетового, зеленого и черного. Вообще католическая Л. значительно короче православной, состоя лишь из двух частей: в первую входят молитвы приготовительные к священнодействию (introirus), стихи из псалмов, исповедь священника, Великое славословие, чтение Апостола, Евангелия и Символа веры, молитвы, составляющие т.н. «предварение канона» Л.; вторую часть составляет самый «канон» мессы - молитвы освящения даров и причащение.

Из древних Л. одна ныне существует одинаково в обеих церквах - Западной и Восточной; это - «Л. преждеосвященных даров» (ή των προηγιασμένων λειτουργία - missa praesanctifi-catorum), известная у нас также под именем Л. Григория Двоеслова. Первоначальное составление ее некоторыми восточными писателями приписывается папе Григорию Великому, а западными большей частью усвояется Востоку л относится во всяком случае к глубокой древности, ко времени постоянного, близкого общения церквей Востока и Запада. Для азиатских церквей она была отредактирована Василием Великим. В 615 на Востоке в состав ее внесена песнь «Ныне силы небесныя...». Дальнейшее редактирование ее на Востоке приписывается Герману, патриарху Константинопольскому (8 в.), а нынешний се состав - константинопольскому патриарху Филофею (14 в.). В 7 в. она появилась на Западе в виде, сходном с тогдашней ее восточной редакцией, в сакраментарий папы Григория Великого (который узаконил совершать ее один раз в год -в Великую пятницу, что соблюдается в католической церкви и доселе). Как видно из самого названия, Л. преждеосвященных даров есть такая Л., на которой для причащения предлагаются Св. Дары, освященные уже раньше, на предшествовавшей Л., ввиду необходимости устранить радостную торжественность полной JL, неудобную в дни поста и покаянной скорби. К Л. преждеосвященных даров присоединяются ныне богослужения, известные под именем «часов» - 3-го, 6-го и 9-го, с «изобразительными» и вечерней, причем в последних сделаны некоторые дополнения.

Л. в православной церкви может1 совершаться каждый день в году, кроме определенных церковными правилами изъятий; обыкновенно соверша-

43

ЛИУДГЕР

ется Л. Иоанна Златоуста. Л. преждеосвященных даров установлено совершать в среду и пятницу всех шести недель Четыредесятницы (а также в понедельник, вторник и четверг этих недель, если в эта дни случится праздник полиелейный или храмовый) и в понедельник, вторник и среду Страстной седмицы. Л. Василия Великого совершается десять раз в году - в пять первых воскресений Великого поста, в Великий четверг, в Великую субботу, накануне Рождества Христова и Богоявления и в день памяти Василия - 1 января. Л. может быть совершаема лишь в храме, и только в исключительных случаях - в обыкновенном доме, но не иначе, как на антиминсе. Она не может быть совершаема никем, кроме епископа или священника. О Л. у лютеран и протестантов - см. Лютеранство, Протестантизм.

Н.И. Барсов.

•ф• См. А. Катанский, История Л. нашей православной церкви и очерк истории древних национальных Л. Запада, СПб., 1868-70; Duchesne, Origines du culte chrétien, 1908; И. Карабинов, Евхаристическая молитва (анафора), СПб., 1908; С. Муретов, Особенности Л. Преждеосвященных Даров в древних греч, и слав, памятниках, М., 1896; Baumstark, Die Messe im Morgenland, 1906. См. также литературу к ст. Лшпургика.

ЛИУДГЕР (Liudgerus) (около 744-809), святой, архиепископ Мюнстерский. Был одним из любимых учеников Алкуина. В 787 Карл Великий послал его миссионером во Фризию, и он христианизировал оттуда население островов Северного моря. Около 804 был сделан епископом в местности, где потом возник, около основанного им монастыря, г. Мюнстер (в нынешней Вестфалии). Им же основан монастырь Верден на Руре (801) по образцу бенедиктинского монастыря Мон-те-Кассино. Мюнстер и Верден стали первыми очагами образованности и культуры в этой окраине. Л. написал житие учителя своего Григория Утрехтского («Acta Sanctorum» Aug., V, 254). ^ЛИХАЧЕВ Николай Петрович (1862-1936), историк, археолог и палеограф. Окончил курс в Казанском ун-те. [...] Принадлежавшее Л. замечательное собрание икон - затем собственность Русского музея имп. Александра III - дало ему возможность издать в 1901 два фолианта «Материалов для истории русского иконописа-ния», где на 419 таблицах снимков наглядно воспроизведена эволюция византийского, итало-греческого и древнерусского иконного искусства, прошедшего все разновидности т.н. Новгородской, Псковской, Московской, Строгановской, Ярославской и других школ иконописания.

ЛИХУДЫ Иоанникий (ум. в 1717) и Софроний (ум. в 1730), братья, греки, родом из Кефалонии. Получив образование в Падуанском ун-те, они несколько лет состояли в Греции учителями и проповедниками. Когда русское правительство задумало завести в Москве высшую школу с именем академии, царь Федор просил восточных патриархов о присылке в Москву православных и искусных учителей. Патри

архи указали на Л., которые прибыли в Россию в 1685 и открыли ученье в существоваБших уже «заиконоспасских школах» (т.е. помещавшихся в Зашсоноснасском монастыре); преподавали грамматику, пиитику, риторику, логику, математику и физику, встречая большие препятствия со стороны бывпшх в то время в Москве ученых западно-руссов. В 1688 Иоанникий Л. в звании русского посла отправился в Венецию, где пробыл около четырех лет. В 1694 по требованию иерусалимского патриарха Досифея, недовольного тем, что братья Л. вели преподавание в академии не только на греческом, но и на латинском яз., оба брата были устранены от преподавания в академии и определены для занятий к московской типографии. В 1697 указом Петра I им поручено было обучать 55 чел. итальянскому языку (из 55 учились лишь 10, остальные отговорились). Их продолжали обвинять то в ересях, то в каких-то политических интригах в Царьграде, и в 1701 они были сосланы в костромской Ипатьевский монастырь. В 1706 новгородскому митрополиту Иову позволено было поручить им устройство в Новгороде славяно-греко-латинской школы, по образцу московской. Из Новгорода они были снова вызваны в Москву (сперва Софроний, петом Иоанникий) для занятий в академии и для участия в исправлении Библии. Софроний около 1720 был назначен настоятелем Солотчинского монастыря в рязанской епархии. Монахи не любили настояте-ля-гречина, покушались даже на его жизнь; он бежал в Москву, где его жалобы не имели успеха вследствие подкупа судей монастырскими стряпчими, ненавидевшими Софрония за то, что он препятствовал расхищению ими монастырских имуществ.

Уровень научности в курсах Л. был выше, чем в подобных сочинениях тогдашних ученых Киевской академии. Их можно назвать родоначальниками общего образования в Великороссии. Из их учеников составилось поколение первых собственно русских ученых.

Когда Л. прибыли в Москву, там всех волновал вопрос о времени пресуществления св. даров на литургии. Представитель «латинского учения» Сильвестр Медведев вступил в горячую полемику с Л., которые выступили против него в ряде сочинений, бесповоротно решивших данный вопрос согласно с православным греческим мнением. Против католичества написаны ими еще два сочинения: «Показание истины» (1689) и «Мечец духовный, или разговор с иезуитом Руткою в Польской земле» (напечатан в полком составе в ПС, 1866-67), а также сочинения против лютеран: «Иоанникия и Софрония обличение ересям Лютера и Кальвина», и против раскольников: «Коллурий от лютой страсти очеболс-кия Капитановского» и «Письмо к имп. Петру I о ересях Кальвина и Лютера». Известны еще их проповеди, «Философские ответы Софрония» и полный

44

логос

список Библии с исправлениями, сделанными Софронием Л. Н.И. Барсов.

См. М.Н. Смевцовский, Братья Л., СПб., 1899 (указана литература); его же, Церковно-историч. материалы, СПб., 1899 (дополнения к монографии); Значение Л. в истории церк. просвещенна и церк. жизни, БВ, 1899, кн. 11.

ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ Александр

Яковлевич (1788-1866), князь, генерал-майор, писатель. Перевел на русский яз. «Евангелие от Матфея» и «Молитвы при божественной литургии» (1821). [...]

ЛОВЙГИН Евграф Иванович (1822-1909), писатель, проф. С.-Петербургской духовной академии. Главные работы: «О заслугах св. Афанасия Великого для церкви в борьбе с арианством» (СПб., 1850) и «05 отношении писателей классических к библейским по воззрению христианских апологетов» (СПб., 1872; диссертации). Его статьи богословского, церковно-истори-ческого и археологического характера (в т.ч. «Храм св. Софии в Константинополе» - обширное исследование на основании греч, первоисточников, в ДБ за 1876), приготовленные им издания памятников христианской литературы (в т.ч. два тома соч. Феодора Студита, несколько томов соч. Иоанна Златоуста, собрание древних литургий) частью в оригинальном тексте, с русскими предисловиями и пояснениями, частью в переводах с подлинного текста, а также исполненные им переводы перечислены проф. А. И. Садовым в статье: «Профессор Е.И.Л.» (ХЧ за 1910, сентябрь).

См. ЦВ за 1909, № 15 (некролог Л.).

ЛОГГЙН (Λογγίνος), имя святых: О 1) Л., преподобный печерский, был вратарем (привратником) в Киево-Печерской лавре; имел дар прозорливости. Память с другими святыми - 28 августа, отдельно - 16 октября. Мощи в Дальних, или Феодосиевых пещерах. О

2) Л., преподобный коряжемский, основатель и игумен Коряжемской обители; скончался 10 февраля 1540.

3) Л., преподобный яренгский, ученик митрополита Филиппа. В 1561 погиб во время бури на Белом море. Память 3 июля. Мощи в церкви села Яренги.

ЛОГОС. Греч. Λόγος первоначально означает речь или слово, со стороны как внешней формы, так исодержания речи, ее с м ы с -л а или мысли, связывающей отдельные ее части. В философии Λόγος первоначально означал «рассуждение» как в объективном, так ив субъективном смысле, т.е. как слово о каком-либо предмете, так и способность рассуждения вообще. По Гераклиту, вся природа устроена согласно «истинному рассуждению», открытие которого составляет задачу философа. Уже у Гераклита мы находим основное положение позднейшего идеализма: если природа познаваема «истинным рассуждениеьг», или Л., если она сообразна ему, то, значит, в самом основании ее лежит разумное начало, Л.; иначе объективное

познание немыслимо. Сама субъективная способность познания или рассуждения производится Гераклитом из всеобщего Л., или «смысла» всей природы. По мере развития умозрения философский Л. становится все более и более отвлеченным. Природа вещей отлична от того, что нам представляется; «сущее» отлично от «явления»: первое постигается только нашей мыслью или рассуждением, второе восприш^мается нашими обманчивыми чувствами. Отсюда элейские философы, с Парменидом во главе, противополагают истинное сущее как постигаемое одним умом ложному явлению; мысль отвлекается от явления и протизоползгается ему в своей диалектике. В связи с этой диалектикой, а также с развитием греческой словесности вообще возникает формальное изучение «искусства слова», т.е. риторики и диалектики. Первыми преподавателями «искусства слов» (τέχνη λόγων) были софисты - профессиональные филологи, риторы и диалектики. Главнейшие из них были скептиками, отрицавшими всякую объективную истину как в теоретической, так и в практической области. Победить такую софистику можно было путем открытия логики, т.е. посредством указания некоторых всеобщих и объективных норм в самом принципе человеческого слова - в натаем познающем рассудке. Такой нормой или началом является, как это указал Сократ, сама логическая мысль, само понятие. Возводя все человеческие «речи» - суждения и рассуждения - к этому началу, он указал в нем источник и критерий объективного знания и задумал построить на нем систему истинного поведения, дающего человеку истинное высшее благо.

После Сократа термин Л. получаст преимущественно значение понятия, и а известном смысле весь аттический идеалигм, развившийся из учения Сократа, характеризуется как философия понятия. Ргз человек познает сущее лишь посредством понятий, оно сообразно этим понятиям, оно определяется имя как нечто умопостигаемое: сущее есть идея, т.е. объект понятия. Таково учение Платона. Сами явления, поскольку они познаются нами в своих общих свойствах и отношениях, определяются понятиями; они суть то, что они суть, лишь «по приобщению» к идеям; мир есть чувственное явление, видимость идеи, ее отражение. Мысль ничего не может познать кроме мысли; все сущее, поскольку оно познаваемо нами, определяется как объективная мысль, или идея. То, что отлично от мысли, или идеи, есть совершенно непознаваемая и неопределенная материя, субстрат явлений, та среда (χώρα), которая обусловливает собою различие явлений от идей - призрачных, чувственных отражений от умопостигаемого «сущего». Аристотель преобразовал это учение. Для него, как и для Платона, понятие, или Л., которым определяется какая-либо вещь, есть подлинная с у щ н о с ть этой вещи, ее объективная форма (μορφή, είδος = τό τι ην είναι = τό τι έστι); но

45

логос

действительная «сущность» не может быть вне того, чего она есть сущность, не может быть отвлеченной идеей, которая существует только в нашем уме. Поэтому Аристотель не противополагает действительности заоблачный «мир идей» Платона. Истинная философия не отвлекается от действительности, не отрицает, а познает ее. Если понятие объективно определяет собою то, что есть, то ему принадлежит подлинная действительность: оно не есть лишь отвлеченная идея, противополагающаяся явлению или материи, но действующая сила или энергия, воплощающаяся в материи, образующая, организующая ее. Л. есть, таким образом, не только форма, внешним образом определяющая собою вещи, но их производящая причина и вместе конечная цель, изнутри определяющая генезис вещей, их эволюцию и строение. Таким образом, весь мир представляется Аристотелю закономерным целым, проникнутым творческой мыслью. Логосом, понятием определяется все то, что познаваемо в действительности - ее форма, ее производящая причина, ее конечная цель. Вне этой творческой мысли остается только абсолютно неопределимое начало, находящееся как бы за пределами познаваемой действительности: это -материя, отвлеченная от каких бы то ни было мыслимых форм. В системе Аристотеля мы не выходим из подобного дуализма, который отражается на всей его философии и составляет ее капитальное затруднение: взаимодействие между идеальным и материальным началом, соотношение между Л. и конкретными чувственными вещами не получает окончательного объяснения. Стоики по-своему разрешили это затруднение, признав единство обоих начал. Они признали в Л. не только идеальное начало, определяющее собою форму или понятие вещей, их генезис и конечную цель, но также и самое материальное начало: иначе необъяснимо взаимодействие между духом и материей, формой и веществом, познающим и познаваемым. Уже Аристотель признал, что мысль, или идея, выражающаяся в наших понятиях, не есть что-либо внешнее вещам: раз она определяет их собою, она есть их подлинная сущность, их действительность или энергия. Стоики сделали еще один шаг: чтобы быть сущностью вещей, Л. должен обнимать в себе и их материю. Таким образом, Л. есть все в философии стоиков: божество, природа, разум, стихия мира. Чувственность и разум имеют один общий источник; дух есть физическая, телесная энергия, а материальная природа - живая, одухотворенная стихия. Как и у Аристотеля, природа изображается лествицей форм, но все эти формы наделяются более или менее грубой или тонкой телесностью: каждый Л., воплощающийся в низших формах материи, есть живое и в то же время материальное семя (λόγος σπερματικός). Закон природы есть разумный божественный закон; естественная необходимость есть необходимость прови

денциальная. Учение о Л. получает здесь впервые религиозную окраску, становится нравственно-богословским учением о промысле, в признании которого философ мирится с жизнью и судьбою. Материалистический панлогизм стоиков скорее разрубал, чем разрешал, затруднения аттической «философии понятия». Поэтому стоицизм вызвал справедливую критику как со стороны последователей прежних школ, так и со стороны материалистов (эпикурейцев) и в особенности скептиков, которые подкопали самые основания стоического пантеизма и стоической теории познания. Божество, тождественное с материальным миром, не есть Божество; Л., тождественный с неразумной материей, не есть Л. Чтобы объяснить согласие познающего разума с познаваемой природой, стоики догматически утверждают безразличное тождество того и другого, вопреки очевидному различию. Действительность, как она существует, не тождественна с нашими понятиями точно так же, как она не тождественна с нашими чувственными представлениями и восприятиями. Критерий истинного знания не может заключаться ни в чувственности, ни в рассудке. Отсюда был один шаг к философии веры, искавшей источник достоверного гнозиса (ведения) в Откровении.

В этой религиозной философии (развившейся главным образом в Александрии, где западные философские учения встречались с религиозными идеями Востока) наибольшее значение имела система Филона Александрийского (в начале нашей эры), который пытался соединить результаты греческого умозрения с законом Моисея и откровением Ветхого Завета. Понятие Л., заимствованное от стоиков, но видоизмененное в интересах религиозного теизма, послужило ему для решения этой задачи. Единому сверхразумному Божеству, познаваемому только путем экстаза, противопоставляется вечная, бесформенная и безвидная материя, которая не может вступить в какое-либо соприкосновение с ним. Мироздание, промышление, откровение Божества предполагает ряд посредствующих деятелей, сил и начал: в этом качестве являются Филону идеи Платона, λόγοι σπερματικοί [семенные логосы] стоиков, ангелы евреев и демоны эллинов. Они представляются то как свойства - эманации самого Божества, то как отдельные от него личные посредники (ангелы), то, наконец, как физические энергии (логосы стоиков), действующие в мире и являющиеся в нем. Все эти силы (δυνάμεις) совмещаются в Л., посредствующем между Богом и миром. Л. Филона есть: 1) сила и разум самого Божества, Его непосредственная эманация, заключающая в себе совокупность всех других сил; 2) идея мира, заключающая в себе совокупность творческих первообразов творения (идеальный план творения); 3) творческая энергия, которая созидает собою и одушевляет мир наподобие Л. стоиков, проявляясь во всех его многообразных формах и

46

лойолл

видах; 4) наконец, для всех причастных Л. разумных существ - посредник Откровения, причем он является иногда как личный посредник, верховный «ангел» Божий. Филон называет его также «первосвященником», «единородным Сыном Божиям» или «вторым богом» в отличие от первого, нерожденного Божества и от «третьего бога» - сотворенного мира, в котором он воплощается. Как человеческая мысль есть внутреннее невысказанное слово (λόγος ένδιάΦε-τοζ), отличное от высказанного (λόγος προφορικός) и вместе тождественное с ним, так и божественное Слово в одно и то же время тождественно с миром (как его умопостигаемая сущность) и отлично от него (как идея). Точно так же определяется и отношение Л. к единичной человеческой душе: он отличен от нее, хотя сообщает ей ее жизнь, силу, разумность и познание - и в то же время отдельные праведные души могут уподобляться ему, как бы воплощая его в себе. Мало того: они могут путем экстаза достигать непосредственного соединения с Божеством (таковы пророки).

Филоном заканчивается дохристианский период истории Л. Последующий платонизм пытался точнее обособить это начало от мира и в то же время точнее определить его отношение к Божеству. Как универсальный творческий разум Л. является Филону высшим понятием философии и вместе ключом к пониманию откровения Ветхого Завета. В этом смысле учение Филона, в связи с другими особенностями его философии, имело громадное влияние и на христианскую мысль. Л. Филона занимает среднее место между Л. греческой философии и глубоко отличающимся от него Л. евангельского учения (у Иоанна Богослова). Содержанием Л. философов является совокупность всего мыслимого, всего познаваемого - идеальная сущность и основание мира. Л. Евангелия есть совершенное откровение Существа Божия, предвечный образ Божий. В Евангелии говорится, что Слово было от начала у Бога и к Богу, «и Слово было Бог». Напротив того, Л. в смысле философском есть от начала космическая потенция, предметом и содержанием которой является м и ρ : он относится к миру (как идея мира или энергия мира). Философское учение о Л. есть результат продолжительного и последовательного развития греческой мысли, которая постепенно пришла к такой идеалистической гипотезе. Религиозное учение о Л. есть результат религиозного опыта - веры в Откровение, в Бога, сказывающегося в словах Христовых, веры в личность Христа как в само слово Божие, т.е. полное воплощение и раскрытие Бога в человеке. Несмотря на это существенное отличие, между философской и богословской концепциями существует несомненный параллелизм. Философы либо отождествляли свой Л. с Божеством, либо видели в нем эманацию Божества: некоторые из философов, полемизировавших с зародившимся христианством (Цельс, не

оплатоники) , подобно Филону, называли Л. «Сыном Божества». С другой стороны, и богословы видели в совершенном Откровении и воплощении Божества конечную цель, а следогательно, и творческое начало мира («Им же вся баша»). Поэтому в развитии христианского богословия естественно встретились элементы редгшгозньш и философский.

См. прекрасную книгу М. Муретова «Фллосо^ия Филона Александрийского в отношении к учению Иоа:шя Богослова о Л.», М., 1885; кн. С.Н. Трубецкой, Учение о JÏ., 1900. Кн. СИ. Трубецкой.

ЛОГОФЕТ (Λογοθέτης), название разных гражданских и церковных должностей в средневековой Византии. [... ] Так, напр., Л. патриаршего дома заведовал канцелярией и архивом. Великий Л. был чем-то вроде канцлера великой (т.е. константинопольской) церкви.

ЛОД (Laud) Уильям (1573-1645), английский церковный деятель. Уже со студенческих лет был известен как ярый противник пуртак. Сделавшись в 1601 священником, он мечтал, о постепенном сближении с католицизмом и стоял за абсолютную власть короля. После воцарения Карла I Л. сделался одним из самых приближенных советников короля и руководил всей его религиозной политикой, сначала в качестве лен-донского епископа, затем в качестве архиепископа Кентерберийского. При помощи чрезвычайных судов он настойчиво преследовал пуритан и в то же время вводил в англиканское богослужение католические обряды: коленопреклонение, поклонение иконам и т.п. Его тяготение к католицизму было так сильно, что римская курия тайно предлагала ему кардинальскую шапку, во он отказался. В 1637 попытка Л. ввести англиканское богослужение в Шотландии вызвала восстание, давшее толчок революционному движению в самой Англии. Л. оставался верен евсей политике и даже после роспуска Короткого парламента опубликовал новые церковные постановления, провозглашавшие божественное право королей и признававшие за ними неограниченную власть. Когда собрался Долгий парламент, Л. был заключен в тюрьму, а несколько лет спустя казнен. Дневник Л. издан Wharton'oM (1695). -Ф-ЛОЙОЛА Игнатий (Inigo Lopez de Recaldc de Loyola) (1491-1556), основатель ордена иезуитов. Принадлежал к знатной испанской фамилии. Раннюю молодость провел при дворе Фердинанда Католического, затем поступил в армию. Уже в это время обращали на себя внимание главные черты его характера: честолюбие, властолюбие и энергия. При осаде Пампелуны французами в 1521 Л. был тяжело ранен в обе нога и перенес мучительную операцию, так как вправленную уже ногу пришлось ломать и вправлять заново. По выздоровлении он остался хромым, неспособным к рыцарским подвигам, о которых мечтал с детства. Прикованный надолго к постели, он заполнял свой досуг чтением религиозных книг и житий святых, особенно житий Франци-

47

лолий

ска и Доминика. Глубоко преданный идее воинствующей католической церкви, он в святых видел прежде всего воинов церкви. В его воображении пал мало-помалу складываться образ духовного рыцаря, вождя Христова воинства, целиком посвящающего свою жизнь борьбе за церковь, и он решил поступить в монахи. В 1522 он отразился на богомолье в Монсеррат (около Барселоны), где находился чудотворный образ Богоматери. Здесь Л. с оружием в руках простоял целую ночь перед образом и затем повесил около него свою шпагу и кинжал. Свою одежду он роздал нищим и в рубище собирался отправиться в Палестину для обращения неверных. Чума задержала его в каталонском городке Манресе. Здесь Л. подвергал себя строгим аскетическим упражнениям, питался хлебом и водой, по семь часов в день стоял на коленях, изнурял себя продолжительными бдениями. Доходя до состояния экстаза, он часто переживал видения Иисуса Христа и Пресвятой Девы, отверстых небес и мучений грешников в аду. Смягчив суровость своего образа жизни, он решил посвятить себя активной деятельности на пользу церкви. В 1523 он отправился в Палестину, чтобы проповедовать Евангелие мусульманам, но не встретив поддержки со стороны местного духовенства, вернулся в Испанию. Убедившись, что для апостольской деятельности ему необходимо образование, он стал изучать философию и богословие в Алькале и Саламанке. Своими проповедями в эти годы он навлек на себя подозрения инквизиции и дважды подвергался аресту. Несколько лет он провел в Париже, слушая лекции в Сорбонне. Здесь вокруг него образовался кружок единомышленников (Лефевр, Франциск Ксаверий, Лайнес, Сальме-рон, Бобадилья, Родригес), всецело подчинившихся обаянию его властной натуры. В 1534 Л. и его друзья собрались в церкви св. Марии на Монмартре, дали обет целомудрия и бедности и поклялись отправиться в Палестину в качестве миссионеров, а если это окажется невозможным, отдать себя в распоряжение папы. В 1537 Л. и его единомышленники, с целью исполнить свой обет, собрались в Венеции, но война между Венецией и Турцией помешала их отъезду в Палестину. Они остались в Венеции, приняли священство и посвятили себя делам благотворительности. В конце того же года они переехали в Рим, где проповедь их имела большой успех в народе. Двое из них были назначены профессорами богословия в Римском университете. К этому времени для Л. уже выяснилось, что больше всего он может принести пользы католицизму борьбой с протестантами, и в его уме созрела мысль об основании нового монашеского ордена, «дружины Иисуса» (phalanx Jesu). В 1540 папа Павел III буллой Regimini militantis Ecclesiae утвердил устав ордена. Л. был избран его первым генералом и до конца жизни оставался в Риме, всецело поглощенный делами ордена. Он написал Constitutiones ордена, за все время существова

ния ордена подвергавшиеся только добавлениям и незначительным исправлениям. Он составил также особое руководство религиозного воспитания под названием «Exercitia spiritualia» [«Духовные упражнения»], задачей которого было достигнуть полного умерщвления личной воли человека и обращения его в послушное орудие церкви. Над этим руководством Л. начал работать еще в 1522 и закончил его только в 1548. «Exercitia» Л. сделались настольной книгой всякого иезуита; согласно его предписаниям всякий вступающий в орден подвергал себя в течение нескольких недель особым духовным упражнениям, состоявшам в молитве и размышлениях о страстях Христовых и о а>бственных грехах. В устройстве ордена Л. проявил большой организаторский талант. К моменту его смерти орден был уже влиятельной, крепко сплоченной организацией, с вполне определившимися целями и характером деятельности и с последовательно проведенным принципом железной дисциплины. Л. не только создал орден, но и предопределил его будущие успехи. В 1622 Л. был канонизирован папой Григорием XV.

Оставшиеся после Л. бумаги изданы в Мадриде в 1874-77. Биографии Л. писали: Maffei (Венеция, 1585); Ribadeneira (Мадрид, 1594); Bartoli (Рим, 1650; два франц. перевода в 1893 и 1894); Bouhours (Париж, 1679); Brühl (Вюрцбург, 1846); Genelli (Инсбрук, 1848; в переработке Kobb'a, Вена, 1894); Daurignac (Париж, 1859); Denis (Брюссель, 1885); Niewenhoff (Амстердам, 1892-93; нем. перевод, Регенсбург, 1901); Joly (Париж, 1898); Thomson (Лондон, 1909).

ЛОЛИЙ (Λολλίων), св. мученик. Пострадал в 3 в. Память - 23 июня.

ЛОЛЛАРДЫ (Lollards), название религиозных обществ, сначала имевших в виду лишь благотворительность, но позже, особенно в Англии, восставших против иерархии, монашества и учения о таинствах католической церкви. Само название Л. связывали с мифическим Вальтером Лоллардом; правильнее производить его от нижненемецкого слова «lullen, lollen» - «тихо петь», «напевать погребальные песни». Впервые это название появляется около 1300, когда в Антверпене образовалось общество Л. для ухода за больными и погребения умерших во время моровой язвы. Члены общества назывались, по патрону своему, св. Алексию - алексианцами или братьями св. Алексия, по заунывному пению над покойниками - Л. Общество распространилось в Нидерландах и Германии; были организованы и женские общины, часто отождествлявшиеся с бегинками и бегардами. В Англии имя Л. впервые встречается в 1387 как название сторонников Биклифа. Первые 10 лет после смерти реформатора они проповедовали среди простого народа и распространяли в нем знакомство с Библией; их поддерживали Оксфордский университет и многие из знати. В 1395 Л. подали петицию в Парламент, прося реформировать всю английскую церковь на но-

48

ЛОПУХИН

вых началах: уничтожения светских владений церкви, безбрачия духовенства, литургии и т.д. Эта петиция была сурово отклонена королем, и с тех пор значение Л. падает. В 1400 Генрих IV издал акт против еретиков, положивший начало казням Л. в Англии. Архиепископ Кентерберийский Арундел в 1406 принял меры к очистке от Л. Охсфордского университета, а в 1408 провел на конвокации ряд суровых «конституций» против Л. Из Англии Л. перешли в Шотландию. В самой Англии Л. существовали до времен Реформации и немедленно по восшествии на престол Эдуарда VI были освобождены от преследований. ^ЛОМАКИН Гавриил Иоакимович (1812-1885), композитор, выдающийся знаток и преподаватель русского церковного пения. Музыкальным развитием обязан, главным образом, самому себе. Его выдвинуло образцовое исполнение Ше-реметевского хора, регентом и учителем которого он состоял. Для занятий с певчими он составил собственные вокализы и сольфеджио и издал несколько руководств, в том числе «Краткую методу пения для первоначального общего учения по цифрам и нотам» (СПб., 1862). Популярны в свое время были его романсы (свыше 60). Состоя учителем придворных певчих, он сделал имеющее известные достоинства четырехголосное переложение всего годичного круга церковного пения. В 1862 Л. вместе с М.А. Балакиревым основал бесплатную музыкальную школу, хором которой дирижировал до 1870. Из собственных церковных сочинений Л. одни написаны в смешанном, условном церковном стиле с влиянием Бортнянского, Турчанинова, другие - в строгом стиле, более или менее выдержанном. Главные из них: «Литургия св. Иоанна Златоуста», «Всенощное бдение» (интересный и во многом удавшийся опыт переложения обиходных напевов), 10 херувимских, 14 причастных стихов, 3 «Тебе поем», 2 «Великих Славословия», хор «Stabat Mater» с оркестром (в аранжировке М.А. Балакирева).

См. «Автобиографические записки» Л. с примечаниями В.В. Стасова в «Русской старине», 1886 (3, 5, 6, 8).

Т.Н. Тимофеев.

ЛОНГЙН (Λογν^νος), имя двух св. мучеников.

1) Л.- пострадал в 3 в.; память - 24 июня.

2) Л.- пострадал в 303; память - 24 апреля.

ЛОНГЙН (Λογγινος) илиЛоггин, по церковно-историческим сведениям, таково было имя римского сотника, содержавшего стражу при кресте Иисуса Христа. Под впечатлением бывших в момент смерти Христа знамений - солнечного затмения, землетрясения и пр.- он воскликнул: «Воистину Он был Сын Божий» (Мф. 27:54). По воскресении Иисуса Христа он уверовал в Него, принял крещение от апостолов и проповедовал евангелие в Капладокии. Иудеи, через Пилата, испросили у императора Тиверия смертный при-швор Л., и он скончался мученически. Память его празднуется церковью 16 октября.

ЛОНО ABPAÂMOBO. библейское выражение, означающее место блаженства праведников. -Ф-ЛОПАРЕВХрисанф Меф одиевич (1862-1918), византинист и исследователь древнерусской литературы. Учился в С.-Петербургском ун-те; состоял библиотекарем Имп. публичной библиотеки. Напечатал в изданиях Общества любителей древней письменности несколько найденных им памятников древней русской литературы, из которых особенно важны «Слово о погибели русской земли» и «Отразительное писание против самоубийственных смертей». Издал «Хождения» Познякова, Коробейникова и Антония Новгородского (ППС, 18, 27, 51, 1887-99).

Др. работы: Описание рукописей Имп. Общества любителей древней письменности; Summa rerum Romaeo-rossicarum, СПб., 1898; De s. Theodora, monacho hegumenoque Chorensi, СПб., 1903; Греческие жития святых 8 и 9 вв., Петроград, 1914, ч. 1 (магистер. дисс.).

ЛОНУА (Launoy) Жан (1603-1678), известный франц. богослов, защитник галликаннзма, противник духовных орденов, в особенности иезуитов и кармелитов, за что был прозван dénicheur de saints - разоритель гнезд святых. Из исторических его сочинений замечательны исследования о первых временах христианской церкви во Франции, а также смелая критика деятельности Тридентского собора. В трактатах «О предопределении и благодати Божией» и «О покаянии» он устанавливает право светской власти определять причины, препятствующие вступлению в брак, и не признает права церкви останавливать заключение браков по причинам религиозного характера. Отказавшись согласиться на осуждение Арно, произнесенное Сорбонной, он был исключен из состава этого учреждения.

H.H. Барсов.

ЛОПУХИН Александр Павлович (1852-1904), богослов. По окончании курса в Петербургской духовной академии был назначен псаломщиком в русскую церковь в Нью-Йорке; печатал результаты своих наблюдений над жизнью американского народа в русских журналах и газетах; сотрудничал в журнале «The Oriental Church Magazine», издававшемся при русской православной церкви в Нью-Йорке. Позднее читал в Петербургской духовной академии сравнительное богословие и древнюю гражданскую историю. С 1892 по 1902 редактировал «Христианское чтение» и «Церковный вестник». Первые шесть томов перевода творений св. Иоанна Златоуста вышли под редакцией Л. В 1899 он взял на себя издательство журнала «Странник», в виде приложения к которому дана «Православная богословская энциклопедия, или богословский энциклопедический словарь» (тт, 1-5). Много статей Л. помещено в первом издании Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.

Главные труды: Римский католицизм в Америке, СПб., 1881 (магистер. диссертация); Жизнь за океаном, СПб., 18S2; Религия в Америке, СПб., 1882; Законодательство Моисея,

49

ЛОПУХИН

СПб., 1882; Заокеанский Запад в религиозно- нравственном отношении, СПб., 1887; Современный Запад в религиоз-кс-кравствениом отношении, СПб., 1885; Библейская история при свете новейших исследований и открытий, СПб., 1889-1895; Руководство к библейской истории Ветхого и Нового Завета, СПб., 1888-1889; Настоящее и будущее православия в Сев. Америке, СПб., 1897; Написанные в Евангелии изречения Христа Спасителя и новооткрытые изречения Его, СПб., 1898; Несториаке, или сиро-халдейцы, СПб., 1898; Обращение старо-халдейских несториан в лоно православной церкви, СПб., 1898; Промысл Божий в истории человечества, СПб., 1898; Вавилонский царь правды Амму-раби и его новооткрытое законодательство в сопоставлении с законодательством Моисеевым, СПб., 1904.

См. И.Т., Памяти проф. А.ПЛ., ЦВ, 1904, № 36. Некрологи Л. в «Историческом вестнике» (1904, октябрь), «Битенском вестнике» (1904, № 373), «Московских ведомостях» (1904, N° 235) и «Тифлисском листке» (1904, № 208).

ЛОПУХИН Иван Владимирович (1756-1816), известный мистик. Состоял Б военной службе; был председателем Московской уголовной палаты. В судейскую практику Л. внес выработанный в нем чтением взгляд на исправительное значение наказаний и умеренное их применение. В 1785 он вышел в отставку и принял деятельное участие в литературных и филантропических предприятиях кружка Новикова: перевел ряд мистических сочинений, написал в защиту русских масонов «Нравоучительный катяхизис истинных франкмасонов» (1790, несколько изданий), был великим мастером одной из лож, помогал бедным, устраивал школы, открыл типографии в Москве, на свой счет отправил за границу студентов Невзорова и Колоколь-никова. Любовь к Богу и ближним, не исключая врагов, и постоянное внутреннее совершенствование - главные основы «Катихизиса», доказывающего отсутствие у масонов каких-либо политических стремлений. Важное значение для определения масонского учения (особенно обрядовой его стороны) имеет другое сочинение Л., написанное в 1791: «Духовный рыцарь или ищущий премудрости». Когда в 1792 началось преследование мартинистов, Л. был назначен сначала в ссылку, но потом оставлен в Москве «ради престарелого отца». До конца 1796 он проживал в Москве и напечатал «Изображение мечты равенства и буйной свободы с пагубными их плодами» (1794), «Излияние сердца чтущаго благость единоначалия» (1795), «Описание нескольких картин и список с некоторых отрывков, находящихся в магазине давнего смотрения на внутренние причины действий и на слепоту развращенных французов» (1795) и «Подражание некоторым песням Давыдовым» (стихами, 1796). С воцарением Павла I он был внезапно вызван в Петербург и назначен статс-секретарем, но в начале следующего года переведен сенатором в Москву. В раэборе уголовных и следственных сенатских дел он проявлял те же черты человеколюбия, что VÏ в уголовной палате. В 1800 вместе с сенатором Спиридовым ревизовал губернии Казанскую,

Вятскую и Оренбургскую, причем обнаружил особенное попечение о крестьянах. Общий гуманный характер ревизии Л. виден из его брошюр «Выписка наставлений и приказаний, данных гг. сенаторами при осмотре Вятской губ.». В 1801 Л., ревизуя Харьковскую губ., занялся там разбором дела о духоборцах. Гуманное отношение его к ним навлекло на него обвинение в размножении их. Дта опровержения этого обвинения он написал «Глас искренности», напечатанный не ранее 1816 в «Сионском вестнике». Александр I был доволен его действиями и много раз давал ему важные поручения. Выйдя в 1812 в отстаБку, он поселялся в своем имении и там скончался. За вререт с 1797 по 1816 им написаны: «Замечания на известную книгу Руссо Du Contrat Social», где Л. высказывает мнение, что государственное устройство является чем-то случайным, а не самобытной органической формой; «Отрывки для чтения верующим» (1805); «Вера в Иисуса или кратчайший путь к Богу» и др. Характерной чертой всех сочинений Л. являются пламенная религиозность и мистицизм. Большой интерес представляют его «Записки», изданные в 1860 в ЧОИДР и Герценом в Лондоне, а потом в «Русском архиве» (1884). Обстоятельная биография Л. написана Афанасьевым (в «Архиве историч, и практич, сведений», кн. 1).

См. ЛОНГИНОБ, Новиков и московские мартинисты, 1869; Истерические очерки русского масонства и его главных представителей, «Орловские ЕВ», 1869, № 6 и след.; H е з е -ленов, Литературные направления; Полторацкий, Русские достопамятные люди, «Рус. старина», 1892, № 7; Мертваго, Записки; Воейков, Воспоминания (в «Новостях литературы», 1825, № 5); Лубяновский, Воспоминания, М., 1872; П.К. ПИКСЕЛОВ, Масонство в его прошлом и настоящем, т. 1, М., 1915. Несколько писем Л. к Руничу, Сперанскому л др. помещены в «Русском архиве».

В.Е. Рудаков.

ЛОХВИЦКИЙ Конрад Андреевич, мистик и археолог. Род. в 1774, умер в конце 1830-х годов. Был знаком почти со всеми выдающимися мистиками. От него остались «Записки, самою истиною совестию внушаемые,- для памяти», относящиеся к 1798 и представляющие интересный материал для истории мистицизма в России. Последнее время жизни занимался археологией и сделал в Киеве несколько открытий.

Ср. «Материалы для истории мистицизма в России» в «Трудах КДА», 1863, № 9; Закревский, Описание Киева. В.Е. Рудаков.

© ЛУБЕНЦИЙ (4 Е.), католический святой, проповедник Евангелия в области нижнего Мозеля. Образование получил под руководством Макси-мина, епископа Трирского, в знаменитой Трир-ской школе, из которой вышли также святые Павлин, Кириак и Кастор. Был посвящен в пресвитера и послан для проповеди Евангелия в местности нижнего Рейна; центром его деятельности была деревня Коберн. Проповеднические труды его увенчались большим успехом.

50

ЛУКА

ЛУДОЛЬФ (Ludolf) (ум. 1370), сначала доминиканец, потом картезианец в Страсбурге, друг Таулера и сам мистик. Во время чумы в 1348 смело посещал зараженных болезнью, преподавая им причащение, несмотря на запрещение духовных властей. Он составил «Commentaria in psalmos Davidicos» (1506), «Vita Christi» (1474) -долгое время весьма распространенную на Западе; некоторые считают его автором сочинения «О подражании Христу» («De imitatione Christi»), обыкновенно приписываемого Фоме Кемпий-скому.

ЛУЖКОВСКОЕ СОГЛАСИЕ, ответвление поповщины, получило начало в 1822 в пос. Лужки в Стародубье и распространилось, кроме Лужков, на Дону, на Урале, в Гуслицах и в Молдавии. Когда указом 26 марта 1822 поповцам было дозволено иметь у себя беглых попов под условием, чтобы они вели в своих приходах метрики, и вся поповщина охотно приняла этот указ к исполнению, лужковские поповцы продолжали учить, что только тайное священство, действующее независимо от властей гражданских и церковных, есть священство истинное; ввести у себя метрические книги они отказались. Когда указ 1822 был отменен, число последователей Л. с. уменьшилось, но и после этого лужковцы признавали только тайное, бегствующее священство я принимали последователей других поповщин-ских толков в свое согласие не иначе, как по особому чину. Они считали ересью принесение на проскомидии особой просфоры за царя.

См. «Церковно-общественный вестник», 1885, № 52.

ЛУКА (Λουκάς), св. евангелист, по преданию один из 70 учеников Иисуса Христа. Самое имя его - от римского Lucamis или Lucilhis - указывает на его языческое происхождение: он был одним из первых образованных язычников, принявших благовестие Христа. По своему занятию он был врач («возлюбленным врачом» называет его в послании к Колоссянам, 4:14 ап. Павел, пользовавшийся его помощью во время своих болезней). О жизни его известно немного. По свидетельству Евсевия («Церк. история», 3, 4), Иеронима («De Vir. Ülustr.»7) и других, он обыкновенно жил в Антиохии Сирийской, там узнал ап. Павла и, сделавшись преданным его последователем и сотрудником, сопровождал его в путешествиях и, между прочим, в морском путешествии в Рим, во время.которого совершилось столь подробно и красноречиво описанное им кораблекрушение. Древность единогласно приписывала ему два творения: Евангелие и Деяния апостолов. В обоих этих творениях обнаруживается искусная рука историка, который при необычайной точности и сжатости повествования умел давать картинное и притом прагматически мотивированное повествование. Евангелие его щггируется уже у древних писателей - Иустина Философа, Тертуллиана и других; о Деяниях впервые упоминается в послании церкви вьеннской и лионской (Евсевий, 5, 2), а затем книга эта цитиру

ется у св. Иринея, Климента Александрийского, Тертуллиана и других. Ввиду отсутствия в обеих книгах ясных указаний на разрушение Иерусалима многие полагают, что они написаны еще до этого события; Блеек, Кейм, Гольцман и некоторые другие писатели относят их к более позднему времени. Критика в лице главных представителей тюбингенской школы пыталась подвергнуть сомнению подлинность и историческую достоверность как Евангелия, так и особенно Деяний, в которых многое объявлялось неисторическим и самопротиворечивым; но такое мнение критики основывалось главным образом на отрицании всего сверхъестественного, и ее доводы скоро потеряли значение, особенно когда благодаря новейшим исследованиям и раскопкам на месте городов, описываемых Л. в качестве спутника ап. Павла, подтвердились многие исторические и бытовые указания, которые раньше считались недостоверными и противоречащими древним свидетельствам. Эрнст Курциус в реферате, напечатанном в «Sitzungsberichte der Berliner Académie der Wissenschaften» за 1893, разбирая повествование Л. о пребывании ап. Павла в Афинах, признал это повествование вполне историческим (см. этот реферат в «Христ, чтении» за 1894 в переводе и с примеч. проф. А.П. Лопухина). Английский проф. Рамсей в своем посмертном сочинении «St. Paul the traveller and Roman Citizen» (1895), на основании собственных исто-рико-археологических исследований и раскопок, пришел к выводу, что Л.- историк не только поразительно точный в своих показаниях, но и замечательно сведущий; Рамсей прямо ставит его рядом с Фукидидом.

Из древних комментариев на св. Л. особенно известны беседы Бвсевиа, Кирилла Александрийского, Евфимия Зига-бена, Феофилакта. Книга Деяний превосходно изложена в книге Фаррара «Жизнь и труды св. ап. Павла» (рус. перевод А. Лопухина) и в новом сочинении аббата Вигуру «Le Nouveau Testament et les nouvelles découvertes» (пер. в приложении к «Библейской истории Нового Завета при свете новых исследований и открытий» А.П. Лопухина, 1895).

А.П. Лопухин. О ЛУКА (Λουκάς), имя святых:

1) Л., св. мученик эмесский 3 в., диакон. Пострадал в г. Эмесе в царствование имп. Нуме-тиана (283-284) вместе с епископом Сильваном и чтецом Мокием. Память их всех 29 января.

2) Л., св. мученик кордувский 3 в. Память 30 июля.

3) Л., преподобный тавроменийский 9 в. Память 6 ноября.

4) Л., преподобный элладский 10 в. [...] По преданию, уже с самого детства почувствовал отвращение к мясу, сыру и яйцам; едою его был ячменный хлеб, сочиво и вода. Помогая бедным, отдавал им иногда свою последнюю одежду и ходил нагим. Рассказывают, что когда он молился, он не прикасался ногами к земле на один локоть. Обошел всю Элладу, сотворив много чудес. Последним местом подвигов св. Л. была

51

ЛУКА

элладская гора Стирий, где он прожил семь лет. Скончался ок. 946. Память 7 февраля.

5) Л., св. столпник Халкидонский 10 в. Память 11 декабря.

6) Л., преподобный, игумен Глубокореченско-го м-ря (10 в.). Память 7 сентября.

ЛУКА ЖИДЯТА, или Ж и ρ я τ а, святой, второй по времени епископ Новгородский, в первой половине 11 в. Несмотря на преобладавшее в то время в нашей церкви влияние греческого духовенства, князь Ярослав избрал русского Луку преемником первого новгородского епископа, грека Иоакима. Л. Ж. занял кафедру в Новгороде около 1036; в 1051 освятил Софийский храм; вскоре после того был оклеветан перед митрополитом, вследствие чего три года провел в Киеве и скончался в 1059. Единственное произведение, приписываемое Л. Ж., известное в списках начиная с 14-15 вв.,- весьма краткое «Поучение к братии». Оно представляет значительный историко-литературный интерес как первое собственно русское произведение духовной литературы. Предполагают, что святитель новгородский произнес свое поучение при вступлении на кафедру. Проповедник в самых простых, общедоступных выражениях дает первоначальные наставления в истинах веры и нравственности, в которых нуждалась его паства, еще мало проникнутая христианским учением. Проповеднику приходилось напоминать символ веры, указывать необходимость исполнения самых основных обязанностей христианина по отношению к Богу, церкви и ближним. Для историка нравов интересны в «Поучении» указания на недостатки современной проповеднику русской жизни - пьянство, сквернословие, лихоимство и др.

Лучшее издание текста «Поучения» Л. Ж., с необходимыми пояснениями: И.Е. Евсеев, Памятники древнерусской церковно-учительной литературы, СПб., 1894, вып. 1, с. 7-24.

ЛУКАШ (Lukââ) Пражский, Ян (около 1460-1528), чешский богослов и ученый. Был старейшиной общины чешских братьев, учение которой он точно установил и тщательно оберегал от лютеранского влияния. Совершил путешествие к южным славянам и на Восток с целью найти там христианство в его первоначальной чистоте. Будучи епископом в Младом Болеславе, напечатал первый братский канционал «Pisnê chval bozskych» (1505) и катехизис.

ЛУКИАН (Λουκιανός) (220-312), известный христианский ученый, родом из Самосат. Сын богатых родителей, он получил хорошее светское образование, но прибыв по смерти родителей в Эдессу, занялся там изучением Св. Писания под руководством исповедника Макария. Переселившись из Эдессы в Антиохию, он был сделан пресвитером и основал христианское училище, из которого образовалась знаменитая антиохийская школа христианских богословов. В 311 во время гонения Максимиана Л. был схвачен и отвезен в Никомидию на суд императора; при этом он

представил письменную апологию христианства (отрывки ее сохранились в «Церковной истории» Руфина), но был в оковах брошен в тюрьму и замучен (7 января 312). В 326 царица Елена воздвигла над его мощами великолепный храм. Богословский образ мыслей Л. нельзя считать окончательно выясненным. По мнению некоторых, в своих догматических понятиях он был близок к учению Павла Самосатского и будто бы, после осуждения этого еретика на Антиохийском соборе 272, порвал отношения с антиохийской церковью, удалившись в Александрию. Ариане ссылались на его сочинения как на первоисточник; более умеренная часть их составила будто бы даже свой символ в выражениях, заимствованных из сочинений Л. Но в то же время и православные богословы древности говорят о его учении с большим уважением. По словам Созо-мена и Никифора, на Антиохийском соборе 341 (состоявшем главным образом из ариан) с именем Л. был представлен совершенно православный символ - тот самый, который известен по сочинениям Афанасия Великого и Илария и, по словам последнего, был прямо направлен против Павла Самосатского. В настоящее время трудно разобраться в этих противоречиях, так как сочинения Л. кроме нескольких писем до нас не дошли. В его время главные догматы христианства не имели еще точных формул и существовала полная свобода мнения о них для лиц более авторитетных; весьма вероятно, поэтому, что учение Л., как и некоторых других отцов Церкви (напр., Дионисия Александрийского), не было вполне тождественно с Никейским символом.

Главный труд жизни Л.- пересмотр и исправление греческого перевода (70 толковников) Ветхого Завета, а также всего текста Нового Завета (см. о значении этого труда в соч. прот. В.Г. Рождественского «Введение в новозаветные книги Св. Писания», 1878). В его редакции Ветхий Завет был представлен в трех параллельных столбцах, вмещавших в себе тексты: еврейский, сирийский и перевода 70 - последний с устранением излишних вставок и с внесением пропущенного. В этом виде греческий текст Лу-киановой редакции был близок к тому тексту Библии, который Ориген и Евсевий Кесарийский называли κοινή (т.е. общеупотребительный в церкви); в нем не было тех дополнений, которые внес в свою редакцию Ориген. Во время мученичества Л. ящик с рукописью его был замазан в стену здания известью, откуда был извлечен при Константине Великом и с этого времени вошел в общее употребление в церквах Сирии и Малой Азии, а отчасти и Египта. H.H. Барсов.

О ЛУКИАН, священномученик печерский, пострадавший при нашествии Батыя ок. 1240. Память 27 августа вместе с др. святыми Дальних пещер и отдельно 15 октября.

ЛУКИАН, преподобный галицкий, в 1640 возобновил Рождество-Богородицкую пустынь в Александровском уезде Владимирской губ., разо-

52

ЛУЛЛИЙ

ренную в нач. 17 в. поляками. Скончался в 1655, память 8 сентября.

ОЛУКЙЙ (Lucius), св. мученик кипрский 4 в., сенатор времен ими. Диоклетиана, обезглавлен на о-ве Кипр вскоре после 310. Память 20 августа.

О ЛУКИНА (Ludna), св. мученица римская 4 в., пострадала вместе с папой Маркеллом. Память 7 июня.

ОЛУКЙЯ (Lucia), св. мученица римская 4 в. Уроженка Кампании, она была взята в плен царем варваров Авкеем; по преданию, когда Л. отвергла его домогательства, царь исполнился уважением к ней и дал ей особое помещение для молитвы. После 20-летнего подвижничества Л. получила откровение свыше, что должна идти в Рим и там пострадать. Авкей, оставив свою семью, направился вместе с Л. в Рим, где оба они были обезглавлены префектом города Элием Дионисием в 301. Память Л. 6 июля.

2) Св. Мученицакиринейская 4 в. Пострадала вместе со св. Феодором, епископом Киринейским в_310. Память 4 июля.

ЛУЛЛИЙ Раймунд (Ramon Lui, Raymundus Lullius) (1235-1315), поэт, философ и миссионер, один из оригинальнейших представителей средневекового миросозерцания с положительной его стороны. О жизни его было распространено много легенд. Достоверные сведения находятся в его сочинениях (особенно в некоторых автобиографических стихотворениях) и в жизнеописании, составленном с его слов его учениками. Л. родился в г. Пальме на о. Майорке; молодость провел при арагонском дворе в качестве королевского стольника. Хотя рано женатый, он вел рассеянную жизнь и имел много любовных приключений. На 32-м году, сочиняя эротическую песню, он имел видение распятого Христа, повторившееся еще 4 раза. Это произвело в нем внутренний переворот; он оставил двор и семью и поселился на пустынной горе Мирамар, где впоследствии несколько его учеников основали маленький монастырь (сам он никогда не вступал ни в монашество, ни в священство). Будучи твердо убежден не только в религиозной истине христианства, но и в его совершенной разумности, Л. находил, что слишком мало делается для обращения неверующих (особенно мусульман) путем убеждения. Это сознание необходимости нового, лучшего способа борьбы с неверными представилось ему во время его уединенных размышлений на Мирамаре в виде трех конкретных мыслей, которые он приписал особому откровению свыше: 1) мысль об особом методе или искусстве, посредством которого можно с разумной необходимостью вывести из общих понятий всякие истины, и прежде всего - истины христианского вероучения; 2) мысль об основании миссионерских коллегий, где кроме других предметов изучались бы основательно восточные языки, особенно арабский; 3) мысль о преобразовании монаше-ско-рыцарских орденов в один великий миссио

нерский орден. Вся дальнейшая жизнь Л. посвящена осуществлению этих трех мыслей. Для выполнения первой из них он пишет множество больших и малых трактатов, где с разных сторон старается изложить и выяснить свою логическую методу, называемую им ars generalis, ars universalis, ars magna и т.д. В этом «искусстве» Л. стоит на почве средневекового реализма, согласно которому общие понятия (universalia) обладают собственным самостоятельным бытием. Исходя отсюда, Л. предполагает, что действительность есть не что иное, как правильное и постепенное осложнение общих понятий через их различные комбинации друг с другом, а потому разум, следя за логическим порядком понятий, может открывать действительную связь вещей. [... ]

Гошодствующим мотивом философской деятельности Л. было убеждение, что истина -одна : истинное для веры не может быть противно или чуждо разуму, и, следовательно, всякое заблуждение может быть опровергнуто разумными аргументами. Тут он сталкивался, во-первых, с аверроистами, начавшими в то время проповедовать прославившийся впоследствии принцип о двух истинах. Дело в том, что Аверроэс, своеобразно толкуя учение Аристотеля, придал ему резко пантеистический характер. Скоро он нашел последователей и в европейских школах; но так как нельзя было скрыть несовместимости этого воззрения с христианским вероучением, то они прибегли к утверждению, что истинное для веры и по вере может быть неистинным по разуму и что можно, напр., держаться в теологии учения об индивидуальном бессмертии человеческой души, а в философии в то же время отрицать это бессмертие и признавать вечность только за универсальным мировым умом, в котором исчезает личный ум человека при его смерти. Такая двуличность была нестерпима для Л., и он видел в аверроистах главных врагов своего дела. Менее резко, но столь же решительно боролся он против того благочестивого взгляда, в котором аверроисты могли находить себе косвенную поддержку,- против взгляда, что истины веры вообще недоступны для разума и не должны быть предметом философского доказательства и объяснения. Этот взгляд возник на той же почве полного отделения веры от разума, как и аверроизм; но аверроисты становились всецело на сторону разума, только лицемерно допуская требование веры, тогда как благочестивые иррациона-листы искренно дорожили своей темной верой и враждебно относились к разуму и всякой философии. Полемика Л. против этого последнего взгляда представляет многочисленные вариации одной и той же темы. Какой-нибудь арабский или мавританский мудрец разумными соображениями убеждается в несостоятельности ислама и желает принять христианство, если ему покажут истинность христианских догматов; но какой-нибудь благочестивый монах, к которому он за этим обращается, говорит ему, что божественные

S3

ЛУЛЛИЙ

догматы суть тайны, совершенно непостижимые для разума, и что в них нужно только верить, не рассуждая. На это арабский мудрец возражает, что в таком случае ему незачем менять религии, так как для слепой веры и мусульманство совершенно пригодно. Против обычного утверждения, что разумное доказательство религиозных истин отнимает нравственную заслугу веры, Л. возражает, что разумное доказательство не с о з д а -ет веры (как личного субъективного акта или состояния, имеющего нравственную заслугу), а только придает ей общие объективные основания, благодаря которым она может быть сообщаема другим. По Л., разум и вера суть различные формы одного и того же содержания, и это различие он определяет так: разум показывает возможность и необходимость того, чего действительность дается верою. Понятие разумности или разумной необходимости связано у Л. с идеей достоинства или совершенства. Так, догмат Троицы имеет за себя как «необходимое основание» (ratio necessaria) то соображение, что для Бога более достойно или более соответствует его совершенству вечно заключать в себе самом адекватный предмет познания и любви (в лицах Сына и Св. Духа), нежели нуждаться в таком предмете или искать его вне себя; творение мира объясняется тем, что сообщение бытия другому выражает более совершенную степень могущества, мудрости и благости, нежели ограничение себя одним собственным бытием; истина воплощения основывается на том, что личное соединение с чистой человеческой природой есть самое совершенное и достойное Божества, и т.д.

Л. был уверен, что в своей системе он имеет действительное и полное средство доказать добросовестным мусульманам все истины христианской религии; но для того чтобы это «универсальнее» средство могло быть применено к делу, необходимо было владеть арабским языком. Сам Л. научился ему основательно, и некоторые из его соч. написаны первоначально на этом языке; литература арабская также была ему хорошо известна. Но заботы его об основании коллегии восточных языков и миссионерского ордена остались безуспешными. Он тщетно обращался к начальству доминиканцев и францисканцев, к университетам и государям, к папской курии при различных папах, наконец, к Вьеннскому собору всей Западной церкви. Не успевая в своих попытках широкой организации миссионерского дела, Л. несколько раз брался за единоличное его осуществление, отправляясь проповедовать христианство мусульманам северной Африки. Каждый раз после успешных прений о вере с мусульманским духовенством Л. обращал на себя внимание властей и народа; его подвергали насилиям, сажали в тюрьму, изгоняли из страны. В Тунисе он за открытую проповедь Евангелия на городской площади был побит камнями. Тело его было поднято генуэзским купцом Стефаном Колумбом (предком Христофора), который перевез

его на своем корабле в Пальму (по некоторым рассказам, он был еще жив и умер в дороге). Торжественно похороненный на своей родине, он сделался там местным святым и чудотворцем.

Впоследствии делались попытки канонизации Л., но против его памяти восстал могущественный орден доминиканцев из-за учения о непорочном зачатии Богородицы, которое защищал Л. и отрицали доминиканцы (принявшие этот догмат только в 19 в.). Провинциальный инквизитор арагонского королевства Николай Эймерик возбудил в 1372 против Л. обвинение в различных ересях, но встретил сильное противодействие со стороны короля и лучших людей Испании. Сочиненная им папская булла против Л. была впоследствии объявлена подложной (в 1419). Сторонники Л., бывшие довольно многочисленными уже в последние годы его жизни (в одном Парижском университете нашлось 50 магистров и докторов, заявивших полное письменное одобрение его учению), образовали после его смерти целую школу, особенно процветавшую в 15 в. Из нее вышли многие сочинения, ошибочно приписанные самому Л. Подлинные его сочинения, написанные на каталонском, арабском и латинском яз., были распространены в многочисл. рукописях. Еще в начале 14 в. были составлены их каталоги. Полное печатное издание - Заль-цингера в Майнце, 1721-42, в 10 тт., из которых 7-й и S-й не появлялись в обращении. Стихотворения («Obras rimadas») изданы в Испании. Богатое собрание рукописей Л., между которыми есть неизданные, находится в Мюнхене. Из 313 сочинений, описанных Ренаном, многие (около 100) не принадлежат Л. Таковы все алхимические трактаты: Л. не только не занимался алхимией, но осуждал ее как ложное и безнравственное искусство; между тем уже ближайшее потомство сделало из Л. алхимика по преимуществу. Это можно объяснить невольным недоразумением: название ars magna, ars universalis, которое он давал своей логической методе, в тогдашнем словоупотреблении означало именно искусство превращать металлы и добывать жизненный эликсир. [... ] По схоластическому обычаю давать особые прозвания важнейшим деятелям религии и науки Л. был прозван учителем «озаренным» или «озареннейшим» (doctor illuminatus, illu-minatissimus). В эпоху Возрождения к Л. примыкают с разных сторон Агриппа Неттесгеймский, Николай Кузанский и в особенности Джордано Бруно, возобновляющий «великое искусство» в нескольких своих сочинениях. Позднее Лейбниц находил у Л. кое-что хорошее. [...] В истории философии Л. занимает видное место, во-первых, как самый последовательный из средневековых «реалистов», доведший эту точку зрения до панлогизма (т.е. отождествления порядка действительности с порядком логическим), пятью веками раньше Гегеля, и, во-вторых, по его идее о взаимоотношении между разумом и верой (философией и теологией) как внутренно восполняю-

54

ЛУЦИДАРИЙ

щими, а не ограничивающими друг друга формами истины, в сущности равноправными (хотя Л. и употреблял иногда мимоходом обычное средневековое выражение о философии как служанке богословия). Вл.С. Соловьев.

•Ф-ЛУП (Lupus), епископ Труаский. Род. в 383 в знатной галльской семье. С женой жил как с сестрою; страшась искушения, расстался с ней и ушел в Леринский монастырь, только что учрежденный святым Гоноратом, где предался строго аскетическому подвигу. Жители г. Труа (Tri-cassini) призвали Л. к себе епископом (426); он принял избрание, но продолжал жизнь сурового монашеского типа. Собор епископов послал его в Британию бороться против распространявшегося там пелагианства. В 453, по словам его жития, он умолил гуннского вождя Аттилу пощадить город Труа. Сохранились его письма к Сидокию Аполлинарию и письма последнего к нему. Л. представляет собой яркий индивидуальный образец высшего развития иноческого идеализма среди галльского духовенства 5 в.; в этом он резко отличается от епископов светского типа, таких, как Сидоний. Житие Л. см. в «Acta Sanctorum», июль, V, 69-79.

•Φ-ЛУП (Lupus) Феррьерский, церковный деятель и писатель позднего Каролингского возрождения. Его обыкновенно отождествляют с теологом Лупом по прозвищу Servatus [«Спасенный» ], соединяя их в одно лицо. Род. около 805 в довольно знатной семье, умер вскоре после 862, учился у аббата Альдрика в Феррьере, потом у Рабана Мавра в Фульде. Стал аббатом феррьер-ским в 840. Л. можно назвать одним из лучших представителей образованности в середине 9 в. Он был привязан к литературе, страстно любил книги, как гуманисты 15 в. Ему принадлежит трактат «De tribus quaestionibus», где он рассматривает спор Готшалька и Хинкмара о свободе воли и о благодати, становясь вместе с первым на сторону августинизма. Им отредактированы акты Бернского собора (844); он писал также жития. Особенно ценны сохранившиеся от него письма, в которых содержатся богатые данные для изучения культуры эпохи. [... ]

ЛУПАЧ (Lupaô) Мартин (конец 14 в.- 1468), чешский богослов. Родился в Уездце, отчего его иногда называют Л. Уездецким. Считался одним из самых энергичных таборитских богословов; на Базельском соборе содействовал примирению чехов с католической церковью. В качестве викария пражского архиепископа защищал постановления собора против папских притязаний; написал несколько догматических и полемических сочинений.

ЛУП Л (Λοΰπποζ), христианский мученик. Был слугой св. Димитрия Солунского (скончался 306). После казни св. Димитрия за Христа Л. омочил его кровью свои одежды и взял его перстень, при помощи которого совершал чудеса в Солуни; многих обратил ко Христу, за что был обезглавлен Максимианом. Память 23 августа.

ЛУРД (Lourdes), город во французском департаменте Верхних Пиренеев на правом берегу реки Гав де По. Знаменит пещерой, где в 1858 благочестивой девушке Бернадетте Субиру, дочери лурдского мельника, явилась Божия Матерь. 25 марта Она открылась Бернадетте, сказав: «Я - Непорочное Зачатие». Около пещеры открылся источник, который признали чудодейственным; в Л. начались исцеления. Ежегодно в Л. стекается множество паломников. О Бернадетта удалилась в м-рь Жильдара на Невере и более никогда оттуда не выходила. Она, подававшая другим так много исцелений, сама страдала тяжкими физическими недугами: всю жизнь ее мучила астма, на ноге ее открылась жестокая язва, у нее развилась чахотка. Боли заставляли ее кричать, а от долгого лежания пролежни на теле ее все увеличивались. Среди невыносимых страданий она произнесла монашеский обет в 1878 и после этого мучилась еще около полугода. Бернадетта умерла на Пасху 1879. [Канонизирована католической церковью в 1933. Память 16 апреля и 18 февраля. ]

ЛУЦИДАРИЙ (Elucidarius, т.е. Просветитель), сборник по преимуществу легендарного, апокрифического содержания, в форме вопросов ученика и ответов учителя по космогонии, космографии, библейской истории, зоологии, географии и др. В Западной Европе в средние века он был народной книгой; прототипом его считается богословское сочинение «Elucidarium sive dialogus de summa totius christianae theologiae», приписываемое Ансельму Кентерберийскому, Гонорию Отен-скому и другим. Лишь немногие места этого схоластического диалога сохранились, однако, в народной переделке как немецкой, так и русской, относящейся к 16 в. Богословские рассуждения сократились, уступая место интересным для масс сведениям, почерпнутым из популярных средневековых сочинений. В 12 в. латинский Elucidarius был переведен на немецкий язык; при распространении книгопечатания он часто издавался и пользовался симпатией в народной среде. Занесенный на Русь из Германии, Л. примкнул к области апокрифических сказаний, отчасти знакомых русскому книжнику по «Толковой Палее», «Александрии», «Беседе трех святителей», «Вопросам Иоанна Богослова» и др. Какой-то Георгий перевел немецкую книгу на русский язык и сообщил свой труд Максиму Греку. Н. Тихонравов предполагает, что этот Георгий был князь Георгий Иванович Токмаков, составитель повести о Выдропусской иконе Богородицы, бывший одно время наместником во Пскове и сталкивавшийся там с иноземцами. Максим Грек в своем «Послании к некоему мужу поучительном на обеты некоего Латынина мудреца» строго осудил Л., опроверг отдельные места и доказал, что эта книга «в множайших лжет и супротив пишет православным преданиям», так что заслуживает скорее название «Тенебрариус - еже есть Темнитель, а не Просветитель». Несмотря на это

55

ЛУЧИНКОВЦЫ

осуждение, имевшее последствием только сокращение некоторых мест, Л. читался и переписывался, то сокращаясь, то пополняясь однородным материалом из других сочинений - хронографов, апокрифов, планетников, лечебников и т.п. За кратким вступлением, объясняющим значение книги, в Л. следует ряд кратких сведений о сотворении мира, свержении диавола с небес и создании ада, об устройстве неба, земном рае, об Адаме, Авеле, Енохе, о разделении земли на три части, о зверях, об отдельных странах, островах, морях, о ходе солнца, луны и звезд, о кометах, об атмосферических явлениях, далее о природе человека, физической и нравственной, о священстве, церковном уставе, кресте, крещении, воскресении Христове, поминании умерших, адских муках, антихристе, страшном суде и т.п. В более подробной редакции, изданной Порфирьевым, Л. делится на 2 части: в первой 67, во второй 40 кратких глав. Древнейшие списки Л. заключают лишь первую часть позднейших, вполне соответствующую тому виду, какой Л. имел в западных народных книгах. Л. издан Тихонравовым в «Летописях литературы» (М., 1859, т. 1, отд. 2) с предисловием, в котором уясняется связь Л. с другими иноземными произведениями, перешедшими в нашу письменность, и указывается на германизмы, сохранившиеся в языке перевода. Другая редакция Л., под заглавием «Книга именуемая Лусидариос сиречь Златый Бисер», напечатана И. Порфирьевым в «Апокрифических сказаниях о новозаветных лицах и событиях» (СПб., 1890). Полная литература указана А. Архангельским: «К истории немецкого и чешского Л.» (Казань, 1897) и «К истории древнерусского Л.» (там же, 1899). Вс Миллер.

ЛУЧИНКОВЦЫ, секта, получившая свое название оттого, что ее последователи при богослужениях вместо свечей употребляют лучину: «у кого больше дымит, того молитва угоднее Богу». Л. не признают ни церкви, ни священников, ни таинств, не почитают икон, отвергают всякую власть, установленные законы называют сатанинскими. Они странствуют из одного места в другое, удаляются в леса, уводя с собою своих детей и даже похищая чужих, чтобы воспитать их вдали от мира в духе своего учения. Центром «лучинковской веры» являлась деревня Федьков-ка Екатеринбургского уезда Пермской губ.

См. Ч - н, Секта Л., ЦВ, 1890, № 34.

ЛЫТКИН Георгий Степанович (1835-1907), переводчик богослужебных книг на зырянский яз. Окончил восточный факультет Петербургского ун-та. Им изданы: «Божественная литургия св. Иоанна Златоуста на славянском и зырянском яз.» (СПб., 1883), на зырянском и русском яз.- «Евангелие», «Деяния св. апостолов» и «Псалтырь» и разные пособия при изучении зырянами русского языка (буквари, грамматики, словари и др.).

-Ф-ЛЬВОВ Алексей Федорович (1798-1870), композитор и скрипач. [...] Заняв после

смерти отца пост директора придворной певческой капеллы (1837—61), приобрел большое влияние в музыкальном мире столицы; учредил смычковый квартет и Симфоническое общество (1840). По его распоряжению осуществлена мысль Бортнянского об издании (1857) полного курса церковного пения на четыре голоса («Придворный обиход»). В труде этом, в котором участвовали П. Воротников, Г. Ломакин (см. его автобиографич. записки в «Рус. старине», 1886) и П. Беликов, Л., вопреки его запискам («Рус. архив», 1884), принадлежит лишь общее руководство. При Л. улучшены как состав голосов капеллы, так и самое исполнение, достигшее большого совершенства и вызвавшее восторженный отзыв Берлиоза. Он учредил при капелле инструментальный класс, а также класс для подготовки приходских регентов. По его инициативе был издан (1849) Св. Синодом указ об обучении церковных хоров исключительно лицами, получившими аттестаты от капеллы. Собственные церковные сочинения Л. (около ^.О, в том числе 4 концерта) отличаются религиозным настроением, стройностью формы, стремлением выразить музыкой содержание текста, не заслоняя его сложной разработкой в голосах; но они лишены русского, самобытного характера. Многочисленные переложения обиходных напевов гармонизованы им без соображения с их складом. Гармония находится у него всецело под влиянием немецких классиков. Большое влияние на его музыку оказали и итальянцы. В 1833, по поручению имп. Николая, Л. сочинил гимн «Боже царя храни». Ему принадлежит брошюра о церковных русских напевах: «О свободном или несимметричном ритме» (СПб., 1858; нем. пер. 1859).

См.: Записки E.H. Львовой, «Рус. старина», 1880; А.Ф.Л. Его деятельность в области духовной музыки, «Рус. муз. газета», 1899; А.Ф.Л. (брошюра 1908 к 75-летию гимна «Боже Царя Храни» со статьями П. Соловьева и А. Преображенского). Г.Н, Тимофеев. -Ф-ЛЬВОВСКИЙ Григорий Федорович (1830-1894), духовный композитор. В своих сочинениях и переложениях обиходных напевов дал законченные образцы в духе древнерусского строго церковного стиля. Помещая обыкновенно древний напев в верхнем голосе, он сохраняет его в неприкосновенности и не затеняет остальными голосами, имеющими, однако, свою физиономию и движущимися свободно. Несмотря на простоту и умеренность в диссонирующих сочетаниях, гармония его песнопений разнообразна и интересна, а их музыкальное содержание близко отвечает церковным текстам. Издано свыше 50 его сочинений и переложений древнерусского, греческого, болгарского и греко-славянского распевов; из них выделяются 4 «херувимских», «Степенны 6-го гласа» и «Подобны восьми гласов».

56

ЛЮБОПЫТНЫЙ

См. статьи М. Лисицына («Рус. муз. газета», 1895, и «Духовный вестник», 1898), К. Нелидова («Рус. муз. газета», 1899).

ПЮБЕНЕЦКИЙ (Lubieniecki) Андрей (1550-1622), один из видных деятелей соцшшанского исповедания в Польше и историк. В молодости вращался при королевском дворе, но с принятием социнианства отдался пастырской деятельности. Писал (по-польски и по-латыни) богословско-полемические трактаты («Catalogus disputatiomun», «Kommentarz na Apokalypsis» и др.) и исторические исследования. Из последних самое важное -история Польши (преимущественно ее церковных дел), написанная в 1616 и изданная в 1843 институтом Оссолинских («Poloneutichia albo krolewstwa Polskiego szczçscie» и т.д.).

КИ. Хранееич.

ЛЮБЕНЕЦКИЙ (Lubieniecki) Станислав (1623-1675), один из видных польских социниан. При заключении мира между Польшей и Швецией Л. долго и упорно, но безуспешно старался выговорить в трактате льготы своим единоверцам. Когда на социниан было поднято гонение, Л. бежал в Данию, потом удалился в Амстердам. Из многочисленных его сочинений (церковно-по-лемических и исторических) главнейшее - «Historie reformationis Poloniae» [«История Реформации в Польше»] (Амстердам, 1685), остающееся и теперь капитальным пособием для изучения реформационного движения в Польше.

КИ. Хранееич.

ЛЮБОВИЧ Николай Николаевич (1855-1935), историк. Окончил курс в университете св. Владимира. Проф. всеобщей истории в Варшавском ун-те; был одним из инициаторов «Общества истории, филологии и права» и его председателем.

Главные труды: История реформации в Польше. Кальвинисты и антитринитарии, 1883 (магистер. дисс); Начало католической реакции и упадок Реформации в Польше, 1890 (докторская дисс); Общественная роль религиозных движений, «Варшавские ун-тетские известия», 1881 и отдельно; Альбрехт, герцог прусский, Реформация в Польше, ЖМНП, 1885, № 8; К истории иезуитов в литовско-русских землях в 16 в., там же, 1888, № 4 и отдельно.

ЛЮБОВЬ с точки зрения нравственной философии есть сложное явление, простые элементы которого суть: 1) жалость, преобладающая в Л. родительской; 2) благоговение (pietas), преобладающее в Л. сыновней и вытекающей из нее религиозной, и 3) исключительно присущее человеку чувство стыда, которое в соединении с двумя первыми элементами - жалостью и благоговением - образует человеческую форму половой или супружеской Л. (материя же ей дается физическим влечением, актуальным или потенциальным).

В истории религий Л. дважды получила первенствующее значение: как дикая стихийная сила полового влечения - в языческом фаллизме (еще сохраняющемся кое-где в виде организованных религиозных общин, каковы, напр., индий

ские шактисты с их священно-порнографическими писаниями, тантрами), и затем, в противоположность этому, как идеальное начало духовного и общественного единения - в христианской αγάπη. [... ]

Уже в пророческих книгах Ветхого Завета отношение между Богом и избранной народностью изображается преимущественно как союз супружеский (и отступление народа от своего Бога - не иначе, как блуд). В Новом Завете эта идея переносится на Христа и Церковь и завершение истории изображается как брак «Агнца» с Его невестой - просветленной и торжествующей церковью «Нового Иерусалима», соответственно чему и земные представители Христа, епископы, ставятся в такое же отношение к местным общинам (отсюда выражение «вдовствующая церковь»). Таким образом, идеальное начало общественных отношений, по христианству, есть не власть, а любовь.

В истории философии понятие Л. занимало видное место в различных системах. Для Эмпе-докла Л. (φιλία) была одним из двух начал вселенной, именно началом всемирного единства и целости (интеграции), метафизическим законом тяготения и центростремительного движения. У Платона Л. есть демоническое (связывающее земной мир с божественным) стремление конечного существа к совершенной полноте бытия и вытекающее отсюда «творчество в красоте». Это эстетическое значение Л. было оставлено без внимания в философии патриотической и схоластической. Своеобразное слияние христианских и платонических идей об этом предмете мы находим у Данте. Вообще в средние века Л. была предметом религиозной мистики, с одной стороны (викторинцы, Бернард Клервоский и особенно Бонавентура, в его соч. «Stimulus amoris», «In-cendium amoris», «Amatorium»), и особого рода поэзии - с другой; эта поэзия, из юж. Франции распространившаяся по всей Европе, была посвящена культу женщины и идеализованной половой Л., в смысле гармонического соединения всех трех ее элементов: благоговения, жалости и стыдливости. В эпоху Возрождения (кончая Джордано Бруно) Л. опять становится предметом философских умозрений в духе платонизма. В новой философии своеобразное понимание Л. представляет Спиноза, отождествляющий ее с абсолютным познанием (amor Dei intellectualis) и утверждающий, что философствовать - не что иное, как любить Бога. [... ] ВлС. Соловьев.

ЛЮБОПЫТНЫЙ Павел, он же Светоза-ров Платон Львович (1772-1848), известный деятель старообрядчества, астраханский мещанин, жил сперва в Москве, потом в Петербурге. Написал много сочинений в защиту старообрядческой поморской секты; собирал сочинения и рукописи старообрядческих писателей И изложил о них сведения в составленных им в 1828 и 1829 очень ценном словаре и каталоге, появившихся в печати в полном виде лишь в

57

ЛЮБУШКИНО

1863. «Исторический словарь и каталог или библиотека староверческой церкви» (переиздан Н. Поповым в 1866, с портретом и биографией автора - Ливановым в т. 4 «Раскольники и острожники», 1873). Перечень других сочинений Л. см. у Дружинина, «Писания русских старообрядцев» (СПб., 1912).

• ЛЮБУШКИНО СОГЛАСИЕ, секта беспопов-щинского толка, в Тверской губернии, куда занесена из Москвы каким-то кимрским крестьянином. Отличается от прочих оеспоповщинских сект большей свободой во всем: допускает употребление в пишу мяса, позволяет пить вино и чай. На первый план ставится любовь, выше и сильнее которой ничего не может быть на земле. К любви не должно примешиваться ничего земного, мирского, греховного. Супружеская любовь должна быть так же возвышенна и чиста, как любовь матери к детям. Снисходя к человеческой природе, Л. с. допускает возможность плотского сожития мужа и жены, но приравнивает его к кровосмешению.

См. Ч - н, Секта Л. с, ЦВ, 1890, № 30.

ЛЮДМИЛА, блаженная, супруга христианского князя Чехии Боривого, бабка св. кн. Вячеслава (Вацлава), жила после смерти супруга в Праге, воспитывая своего внука в духе истинного христианства. В 927 она приняла мученическую кончину в г. Течине по наветам вернувшейся к язычеству невестки ее Драгомиры. Память Л. празднуется 16 сентября. О ней см. житие кн. Вячеслава («Московский вестник», 1829), сентябрьскую Минею Макария и пролог под 16 сентября.

©ЛЮДОВИК IX Святой (Louis) (1226-1270), король Франции, идеал средневекового короля -рыцаря-христианина. Оставшись после отца 12-летним ребенком, Л. IX рос под надзором регентши матери Бланки, женщины чрезвычайно религиозной и умной. Влияние матери сильно сказывалось на Л. IX и после его совершеннолетия. Благочестие Л. IX было столь необычно даже для того времени, что вызывало упреки, насмешки и даже выражения презрения. Святость его не имела в себе ничего монашеского. Это был святой мирянин. Он предпочитал всему проповедь, чтение свящ. книг, религиозные беседы. Для мирянина он был хорошо богословски образован. Многие боялись, что необычайная доброта и деликатность Л. IX будут граничить со слабостью. Но эти опасения не оправдались. Л. IX обнаруживал энергию и твердость незаурядные. Когда было нужно, он умел отказать и наказать так, как делали его предки. Лицеприятие никогда не было его недостатком. Лучшим внешним признаком отсутствия у него слабости была его храбрость - он был доблестный воин. Отношение к советам, которые давали ему окружающие, было сдержанное: он делал только то, что хотел сам. Чего же он хотел? Хорошо управлять. А управлять хорошо значило в его понимании не лишать другого ни собственности, ни

прав, смотреть, чтобы подданные жили в мире и справедливости, воевать с хх/исгиашмы только в последней крайности, умирять ссоры, «как делал св. Мартин (Турсхий)», сдерживать распространение греха и ересей. Король в его глазах был первосвященником. Такая великая и простая программа, конечно, не во всем годилась для действительности. Л. IX с его возвышенным образом мыслей часто обманывали. Но обман захватывал только мелочи и не мог сеять с надлежащего пути общую политику короля.

Положение страны при Л. IX можно назвать блестящим. Война с феодалами и поддержавшим их королем английским кончилась победоносно. Приобретения Филиппа Августа были закреплены навсегда. В борьбе знаменитого либерала 13 в. Фридриха II с папой Л. IX, несмотря на свое благочестие, держал нейтралитет. Испания была поглощена борьбой с арабами. Франция при Л. IX стала первой державой Европы.

Преданность короля церкви, по опасению некоторых, могла толкать духовенство к расширению привилегий и льгот. Но этого не случилось. Как раз именно с его правления церковное общество начинает нести тяжести обложения. Попытки епископских судов расширить круг дел потерпели неудачу. При Л. IX часто повторялась фраза plus sunt servi hodie clerici quam laid [нынче клирики более рабы, чем миряне ]. Однако сдерживалось более белое духовенство, чем черное. Последнее при Л. IX усилило свое влияние. Л.Д. Андреев. •Ф- Л. IX восстановил на вассальных территориях право слабейшей стороны требовать в частных войнах сорокадневного перемирия именем короля (Quarantaine-le-roi). На королевских доменах частные войны были совсем запрещены. Отдельные ордонансы Л. IX вместе с действовавшими в его правление кутюмами соединены были анонимным юристом после смерги короля в сборнике, получившем название «Установлений Людовика Святого» (Etablissements de saint Louis). С общей тенденцией к утверждению мира и прочного общего права гармонировали личные свойства Л. IX, «святого короля», «справедливого судьи», лично воздававшего правосудие всем искавшим его под тенью Венсеннского дуба. Весь Запад видел в короле Франции охранителя международного права, всеобщего миротворца. К нему как третейскому судье обращались папы (Григорий IX и Иннокентий IV) и император (Фридрих II). [...] Защитник светского права против церковных притязаний, Л. IX отошел в историю с ореолом последнего царственного крестоносца. Он предпринял 7-й крестовый поход (1248-1254), который направился з Египет, начался с победы при Дамьетте и кончился поражением при г. Эль-Мансура, чумой в войске и пленом короля. В 1270 Л. IX вторично отправился в Африку. В этом походе он нашел смерть под стенами Туниса. Под давлением общественного мнения церковь причислила к лику святых цар-

58

ЛЮТЕР

ственного праведника, последнего рыцаря крестоносной идеи.

Эпоха Л. IX была порой могучего движения в области политики, права, в жизни церкви и школы, литературы и искусства. Завершение храма Парижской Богоматери и главных частей Реймского собора, создание жемчужины «готики» - Sainte Chapelle, расцвет Парижского университета, возникновение Сорбонны, правовые трактаты Пьера де Фонтена и богословские Фомы Аквинского - все это дает печать разнообразного и высокого творчества веку святого короля.

Процесс канонизации Л. IX вызвал ряд биографий его житийного типа: Geoffroi de Beaulieu, «Vita et sancta Conversatio piae Memoriae Lu•* dovici»; Guillaume de Chartres, «De vita et acti-bus... Ludovici etc.»; Guillaume de Saint-Pathus, «Vie de saint Louis» и др., изданные в Acta Sanctorum болландистов (август, V). Полная жизни «светская» характеристика Л. IX - в мемуарах его друга, сенешала Жана Жуанвиля: «L'histoire et chronique du T.C. roy s. Loys, IX du nom, etc.». На русском языке характеристику Л. IX дал Грановский.

ЛЙЭТЕР (Luther) Мартин, великий германский реформатор. Родился 10 ноября 1483 в Эйслебене, в Саксонии. Отец его, сначала простой рудокоп, сделался благодаря большой энергии и техническим знаниям уважаемым членом магистрата в Мансфельде, куда он переселился вместе с семьею. Старший сын, Мартин, видел еще тяжелые дни семьи. Воспитание его было суровое; к вечному страху грубого наказания присоединялись народные поверья о демонических силах, всюду подстерегающих человека. Унаследовав черты северогерманского крестьянина - выносливость, здоровье и физическую силу, угловатость и резкость обращения, грубовато-наивную речь,- Л. усвоил себе понятия и вкусы горожанина. Он учился в местной школе, потом в Магдебурге у монахов и в Эйзенахе в латинской школе; здесь ему приходилось добывать пропитание пением благочестивых стихов перед окнами обывателей. В 1501 Л. поступил в Эр-фуртский ун-т, где по желанию отца должен был подготовляться к юридической карьере; но его влекло к классикам и богословию. В 1505 Л. в качестве магистра свободных искусств стал читать лекции по физике и этике Аристотеля. Он не сделался, однако, настоящим гуманистом и остался чужд христианскому платонизму в духе Эразма. В философии он отдался схоластическому номинализму, с которым гуманисты ожесточенно боролись. В том же 1505 Л. внезапно и против воли отца вступил в августинский монастырь в Эрфурте. Сам он объяснял свое решение страхом Божьего гнева. Он сразу отдался всем лишениям и истязаниям, какие только выработала аскетическая практика, чтобы избавиться от сознания своей греховности и «схватить руками милость Божию». Но чем лихорадочнее он бился, тем более ускользало успокоение. Бог представ

лялся ему Страшным Судьей; стремление к Его умилостивлению исполнением всех предписаний святой жизни вызывало сознание бессилия, ничтожества человека. Ревностного монаха заметил генеральный викарий ордена Штаупиц, один из крупных представителей мистико-библейского направления, распространявшегося в Германии с 14 в. В 1507 он привлек Л. в новооснованыкй саксонским курфюрстом Фридрихом Мудрым университет в Виттенберге и побудил его выступить на церковной кафедре, успокоив его указанием на страдания Христа, который не устрашает, а утешает, и на значение внутреннего перерождения. От изучения Бернарда и Жерсона Л. перешел к Августину и ап. Павлу, как бы вновь открытым богословской школой мистиков. Но Л. не отдался их созерцательному настроению, не увлекся и практическим подражанием Христу, идеалом евангельского братства. Он взял у мистиков прежде всего ссылку на новый для него библейский авторитет. Мистическое представление о возрождении души, проникающейся божественным началом, о выражении в воле просветленного человека единой божественной воли он обратил в догмат беспрекословного подчинения человеческой воли Божеству, в учение о спасении исключительно верой в заступничество Христа, без малейшей заслуги человека. Это он имел в виду уже в 1516, когда издавал под названием «Немецкого богословия» мистиков 14 в.

Сначала душевная перемена не вызвала в Л. сознания отклонения от церкви. В 1511 Л. посетил по делам ордена Рим и «обежал все церкви и святыни, уверовав во все, что там было налгано и насорено». Но чем дальше, тем больше в нем вырабатывался сектант. Он утрачивает уважение к христианству Эразма, потому что последнему «человеческое дороже божественного», и враждебно обрушивается на Аристотеля как выразителя языческого духа и авторитет старой схоластики. На публичную защиту своего учения о спасении Л. был вызван продажей в Германки индульгенций, порученной папой Львом X архиепископу Майнцскому. 31 октября 1517 Л. выставил у дверей дворцовой церкви в Виттенберге 95 тезисов, вызывая на диспут архиепископского агента Тецеля и вооружаясь против учения о сокровищнице добрых дел, направляемых и переносимых авторитетом церкви, против материальной эксплуатации учения о чистилище и вообще против сведения религии к цепи внешних актов. Не имея в виду нападать на папскую власть, Л. косвенно сильно ее затрагивал. В возбужденной против Рима религиозно настроенной Германии речи Л. призывали к общему протесту. В Виттенберге студенты сожгли ответные тезисы Тецеля. Архиепископ майнцский отослал тезисы Л. папе и возбудил против него процесс в Риме. Хотя Л. был потребован в Рим к ответу, но курия желала затушить религиозный спор. Ввиду отказа курфюрста саксонского выдать Л. папа согласился на передачу дела карди-

59

ЛЮТЕР

налу-легату Каетану, отправлявшемуся на Аугсбургский сейм в октябре 1518. На требование произнести всего 6 букв (revoco - отрекаюсь) Л. ответил решительным отказом и, опасаясь ареста, убежал ночью из Аугсбурга. Папа, не желавший раздражать могущественного покровителя Л. ввиду предстоявшего выбора императора, попытался подействовать на Л. через своего камергера Мильтица. Последний убедил Л. (январь 1519) написать папе униженное письмо и предоставить расследование спора одному из немецких прелатов, а покуда молчать при условии молчания противников. Примирение было, однако, чисто внешнее. Полный разрыв с Римом был ускорен диспутом в Лейпциге, на который один из виттенбергских последователей Л., Карл-штадт, был вызван Экком. По вопросу о божественности папской власти на помощь товарищу выступил Л., доказывая, что папский примат существует всего 400 лет, и ссылаясь на греческую церковь, не признающую его. Экк возразил ему, что он держится одного учения с Виклифом и Гусом, осужденными собором; Л. ответил, что в учении Гуса были истинно христианские положения и что авторитет соборных решений нельзя считать безусловным. На этом спор оборвался, так как Экк считал Л. побежденным в силу собственного его признания. В ожидании великой катастрофы пророческая восторженность охватила Л.: он невольно вступил в ряды немецкой просветительной и политической оппозиции. Эразмианцы, особенно в Эрфуртском университете и в ученых кружках Нюрнберга, горячо приветствовали Л. Базельская типография гуманиста Фробена распространяла его сочинения по Швейцарии, Франции, Англии, Нидерландам. Из Парижа Лефевр поздравлял Л. Сам Эразм, в глазах которого Л. был полуварваром, олицетворением «мятежа», в ответ на почтительное послание Л. выразил ему сочувствие. В лице молодого эллиниста Меланхтона (Шварцерде) Л. приобрел в самом Виттенберге драгоценного сторонника. Особенно важен был союз с крайним, национально-революционным крылом гуманистов, представленным Гуттеном.

В 1520 вышли самые горячие, самые смелые статьи и памфлеты Л. В это время он был героем немецкого народа. Своим образным, грубым и метким языком, с наивностью внезапно прозревшего человека и силой агитатора Л. разбирает самые глубокие, животрепещущие вопросы, волновавшие нацию. Ему кажется, что с открытием истинной основы спасения все общественные отношения и понятия должны быть перестроены. В обращении «К христианскому дворянству немецкой нации» Л. осуждал как нечто противное Писанию различение званий светского и духовного и исключительное право папы толковать Писание. «Все христиане - священники»; волею всей общины должны быть назначаемы и смещаемы духовные лица; они подчиняются светской власти. Всякий христианин, в силу своего свя

щенства, вправе и обязан уяснить себе веру на основе Писания. Преобразования Л. ждет от всеобщего свободного собора; папу надо обрезать в его светских притязаниях и посадить за молитвенник, бесполезный народец кардиналов сократить, змеиную кучу курии свести на одну сотую. Безбрачие священников отвергается как требование «дьявольской тирании»; суд Рима над немецкой церковью должен быть уничтожен, индульгенции, церковные наказания, богомолья, лишние праздники должны быть устранены. Л. требует и социальной реформы - уничтожения нищенства, поощряемого церковью, и правильной организации призрения. Заново следует преобразовать школу: в университетах, которые до сих пор были «вратами ада», должно низвергнуть «слепого язычника» Аристотеля; основным предметом преподавания должно стать Св. Писание. Л. захватывает на ходу ряд популярных идей, грозит крупным капиталистам и юристам, советует «умножить земледельцев и сократить купцов»; римское право должно уступить Писанию. Наконец, Л. выражает требование веротерпимости, настаивая на борьбе с заблуждением одной силой слова. В двух других небольших сочинениях того же года - «О вавилонском пленении церкви» и «О свободе христианина» - Л. строит церковный идеал: прежде всего свобода отдельных христиан от внешних церковных предписаний, так как «внутренний человек и Бог едины»; церковная община должна иметь демократическую основу. Л. отвергает мессу как ежедневное доказательство чудотворной силы церкви и величия священнического сана; таинства он сводит к двум - крещению и причащению, и резко выступает против аскетизма и монашества. Добрые дела - лишь последствия веры в Христа, а не самостоятельный путь к спасению.

Между тем Экк выхлопотал у папы буллу, осуждавшую Л. и его сторонников (21 сентября 1520). Но Фридрих Мудрый не соглашался выдать Л., за которого высказались университеты. Заметно было сочувствие к нему и в среде немецкого духовенства. Л. ответил новым обращением к собору и резкой статьей против буллы Антихриста. После этого Л. 10 декабря, в присутствии студентов, перед воротами Виттенберга сжег папскую буллу, причем были брошены в огонь и книги, заключавшие каноническое право. Имп. Карл V вызвал Л. на сейм в Вормсе, где Л.

ПРОЯВИЛ большую СТОЙКОСТЬ. Р.Ю. Виппер.

Центральным пунктом занятий Вормского сейма был вопрос о «ереси» Л. 17 апреля 1521 Л. предстал перед собранием государственных чинов в присутствии самого императора. Первый вопрос, предложенный ему Иоганном Экком, касался принадлежности приписываемых ему как автору сочинений. После утвердительного ответа Л. был смущен вторым вопросом - отказывается ли он от своих сочинений и их содержания. Он попросил времени на размышление и в следующем заседании сейма (18 апреля) объявил, что

60

ЛЮТЕР

будет настаивать на своих мнениях до тех пор, пока их не опровергнут при помощи Священного Писания; здесь же он высказался против непогрешимости папы и соборов. Знаменитые слова Л. по этому поводу: «Hier steh'ich; ich kann nicht anders; Gott helfe mir, Amen!» [«На том стою, и не могу иначе; да поможет мне Господь, аминь!» ] начертаны на пьедестале статуи Л., входящей в состав Вормского памятника Реформации. Образ действий Л. на сейме произвел благоприятное впечатление на его сторонников; но император объявил, что решил защищать веру предков и принять меры против Л. 8 мая было подписано соглашение императора с папой, а после отъезда курфюрстов саксонского и пфальцского 26 мая обнародован эдикт (помеченный задним числом - 8 мая), подвергавший государственной опале Л. и его приверженцев. Этот эдикт, ввиду того что Л. еще до его обнародования нашел безопасный приют в замке Вартбург, а император был отвлечен от внутренних дел Германии войнами вне ее пределов, остался мертвой буквой.

СЛ. Степанов.

На обратном пути из Вормса Л. был захвачен ночью рыцарями курфюрста и спрятан в замке Вартбурге; некоторое время его считали погибшим. Всюду в нем видели мученика. Его портреты в эту эпоху окружены сиянием. Скрываясь в своем заключении под именем дворянина Георга, Л. занялся переводом Библии, «чтобы освободить простого человека от его старых заблуждений». Предшествовавшие издания немецкой Библии были исполнены по искаженному латинскому тексту и отличались тяжелым, неясным языком. Главная заслуга Л., переводившего с оригинала,- передача Писания простым и ярким слогом, который сделал Библию народной книгой; его перевод занимает важное место и в истории выработки литературного немецкого языка. В то же время Л. продолжает писать воззвания и памфлеты, страстный тон которых мог только усиливать революционное настроение Германии; он пророчил восстание крестьян и уверял, что «не хватило бы Рейна, чтобы потопить всех врагов Христа».

Между тем в Виттенберге, в университетской и бюргерской среде, поднялось движение против католической мессы и безбрачия священников. В Цвиккау появились хилиастические проповедники в духе чешских таборитов. В некоторых виттенбергских церквах разбили иконы, опрокинули алтари; слышались протесты против самой университетской науки во имя евангельской простоты. Ввиду этих событий Л., вопреки запрещению курфюрста, приехал в Виттенберг весной

1522 и в течение 8 дней громил в проповедях партию крайних, вооружаясь против насилий р. деле веры. Несмотря на этот разрыв с мистиками, с радикальными реформаторами, одно время считавшими его своим вождем, Л. все еще призывает к делу освобождения церкви народные силы. В

1523 в памфлете «О светской власти» он признает

в принципе божественность власти и допускает лишь пассивное сопротивление тирану; но обращение его к государям, т.е. к немецким князьям и императору, ввиду их нерасположения к реформе, крайне резко. Л. рекомендует князьям беречься Божьего гнева; возможно, что и христианин, как Самсон, поднимет меч на защиту собственного дела. Хотя в другой статье он еще раз отрицает право вооруженной самопомощи за «господином Omnes», т.е. народом, но беспощадная критика, часто циническая насмешка по адресу властей не могли способствовать успокоению народной массы. Необыкновенная страстность нападок Л. объясняется отчасти его убеждением, что приходится вести непосредственную, личную борьбу с дьяволом, который мешает распространению Евангелия. Л. убежден, что его слово - Христово слово, что его суд - Божий суд. Однако Л. отступается от общественного переворота, начинающегося в 1523. В особенности характерно отношение Л. к крестьянскому движению 1525. Уже первый его призыв к миру, по поводу 12 статей швабских крестьян, показывает, что восставшие напрасно рассчитывали на провозвестника евангельской свободы. В жалобах крестьян и их насильственных действиях Л. видит прямое противоречие Евангелию, хотя признает господ и князей также далекими от истинного христианства. Позднее он выступает с необычайно резкой статьей «против разбойников и кровопийц крестьян», предлагая властям не останавливаться ни перед чем для истребления «факелов ада» и «членов диавола». «Пусть, кто может, душит и колет, тайно или открыто, и помнит, что нет ничего более ядовитого, вредного, бесовского, чем мятежник». «Как осла нужно бить, так простой народ можно только насилием держать в послушании». В это же время Л. разошелся и с гуманистическими кружками. В 1525 в статье против «небесных пророков» он объявляет разум «блудницей дьявола, которая только позорит и оскверняет все, что говорит и делает Бог». Гуманистические университеты под влиянием таких проповедей начинают пустеть; люди, подобные Пиркхеймеру, Муциану, испуганные новым варварством, отстраняются от Л. Наконец, между Л. и Эразмом произошел резкий разрыв. Эразм выступил против учения о предопределении в защиту свободной воли. Л. отвечал на это книгой «De servo arbitrio» ["О рабстве воли" ]. Здесь сформулирован страшный детерминизм, становящийся основным убеждением протестантов почти на два века. Человеческую волю Л. сравнивает с вьючным животным, которое может оседлать как Бог, так и дьявол, но которое само не может выбирать ездока. Все происходит от Бога, даже поступки безбожников и самого дьявола; Он замыкает сердце фараона и хочет смерти грешника. Л. расстается и с моралью гуманистов: он отрицает античную добродетель, потому что она вытекает из славолюбия и есть величайший грех перед Богом.

61

ЛЮТЕР

Героическая пора жизни Л. кончилась. Великая национально-религиозная реформа свелась к специально-церковной перемене, судьба которой осталась в руках единственной силы, восторжествовавшей в общем разгроме, территориальных князей. Забывая прежнюю жестокую полемику, Л. пишет униженное письмо Генриху VÏII английскому, затем своему злейшему врагу Георгу Саксонскому. Его занимает теперь в особенности организация отторгнувшихся от Римской церкви общин. Он отказывается от своей первоначальной демократической теории выбора священников народом и признает князей светскими епископами территории, главами местной церковной юрисдикции и управления. Так же точно Л. отступает и от принципа свободной организации отдельных церковных общин; всюду обязательно вводится сначала только рекомендованный церковный порядок Виттенберга. Забывая о своей первоначальной терпимости, он требует вмешательства государственной власти против «богохульства» и говорит, что недаром властям дан Богом меч. Наступавшую в силу реформы секуляризацию церковного имущества приходилось также предоставить светской власти, чтобы избежать худшей участи - полного раздробления и потери для церкви конфискованных владений. Советы Л. обратить доходы отобранных имуществ на школы и бедных были исполнены лишь в самой незначительной мере. Богослужение, по первоначальному представлению Л., должно было быть свободно от всякой торжественности, от обращенной к внешним чувствам обстановки; но позднее, принимая во внимание привычки народа, Л. старался сохранить по возможности черты старого культа. С жаром отдался Л. церков-но-просветительной деятельности и в своем собрании духовных гимнов, в своих катехизисах создал действительно прочные и истинно народные произведения. Много хлопотал он и об устройстве школ по новому образцу, которые соединяли бы религиозное воспитание с внешними данными гуманистического обучения. В целом организация церковного управления и контроля, однако, не удалась Л. и не выдерживает сравнения с работой более самостоятельных и более последовательных швейцарских реформаторов. Вразрез с мнениями юристов, оправдывавших вооруженный отпор притеснителям веры, Л. отстаивал подчинение императору, обнаруживая вместе с тем крайнюю нетерпимость по отношению к южно-немецким и швейцарским реформаторам, расходившимся с северными в толковании евхаристии. На Цвингли, Буцера и других, стоявших за рационалистическое толкование, Л. стал смотреть как на опасных еретиков. Когда ввиду угрожающего положения католиков курфюрст саксонский и ландграф гессенский в 1529 вошли в союз с южно-немецкими городами, державшимися цвинглианского учения, Л. уговорил курфюрста отказаться от этого союза. Он высказался и против протестации сторонников

реформы на сейме 1529, считая правильным активное противодействие императору ли.'ль со стороны целого сейма. Он требовал, чтобы протестанты ввиду общей опасности со стороны турок соединилась для внешней защиты империи с католиками. Ввиду растущего разногласия между виттенбергцами и южанами ландграф гессенский устроил съезд богословов в Марбурге, окончившийся неудачно: Л. начал даже резкую полемику против «мечтателей» [«Schwänner»], соединяя под этим именем цвинглианцев с радикальными анабаптистами. Когда Цвингли был убит, Л. выразил радость по поводу этого «приговора Божия» и жалел, что победители-католики не истребили вовсе заблуждения «сзкра-ментариев». Своим образом действий Л. много содействовал вредному для протестантов изолированию северной, княжеской, от южной, городской, Реформации.

Л. не принимал прямого участия в аугсбургских переговорах 1530; он был против соглашения с католиками и не одобрял формулы исповедания, составленной Меланхтоном. На гюелчез-ление сейма 1530 Л. ответил «Глоссой к мнимому эдикту императора», где объяснял враждебные протестантам меры влиянием злых советников государя, особенно же «главного плута», папы Климента VII. В «предостережении, обращенном к дорогим немцам», Л., зосставая против мятежа, выражает, однако, уверенность, что Бог поднимет, в случае нападешш католиков, нового Иуду Маккавея, и они узнают то, что испытали их предки в борьбе с гуситами и Жижксй. При заключении оборонительного Шмалькальденско-го союза Л. должен был, уступая доводам юристов, признать его законность. В 1532 Л. настаивал перед курфюрстом на том, чтобы, согласно требованию католиков, свобода исповедания была признана только за членами союза, т.е. с исключением цвинглканцев - и в этом смысле составилось Нюрнбергское соглашение. Ввиду новой опасности со стороны императора Л. склонился к примирению с цвинглианцами; так возникла Виттенбергская конкордия 1536, прячем уступки со стороны южан были гораздо значительнее, чем со стороны Л. Когда, однако, в следующем году поднялись переговоры об участии протестантов в соборе, который предполагал созвать папа, Л., к большому огорчению Мелан-хтона, наметил необыкновенно резко положения против папской мессы как «драконова хвоста, из которого изошли безбожные червк»,- и в то же время формулировал учение об евхаристии в разрез с конкордией (т.н. Шмалькальденские статьи 1537). В 1539 Л. обнародовал обширную статью «О соборах и церквах», где доказывал, что соборы не имеют права определять новые вероисповедные положения или обязательные обряды, стесняющие совесть. Л. ставит власть соборов не выше прав любого священника или церковного учителя. В конце 30-х гг. реформа распространилась на Бранденбург, Брауншвейг и Саксонию

62

ЛЮТЕРАНСТВО

младшей линии, и Л. мог проповедовать в Лейпциге, главном городе свозго умершего врага, герцога Георга. Всюду на севере, однако, возникало противоречие между княжеским авторитетом π идеальными задачами реформы. В деле Филиппа Гессенского, который при жизни жены вступил во второй брак, протестантские богословы, в том числе и Л., пошли на тяжелую сделку с совестью: не желая раздражать ландграфа, они оправдывали его поступок тем, что Писание не воспрещает полигамии, и Л. советовал только не придавать делу огласки. В конце 30-х гг. Л. выступает против т.н. «антиномистов» (особенно Агриколы), доводивших его учение об оправдании верою без заслуг до отрицания необходимости следовать нравственному закону. В то же время Л. спорит с виттенбергским юристом Шурфом, отстаивавшим исторические традиции канонического права.

В примирительных переговорах начала 40-х IT. между протестантами и католиками Л. не принимал непосредственного участия. Он был против уступок; под его влиянием курфюрст демонстративно не поехал на Регенсбургский сейм (см. Интерим). Когда Л. были предъявлены догматические соглашения, главным образом по вопросу сб оправдании верой, он остался неудовлетворенным этим «растянутым и заштопанным» произведением. Не согласился он и с проектом временного положения, выработанным самим императором, и продолжал требовать допущения чистой и определенной проповеди евангельского учения. Читая лекции в Виттенберге, Л. издавал многочисленные толкования на книги Св. Писания (особенно важно толкование на послание к Гала-там, 1531-35, и толкование на Псалмы), проповеди, наставления священникам для проповедей (Kirchenpostüle, 1522-43) и заканчивает перевод Библии (в 1534). Последние годы деятельности Л. были для него тяжелы: все более надвигалась гроза религиозной войны; вражда с цвинглианца-ми росла, и Л. своей полемикой (особенно статьей 1544) еще увеличивал ее. Он признавался по временам, что не заметно более той ревности и того внимания к Евангелию, которое было в свое время даже у попов и монахов. Некоторым утешением служила для него полемика против католицизма (статьи «Папство в Риме, учрежденное дьяволом», «Возражение на тезисы Лу-венского ун-та»), как бы укреплявшая в нем сознание справедливости совершившегося разрыва. Среди приготовлений к войне Л., давно уже страдавший физически, утомленный жизнью, умер в родном городе Эйслебене, куда приехал для разрешения спора в графском доме Манс-фельдов, 17 февраля 1546.

Интимная жизнь Л. прошла спокойно. В 1525 он женился на бывшей монахине Катарине фон Бора, что в свое время возбудило большие нарекания даже среди друзей его и было понято, а отчасти истолковано и самим Л. в смысле демонстрации. В своей большой семье, окруженный

постоянно друзьями и сотрудниками - Меланх-тоном, Юстом Ионасом, Бугенгагеном, Амсдор-фом, живя открыто, пользуясь почетом и вниманием со стороны князей, Л. чувствовал себя хорошо, о чем свидетельствуют его «злетолънтяо речи». Душевные терзания молодых лет, позднее; революционная борьба не заглушили в нем природной веселости, доброты и наивной искренности. Л. охотно помогал приходившим к нему чем только мог; в чумные годы он заботливо посещал пораженные семьи. Мещанский тон этой жизни Б течение последних ее 20 лет стоит в резком контрасте с бурной порой предшествовавшего периода. Л. был велик в момент сильнейшего возбуждения нации, велик как агитатор, смело, оригинально выражавший то, что назрело в общем сознании. Он был велик и тоща, когда затрагивал глубокие запросы простых сердец, жаждавших религиозного преезетления. Но он не сознавал сложности движения, в котором занимал передовую роль. Он считал возможным выделить из него религиозную реформу и в результате сыграл на руку политической и социальной реакции. Л. стоял в стороне и от лучших присае-тительных задач своего времени; изгоняя из школы «языческий» элемент, он косвенно содействовал развитию протестантской схоластики. В нем поднимается еще раз сектантский дух средневековых энтузиастов, упрямых догматиков, наивно-гениальных, бесстрашных и властных народных ораторов. В его деятельности сказались вместе с тем основные черты немецкой Реформации с ее местным колоритом и национальным протестом. В учении Л. было бы неправильно искать системы, в его деятельности - последовательной программы: от горячего увлечения он часто переходил к тяжелым колебаниям; по собственному признанию, его нередко давил страх, что в случае ошибки он может ввести в заблуждение массы людей, которые за то навеки будут ввергнуты в мучения ада. Неподвижное лютеранство 16 и 17 вв. не отражает дух Л.; оно представляет главным образом результат общественного застоя и узких политических рамок северо-немецкой Реформации.

Сочинения Л. издавались много раз; первое издание вышло в Виттенберге в 1539-58. С 1883 выходит «Kritische Gesamtausgabe» в Веймаре.

Р.Ю. Виппер.

ЛЮТЕРАНСТВО, одно из главных христианских вероисповеданий, основанное Лютером. Его символические книги: 1) «Аугсбургское исповедание», составленное Меланхтоном. 2) «Апология аугсбургского вероисповедания», составленная Меланхтоном в ответ на возражения католиков; значение символической книги она получила в 1537 (см. Аугсбургское исповедание и его апология). 3) «Шмалькальденские артикулы», составленные Лютером в качестве руководства для прений с католиками на предполагавшемся вселенском соборе. 4) Катехизисы Лютера, большой (для учителей и пасторов),

63

ЛЮТЕРАНСТВО

составленный в 1528, и малый (для народа), 1529. 5) «Формула согласия» (formula concordiae, см. Конкордия), составленная в 1580 в видах примирения образовавшихся в Л. партий и в качестве руководства для борьбы с кальвинистами, анабаптистами, антитринитариями и др. Как и католицизм, Л. признает авторитет символов веры т.н. Апостольского, Никео-Константино-польского (с filioque) и т.н. Афанасиева. Что было главным для Лютера во время его начальных переживаний, то в системе Л. получает иное место и обоснование. Лютер, отправляясь от мысли об оправдании верой, шел к воззрению на Св. Писание как на единственный источник богопознания. Система принимает обратный порядок; исходным ее пунктом служит учение о Св. Писании. «Единственным правилом и путеводной нитью, по которым нужно судить и оценивать всякое учение и всяких учителей, являются только пророческие и апостольские Писания Ветхого и Нового Заветов». С этой точки зрения, «символы должны употребляться не как строгие заповеди, а как свидетельства и исповедания нашей веры». Вторым основным принципом лютеранского вероучения служит учение об оправдании только верой (justificatio sola fide). Но эта вера есть fides specialis; она не может не производить добра. «Она не спрашивает, нужно ли делать добро, но прежде, чем попросят, производит добрые дела и всегда находится в деятельности». «Невозможно указать и доказать присутствие веры в сердцах людей иначе, как через плоды: они обнаруживают перед всеми веру сердца». Оправдание может быть достигнуто только верой, ибо «после падения нам вместо праведности прирождена злая похоть». Церковь, по лютеранскому учению, есть не видимое общество верующих в Иисуса Христа, организованное внешним образом по известным законам, а невидимое общество святых, оправданных и возрожденных. Во внешнем составе Церкви находятся и дурные люди, но реально они не принадлежат к ней и в определение ее не входят. В связи с таким понятием о Церкви находится отрицание церковной иерархии и таинства священства. Все верующие -«царское священство». Таинство «есть установленное Иисусом Христом священнодействие, в котором под видимыми земными знаками сообщаются невидимые небесные блага Нового Завета». Таинств Л. признает два - крещение и причащение. В последнем преподается истинное тело и истинная кровь Иисуса Христа под видом хлеба и вина. В устройстве богослужения Лютер допускал некоторую свободу для отдельных общин и лиц, вследствие чего оно не везде и не всегда имело и имеет у лютеран один и тот же вид. Впоследствии Лютер установил особый класс совершителей богослужения и проповедников, составил чин их избрания и посвящения, определил время общественного богослужения, издал формулы «литургии» и разных обрядов, составил

первую книгу богослужебных песнопений (Gesangbuch).

В современной лютеранской церкви богослужение обыкновенно совершается в храме, имеющем упрощенный вид храма католического: впереди «алтарь», возвышенный на несколько ступеней и огражденный решеткой; посредине его - стол, на котором Распятие, Евангелие, сосуды для св. даров; на стене, за столом, большей частью изображение какого-либо евангельского события. Сбоку помещается проповедническая кафедра. Сзади, над входными дверьми вверху, помещаются орган и хор. Пастор совершает богослужение в том же костюме, который составляет его обычную одежду вне храма; лишь в некоторых странах, например, при совершении евхаристии и ординации, пасторы облачаются в белую льняную одежду, отчасти похожую на католическую. Литургия у лютеран состоит из общего покаяния присутствующих, чтения Св. Писания и Символа Веры, проповеди и причащения (последняя часть - не постоянная). Если есть желающие причащаться, то пастор перед причащением читает общее исповедание грехов, которое про себя повторяют за ним присутствующие; затем пастор читает разрешительные молитвы и возвещает причащающимся благодать Божию и прощение грехов. Конфирмация есть подтверждение лицами, приходящими в возраст (12-18 лет), обетов, данных за них при их крещении восприемниками; она совершается обыкновенно сразу для многих, два или три раза в год. За несколько недель до нее пастор испытывает конфирмуемых в знании лютеранского учения и, если нужно, восполняет недостатки такого знания своими наставлениями. В некоторых «агендах» помещаются чинопоследования благословения родильниц, посещения больных и принятия новых членов. Браку лютеран, будучи сам по себе гражданским договором, освящается благословением, совершаемым по особому чину, в присутствии не менее двух свидетелей, во все дни, за исключением Страстной недели, Рождества Христова, Пасхи, Пятидесятницы и дней, предшествующих этим праздникам. Ор-динация или посвящение в пасторы заключается в чтении супер-интендентом посвятительных молитв и возложении рук на посвящаемого, Церковное управление лютеранская церковь с самого начала предоставила светскому правительству; но носитель верховной власти (Landesherr) не должен осуществлять его лично. В небольших государствах власть государя осуществляется через консисторию или обер-конси-сторию; в Пруссии высшая инстанция носит название высшего церковного совета, состоящего из духовных и светских членов. Участие общества в управлении церковными делами осуществляется в генеральном синоде, большинство членов которого состоит из духовных и светски депутатов, посылаемых провинциальными синодами, а часть назначается государем. Генсраль-

64

ЛЮЦИФЕР

ный синод есть орган церковного законодательства; он собирается периодически через каждые б лет государем, который утверждает принятые им законопроекты. Низшим церковно-правитель-ственным органом является суперинтендент, назначаемый государем. Он председательствует на окружном съезде, совершает ординации, руководит приходскими выборами, посещает приходских пасторов. [... ] См. также Протестантизм в России.

Терентьев, Лютеранская вероисповедная система по символич, книгам лютеранства, Казань, 1910. Н.И. Барсов.

ЛЮЦЕРНОВ Иван Гаврилович (1836-1888), видный деятель старообрядчества. Учился в саратовской семинарии, был сельским священником. Поступив в Казанскую духовную академию, терпел страшную нужду: ему приходилось, учась, поддерживать существование семьи, лечить больную жену, служить по найму обедни. В это время он до фанатизма ненавидел старообрядчество, видя в нем продукт народного невежества. Близкие сношения со старообрядцами мало-помалу изменили взгляды Л. В 1880 он представил в совет Казанской академии диссертацию: «Исторический обзор пастырской, учительной, руководительной и религиозно-воспитательной деятельности в христианстве», отвергнутую академией за рационалистическое направление и неправославное учение о происхождении церковной иерархии. В 1884 Л., после ревизии СИ. Ми-ропольского, был уволен от должности, которую занимал в тобольской семинарии, и в том же году перешел в старообрядчество. Некрологи Л. объясняют этот факт его честолюбием и стремлением к материальным выгодам, но Г.И. Успенский («Сочинения»), лично знавший Л., рисует его человеком, преданным идее. Л. написал: «Самостоятельность церковно-приходских общин в древней Руси» («Самарские ЕВ», 1869, № 6). Несколько его посмертных статей - в «Старообрядце», 1888-89.

О ЛНЗЦИЙ (Lucius), святой (2 в.), король британский и затем миссионер среди ретьеров и вин-делисьеров, считается первым епископом Хур-ским (Chur). Гомилия на праздник св. Л. Хур-ского в кодексе 9 в. (хранится в библиотеке монастыря Санкт-Галлен).

© ЛЮЦИНД (Lucina), имя нескольких выдающихся римских христианок эпохи гонений; будучи богатыми, они в то же время отличались особым благочестием, которое наглядно проявлялось в их заботах об исповедниках и в трудах по погребению мучеников.

1-я Л. считается ученицей апостолов; она похоронила ап. Павла в своем имении на Остий-ской дороге, а также предала погребению в др. месте своих владений, на Via Aurelia, тела мучеников Процесса и Мартиниана, которые были крещены ап. Петром в мамертинской тюрьме.

2-я Л. известна своими делами милосердия в царствование Деция при папе Корнелии (251-252); вместе с папой она перенесла тела обоих апостольских князей в катакомбы, впоследствии похоронила и самого папу Корнелия.

3-я Л. жила во время гонений Диоклетиана; полагают, что она была родственницей ими. Галлиена и супругой проконсула Азии Пиниана. Она была восприемницей нескольких женщин, крещенных св. Себастьяном, тело которого она извлекла из клоаки, в к-рую оно было орошено. Вместе с папой Марцеллом она похоронила в своем имении на Остийской дороге тела мучеников Кириака, Ляргуса и Смарагда; позже она похоронила и самого папу. г.в. Прохоров.

ЛЮЦИФЕР (лат. Lucifer) или Фосфор (φώσφορος), «светоносец», название утренней звезды. У отцов церкви Л., «сын зари» (ср. Ис. 14:12) является обозначением диавола.

ЛЮЦИФЕР (Lucifer), епископ Каларий-ский (Кальярский) в Сицилии. На соборе в Милане (355) в качестве представителя папы Либерия энергично боролся с уступками арианам и был сослан на Восток. Когда на соборе в Александрии в 362 Афанасий допустил объединение староникейцев с омиусианами, Л. порвал сношения с первыми и в Антиохии рукоположил староникейца Павлина. Этим он создал на Востоке длительную схизму. Л. перенес в область богословских споров фанатизм, какой отличал донатистов в области практических отношений. Его сторонники некоторое время держались на Западе после его смерти (370). Его сочинения -в т. 14 венского «Corpus scripiorum ecclesiasti-corum latinorum».

МАБИЛЬОН. Мабийоп (Mabfflon) Жан (1632-1707), французский ученый, бенедиктинский монах. Бел обширную корреспонденцию с разными учеными, между прочим с боллакдиста-ми и Лейбницем. Главные его труды: «Acta Sanctorum ordinis S. Benedicli, in saeculorum classes distributa» (P., 1668-1701; Venezia, 1733) -кроме массы нового материала в виде биографий принадлежавших к бенедиктинскому ордену церковных, литературных и ученых деятелей со времени св. Бенедикта до 1100, здесь много ученых исследований о церковном и монашеском средневековом быте, о разных вопросах исторической критики, хронологии и генеалогии, о родословии Меровингов и т.п.; «Annales ordinis S. Benedict!» (P., 1703-1739; Lucca, 1739-1745) -продолжение предыдущего издания, содержащее в себе жизнеописания не только святых, но и всех монахов-бенедиктинцев, действовавших на поприще христианской цивилизации. [...] «De re diplomatica, libri VI» (1681; Supplemenium к нему - 1704, новое издание - 1709). Последнее соч. называли чудом учености. Под дипломатикой автор разумеет учение о документах и актах исторических, о признаках, по которым определяется степень достоверности всякого рода исторических материалов, о способах обнаруживать подделки в них, о древних материалах для письма и его видах, о «стилях» документов и актов, о канцелярских обычаях при кх совершении, о надписях, монограммах, печатях и т.п., о составе канцелярий у франков, о разных коллекциях хартий, дворцах франкски;; королей. Особенно важны в соч. М. образцы древнего письма, в 58 гравированных таблицах, а также собрание документов от 471 до конца 12 в. Б «Traité des études monastiques» (P., 1691) - краткой методологии богословского курса - M. настаивает на праве и обязанности монахов заниматься не только изучением Св. Писания и отцов Церкви, ко и всякого рода научной деятельностью. «Oeuvres posthumes de Mabillon» изданы в Париже в 1724.

См. В.Г. Васильевский, Обозрение трудов по византийской истории, СПб., 1890. H.H. Барсов.

МАВРИНИАНЕ (мавринцы, мавристы), ученая конгрегация католических монахов во Франции, ордена бенедиктинцев, получившая свое название от св. Мавра (congrégation de St. Maur), одного из непосредственных учеников св. Бенедикта. Основателем общества мавриниан был ученый монах Дидье де Ванн (Didier de Vannes). В 1618 оно было официально утверждено. Нови-ции, вступавшие в конгрегацию, должны были в продолжение пяти лет специально изучать богословие и философию, затем поступали в одну из академий ордена в качестве преподавателей или для кабинетных ученых работ, по назначению приора. Часто применялся принцип разделения труда: один собирал материал, другой приводил его в систему, третий обрабатывал его, четвертый приготовлял к печатанию, пятый наблюдал за печатанием и корректировал издание. На первых порах конгрегация занялась историей ордена, его монастырей и его великих деятелей; затем круг работ был расширен, и М. оказали великие услуги истории и археологии вообще - собиранием и изданием рукописей по древней литературе, в особенности христианской. М. часто должны были вступать в полемику против траппистов, которые смотрели на научные занятия как на дело несовместимое с монашеским званием, и иезуитов, которые в издании памятников внецер-ковной литературы видели опасность для церкви и «гааг к безусловной свободе разума». В эпоху наибольшего своего распространения М. насчитывали до 120 монастырей. В эпоху первой французской революции конгрегация М. почти прекратила свою деятельность и возникла вновь лишь в 1833, во вновь устроенном доме близ Solesme. Наиболее знаменитые из М.: Д'Ашери, Блампен, Гарнье, Деларю, Мабильон, Мартен, Монфокон, Менар. Мавринигнами сделаны превосходные издания, главным образом по рукописям, сочинений Афанасия Александрийского, Григория Богослова, Кирилла Иерусалимского, Иоанна Златоуста, бл. Августина, Льва Великого, Григория Двоеслова. Немало также издано ими памятников и сочинений, относящихся к

66

М

МАДОННА

древней истории Греции и Рима и средневековой истории Византии и Западной Европы.

Н.И. Барсов.

МАГДЕБ^РГСКИЕ ЦЕНТУРИИ (Centuriae Mag-deburgienses), первое по времени в протестантской литературе большое сочинение по истории христианства, изданное между 1559 и 1574. Название центурий (от centum - столетие) определяет план издания: каждое столетие в сочинении принимается за особый период. Сочинение обнимает первые 13 веков христианства. Значительно позже оно было продолжено под тем же заглавием до конца 16 в. В первоначальном виде М. ц.-коллективный труд целой корпорации протестантских ученых, исполненный по инициативе и под руководством Матвея Фляция. Они содержат в себе множество материалов, извлеченных из библиотек Германии, Венгрии, Франции, Италии, Англии, Болгарии, Валахии и даже «Московии». Господствующая тенденция - противокато-лическая, но часто встречается историческая критика высокого научного достоинства (напр., в доказательствах подложности т.н. Исидоро-вых декреталий). Недостаток сочинения - чисто внешнее деление истории по столетиям и слишком дробное распределение содержания по отделам, которых в каждой центурии до 16. Лучшее из изданий центурий - нюрнбергское, 1757.

См. А. Лебедев, Церковная историография в главных ее представителях с 4 по 20 в., СПб., 1903.

MAGNIFICAT, начальное слово латинского текста хвалебной песни Пресвятой Богородицы (М. anima mea Dominum - «величит душа Моя Господа», Лк. 1:46), послужившее названием всей песни. Текст ее положен многими духовными композиторами на музыку (в том числе И.С. Бахом).

•Ф-МАДОННА (madonna), итальянское слово, служащее для наименования Богородицы и ее изображений; сокращение слов mia donna - моя госпожа. Образ Богородицы в искусстве стал вырабатываться уже в очень раннее время. Древнейшее Ее изображение сохранилось в настенной росписи римских катакомб св. Прискиллы, где Она представлена сидящей с Младенцем на коленях. Над головой звезда, а перед Ней юноша-пророк, по-видимому, Исаия, в позе древнего оратора и в тоге, указывающий на Нее правой рукой, как бы приглашая к поклонению. Эту фреску относят ко 2-й половине 2 в. Особенное распространение в катакомбах же, а также в скульптуре рельефов древнейших христианских саркофагов получает композиция «поклонения волхвов», где Богородица изображается сидящей в профиль с Младенцем на коленях, и к Ней с дарами подходят три волхва. Более поздние переводы этой же композиции, в которых Богородица с Младенцем представлены уже не в профиль, а лицом к зрителю и с волхвами по сторонам, сделались источником типа единоличных изображений Богородицы, распространившихся затем на Востоке и перешедших на Запад.

Другой древний тип, оказавший влияние на дальнейшую иконографию Богородицы, представляет Ее в молитвенной позе Оранты, т.е. с поднятыми кверху руками. Изображения женских фигур в таком виде очень многочисленны в росписях катакомб, но здесь они являются в большинстве случаев или портретами погребенных, или символическими образами душ умерших, предстательствующих в своей загробной жизни перед Творцом за оставленных живущих на земле. Представляет ли хоть один из них Богородицу, с уверенностью сказать нельзя. Тип Богородицы в позе Оранты, вероятно, произошел от установившейся формы подобного ее изображения в композиции Вознесения Господня, где Ее изображают среди апостолов с обращенной к возносящемуся Христу головой и поднятыми кверху руками. Древнейший пример такой композиции -рельеф резной двери римской базилики св. Сабины (5 в.). Около того же времени изображения Богородицы в типе Оранты часто помещаются на донышках украшенных золотым ажурным рисунком стеклянных сосудов, находимых в римских катакомбах. Фреска в Остриан-ских катакомбах близ храма св. Агнии в Риме представляет древнейшее (4-5 вв.) соединение этих двух типов, изображая Божию Матерь с молитвенно воздетыми руками и с Младенцем, очевидно, ездящим у Нее на коленях. С 6 в. появляются изображения Богородицы на престоле, держащей обеими руками овальный щит или медальон с изображением Спаса Эммануила. Позднее все эти первоначальные образы изменяются в деталях и перерабатываются в новые. В мозаиках римской церкви Санта-Мария Маджо-ре (5 в.) Богородица вместо прежних скромных одежд получает богатое одеяние из шелковой далматики и золотого лора, охватывающего спину и грудь. Признание за Богоматерью роли верховной представительницы всей земной Церкви перед Ее всемогущим Сыном, запечатленное наименованием «Царицы мира», «Владычицы небесной», вызывает и в искусстве образ Ее в виде царицы. Алтарная фреска 7 в. в церкви Санта-Мария Антиква в Риме представляет Ее в императорском орнате, в высокой царской стем-ме на голове, и на престоле, украшенном жемчугами и драгоценными каменьями. Два ангела по сторонам подносят ей венец и скипетр. Торжественный образ Божией Матери иногда дополняется длинным церемониальным скипетром с крестом наверху, который Она держит в правой руке. Фреска 12 в. на паперти церкви Сант-Ан-жело ин Формио изображает Божию Матерь Царицу в позе Оранты, соединяя в одно два типа н подчеркивая высшее заступничество Ее за мир. Та же идея заступничества выражена и в получившей особенное распространение в византийском искусстве композиции Деисуса, где Богородица изображается справа от сидящего на престоле Христа со склоненной к Нему головой и с молитвенно протянутыми руками. Возможно, что

67

МАДОННА

иконографический тип Богородицы «Знамение», представляющий Божию Матерь в виде Оранты с круглым медальоном на груди, в котором изображен Христос Эммануил в крещатом нимбе и со свитком в левой руке, произошел от слияния двух древних типов - Богородицы с медальоном Христа на руках и Богородицы Оранты.

В византийском искусстве времени его наибольшего расцвета в церковных росписях особенное место занимают изображения Богородицы трех типов - Оранты, «Знамения» и «Богородицы во славе», т.е. сидящей на престоле с Младенцем на руках и с двумя ангелами по сторонам. Эти изображения Богородицы, знаменующей здесь видимую связь между Церковью земной и небесной, или же олицетворяющей земную Церковь в ее молитвах за людей, помещаются на самом видном месте церковных стен - в конце апсиды. В станковую живопись, на иконы, появившиеся, по-видимому, уже в 4 в., переходит тот основной тип изображений Богоматери, который выработался еще в катакомбах, в древнейших композициях поклонения волхвов, и который представляет Ее сидящей лицом к зрителю с Младенцем на руках. Древнейшей иконой этого типа является икона Богоматери 5 в. (из собрания преосв. Порфирия Успенского в музее Киевской духовной академии). Этот тип, несмотря на распространение в иконописи и других типов, сделался в ней преобладающим как в искусстве православного Востока, так и на Западе, лишь незначительно видоизменяясь в деталях. Наравне с единоличными изображениями Богоматери уже в древнехристианскую эпоху появился ряд композиций с сюжетами из Ее жизни. Материал давали рано распространившиеся и уже в первую половину 2 в. записанные апокрифические сказания сирийско-египетского происхождения. Возникает т.н. Богородичный цикл изображений, иллюстрирующий очень подробно историю Иоакима и Анны, а также доевангельскую историю Марии. В композициях евангельского цикла мы встречаем Богородицу там, где Она играла руководящую роль - в Благовещении, Рождестве Христове, Поклонении волхвов, а также в композициях Сретения, Бегства в Египет, Распятия, Положения во гроб, Вознесения Христова и Сошествия Св. Духа. Заканчивается этот ряд изображений Успением, а в западной иконографии и поздне-русской - Вознесением Богородицы на небо и Коронованием Ее на небесах Христом. Во всех этих композициях византийская иконография выработала строго определенные тип и позы Богоматери. В Благовещении Она или стоит у колодца, или сидит за пряжей, обращенная вполоборота к ангелу, подходящему к Ней обычно слева. В Рождестве Христовом Она сидит за яслями с Младенцем, в Поклонении волхвов сидит с Младенцем на руках, в Сретении передает Младенца на руки Симеону Богоприимцу, в Бегстве в Египет сидит на осле, боком, и держит Младенца. В композиции Распятия Богородица

стоит рядом с крестом с выражением скорби, облокотив голову на руку, в Вознесении Христа Она изображается в позе Оранты, а в Сошествии Св. Духа Она стоит среди апостолов с благословляющей рукой. В Успении Богоматерь представляли лежащей на ложе со скрещенными на груди руками. Повсюду Она изображается молодой и одета в хитон и мафорий.

В средневековом искусстве на Западе, где культ М. получил особенно ярко выраженные формы и большое распространение, весьма многочисленны были и изображения Ее. Обыкновенно Богородице посвящался один из порталов романоготического собора, где в тимпане помещалась Ее статуя или рельеф с Младенцем на руках, а по архивольтам размещались рельефные изображения из Ее истории. Заимствованные с Востока иконографические черты не развивались здесь далее, а лишь видоизменялись, главным образом, под влиянием стиля. Выработавшийся в древнехристианском искусстве иконографический тип Богоматери, сидящей с Младенцем на руках, сделался главной основой для дальнейшего его развития и в итальянском искусстве эпохи Возрождения. Первые художники нового направления (Дуччо ди Буонисенья, Гвидо да Сиена, Маргаритоне д'Ареццо, Чимабуэ и Джотто), сохраняя византийскую иконографическую схему, привносят лишь свою манеру, некоторые новые черты стиля и придают фигурам большую оживленность. Совершенно новые формы получает иконография Богородицы в эпоху зрелого Ренессанса. Художники стремятся к выражению наибольшей одухотворенности и, отбрасывая большую часть прежней условности, ставят их в реальную обстановку. Неземную святость, величавое спокойствие, задумчивость самоуглубления, наивную молодость Матери и детскую игривость Младенца, телесную красоту и изящество, благоговейное почитание Матерью своего Сына, Ее молитвенное настроение, общечеловеческие материнские чувства, ласку и нежность к Сыну - вот что выражают многочисленные М. великих мастеров Возрождения. Полного сочетания красоты духовной и телесной достигает Рафаэль. Богородица изображается теперь стоящей а облаках с короной на голове, окруженная сонмом ангелов, преклоняющихся перед Нею, поющих и играющих на музыкальных инструментах; Она склоняется в позе благоговейного почитания перед своим малюткой-Сыном; скорбит и плачет над Его телом, снятым со Креста; возносится на небо; осеняет своим широким плащом склонившихся перед Нею страждущих людей и приносит им облегчение; играет со своим Сыном и младенцем Иоанном Предтечей и т.д. Также разнообразятся и видоизменяются все композиции Богородичного и евангельского циклов, иконография которых была установлена в византийском искусстве.

Древнерусское искусство, целиком принявшее византийскую иконографию, согласно ее требо-

68

МАКАРИЙ

ваниям изображало и Богородицу. Лишь с 16 в. на некоторых иконах изменяется иконография Богородицы в связи с новым иконописным стилем, прививающимся на Руси и носящим название греко-итальянского или итало-критского. Среди многочисленных икон Богородицы, передающих типы, установившиеся в раннее время и, главным образом, тип «Одигитрии» - Богородицы Яутеьодительницы, представляемой стоящей или сидящей с Младенцем перед собой, появляются новые виды, возникающие под влиянием итальянских образцов. К таким позднейшим относятся иконы, на которых Богородица изображена с Младенцем, держащим птичку; Богородица «Млекопитательница», кормящая Младенца грудью, и др. [... ] Начиная с конца 17 в., когда русская иконопись сделалась достоянием почти только ремесленного производства, в нее проникают чисто западные сюжеты и иконографические типы в несравненно большем количестве, а художники, занимающиеся религиозной живописью, пишут Богородицу в стиле и в типе итальянской М.

Ср. Н.П. Кондаков, Иконография Богоматери. Связи греческой и русской иконописи с итальянской живописью раннего Возрождения, СПб., 1911; его же, Иконография Богоматери, т. 1, СПб., 1914; A, Munoz, Iconografia délia Madonna, Firenze, 1905. Н.Л. Оку нее.

МАЙОР Георг (Georg Major, 1502-1574), лютеранский богослов. При Лютере и Меланхто-пе обучался в Виттенберге, потом был проповедником в разных городах Саксонии. Из-за переговоров о лейпцигском интериме в декабре 1548 между М. и Амсдорфом разгорелся т.н. майори-стский спор (1551-62) о значении добрых дел, на необходимости которых для достижения блаженства настаивал М. Хотя он пояснял это положение тем, что одними добрыми делами человек не может спастись, что они необходимо следуют из истинной веры, Амсдорф и др. находили здесь уклонение от истины и выдвинули тезис, что добрые дела вредны для спасения. Конкордии формула отклонила учение как М., так и Амс-дорфа\

МАЙОРЙСТЫ, католическое духовенство высших духовных степеней; в отличие от минори-стов они обязаны вести безбрачную жизнь и ежедневно молиться по бревиарию.

МАКАРИЙ Глушицкий, преподобный (15 в.), уроженец г. Ростова; в молодых летах пришел к преп. Дионисию, подвизавшемуся в своей обители на р. Глушице (Вологодской губ.) ; позже был ее игуменом. Мощи под спудом в Глушицком м-ре Вологодской губ. Память 12 октября кг 13 мая.

МАКАРИЙ Желтоводский, иначе Ун-женский (1349-1444), преподобный, сын посадского в Нижнем Новгороде. Двенадцати лет от роду, назвавшись безродным странником, убедил игумена Печерского м-ря постричь его в монашество. Когда через три года отец, узнав о его местопребывании, пришел к нему, М. отказался

его видеть, сказав: «один у меня отец - Бог», и ограничился тем, что подал отцу в окно руку. Видя к себе общее уважение, он тайно ушел из Печерского монастыря, сначала жил уединенно в лесу, потом поселился при Желтом озере, где основал обитель с целью обращения в христианство чувашей и мордвы. В 1430 обитель быта разорена татарами, которые самого М. увели и плен. Хан, пораженный его святостью, отпустил его, после чего М. с учениками удалился в Галичскую страну, на берега оз. Уижи, где основал штеый монастырь. Память 25 июля.

МАКАРИЙ Калязинский, преподобный (ум. в 1483), сын боярина Кожи, в юных летах принял монашество и основал Калязинский монастырь, в котором был игуменом. В 1521 тело его найдено нетленным; Московский собор 1547 причел его к лику святых. Память 17 марга и 26 мая.

МАКАРИЙ, западнорусский (киевский) митрополит, муж святой жизни, избран был на митрополию в 1495 собором четырех западнорусских епископов, но на пути в Киев убит татарами (1497). Церковь наименовала его священномучеником. Тело его нетленно почивает в киевском Софийском ^соборе; память - 1 мая.

МАКАРИЙ Жабынский, преподобный (ум. в 1622), основатель жабынского Введенского м-ря Тамбовской епархии, в 5 верстах от Белена. В 1890 тамбовской архивной комиссией найдено древнее «житие» его. Память 22 января и 22 сентября.

См. в «Известиях Тамбовской архивной комиссии» статью Знаменского «Преп. М. Жабынский» и в «Тульских Ей? (1872) ст. П. Мартынова «Жабынская Введенская пустынь»; там же (1865) «Историко-статистическое описание Жабын-ской пустыни».

•Ф-МАКАРИЙ (1482-1563), митрополит Московский и всея Руси, выдающийся представитель русской иерархии. Пострижение и монашеское воспитание получил в Пафнутиевом Боровском монастыре. Впервые оценил по достоинству эту крупную фигуру академик Е.Е. Голубинский. По своему настроению и взглядам М. может быть причислен к партии иосифлян; но он не был партийным человеком. Обходительный и ласковый, М. не запятнал себя раболепством перед высшей властью и холодной жестокостью к людям, не разделявшим его взглядов на монастырское вотчиновладение. Не обладая кротостью святого и гением преобразователя, он сумел взять удачный средний тон миротворца бурной эпохи и устроителя жизни церкви на основах и в пределах, которые допускала тогдашняя русская действительность. Как и Иосиф Волоцкий, М. был сторонником монастырского общежития и ввел его в своем Лужецком м-ре. Это, а также «мудрость в божественном писании» открыли ему дорогу на новгородскую архиепископию (1526). Здесь М. ввел общежитие в монастырях, прекратил купножитие монахов и монахинь в одних и тех же монастырях, стремился к утверждению

69

МАКАРИЙ

христианства между инородцами Водской пятины, украшал храм св. София, и начал работу по собиранию всех чтимых перкозью книг, обретавшихся в русской земле. 3 1542 М. сказался митрополитом Московским. То обстоятельство, что он занял кафедру госле г.яззсржиыя двух своих предшественников (Данила ж Иоасафз; в момент острой боярской борьбы, оказал ь.ало влияния на воспитание Ивана Грозного и продержался без особых столкновений до 1563, в_глазах многих кладет на образ ί.ί. черные тгн;•. /другие, наоборот, именно М. приписывают переворот 1546 в настроении Ивана и начало блестящего периода его правления. Мысль о венчании на царство не могла принадлежать 1о~летнему Ивану; она шла от митрополита. В 1547-1549 и 1551 состоялись церковные соборы, оставившие глубокий след в истории. Первое дза решают вопрос о канонизации святых. Дотоле русская церковь чтила 22 святых; теперь было провозглашено общецерковными святыми еще 30 и местными 9. Это ставило на очередь вопрос о возглзклении изукрашенной святыми церкви патриархом. Стоглавый собор 1551 (названный так по разделенным на сто глав его определениям) ставил своей задачей обновление русской церкви. Деяния собора выдвигают на первый план молодого паря и оставляют в тени митропелята. Ко это только кажущаяся сторона дела. В вопросах собору, предложенных от имена царя, гшогие указывают такие особенности обычаев псковско-иовгерод-ской области, которые явно выдают авторство бывшего новгородского епископа. Постановления собора затрагивают церковное богослужение, епархиальное архиерейское управление и суд, жизнь высшего и низшего духовенства, монашества, христианскую жизнь мирян. М. не имел преемников, которые могли бы продолжать его дело; поэтому постановления собора 1551 не вошли в жизнь в той мере, как того застуживали. По жгучему вопросу о владении церковными вотчинами М. держал себя умеренно. Военные предприятия ставили остро вопрос о наделении поместьями боярских детей. В 1551 и 1557 были предприняты важные ограничения накопления земель в руках церкви. М. молчал; но он заявил протест, когда царь захотел приобрести недвижимые имения митрополичьей кафедры. При М. была основана первая типография в Москве. В год смерти митрополита в ней напечатана первая книга - Апостол. На втором году правления М. с Максима Грека было снято запрещение.

Наконец, с именем М. связано издание «Великих Миней Четий» и «Степенной книги». Еще в бытность свою архиепископом новгородским М. поставил себе задачей собрать все «чтомые книги, яже в Русской земле обретаются». Над изданием Миней М. работал 12 лет в Новгороде и в 1541 список его подарил Софийскому собору. В 1552 был закончен перепиской более полный список, внесенный М. в Успенский собор; он состоит из 12 книг. На 1300 житий русских

произведений приходится только 39, похвальных слов - 25; из последних некоторые можно также назвать житиями. «Степенная книга» дзет биографии представителей светской и духовкой власти и старается утвердить в понятиях общества то высокое представление о царской власти, которое сложилось в 16 в. Во всех важнейших биографиях постоянно говорится о «чудесно рожденных» князьях, о «чудесном зачатии», о благочестии русских самодержцев. Вообще «Степенная книга» является сборником статей агиобиографи-ческого содержания и в этом отношении очень напоминает Четьи-Минеи. Когда М. умер, царь писал: «о Боже! коль бы счастлива русская земля была, коли бы владыки таци были, яко преосвященный Макарий».

См. Е.Е. Голубинский, История рус. церкви, т. 2, ч. 1, М., 1900; его же, Канонизация святых, 2-е изд.; B.C. Иконников, Опыт русской историографии, т. 2, Киев, 1908.-Ф-

М. окончательно утвердил в нашей агиографической письменности то направление, которое возникло еще в 16 в., когда на первый план слагатели житий стали выдвигать нравственное назидание читателя; бесхитростное изложение заменяется витиеватым «плетением словес», народный язык вытесняется церковно-славянским, вместо прежней краткой молитвы присоединяются похвальные слова в честь святого и описания чудес, совершавшихся по его кончине в разные времена. Такой характер носят как переделки старых редакций, так и вновь составленные при М. жития; число последних достигает 60. [... ] Из литературных произведений, написанных самим М., сохранились одно поучение, три речи, четыре послания и одна грамота. Поучение и речи М. отличаются поразительной для того времени простотой и безыскусственностью изложения, чем и подтверждается свидетельство летописца, удивлявшегося способности М. говорить всем удобопонятно. Послания написаны с обычной в тогдашней письменности искусственностью, витиеватостью, многоречием.

МАКАРИЙ, патриарх Антиохийский, родом араб из Алеппо, в миру священник Иоанн Заим, в 1648 рукоположен в патриархи антиохийские. Для погашения долгов своей церкви два раза отправлялся за милостыней в православные страны. На поместном Московском соборе 1656 поддержал Никона в его мерах против раскольников; присутствовал на соборе 1666, осудившем Никона. Заботился об исправлении богослужебных арабских книг: служебника и др. Известен преимущественно сочинением сына его Павла «Странствование (1-е) М.», на арабском яз. (старейшая рукопись была в Лондоне, но пропала; более новые - в Петербурге и Москве), ценным для бытовой, отчасти и для политической, истории Молдавии с Валахией, Украины и особенно Московии. Путешественникам как православным не пришлось испытать того недоверия, какое встречало других иностранцев, и потому подроб-

70

МАКАРИЙ

ные простодушные сообщения Павла имеют для нас глубокий интерес. Обстоятельны также описания храмов и праздничных служб. Английский перевод Belîour'a, «Travels of Macarius» (L., 1829-36) сделан с наилучшей и полнейшей, теперь затерянной рукописи, но не вполне исправен; в нем нет истории антиохийских патриархов. С московской рукописи, отчасти же с английского перевода (для мест, недостающих в моек, рукописи) полный русский перевод дал ГА. Муркос (М., 1896-1900, в ЧОИДР). Из 2-го путешествия описание Грузии по-арабски и по-русски издал П. Жузе (ПС, 1905).

См. А. Крымский, Антиохийский патриарх М. и его путешествие на Русь, М., 1913 (в 38-м выл. «Трудов по востоковедению» Лазаревского института). А.Е. Крымский.

МАКАРИЙ (в миру Михаил Яковлевич Глухарев), знаменитый русский миссионер и переводчик Библии. Родился в 1792 в Вязьме, сын священника; учился в смоленской семинарии и С.-Петербургской духовной академии. В 1819 принял монашество ив 1821 назначен ректором костромской семинарии с возведением в архимандриты, но в 1823 оставил службу и поселился в Китаевской пустыни в Киеве, потом в Глинской пустыни (Курской губ.), чтобы пользоваться духовными наставлениями старца Филарета. Когда Синодом была учреждена миссия для сибирских инородцев, М. поступил в состав ее и по указу Синода в 1830 был послан к калмыкам, в Бий-ский округ Томской губ. Поселившись сначала в Бийске, он затем переселился в Найму, а оттуда - в Уладу, основав таким образом три миссионерских стана. Алтайские старообрядцы, издавна стоя близко к местным инородцам, сумели убедить их, что новый пришелец - не кто иной, как сам дьявол; такое убеждение долго препятствовало миссионеру получить доступ к местным жителям. [...] М. занялся изучением алтайских наречий, не имевших ни грамматики, ни лексикона, ни каких-либо письменных памятников. Он начал записывать отдельные слова и фразы понаслышке и с течением времени составил словарь из 3 тыс. слов. В 1832 он нашел хорошего толмача и при его помощи приступил к переводу на инородческие наречия главнейших молитв и частей богослужения. В продолжение 14 лет им были переведены: почти все Евангелие, места из Деяний и посланий апостольских, некоторые псалмы, избранные места из Ветхого и Нового Завета, собрание библейских текстов о таинствах, огласительное поучение, 10 заповедей с толкованиями, символ веры, «Отче наш» и другие молитвы, краткая священная история и краткий катехизис Филарета, чин исповеди и вопросы при крещении. Эти труды его были единственными пособиями для миссии до 1860. [...] Высоконравственный характер М., его строгость в отношении себя, постоянный и неустанный труд при больших лишениях, особенно во время разъездов между инородцами, вызывали всеобщее удивление, а помощь местным жителям в их

нуждах и болезнях доставили ему общую любовь. Основным принципом деятельности М. было заботиться не столько о числе обращенных, сколько об основательном усвоении ими истин христианского учения и об искренности обращения. М. понимал миссионерство в смысле не только крещения инородцев, но и усвоения ими зачатков культуры оседлых людей. Всего М. было крещено 675 инородцев. Для детей им основаны три школы, для больных - богадельня; построена церковь с двумя домами для личного состава миссии, образовавшего общежитие наподобие монастырского. В 1843 М. почувствовал упадок сил, оставил Алтай и был определен настоятелем в Волховской Оптин м-рь Орловской губ. И здесь он самоотверженно предавался духовному учительству. Скончался М. 17 мая 1847. Народ чтил память его как святого; на его могиле масса приходящих служили панихиды.

Большая заслуга М.- перевод всего Ветхого Завета с еврейского на русский язык (напечатан в «Православном обозрении», 1860-1867). Так как в ту пору — эпоху реахции против деятельности Российского библейского общества (см. Библейские общества) - перевод Библии на русский язык не одобрялся, то за этот труд, когда М. стал хлопотать о его напечатании, митроп. Серафим предлагал отправить его в заточение в Спасо-Евфимиев м-рь; ограничились, однако, епитимией, состоявшей в том, что М. должен был в продолжение шести недель ежедневно служить литургию. Когда впоследствии издание Библии на русском языке было предпринято Св. Синодом, перевод М. послужил одним из главных к тому пособий.

Другие сочиненна М.: Слова, М., 1854; Собрание писем, М. 1851, 2 изд. 1860; Письма к ФА. Голубинскому, ДЧ, 1890; Отрывки из путевых записок миссионера, ХЧ, 1834-38; Лепта - собрание духовно-нравств. стихов, Бийск, 1S90; Житие Иова, епископа екатеринославского; Представление св. Синоду о необходимости издания Библии на русском яз., ЧОИДР, 1862; Оглашение алтайцев, «Миссионер».

Литература. Филимонов, Материалы для биографии архим. М., ПО, 1887-1888; Вербицкий, Очерк истории Алтайской миссии за 1830-1843 гг. (в «Памятной книжке Томской губ.»); Основатель Алтгйской миссии, архим. М., ио письмам к Голубинскому, ДЧ, 1890-91 ; статьи Ландыше-ва иМолчанова в журн. «Миссионер» за 1877-79; статьи Стурдзы, Лаврова, Осмомысленского, Гер-болинского и др. в «Страннике» за 1860-1863; ст. Путинцева в ДЧ за 1884 и 1889 и ст. Φ ранцевой в «Историч, вестнике» (1888). Сжатый, но полный «Очерк жизни и деятельности М., по случаю столетия его рождения» - И. Ястребова (Бийск, 1893). И.И. Барсов.

МАКАРИЙ, в миру Михаил Петрович Булгаков (1816-1882), знаменитый русский богослов и церковный историк. Сын сельского священника Новооскольского уезда Курской губ.; учился в курской семинарии и Киевской духовной академии, в последний год студенчества принял монашество и был назначен на вновь открытую в Киевской академии кафедру русской церковной

71

МАКАРИЙ

и гражданской истории. Ни той, ни другой из этих наук М. не слушая ни в семинарии, ни в академии; тем не менее молодой бакалавр, много работавший и читавший, оказался вполне на высоте своих обязанностей. [...] В 1842 он был перемещен в С.-Петербургскую духовную академию на кафедру богословских наук. К этому предмету он был подготовлен наилучшим образом, так как имел в нем наставниками Иннокентия (Борисова) и Димитрия (Муретова). В С.-Петербурге М. напечатал «Догматическое учение св. Димитрия Ростовского» (в «Христианском чтении») и несколько журнальных статей, а отдельной книгой - магистерское соч. «История Киевской духовной академии» (1843). Последняя составила событие в тогдашней русской исторической литературе. В 1847 М. издал свои лекции по основному богословию под заглавием «Введение в православное богословие», за которые получил степень доктора богословия. В 1849 появился 1-й том «Догматического богословия». Еще раньше (1846 и 1847) вышли первые тома его «Истории русской церкви», а в 1850 он закончил «Собрание материалов для науки канонического права православной церкви». В 1850 М. был назначен ректором академии и возведен в сан епископа. Это не мешало ему продолжать чтение лекций и трудиться над составлением следующих томов «Истории русской церкви» и «Догматического богословия». О последнем сочинении Иннокентий дал самый блестящий отзыв; архиеп. Никанор назвал М. не только «великим», но и «беспримерным» богословом. Тогда же составленный М. краткий учебник догматики для духовных семинарий был издан только в начале восьмидесятых годов (позднее он был переведен на греч, язык и употреблялся в школах Востока). В 1854 появилась его «История русского раскола старообрядства» - плод занятий его как наставника миссионерского противораскольнического класса, открытого в С.-Петербургской духовной академии; в связи с этими занятиями М. издал два древних символа веры по рукописи 13 в. и написал монографию о секте странников. Он был ответственным редактором журнала «Христианское чтение», поместил множество статей в нем и в «Известиях» Академии наук. В 1854 он был избран ординарным академиком Имп. Академии наук. Впоследствии он был избран в члены, почетные или действительные, почти всех ученых обществ археологических, исторических и т.п. В 1857 М. был назначен на епархиальную епископскую кафедру в Тамбов, в 1859 перемещен на кафедру харьковскую, в 1868 - литовскую, а в 1879 назначен митрополитом Московским. Его «Введение в богословие» (5 изд. 1884) и «Догматическое богословие» (4 изд. 1883) -труды монументальные, дающие систематическое изложение богословия; еще важнее его тринадцатитомная «История русской церкви» (последний том издан уже после его смерти): это сочинение имеет такое же значение, как и «Ис

тория России» СМ. Соловьева. Кроме перечисленных сочинений М. оставил около 200 проповедей, составивших три сборника; есть между ними немало прекрасных публицистических проповедей, каковы, напр., некоторые «Слова» ва дворянские выборы и проповеди по поводу открытия памятника Пушкину и всероссийской выставки в Москве. [... ] Всем труженикам науки М. оказывал самое энергичное моральное, а часто и материальное содействие, завершившееся пожертвованием в Академию наук всех денег, вырученных от продажи его сочинений, на премии за лучшие ученые и учебные сочинения. Премии эти, до 5 тыс. руб. в год, назначаются по очереди академией и Синодом за сочинения по светским и богословским наукам. и.и. Барсов. •Ф- Во всех важных случаях М. шел навстречу запросам общества и движению вперед. Не без основания некоторые исследователи полагают, что М. многим обязан дореформенной духовной школе. Созданная в начале 19 в. при участии таких деятелей, как Сперанский, Голицын, устроенная и управляемая знаменитой комиссией духовных училищ, эта школа не была еще изуродована реформами Протасова, будила у своих питомцев серьезное отношение ко г.сему окружающему, располагала их к свободному обсуждению запросов жизни и духа. В шествдесятых годах М. уже архиепископом принимал участие в работах по реформе духовной школы и горячо отстаивал необходимость предоставления ей свободного развития в соответствии с требованиями времени. Академический устав 1869 вступил в жизнь только благодаря талантливой и настойчивой защите его принципов М. Он так к называется «Макарьевский устав». В семидесятых годах М. председательствовал в комитете по преобразованию церковного суда и вел дело в направлении полезных изменений. Но здесь сопротивление оказалось очень сильно, и все осталось по-старому.

Не могут быть не отмечены черты высокого благородства, украшающие память М. О его отношении к бедствовавшему противнику, академику Е.Е. Голубинскому, см. т. Ï, стр. 422. Еще более характерно его отношение к еп. Алексию (А.Ф. Лаврову). Лавров был упорным противником всех планов М. по части преобразований суда и выпустил анонимную книгу «Предполагаемая реформа церковного суда», направленную против М. Судьба свела противников в Москве, где М. был митрополитом, а Алексий викарием. М. не сделал ни малейшего движения, чтобы избавиться от сотрудничества Алексия, и даже выражал удовольствие по поводу того, что может пользоваться его помощью. [... ]

Г.И.Титов, М., митрополит Московский и Коломенский, тт. 1-2, Киев, 1895-1903; его же, Москосский митрополит М. Булгаков. К 25-летию со дня кончины, БВ, 1907, июль; В.Ф. Кипарисов, Митрополит Московский М. как проповедник, БВ, 1893. И.Д. Андреев.

72

МАКАРИЙ

МАКАРИЙ (в миру Михаил Иванов), иерос-химонах. Дворянин родом, он постригся в 1815 и с 1834 жил в Оптшюй пустыни, был настоятелем скита и прославился строгой жизнью и духовными наставлениями. Умер в I860. Отдельно издано его «Собрание писем» (М., 1862).

МАКАРИЙ (Сушкин, 1821-1889), архимандрит русского Пантелеймонова монастыря на Афоне. Родилса в купеческой семье в г. Туле; уже в детстве, при виде разлада между родителями православными и дедом-старообрядцем, вынес тяжелую внутреннюю борьбу, ища религиозной истины. Сначала помогал отцу в его торговых делах, но, предприняв путешествие по св. местам Востока и посетив Иерусалим и Алексан-дршо, остался в Пантелеймоновом м-ре и принял во время тяжелой болезни схиму (1851). Выздоровев, М. предайся самому суровому аскетизму, в 1853 занял должность монастырского духовника, в 1S68 был избран в игумены обители. Значительно подняв материальное положение обители пожертвованием всего своего состояния и привлечением других щедрых вкладов, он построил несколько новых храмов, умиротворил взаимные отношения на Афоне русских и греков, устроил множество т.н. метихов (подворий) и скитов своего монастыря в России и других странах. [... ] Имея свою типографию (с 1865), Пантелеймонов м-рь, по распоряжению отца М., издал громадное количество брошюр и печатных листов (св. 100 заглавий), а также большое число книг. Кроме того, монастырем издавался журнал «Душеполезный собеседник». Число экземпляров книг и брошюр, изданных М. и разошедшихся в русском народе, исчисляется десятками миллионов.

К.Н.Леонтьев, Воспоминания об архимандрите М., «Гражданин», 1889; его же. Панславизм на Афоне, «Русский вестник», 1873; И.Ф. Красовский, М., архимандрит афонский, М., 1889; А. Дмитриевский, Русские на Афоне. Н.И. Барсов.

МАКАРИЙ, в миру Михаил Андреевич Невский (1835-1926), миссионер. Был начальником алтайской миссии; с 1891 - епископ (с 1906 архиепископ) Томский, с 1912 - митрополит Московский и Коломенский. Библиографию переводных и самостоятельных трудов М. по 1895 см. в «Томских ЕВ» (1895, № 5). В 1899 под редакцией М. напечатан полный служебник на алтайском языке со славянским текстом. В 1908 М. был предпринят перевод всего, четвероевангелия на алтайский яз.: к 1911 были переведены и напечатаны Евангелие от Матфея, Марка и Луки и начато печатание Евангелия от Иоанна. В 1914 издано «Полное собрание проповеднических трудов» М.

См. К. Харлампович, Преосв. М., Казань, 1905; П.М., Высокопреосв. М., митрополит Московский, ЦВ, 1912, №№ 48-49; прот. Дм. Беликов, Высокопреосв. М., как проповедник, ЦВед, 1911, №№ 30, 31 и 32.

МАКАРИЙ, в миру Николай Кириллович Mи -ролюбов (1817-1894), духовный писатель; ма

гистр Московской духовной академии. Был епископом в разных епархиях, с 1888 - архиепископом Донским и Новочеркасским. Известен своими церковно-археологическими исследованиями - «Памятники церк. древностей Нижегородской губернии» (СПб., 1857), «Археологическое описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях» (2 ч., М., 1860), «Путеводитель по Новгороду» и др., а также биографиями многих духовных деятелей (св. Стефана, епископа Пермского, преподобного Макария Желтоводского и др.). Отдельно вышли его «Слова и речи» (2 изд., СПб., 1891).

МАКАРИЙ (Петрович), писатель (1734-1766), серб родом, живший в России и окончивший курс в Московской духовной академии; был ректором тверской семинарии. Сочинения его, весьма ценные по тому времени,- «Православное учение» (СПб., 1783) и «Проповеди» (М., 1786) - частью изданы в 1790 в виде «Собрания сочинений»; другая часть осталась в рукописях.

См. СК. Смирнов, История московской Славяно-греко-латинской академии.

МАКАРИЙ (ум. ок. 1783), архимандрит тверского Отроча м-ря, известен как автор системы «Богословия», по отзыву Филарета, архиеп. Черниговского, отличающейся глубиной мыслей и силой доказательств (М., 1783, СПб., 1798).

МАКАРИЙ (ум. в 1738), иеродиакон Невского м-ря, родом украинец. Сблизившись с Маркел-лом Радышевским и разделяя его мнения о неправославии киевлян, он отправился в Киев, чтобы состязаться с тамошним духовенством. Подвергнутый здесь страшным истязаниям, он успел, однако, составить ряд трактатов, в которых изображались церковные обычаи киевлян и доказывалось неправославие их, и бежал в С.-Петербург. Здесь он был посажен в тюрьму при Синоде и после напрасных попыток оправдаться сослан в якутский Спасский м-рь, где и скончался.

См. Н.И. Барсов, Иеродиакон Макарий. ХЧ, 1882.

МАКАРИЙ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ ([Μακάριος ό Αλεξανδρεύς] иначе: городской, πολιτικός, по месту своего рождения - городу Александрии), отец Церкви (скончался в 394, по другим данным - в 404 или 410). В качестве наставника и начальника христианского александрийского училища был представителем строго церковного направления в александрийском богословии и противником рационализма. Есть известие, что М. А. с успехом опровергал возражения против христианства Порфирия и др. языческих философов. Ок. 340 он удалился в Нитрийскую пустыню и предался там суровому аскетизму. Известные под его именем сочинения «Монашеские правила», «Слово об исходе души из тела и о посмертном состоянии человека», «Письмо к инокам» ему не принадлежат. Лучшее издание этих сочинений: Migne, PG, t. 34. В рус. переводе - слово

73

МАКАРИЙ

«О исходе души» (ХЧ, 1831). [Память 19 января.] _ _

МАКАРИИ ВЕЛИКИЙ ИЛИ Египетский [Μακάριος ό Αιγύπτιος] (301-391), отец Церкви. Сын пастуха близ Фив, сам сначала пас стада. Пастушество развило в нем склонность к уединению; он поселился в уединенной келий, где занялся исключительно молитвой и, для добывания пропитания, плетением корзин. На 30-м году жизни М. В. ушел в самую отдаленную пустыню Египта, «песчаное море, где можно было ходить только по указанию звезд». Сюда стеклось к нему множество людей, бежавших из городов; М. В. был поставлен для них в пресвитеры и сделался их аввой. За кротость и смирение его прозвали отроком-старцем (παιδαριονέρων). Во время одного из арианских гонений на православие он был сослан на один из островов Нила, где обратил ко Христу все население. [Память 19 января.]

Психологическая теория М. В. о составе человеческой природы обнаруживает сильную тенденцию в сторону философии Сократа и Платона и, по-видимому, сложилась под влиянием доктрины этих философов, с которой М. В. мог ознакомиться через приходивших к нему для состязаний языческих ученых из Александрии. Обыкновенно эту теорию М. В. считают тождественной со взглядами ап. Павла и других отцов Церкви, учивших о тройственном составе человеческой природы (тело, душа, дух - σώμα, ψυχή, πνεΰμα); но у M. В. вместо πνεΰμα значится δαίμων, и этот «демон» почти тождествен с δαίμων Сократа: это - не неизменная часть природы человека, а высшая сила, имеющая бытие вне человека и лишь привходящая, в большей или меньшей мере, в состав его природы, под условием духовно-нравственного ее совершенствования. Эта сила обыкновенно посредствует при восприятии человеком Божественной благодати и служит ее проводником в душу человека. В отношениях человека к Богу М. В. допускает не только приближение человека к Богу или Богоподобие, но и настоящее соединение с Ним, когда человек всецело живет в Боге и для Бога. Все дошедшие до нас сочинения М. В. (50 бесед - όμιλίαι, семь слов - λόγοι, краткие изречения и др.) - гомилетического характера; это образцы того древнейшего типа христианского церковного учительства, который имеет форму беседы, т.е. разговора двух лиц - спрашивающего и отвечающего. По содержанию они все нравоучительного характера.

Издания сочинений М. В.: парижское Morelii (1559), франкфуртское Palthenii (1594 и 1604), лейпцигское Pritii (1699 и 1714), кельнское Floss'a (1850), самое полное: Migne, PG, t. 34. Рус. перевод Моск, духовной академии (Сергиев Посад, 1904).

См. Н.И. Барсов, Представители нравственно-аскетического типа проповеди в 4 в., Харьков, 1889; И. Попов,

Мистическое оправдание аскетизма в творениях преподобного Макария Египетского, БВ, 1904-05. ИЛ. Барсов.

-Ф- МАКЕДОНИИ Ι (Μακεδόνιος), епископ Константинопольский в 342-360. Считается главой «духоборов». Партия омиусиан (см. Ариане) не во всем своем составе вошла в ряды младоникей-ской лиги. Многие, признав единосущие (омоу-сию Сына с Отцом), не могли усвоить тех же взглядов на ипостась Св. Духа. Под влиянием воззрений Оригена онл или признавали его сотворенным (κτίσμα), или, во всяком случае, не допускали наименования его Богом. Между тем Афанасий Великий, Запад и младоникейцы стояли за омоусию Св. Духа. Расхождение резко обозначилось с конца шестидесятых годов 4 в. В духоборы попал даже друг Василия Великого Евстафий Севастийский. См. Григорий Богослов, Василий Великий.

•Ф- МАКЕДОНИИ II, патриарх Константинопольский в 495-511, ставленник императора Анастасия Диррахита, подписавший Генотикон (см. Монофизитство). Реакция против монофизитства, возникавшая в столице, заставила его выступить против императора, что повлекло за собой удаление его с кафедры и ссылку. Причислен к лиху святых. Память 25 апреля.

МАККАВЕИ, от евр. маккаби - «молот» (на врагов), первоначально прозвание одного Иуды Маккавея, распространенное потом на всех вообще защитников и исповедников веры во время гонений Антиоха Епифана. Особенно знамениты:

1) св. мученики 90-летний старец Елеазар и семь братьев М.: Авим, Антонин, Гурии» Елеазар, Евсевон, Алии, Маркелл и мать их Соло-мония, погибшие в пытках за отказ вкусить идоложертвенного мяса. Церковь называет их седьмочисленными столпами премудрости Божией и седьмосвечными светильниками Божественного света; песнопения о них сложили св. Киприан, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Августин, св. Иоанн Дамаскин и Козьма Маюм-ский. Память их празднуется 1 августа.

2) М. или Асмоней, предводители иудейского восстания против Селевкидов, вызванного стремлением сирийских царей к насильственной эллинизации Палестины (священник Маттафия, Асмоней или Хасмонид из Модина близ Лидды и его сыновья Иоанн, Симон, Иуда, Елеазар и Ионафан).

4- МАККАВЕЙСКИЕ КНИГИ, числом три - неканонические книги нашей Библии. Сохранились только на греческом языке.

1) Первая из М. к.рассказывает историю со времени преследований при Антиохе Егшфане в 175 до смерти первосвященника Симона в 135. Первоначально была написана на еврейском языке. Составлена после смерти Иоанна Гиркапа, но раньше вступления римлян в Палестину в 63. Для эпохи гонений книга - хороший источник. В ней есть вставки, напр. 8:22 и сл., 12:6 и сл., но они раньше 63. Конец книги - 14:16-16:24 - мог быть прибавлен только после 47, ибо документы,

74

МАКСИМ

здесь приведенные, тождественны с имеющимися у Иосифа Флавия и датированными 47 годом.

2) Вторая книга состоит из 15 глав и стоит в таком же отношении к первой, в каком находятся кн. Паралипоменон в отношении к книгам Царств. Она делает из истории религиозно-назидательную повесть. События восстания рассказаны до поражения Никанора в 161. В главной своей части представляет извлечение из пяти книг Иасона Киренского. Иосиф Флавий книгой не пользовался. Но ее знает послание к Евреям. Написана незадолго до 70 по Р. Хр. по-гречески иудеем рассеяния фарисейского направления.

3) Третья книга состоит из 7 глав и повествует о том, как Птолемей Филопатор (200 до Р. Хр.) из недруга иудеев сделался их другом. Написана книга около 40 по Р. Хр.

См. Ю яге ров, Частное историко-критич. введение в свяд. ветхозаветные книги, вып. 2-й, Казань, 1907; В. Ρ о д -ников, Первая книга Маккавеев, Киев, 1907.

МАККАВЕЙСКИЙ Николай Корнилье-вич (1864-1919), писатель, воспитанник а профессор Киевской духовной академии по кафедре педагогики.

Главные работы: Археология истории страданий Господа Иисуса Христа, Киев, 1890 (магистер. дисс); Религия и народность как основы воспитания, Киев, 1895; К.Д. У шинами и его педагогические идеи, Киев, !89б; Педагогика древних отцов и учителей церкви, Киев, 1897; Пастырское богословие и педагогика в курсе наук духовных академий, Киев, 1898; Педагогические воззрения графа Л.Н. Толстого, Киев, 1902; К вопросу о религиозном воспитании в нашей средней общеобразовательной школе, Киев, 1903; Воспитание у древних евреев, Киев, 1903; Педагогические мечты Екатерины Великой и Бецкого, Киев, 1904; Лев Толстой в рели религиозного наставника детей, Киев, 1909; Св. Димитрий, митрополит Ростовский, как пастырь и пасторолог, Киев, 1910.

МАКСИМ (Maximus), епископ Туринский. О жизни его почти ничего неизвестно. В 452 во время нашествия Аттилы поддерживал мужество в гражданах своего города; в 465 еще епископ-ствовал в Турине. От него сохранилось более 250 проповедей, содержащих в себе множество ярких картин общественного и частного быта и составляющих драгоценный первоисточник для культурно-бытовой и политической истории Запада его времени (см. М.М. Стасюлевич, «История средних веков»). Первое издание их вышло в 1784 (перепечатано: Migne, PL, t. 57).

В.Ф. Певннцкий, Проповеди М., епископа Туринского, «Труды КДА», 1868.

МАКСИМ, митрополит Киево-Владимирский и всея Руси (1283-1305), родом грек; перенес митрополичью кафедру из Киева во Владимир (1299), ездил в Золотую Орду, присутствовал на патриаршем соборе в Константинополе (1301), примирял воевавших князей и составил известное «Правило М., митрополита русского» для искоренения различных неустройств в русской жизни и церкви.

См. ст. М. Хераскова во «Владимирских ЕВ» за 1869, N2 13 и sa 1S71, Ni 17.

МАКСИМ [Μέξιμος] (1476-1483), константинопольский патриарх, прозванный современниками Философом. В его правление константинопольская церковь наслаждалась спокойствием; Мухаммед II относился к нему с уважением и любил беседовать с ним о христианской вере. По предложению султана, М. перевел на турецкий язык СЕМВОЛ веры и написал к нему объяснение. Греческая церковь причислила его к лику святых; память его празднуется 17 ноября.

МАКСИМ, серб, иеромонах монастыря Круше-дола, автор «Отечшжа» - жизнеописания избранных святых (1540).

МАКСИМ, серб, иеромонах монастыря Раковац в Сирмии, собравший каноны сербским святым (1714).

MhKCVM ГРЕК, знаменитый деятель русского просвещения. Родился, по иредположениям, ок. 1480 в Арте (в Албагии), в семье высокопоставленной и oöpfsCXDäHHoii. Еще юношей М. Г. отправился в Италию, где занимался изучением древних языков, церковной и философской литературы; здесь он сблизился с видными деятелями эпохи Возрождения, сошелся с известным издателем классиков, венецианским типографом Аль-дом Мануцием, был учеником Иоанна Ласкари-са. Глубокое впечатление произвели на него проповеди Савонаролы, под влиянием которого окончательно определился стойкий нравственный характер М. Г. По возвращении из Италии, ок. 1507, он постригся в афонском Ватопедском м-ре, богатая библиотека которого послужила для него новым источником знаний. В 1515 афонским протом получена быта от вел. кн. Василия Ивановича просьба прислать в Москву на время ватопедского старца Савву, переводчика. За дряхлостью Саввы братия решила отправить М. Г. Он не знал еще русского языка, но монахи считали его незамеыиьшм ходатаем своим перед Москвой и выражали в послании к великому князю надежду, что М. Г. благодаря своим познаниям и способностям «и русскому языку борзо навыкнот». В Москве М. Г. был принят с большим почетом. Первый труд его - перевод толковой Псалтири, сделанный при помощи русских толмачей и писцов,-- заслужил торжественное одобрение духовенства и «сугубую мзду» князя; но домой по окончании труда, несмотря на просьбы М. Г., отпустили только его спутников. М. Г. продолжал трудиться над переводами, сделал опись книгам богатей великокняжеской библиотеки, исправлял богослужебные книги - Триодь, Часослов, праздничную Минею, Апостол. Оставатьса желейным книжником в среде тогдашней русской жпзни человек таких познаний и религиозных воззрений, как М. Г., не мог, и столкновение его с новой средой - при всем благочестии обеих сторон - было неизбежно. Многообразнее -мйестралшя» московского быта, резко противоречившие христианскому идеалу

75

МАКСИМ

М. Г., настойчиво вызывали его обличения, а кружок русских людей, уже дошедших до понимания этих нестроений, видел в нем учителя, преклоняясь перед его нравственным и научным авторитетом. Обрядовое благочестие, грубое распутство и лихоимство, глубокое невежество и суеверие, усугубляемое широким распространением апокрифической литературы, нашли в М. Г. горячего обличителя. В вопросе о монастырских вотчинах, разделявшем все русское духовенство на два враждебных лагеря, он, естественно, явился деятельным сторонником воззрений Нила Сорского и заволжских старцев и более опасным противником для «иосифлян», чем спавший его горячим поклонником Вассиан Патрикеев, Близость с Вассианом и опальным боярином Берсенем-Беклемишевым, враждебность митрополита Даниила, сношения с явным врагом России турецким послом Скиндером и резкое неодобрение намерения вел. князя развестись с женой решили судьбу М. Г. Следственное дело по политическим преступлениям Берсеня и Феодора Жареного послужило для врагов М. Г. удобным поводом отделаться от него.

В апреле и мае 1525 открылся ряд соборов, судивших М. Г. (запись сохранилась только об одном). Виновность М. Г. выводилась из его книжных исправлений, его обличительной литературной деятельности, его канонических и догматических мнений. Мысль его о неудовлетворительности славянских переводов богослужебных книг была признана ересью; подтверждением обвинения послужили найденные в его переводах отступления от текста, вполне объяснимые описками писцов и его недостаточным знакомством с русским языком. Слова М. Г., что сидение Христа одесную Отца есть лишь минувшее, а не предвечное, с точки зрения православного вероучения имеют действительно характер еретический, но они объясняются тем, что М. Г. не понимал разницы между формами «сел» и «сидел». Проповедь М. Г. о безусловной иноческой нестяжательности была принята за хуление всех русских подвижников, допускавших для своих монастырей владение вотчинами. Наконец, М. Г. сам признал на соборе, что сомневается в автокефальности русской церкви. Суровым приговором пристрастного собора, утвержденным враждебно настроенным против М. Г. вел. князем, он был сослан в Волоколамский (т.е. «иосифлян-ский») монастырь, где заключен в темницу, «обращения ради и покаяния и исправления», со строгим запретом сочинять и с кем-либо переписываться.

Положение М. Г., окруженного клевретами Даниила, было невыносимо тягостно не только в нравственном, но и в физическом отношении. Поведение его в монастыре, раздражавшее митрополита, вновь обнаружившиеся ошибки в переводах (особенно в житии пресв. Богородицы, Метафраста) - ошибки, на которых М. Г., по недоразумению, даже настаивал,- и старое подо

зрение в государственных преступлениях, которое на первом соборе, по соображениям политическим, не нашли удобным выставить, но которое теперь, со смертью Скиндера, вышло наружу и, можег быть, подтвердилось,- все это послужило в 1531 поводом к вызову М. Г. на новый соборный суд. Усталый и измученный жестоким заключением, М. Г. оставил прежний прием защиты - ссылку на ученые доводы, и ограничился заявлениями, что все ошибки - дело не его, а переписчика. Упав духом, он признал себя виновным в «неких малых описях», происшедших не от ереси или лукавства, а случайно, по забвению, по скорости или, наконец, по излишнему винопитию. Но унижение М. Г. не удовлетворило оскорбленного самолюбия митрополита, открыто сводившего на соборе личные счеты с подсудимым, и не смягчило его судей: ссбор отлучил М. Г. от причащения Св. Тайн и в оковах отправил его в заточение в тверской Отрочь монастырь. Здесь М. Г. провел более двадцати лет. Об освобождении его и отпущении на родину тщетно просили и святогорская братия, и патриархи антиохийский и константинопольский от имени целого собора и патриарха иерусалимского. Безуспешны были также просьбы самого М. Г., обращенные к Ивану IV («Сочинения» М. Г., ч. 2, 316-318, 376-379) и митрополиту Макарию, который отвечал ему: «узы твоя целуем, яко единаго от СЕЯТЫХ, пособити же тебе не можем». Причина, по которой Москва так упорно задерживала М. Г., была ему ясно указана еще за тридцать лет перед тем казненным потом Берсенем: Москва боялась его разоблачений, и заступничество патриархов, свидетельствуя о его высоком авторитете за границей, могло ему в этом смысле лишь повредить. В последние годы участь М. Г. была несколько смягчена: ему разрешили посещать церковь и приобщаться Св. Тайн, а в 1553, по ходатайству некоторых бояр и троицкого игумена Артемия, он был переведен на житие в Троицкую лавру. В том же году царь, отправляясь по обету в Кириллов монастырь на богомолье, посетил М. Г., который в беседе с царем посоветовал ему заменить обет богомолья более богоугодным делом -заботой о семьях павших под Казанью воинов. В 1554 его приглашали на собор по делу о ереси Башкина, но он отказался, боясь, что и его примешают к этому делу. В 1556 он умер.

Сочинения М. Г., не считая грамматических заметок, построены по общему типу обличения и распадаются на три больших отдела: 1. экзегетические, 2. полемико-богослов-ские - против латинян, лютеран, мусульман, иудеев (жидовствующих), армян и язычников («еллинские прелести») и 3. нравственно-обличительные. Последние имеют особенно важный исторический интерес; отрицательные явления тогдашней жизни - от лихоимства властей до половой распущенности, от веры в астрологию до ростовщичества - нашли в М. Г. у беж-

76

МАКСИМ

денного противника. Уважение, которым М. Г. пользовался у лучших современников, свидетельствует о том, что значение его сознавалось и в его время. У него находили и книжное поучение, и нравственный совет, и из кельи его вышло не мало учеников, между которыми достаточно назвать князя Курбского, инока Зиновия Отен-ского, Германа, архиепископа Казанского. Многие мысли М. Г. легли в основание постановлений Стоглавого собора: таковы главы об исправлении книг, о призрении бедных, об общественных пороках, о любостяжании духовенства; лишь в вопросе о монастырских вотчинах собор принял сторону иосифлян. Несмотря на то, что М. Г. усвоил лишь одну сторону гуманистического образования - приемы филологической критики - и остался чужд содержанию гуманизма, он явился в истории древнерусского образования «первым посредствующим звеном, которое соединило старую русскую письменность с западной научной школой» (Пыпин). [Память 21 января. ]

«Сочинения преподобного М. Г.» изданы при Казанской духовной академии в 1859-62; переизданы т. 1 (1844) и 3 (1S97); сюда не вошли несколько сочинений, напечатанных ранее в «Скрижали» (1656), в «Церковной истории» митрополита Платона, в ЖМНП (1834), в «Москвитянине» (1842), в «Описании рукописей Румянцевского музея» (№ CCLTV, 369). Библиография в ст. Л. Бедржицкого «Статьи М. Г. о грамматике» («Рус. филолог, вестник.» 1913, № 2).

Ср. Иконников, М. Г., Киев, 1865-66; новое изд., 1915; Ж м а к и н, Митрополит Даниил и его сочинения, М., 1881; Преображенский, Нравственное состояние русского общества в 16 в. по сочинениям М. Г., 1881; Выше-лесский, О М. Г., ХЧ, 1896, кн. 1-6; Колосов, М. Г., его жизнь и труды, 1896; Никольский, Материалы для истории древнерусской письменности, 1909; Гудзий, М. Г. и его отношение к эпохе итал. Возрождения, 1911;Щегло-ва, К истории изучения сочинений М. Г., 1911; митроп. Евгений, Историческое известие о М. Г., «Вестник Европы», 1813, ноябрь, №№ 21 и 22; Филарет (Черниговский), статья в «Москвитянине» (1842, № 11); Горский, М. Г. святогорец, ПрТСО в рус. пер., М., 1859, ч. 18; О трудах М. Г., ЖМНП, 1834, ч. 3; Нильский, М. Г. как исповедник просвещения, ХЧ, 1862, март; Судное дело М. Г. и Вассиана Патрикеева, Прение митр. Даниила с иноком Максимом, ЧОИДР, М., 1847, №№ 7 и 9.

А.Г. Горифельд.

МАКСИМ ИСПОВЕДНИК (Μάξιμος ό Όμο-λογητής) (582-662), знаменитый деятель и учитель церковный, самый сильный, после Оригена, философский ум на христианском Востоке, глубокий знаток Платона, Аристотеля и неоплатоников, прославился в истории церкви своей неустанной и энергичной борьбой против монофелитской ереси, изобретенной константинопольским патриархом Сергием и императором Ираклием и поддерживаемой их преемниками, Φ также всей тогдашней иерархией на Востоке (за исключением иерусалимского патриарха Софрония). Происходя от знатных родителей, М. И. получил превосходное образование и был секре

тарем императора Ираклия, но, когда тот издал благоприятный для новой ереси указ (έκϋεσις), удалился от двора, постригся в монахи и скоро был избран в игумены. Для борьбы с распространившимся монофелитством он ездил в Египет, северную Африку и долгое время провел в Риме. После того как папа св. Мартин за исповедание православия был взят под стражу, увезен в Константинополь и замучен в ссылке, М. И. также был судим (в 655) за государственную измену, подвергся (вместе с двумя своими учениками) урезанию языка и отсечению правой руки (в 656) и был сослан в страну лазов (близ Кавказа), где и скончался [в крепости Шемари ].

Монофелитская (единовольческая) ересь была смягченным видоизменением ереси монофизитов (единоестественников), которые более или менее последовательно стремились к устранению из понятия о Христе Его человеческого начала, упраздняя таким образом самую сущность христианства как религии богочеловеческой. Осужденное на Халкидонском (4-м Вселенском) соборе (в 451), это направление не утратило своей силы на Востоке - в Сирии, Армении и особенно Египте. Религиозное разделение, более или менее связанное с национальной враждой, грозило государственному единству империи; отсюда постоянное, но безуспешное стремление императоров к примирению религиозных партий посредством компромиссов: Генатикон имп. Зенона в конце 5 в., в следующем веке старания имп. Юстиниана привлечь монофизитов через осуждение ненавистных им «Трех глав», наконец, в 7 в. более глубокий компромисс - монофелитский. Это новое учение, соглашаясь с православием, что в Христе пребывают два естества - божеское и человеческое - утверждало в Нем существование только одной воли (θέλημα) и одного действования (ενέργεια, operatio). Против этого М. И,- единственный в то время значительный философ во всем христианском мире - доказывал, что воля и действование присущи естеству или природе: следовательно, если в Христе пребывает самостоятельное по своим свойствам человеческое естество (не поглощенное божеским), то в Нем необходимо должна пребывать и самостоятельная человеческая воля или естественное хотение с соответствующим ему действованием. Для личного или ипостасного единства достаточно нравственного согласия или гармонического сочетания двух волений, без слияния их в один физический (и метафизический) акт. Это православное учение восторжествовало через 18 лет после смерти М. И. на 6-м Вселенском соборе в Константинополе.

В общем своем миросозерцании св. М. И. примыкал к идеям т.н. Дионисия Ареопагита, но с большим равновесием между мистическим и рациональным направлением умозрения. Комментариями М. И. на Ареопагита воспользовался впоследствии Иоанн Скот Эриугена, так что

77

МАКСИМОВ

M. И. представляет собой посредствующее звено между греко-христианской теософией и средневековой философией Запада. Главные сочинения М. И.: «Недоуменные вопросы к Фалассию о Св. Писании», «Спор с Пирром», «Главы о любви», «Диалоги о св. Троице», «Мистагогия». Полное собрание соч. М. И., изданное Комбефизом, перепечатано у Миня (Migne, PG, tt. 40-41). Память преподобного М. И. празднуется православной Восточной церковью 21 января и 13 августа [Западной церковью - 13 августа].

ВлС. Соловьев.

Некоторые произведения М. переведены в т. 3 «Доброто-любия». См.: И. Орлов, Труды св. М. И. по раскрытию догматического учения о двух волях во Христе, СПб., 1888.

МАКСИМОВ Сергей Васильевич (1831-1901), известный этнограф, почетный академик. Учился в Московском ун-те и Медико-хирургической академии. [... ] В 1862-63 посетил юго-восток России, прибрежье Каспийского моря и Урала. Статьи, вызванные этой поездкой и касающиеся раскола («Иргизские старцы», «Ленкорань», «Секта общих», «Молокане», «Духоборцы», «Прыгуны», «Скопцы», «Хлысты», «Субботники», «Божий промысел» и др.), напечатаны в «Деле», «Отечеств, записках», «Семье и школе». Еще ранее из статей М., напечатанных в «Иллюстрации» и «Сыне отечества», составилась книжка «Рассказы из истории старообрядцев» (СПб., Î86D.B 1908-13 вышло «Собрание сочинений» М. в 20 тт.

МАКСИМОВИЧ Иван Петрович (1807-1861), профессор еврейского яз. в Киевской духовной академии. Начал перевод Ветхого Завета с еврейского яз., но напечатал лишь 19 глав книги Царств («Труды КДА», 1861). Отдельно изданы: «Историч, обозрение Седьмого Вселенского собора» (Киев, 1845) и «Паломник киевский, или Путеводитель по монастырям и церквам киевским» (Киев, 1845; 4-е изд. 1854).

Ср.: В.Л. Модзалевский, Малороссийский родослов-ник, т. 3, стр. 337.

МАКУ, один из главнейших и древнейших монастырей Армении; основание его относят к 1247. М. расположен в древнеармянской провинции Васпуракан, в г. Ардаз (перс. Макуег), среди горного ущелья, где, по преданию, претерпел мученическую смерть апостол Фаддей.

МАЛАХИЯ (евр. «вестник мой»), малый пророк, последний из ветхозаветных пророков; по преданию, происходил из колена Завулонова, умер в молодости; пророчествовал в то время, как храм иерусалимский был снова построен после плена, вероятно, около 400 до Р. Хр.; был таким же поборником веры и закона во дни Ездры и Неемии, как Аггей и Захария - во дни Зоровавеля. Он обличает народ за недостаток усердия в жертвах, священников - за уклонение от веры, угрожает им судом Божиим за разные пороки и богохульство; в то же время он проводит славу второго храма и ясно предсказывает пришествие Мессии, явление Предтечи и гряду

щий суд Божий. Во время Христа пророчества его не только повторялись апостолами, но известны были книжникам и народу.

П. Тихомиров, Пророк М., Сергиев Посад, 1903.

МАЛЕВАНЩИНА, сектантское новообразование мистического толка, хотя и вышедшее из рационалистического штундобаптизма. Появление М. отмечает кризис, пережитый штундизмом в 1890-х гг. Репрессии против штундистов, а также усилившаяся борьба миссионеров, с одной стороны, порождали озлобление, а с другой - колебали все устои религиозных воззрений сектантов. Более развитые и грамотные, миссионеры в спорах легко одерживали верх. Штундисты теряли надежду на Писание как на свою опору. В лучшем случае они видели, что Библией можно подтверждать самые противоположные мысли. При таких обстоятельствах наиболее слабая часть штундистов вернулась в православие и своим затаенным недоброжелательством разлагала жизнь православных приходов. Большинство удержалось на старой позиции. А меньшинство, потеряв веру в Писание, не желая идти и на уступки внешним тяжелым условиям, было объято мистическим настроением. Психически подавленные, но не забывшие душевной сладости, которую переживали на встретивших препятствия религиозных собраниях, эти штундисты перенесли поиски свободы внутрь себя, в жизнь чувства. Для такой среды мог годиться всякий вождь, способный держать ее в состоянии экзальтации. Бывают случаи, когда малеванцы провозглашают богом и Христом понравившегося им миссионера и когда они под влиянием вызванного им возбуждения на его глазах начинают радения.

Название этому движению дал таращанский уроженец Кондрат Малеванный (1844-1913). В 1884 он перешел в штундизм, вскоре стал говорить, что в нем Св. Дух, что он есть Христос и т.п. В 1891 Малеванный был помещен в богоугодное заведение в Киеве, а в 1905 заключен в больницу св. Николая в Казани. По указу 17 апреля 1905 Малеванный вернулся на родину и проповедовал своим последователям чистую и мирную жизнь. Между бурным началом и спокойным концом помещается ряд важных фактов. 1 ноября 1899 должно было, согласно предсказанию астронома Фалька, произойти столкновение планет. Малеванцы стали ждать явления в силе и слове Малеванного. Когда этого не случилось, идеология была перестроена. Новый пророк Лысенко стал проповедовать наступление царства путем осуществления полной свободы от стеснительных порядков этой жизни. В с. Турбовке Свирского уезда организовалась коммуна, которая в ноябре 1899 двинулась в Казань, но была подавлена. Сильное волнение Лысенко удалось произвести в 1902 в Павловке Уманского уезда. Иногда проповедь пассивного анархизма сменялась активными выступлениями, каков, напр., известный погром в Павловке 1901, произведенный под влиянием Тодосиенко. Успокоившийся с

78

МАЛЬТИЙСКИЙ

1905 Малеванный пошел на сближение с известным толстовцем Трегубовым. Идеи Толстого сильно повлияли на М., хотя и приняли оригинальную оболочку штундистских стихов. М. распространена главным образом в Киевской, а отчасти в Харьковской, Херсонской губерниях и др. местах.

См. Кальнев, Русские сектанты, их учение, культ и способы пропаганды, Одесса, 1911. •Ф-МАЛЙНИН Василий Николаевич (род. в 1849), писатель. Учился в Киевской духовной академии, где состоял профессором русского и церковнославянского языков и истории русской литературы. За сочинение «Исследование Злато-струя по рукописи 12 в. Императорской Публичной библиотеки» (Киев, 1878) получил степень магистра богословия, за сочинение «Старец Еле-азарова монастыря Филофей и его послания» (Киев, 1901) - степень доктора русской словесности. Читал лекции в университете св. Владимира и на Высших женских курсах.

Другие труды: Грамматика Иоанна, экзарха болгарского, «Сборник статей по славяноведению учеников В.И. Ламан-асого», СПб., 1883; Характеристика поэзии Жуковского, Киев, 1883; Житие и хожение Даниила русской земли игумена, Киев, 1884, «Труды КДА», № 1; Общая характеристика развития русской словесности и отношение словесности устной к письменной, Киев, 1885; Кирилл и Мефодий, апостолы славян, Киев, 1885; Владимир св. как просветитель России, «Труды КДА», 1886, № 12; Поэзия Пушкина, Киев, 1887; Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послание к царю и великому князю Ивану Васильевичу, «Труды КДА», 1888, № 5; Воззрения русского народа на личность царя в былевой поэзии, Киев, 1890; Преподобный Феодосий, основатель Киево-Печерского монастыря, Киев, 1902; Н.В. Гоголь как этический писатель, Киев, 1902; Ф.М. Достоевский, особенности и развитие его дарования и творчества, Киев, 1906; Десять слов Златоструя 12 в., СПб., 1910; Задачи художественного творчества Н.В. Гоголя, Киев, 1911.

МАЛЙНИН Николай, воспитанник Московской духовной академии (в последней четверти 18 в.), известен первыми на русском языке переводами «Церковной истории Евсевия» (М.. 1786), некоторых сочинений блаж. Августина («Зерцало мысленного с Богом собеседования» и пр., М., 1783) и блаж. Феодорита Киррского («Поучительные слова о Промысле» и пр., М., 1784).

МАЛЙЦКИЙ Неофит Владимирович (род. в 1871), писатель, воспитанник С.-Петербургской духовной академии.

Главные труды: Борьба галльской церкви против пап за независимость, М., 1903 (магистер. дисс); История Владимирской духовной семинарии, пыл. 1-3, М., 1900-1902; История Суздальской духовной семинарии, Владимир, 1905; Из прошлого Владимир, «пархии, вып. 1-3, Владимир, 1905-1911; История Переславской епархии, вып. 1, Владимир, 1912; много статей церковно-исторической) содержания во «Владимирских ЕВ».

МАЛХ, имя святых православной церкви. М.- св. инок, жил в 9 в., был взят в плен сарацинами, получил от них в жены христианскую пленницу, но жил с ней в целомудрии.

Бежав с ней, был спасен от погони львицей, а затем вступил в прежнюю обитель. Память 26 марта.

МАЛЫШЕБСКИЙ Иван Игнатьевич (1828-1897), историк церкви. Окончил курс в Киевской духовной академии, состоял в ней проф. русской церковной истории; читал также историю и обличение ряскола. В 1873 защитил диссертацию на степень доктора богословия: «Александрийский патриарх Мелетий Пигас и его участие в делах русской церкви» (Киев, 1872). В других своих трудах он касался истории церкви в первые века христианства, истории византийской церкви, русской церкви, истории церкви у западных и южных славян.

Труды: Свв. Кирилл и Мефодий, в «Трудах КДА», 1885, 5-11 и отдельно; Судьба славянской церкви в Моравии и Паннонии при учениках Кирилла и Мефодия, там же, 1886, 3, 5, 6 и др.; Варяга а начальной истории христианства в Киеве, там же, 1887, 12; Отношение Руси к церкви римской при сз. Владимире, там же, IS63, 2; Евреи в южной Руси и в Киеве в 10-12 вв., там же, 1878, 6 и 9; Историч, записка о Киевской духовной академии за 1819-69 гг.; Правда об унии (5-е изд.; перев. на польский и чешский яз.); Западная Русь в борьбе за свею веру и народность, СПб., 1894; О зарождении религиозных сект в России с рационалистическим направлением, Киев, 1884; Происхождение русской вел. кн. Ольги святой , Киев, 1889; Свв. Людмила и Вячеслав, Киев, 1890; Спутники и ученики св. ьп. Андрея, Киев, 1889; Св. Иоанн Златоуст в звании чтеца, в сане диакона и пресвитера, Киев, 1892.

См. прот. И. Корольков, Иван Игнатьевич М., Киев, 1897.

МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН. Получив в 1530 от императора Кярлп V о-в Мальту с соседними о-вами Гоццо и Комппотто, иоанниты стали называться мальтийскими рыцарями. Они обязались охранять Средиземное море от турок и африканских корсаров, к их орден сделался аванпостом христианских государств в борьбе с Турецкой империей. Они энергично помогали Карлу V и Филиппу II против турок. Высшей точки ела гл М. о. достигла при великом магистре Ла-Валетте, коща в 1565 орден выдержал четырехмесячную осаду Мальты сильной турецкой армией и принудил ее к отступлению. С этого времени начинается упадок ордена. Дисциплина слабеет, возникают ссоры между рыцарями разных национальностей, великий магистр теряет свой авторитет, положение низших классов населения ухудшается. Во внутренние дела ордена вмешивается инквизиция, и приобретают большое влияние г^зупты, вызывающие против себя сильное озлобление. Правда, военные успехи ордена продолжаются. Рыцари завоевывают Ле-паито, Патрас и Ковдвф, но по Вестфальскому миру оки Τί'ΐ',ίκτ пес владения в Германии. В 18 в. по мере ослабления Турции политические стремления М. о. приобретают более мирный хгрлхтср, τ; т»£лик'.•,? мр.глстры обращают особенное Eiiîiiï.'iiUiK ла развитие просвещения. Восстание низших классов населения в 1775 заставило

79

МАЛЬЦЕВ

великого магистра, принца Рогана, приступить к ряду внутренних преобразований. Он созвал в 1776 генеральный капитул ордена, и результатом работы капитула было издание в 1779 кодекса законов ордена. Были сделаны попытки улучшить суд и администрацию, увеличить государственные доходы, поднять угасший воинский дух. Наличность общего врага - Турции - привела во второй половине 18 в. мальтийских рыцарей к сближению с Россией. Первые попытки сношений с Россией относятся еще к началу 18 в., но только со времени Екатерины II эти сношения приобрели регулярный характер. При содействии Екатерины в руки М. о. перешел майорат кн. Острожских, в Польше был учрежден великий приорат ордена, а несколько позже рыцарям переданы бывшие владения иезуитов. Французская революция нанесла ордену сильный удар. Постановлением конвента орден был лишен всех своих владений во Франции и мальтийские рыцари изгнаны из французских пределов, а в 1798 во время египетской экспедиции Бонапарта французы заняли и самый о-в Мальту. На помощь ордену пришел Павел I. Вскоре после своего вступления на престол, под влиянием графа Литта, он разрешил учреждение в России великого приората ордена, а год спустя (1798) издал манифест «об установлении в пользу российского дворянства ордена св. Иоанна Иерусалимского». Так как Мальта сдалась французам без боя, то рыцари заподозрили великого магистра Гомпеша в измене и лишили его сана. 16 декабря 1798 великим магистром был избран Павел I. Павел I охотно принял избрание и решил воспользоваться М. о. для целей своей политики. В его мыслях М. о., прославившийся своей борьбой против врагов христианства, должен был теперь объединить консервативные элементы всей Европы и сделаться оплотом против революционных движений. Резиденция ордена была перенесена в Петербург. Россия приняла участие во второй коалиции против Франции, но в 1800 Мальта была занята англичанами, а в 1801 скончался Павел I. Александр I отказался от звания великого магистра и сохранил за собой только титул протектора ордена. Орден скоро потерял свое значение и в 1817 был официально признан несуществующим в Российской империи.

В начале 19 в. М. о. был лишен своих владений также в Баварии, Пруссии и других областях Германии. В 1834 капитул ордена был перенесен в Рим, и с тех пор судьба ордена стала тесно связана с папской курией. Папа Григорий XVI восстановил великий приорат ордена в королевстве Обеих Сицилии. Меттерних учредил приорат в Ломбардо-Венецианском королевстве. Фридрих Вильгельм IV восстановил существование ордена в Бранденбурге, хотя и не вернул ему прежних земель. В первой половине 19 в. вообще неоднократно возникали проекты вернуть М. о. утраченное политическое значение, но все эти планы не имели успеха, и во второй половине

19 в. М. о. обратился в обширную духовно-благотворительную ассоциацию, распространенную как в католических, так и в протестантских странах. Особенно широка его деятельность в Германии, где он представляет собой отделение Красного Креста. [...] Со времени смерти Павла I избрание великих магистров прекратилось, и папы для управления орденом стали назначать лейтенанта великого магистра. В 1871 лейтенанту Санта Кроче был дарован прежний титул великого магистра.

СМАЛЬЦЕВ Алексей Петрович (1854-1915), духовный писатель, протоиерей, магистр С.-Петербургской духовной академии; с 1886 состоял настоятелем посольской церкви в Берлине. Перевел на немецкий язык литургии Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Двоес-лова, Служебник, Всенощное бдение, Каноник, Книгу молебных пений, Последование таинств, Чин погребения, Постную и Цветную Триоди с воскресными песнопениями Октоиха, Октоих (обе части), Месяцеслов с тропарями и кондаками, Великий покаянный канон св. Андрея Критского и др. Другие труды М.: «Нравственная философия утилитаризма» (СПб., 1879, маги-стер. дисс.), «Основания педагогики» (3-е изд.^ Варшава, 1901). Участвовал в трудах предсобор-ного присутствия; основал в Берлине братство св. Владимира. Издавал «Ежегодник Берлинского братства», в котором поместил ценные сведения о заграничных православных церквах с их священнослужителями (СПб., 1906 и 1911), и журнал «Церковная Правда».

См. «Приходский листок» (1915, № 104) и «Историч, вестник» (1915, июнь).

MAMÄHT (Μάμας), св. мученик; сын св. Феодота и Руфины, казнен в 275. Память 2 сентября.

МАМИКА, св. мученица; пострадала в конце 4 в. от готского царя Унгериха. Память 26 марта.

МАММЕЯ (Минея), СБЯТЭЯ православной церкви. Память 17 августа.

МАММИЙ. св. мученик, пострадал в 1 в. Будучи разбойником и пойманный, он попал на о-ве Коркире в ту же темницу, где были заключены св. апостолы Иасон и Сосипатр. Приняв от них крещение, М. был ввержен г. котел с кипящей смолой. Память 28 апреля.

MAMMÔHA (Μαμμωνδς, Mammon), слово халдейского или сирийского происхождения, встречается в Евангелиях (Мф. 6:24, Луки 16:9, 11, 13) и в талмудическом словаре в значении «имение, богатство, блага земные», поскольку человек полагает на них свою надежду и привязан к ним. В Новом Завете слово М. служит также именем лица, как бы злого духа, покровительствующего богатству, от поклонения которому предостерегаются верующие.

МАНДЕИ, остаток религиозно-гностической секты сабиев или крестильников, известных также под названием субба и «христиан св. Иоанна». Живут в Месопотамии, на нижнем Евфрате и Каруне; имеют духовных лиц, называемых тар-

80

МАНИХЕЙСТВО

мидами (учители), и священные книги древнего происхождения (вероятно 1 или 2 в., но нынешняя редакция принадлежит уже послемусульман-скои эпохе) на особом сирийском наречии, названном мандейским языком. Главные из этих писаний: сидра-рабба (большая книга) или гинза (сокровище); сидра-ди-яхья (книга Иоанна); ко-ласта (свод молитв и гимнов). Учение общегностического типа, содержащееся в этих книгах, темно и запутанно; в нем заметно смешение халдейского язычества с библейскими представлениями. Божество является дифференцированным в длинном ряде светлых сил или эонов, частью метафизического, частью мифологического характера, каковы: великий ум (мана-рабба), жизнь, тихое веяние, солнечный бог Сам-Семир, небесный (грозовой) бог Юшамин, живущий при хранилищах вод и великих источниках света, далее небесный Иордан, целитель душ, затем знание жизни (манда-ди-хайя), вероятно соответствующее Софии других гностиков, представляемое иногда в виде всеобъемлющего дерева, совмещающего в себе значение обоих райских дерев в Библии: древа жизни и древа познания добра и зла. Начальные эоны называются также первая жизнь, вторая жизнь, третья жизнь. Человеческие души суть эманации первой жизни, плененные тьмою материального бытия. Для избавления их небесные эоны вселяются в избранников, каковы в особенности Сиф (Ситиль) и Иоанн Креститель (Яхья), установивший религиозные омовения и погружения как символ очищения душ в небесном Иордане. Условие этого очищения для посвященных - воздержание от мяса, вина и половых сношений. Практический путь спасения для обыкновенных М. состоит в преданности своей секте, отделяющей их от нечистого мира, и в послушании тармидам, знающим тайну, но тщательно скрывающим ее. от непосвященных. Кроме крещения существует еще другое таинство, приравниваемое к евхаристии. В священных книгах М. многие места проникнуты крайней враждой к Христу и христианству. ВлС. Соловьев. МАНДОРЛА (итал., собств, миндалина), миндалевидное сияние, среди которого в Византии, а еще чаще на Западе изображались Христос и Богоматерь. Вначале сиянию давалась форма овала в вертикальном направлении; но в иконописи готической эпохи верхний и нижний концы М. стали делать заостренными. Возрождение иногда окружало М. фигуры святых. МАНИХЕЙСТВО. В 1 и 2 вв. христианству пришлось выдержать страшную борьбу с религиозным синкретизмом в гностицизме. К концу

2 в. гностические системы стали терять власть над умами тогдашнего человечества. Но условия, питавшие религиозный синкретизм, не могли исчезнуть и* на место одной разбитой формы движения вызывали к существованию другие. С

3 в. такими формами оказались М. и неоплатонизм. М. доселе недостаточно изучено и оценено.

Оно пленяло умы и сердца людей в гораздо большей степени, чем это позволяет думать поверхностное знакомство с его экзотической мифологемой, и оставило осадок в религиозном мышлении христианского человечества более значительный, чем обыкновенно допускают. Биография основателя М., перса Мани, окутана легендами. Родился он в первой четверти 3 в. и от отца в Ктесифоне получил тщательное воспитание. Отец примкнул к секте могтазилах -крестильников, родственной мандеям, елкезаитам и др., и с самого раннего детства Мани оказался в очаге бурного месопотамского религиозного искательства. Персидское предание утверждает, что Мани одно время был христианским пресвитером. В возрасте 25-30 лет (около 240) Мани проповедует свою религию при дворе персидского царя Шапура. Но здесь он остается недолго и предпринимает миссионерское путешествие на восток до Китая и на юг до Индии. В конце царствования Шапура Мани снова явился в Персию (около 270), но в 276-277 по проискам магов был распят.

Мани оставил много трактатов - «Книга гигантов», «Шахнуракано» и др., и посланий, в том числе «Epistula fundamenti» [«Послание основоположное»] и пр. Но от них сохранились одни имена и отрывки в сочинениях его противников. Это обстоятельство, а также то, что Мани не всегда одинаковыми красками разрисовывал свою космогонию, делает до сих пор трудным, почти невозможным точное изложение его системы. К тому же система после Мани подвергалась многим переделкам со стороны его последователей. Остов космогонии М., как он представлен в 123-й беседе Севера, патриарха Антиохийского (512-518), по-видимому, на основании «Книги гигантов», имеет следующий вид. Безначально существуют два начала - доброе и злое, свет и мрак, который называется также материей. Первое именуется еще древом жизни, а второе -древом смерти. Древо жизни обнимает области к востоку, северу и западу, а древо смерти -южные области. Эта концепция древа напоминает библейское сказание, но она могла быть позаимствована в сокровищнице древних вавилонских и гностических образов. Местом обитания злобных сил представляется юг, что понятно для страны, где южные аравийские палящие ветры подавляют все живое. Разница между двумя началами столь же велика, как между царем и свиньей. Первое обитает в сферах, как в чертогах, а второе, как свинья, ворочается в грязи, питается и услаждается отбросами. Древо жизни украшено благолепием, исполнено всяких благ и довлеет себе. Его царство обнимает три области - севера, востока и запада - беспредельно в стороны и вниз. Нет ничего постороннего пи кругом, ни внизу, ни в одной точке этих трех областей, но есть только единое древо жизни всюду и бесконечно. Ничто не окружает древа жизни и не объемлет его; оно пребывает в своих

81

МАНИХЕЙСТВО

плодах, и царство его в кем самом. Его нет в стране южной; оно скрыто в своем лоне. Бог оградил это место стеною, чтобы не будить вожделений у древа смерти, не томить его и тем не подвергать опасности древо жизни. Древо смерти, между тем, разделилось на множество деревьев; война и жестокость царят среди них; они пенаБндят мир, исполнены злобы и не приносят добрых плодов. Древо смерти находится в брани со своими же плодами. Возмущение элементов привело его в соприкосновение с древом жизни. Члены .древа смерти не знали друг друга. Когда один из них возопил, другие услышали его и устремились на голос. В таком возбуждении они приблизились к границам области света, были поражены дивным зрелищем и устроили заговор против света, желая овладеть им. Вся материя со своими ветрами, бурями, водами, демонами, чудовищами, князьями и силами старалась ворваться в область света. Движение бездны сделало необходимым вхождение частицы света в среду зла. Это смешение обеспечивало мир добрым, его сохранение, безопасность от огня π гибельного прикосновения материи. С другой стороны, светоносные элементы, поглощаемые материей, должны были разрушать ее и приближать торжество древа жизни. В области света не было огня опаляющего, железа посека-ющего, смрадных вод или других губительных средств, которые можно бы направить против зла. Свет не может причинять вреда. У него есть только одно средство остановить натиск врагов: обезвредить их примесью к ним своих частиц.

В «Epistula fundamenti» Мани дает более кра-сочлую космогонию, в общем, однако, совпадающую с изложекЕОй (сохранилось в отрывках в «Книге схолий» Феодора вар Хони, епископа 6-7 вг.). Область света обнимает пять атрибу-тов-зоноз - чертогов: благорастворенный воздух, прохладный ветер, ясный свет, животворящее тепло, чистую воду, или в другом порядке: разум, знание, мысль, рассуждение, волю. Область мрака заключает в себе пять эонов-чертогов противоположного характера. Во время губительного вторжения духов злобы Отец производит Матерь жизни, а она - Первого Человека. Первый Человек вызывает к бытию пять сынов; но в происшедшей схватке вместе с сынами своими он был пожран сынами мрака. Умы плененных сынов света отравились ядом сынов мрака, подобно человеку, укушенному собакой или змеей. Первый Человек возвращает, однако, разум и семь раз взывает о помощи к Отцу величия. Последний вызывает к бытию вторую Троицу. Последний член ее Животворящий Дух создает пять сыновей. Во время нового столкновения Первый Человек был освобожден из объятий адских сил, но сыны его остались в плену. Затем Дух приступил к своей творческой работе. Он повелел своим сынам убить и ободрать архонтов, сынов мрака. Матерь жизни из их кож распростерла небеса (ср. псалом 103:2: «Прости

рали небо яко кожу»). Дух очистил часть света, отнятую у 5 сынов Первого Человека, и создал из него солнце, луну и звезды. Потом были сотворены стихии - воздух, вода и огонь. Но творению вновь угрожали злые силы. Тогда Матерь жизни, Первый Человек и Животворящий Дух стали молить Отца о ниспослании третьего Вестника. Таким образом, к двум Троицам прибавилось еще одно высшее существо - получается седмерица, характерная для всех гностических систем. Вестник продолжает дело отделения света от скверны архонтов. Эта скверна упала на землю: часть ее попала на влагу, а часть на сушу. Влажное превратилось в чудовище, подобное царю мрака. Свет поразил его. Часть, упавшая на землю, прозябла под формою пяти растений. После жизни растительной является животная и, наконец, человек. Адама и Еву породил сын мрака. Он заключил свет в нечистую плоть. Это бедствие света вновь тревожит духов неба. Вестник, Матерь жизни, Первый Человек и Животворящий Дух посылают Спасителя Иисуса. Пре-светлый Иисус (совершенно отличный от исторического Христа) приблизился к Маму, пробудил его от сна смертного, отогнал он него демона-соблазнителя. Когда Адам стал существом разумным, Иисус научил его необходимым истинам. Он показал ему очарование небесных высот и свое собственное лицо, раздираемое хищными животными, пожираемое псами, заключенное в смрадный мрак. Манихеи видели в страданиях Христа скорби божественной сущности, разлитой в природе, повседневно рождающейся, страдающей и умирающей. Она распинается в каждом куске дерева, мяса, в поедаемых плодах и пр. Иисус поднял Адама и дал ему вкусить от древа жизни. Человек уразумел свое несчастье, но и узнал средство избавиться от него: он должен охранять свою душу от всякой телесной нечистоты в самоотречении и воздержании, должен освобождать мало-помалу от уз мзтгрии божественную сущность, заключенную в нем и разлитую в мире, и таким образом содействовать великой работе очищения, которую Еог совершает во вселенной. На помощь людям Бог воздвигал пророков и учителей - и в их числе Адама, Ноя, Авраама, Иисуса Навина и величайшего из них, Мани.

Этика в М. оказывается естественно аскетиче- v ской. Манихей должен воздерживаться от всяких чувственных удовольствий. Он живет под тремя печатями: signaculum oris, manus et sinus. Sig-nacuîum oris [печать на уста] заставляет его избегать всего нечистого в пище (мясо, вино; даже при изготовлении растительной пиши манихею не дозволяется умерщвлять растения) и в слове. Signaculum manus [печать на руки] БОС-прещает заниматься вещами, поскольку в них есть элемент тьмы. Signaculum sinus [печать на лоно] требует безусловного полотого воздержания. Посты соблюдались в воскресенье, понедельник, но также и в другие дни и обнимали

82

МАНИХЕЙСТВО

четверть года. Предъявлялись строгие требования касательно молитвы. Но, разумеется, религия должна была бы отказаться от значительной пропаганды, если бы она непреклонно настаивала на своих аскетических заданиях. В действительности водворялась двойная нравственность. Манихеи делились на perfecti - electi [совершенные - избранные ] и auditores [слушателей ] - род оглашенных. Последние должны были только воздерживаться от пролития крови, идолопоклонства, волшебства, лжи и пр. и жили, большей частью, почти как неманихеи. Общество М. заключало в себе, как и сонм обитателей горнего мира, лиц пяти степеней. Во главе стояли учители, «сыны кротости» - Мани и его ученики, затем правители, «сыны ведения» - епископы, далее старцы, «сыны разума» - пресвитеры и, наконец, electi, «сыны тайн», и auditores. По Августину, число учителей было 12, епископов 72. Electi также всегда было немного. Один из учителей считался главным. Управление, таким образом, было монархическим. Культ М. был сухим, строгим и состоял из молитв и гимнов. Это помогало тайному распространению религии. По-видимому, особенно на Западе, манихеи приспособлялись к праздникам церкви. Главный праздник у всех манихеев был Βήμα, в воспоминание дня смерти Мани в марте. В молельне ставилась кафедра с пятью ступенями и служила предметом поклонения. Из таинств позднейшие манихеи знали два, похожие на христианское крещение и причащение. Возможно, что они восходят к самому Мани и в основе своей имеют обычаи древнего Востока (культ Митры и пр.).

Что касается элементов, из которых сложилась новая религия, то в оценке их исследователи расходятся. Долго державшееся воззрение, что М. есть отпрыск религии персидской, должно быть покинуто: дуализм М. остается непреоборимым и безысходным, тогда как в древнем зороастризме Ариман есть творение Ормузда, что дает религии облик монотеистический, а ее морали тон оптимистический. Из этого, однако, не следует, что парсизм не оказал никакого влияния на М. Здесь должно иметь в виду все то, что обыкновенно говорится о воздействии персидской религии на религию вавилонскую и гностицизм. В общем ближе к истине утверждение, что М. имеет в своей основе вавилонскую религию, в значительной степени осложненную заимствованиями из парсизма и христианства. Предприятие Мани не было первым в этом направлении. В сущности все переднеазиатские гностические системы стремились преобразовать естественную семитическую религию Вавилона в философское толкование мира и жизни. И М. ближе к этим переделкам, чем к их первоисточнику. В частности, на нем сильно сказалось воздействие секты могтазиллах, родственной мандеям. Влияние христианства на М. несомненно, но в пределах, которые нелегко установить. Позднейшее западное М. было христианизировано гораздо больше,

чем восточное. Влияние христианства на М. сказалось не со стороны кафолической доктрины, а со стороны гностических уклонений от него -маркионизма, системы Василида и др. Мани ценил Христа, но не исторического, а пресветло-го, подобного тему, которого проповедовал Василид. У Маркиона Мани усвоил антитезы для полемики с Ветхим Заветом, его отношение к Павлу и пр. Некоторые настаивают на влиянии буддизма. Несомненно, Мани работал на почве, затронутой буддизмом. Здесь он, вероятно, заимствовал институт странствующих учителей. Но вообще о родстве двух религий можно говорить только с большой осторожностью.

М. доставило христианству и империи много хлопот. Возникает вопрос: как случилось, что эта причудливая доктрина чисто восточного характера могла иметь успех на Западе? Бесспорно, почва для распространения М. была подготовлена наплывом восточных культоз с самого начала императорского периода. В частности, это надо сказать о культе Митры. Все сторонники культа, которых поколебала полемика церкви, не достигнув их обращения, были поглощены новой религией. Затем доктрина М. имела много общего с системами гностиков, пользовавшихся влиянием на Западе - Маркиона, Валентина и др. Затем, как это ни странно, М. прельщало умы своим рационализмом. Поразительно, что оно считало в рядах своих последователей много интеллигентов, риторов, преподавателей. Среди них был, как известно, и знаменитый Августин. По его словам, манихеи претендовали вести к вере тега et simplici ratione [беспримесным и простым рассуждением]. Этот рационализм проявлялся в радикальном дуализме. Все грандиозное гностическое движение 2 в. было в сущности дуалистическим π решало вопрос: откуда зло? Никогда вопрос о происхождении зла не стоял перед человеческим сознанием так остро, как во 2-3 вв. нашей эры. При монотеизме решение этой проблемы встречает почти непреодолимые трудности. Гностицизм потому так долго и держался, что давал удовлетворительное для простого сознания объяснение вопиющего господства зла. М. шло дальше гностицизма: оно считало зло не делом рук эонов, а ставило начало зла против Бога как бытие равносильное. Приверженцы М. во время пропаганды и споров старались использовать прежде всего именно эту сильную позицию. Споры и беседы о происхождении зла действовали на слушателей возбуждающим образом. Августин говорит: «Quaerunt unde malum, in qua quaesüone saepe auditores erigunt ad qua-erendum» [«Вопрошают, откуда зло, каковым вопросом часто побуждают слушателей задавать вопросы»]. А на христиан обыкновенных манихеи производили впечатление своим воздержанием. М. вербовало своих последователей среди христиан. Сам Мани отводил Иисусу скромное место и считал себя выше его. Его последователи, наоборот, решались выступать только с утверж-

83

МАННИНГ

дением, что обетования Иисуса исполнялись на Мани. Они старались также сблизить свои триады с христианской Троицей, хотя сопоставление оставалось внешним.

Отношение властей империи к манихеям всегда было враждебное. Уже Диоклетиан выступает против них с карательными узаконениями. Конфликт был ускорен тем, что новая религия рванулась вперед с неудержимой энергией. Мани, приняв в свою систему элементы всех религий Передней Азии, мечтал привести к своему синкретизму весь свет. Внимание властей было привлечено отрицательным отношением движения к государственной религии, особенно к императорскому культу, и его антисоциальным характером. В то время, как империя безлюдела и издавала законы для укрепления брака, М. отрицало брак и считало его существование злом. Оно запрещало земледелие и торговлю в то время, когда власть употребляла все усилия поддержать их. Диоклетиан хотел вырвать зло с корнем. Он, конечно, ошибся в своих расчетах. Угрозы посылают и христианские императоры, особенно Феодосий Великий и Валентиниан III, Феодосий II и Юстиниан. Эклога Исаврийцев узаконяет посе-кзть манихеев мечом. Несмотря на живучесть новой религии, следует признать, однако, что она не располагала, особенно со времени превращения христианства в религию господствующую, опасным числом последователей. Суровая аскетическая мораль М. исключала возможность завоевания им народных масс. Самые невинные работы рассматривались как преступление. Слабой стороной движения было отсутствие общественного богослужения. Без церемоний и собраний трудно было оказывать воздействие на широкие слои народа. Не могло также быть привлекательным для масс воззрение на человека как на творение дьявола. Наконец, М. очень вредила громоздкая запутанная космогония чисто языческого характера. Она была очень уязвима для христианских богословов. и.д. Андреев.

МАННИНГ (Manning) Генри Эдуард (1808-1892), примас католической церкви в Англии, по рождению протестант. Изучал богословие в Оксфорде, был университетским проповедником и священником англиканской церкви, но скоро примкнул к пьюзеизму, что сказалось уже в его труде «The unity of the church» [«Единство церкви»] (L., 1842). В 1851 он перешел в католичество. В 1865 папа назначил его архиепископом Вестминстерским, в 1875 - кардиналом. М. деятельно работал над распространением католицизма в Англии. Б 1874 он основал католический университет в Кенсингтоне, одном из кварталов Лондона. На Ватиканском соборе он был одним из решительнейших сторонников непогрешимости. Выступал постоянно, в особенности во время стачек, защитником рабочих, среди которых пользовался широкой популярностью, и считался одним из немногих в Англии представителей католического социализма.

МАНСВЕТОВ Иван Данилович (1843-1885), археолог и литургист. Окончил курс в Московской духовной академии, в которой был проф. гомилетики, литургики и церковной археологии.

Главные труды: Омофор, «Труды Моск. Археологич. об-ва», 1871, т. 3; По вопросу об архитектуре 12 в. в Суздальском княжестве, там же; Церковно-сгроительная деятельность в Новгороде, там же, 1876, т. 6; Историческое описание древнего Херсонеса и открытых в нем памятников, м., 1872; Златоуст, как проповедник, ПО, 1873, №№ 9 и 12; Очерки из истории просвещения и духовной литературы древней Руси, там же, 1876; Из наблюдений во время поездки на археологический съезд в Тифлисе, там же, 1881; Очерки из истории просвещения и духовкой литературы древней Руси, там же, 1876; О фресках моек. Архангельского собор, «Труды Моск. Археологич. об-ва», т. 9; Взгляд на архитектуру Суздальского княжества в 12 в., «Труды 1-го Моск. Археологич. съезда», 1; О песненном последовании: его древнейшая основа и общий строй, ПрТСО, 1830, ч. 26; Митр. Киприан в его литургической деятельности, 1882; Церковный устав (Типик), его образование и судьба в греческой и русской церкви, М., 1885 (дисс, на степень доктора церковной истории).

Ср. Дмитриевский, Поминки преосв. Порфирия Успенского и проф. И.Д.М., Киев, 1887; «Историч, вестник», 1888.

МАНСИ (Mansi) Иоанн Д оминик (1692-1769), епископ Луккский, ученый, издатель, преимущественно церковных памятников. Ему принадлежит лучшее издание Барония («Annales ecclesiasticae», 1738-1756). Самые крупные работы, связанные с именем M.: «Suppleraentum col-lectionis conciliorum et decretorum N. CoÎeti» (1748 и сл.- дополнение к коллекции соборов и декретов, составленной Колеги) и «Засгопзгд conciliorum nova et amplissima collectio» (31 том, 1759-1788; полное издание соборных деяний, доведенное до 15 в.).

МАНСУРОВ Борис Павлович (1828-1910), государственный деятель. С 1865 - сенатор, с 1872 - член Государственного совета. В качестве управляющего делами Палестинского комитета, состоявшего под председательством вел. кн. Константина Николаевича, М. принимал ближайшее участие в покупке русского места близ храма Господня, следил за первыми работами по раскопкам на этом месте и одним из первых мог оценить значение сделанных при этом открытий. [... ] Результатом его изучения явились книги: «Базилика имп. Константина в святом граде Иерусалиме» (М., 1885), «Русские раскопки в св. граде Иерусалиме перед судом Русского Археологич. об-ьа» (Рига, 1887) и «Храм св. Гроба Господня в его древнем виде» (Рига, 1887). В «Рус. архиве» (1889) М. напечатал ст. о настоятеле Пантелеймоновского• рус. монастыря Макарии афонском.

МАРГАРИТ, сборник Слов Иоанна Златоуста определенного состава. В наиболее обширных греч, списках число Слов достигает 70 и 80, в славянских списках их обыкновенно помещается

84

МАРИАВИТЫ

около 20, В древнерусских рукописях М., сохранивших греч, название (Μαργαρίται - жемчужины), чаще встречаются: шесть Слов «О непостижимом», против аномеев; шесть Слов на иудеев; шесть Слов о серафимах; пять Слов о богатом и Лазаре; три Слова о Давиде и Сауле; три о Иове. Перевод был сделан у болгар в 14 в., и старшие русские рукописи восходят к южнославянским. М. пользовался большим распространением на Руси, был издан в Остроге в 1595-96, в Москве -в 1641 и 1698, имеется еще указание, что в Вильно М. был напечатан не позже 1588 (ср. послание виленских православных граждан львовским братчикам, напечатанное в «Актах Зап. России», т. 4, № 5), одно из новых старо-обрядч. изданий — М., 1872. Опытом самостоятельного русского сборника из творений Иоанна Златоуста является труд кн. А.М. Курбского, давшего ему название «Новый М.&; это - западнорусский перевод избранных Слов Иоанна Златоуста, с различными доподвительными статьями.

См. А. Архангельский, Творения святых отцов, СПб., 1892.

•Ф-МАРГАРЙТОВ Сергей Дмитриевич, богослов. Окончил Московскую духовную академию.

Соч.: Лютеранское учение в его историческом развитии при жизни Мартина Лютера, 2-е изд., Кишинев, 1898 (магистер. дисс.); История русских мистических и рационалистических сект, 2-е изд., Симферополь, 1910.

МАРГЕЙНЕКЕ (Marheinecke) Филипп Конрад (1780-1846), немецкий богослов, был профессором в Эрлангене, Гейдельберге и Берлине. В «Universalkirchengeschichte des Christentums» (1806) он объясняет христианство как религию практической жизни, историю христианства -как историю нравственной реформы человечества. По мысли М., догматические воззрения отдельных христианских вероисповеданий суть только «потоки» или «разветвления» одного и того же христианства; различие между ними обусловливается лишь обстоятельствами места и времени. В «System d. Catholicismus in seiner symbolischen Entwickelung» (1810) он с замечательным для протестантства беспристрастием излагает католичество, как понимают его сами католики, и доказывает возможность в близком будущем слияния церквей католической и протестантской. Высоко ценится его «Geschichte d. deutschen Reformation» (1816-34), написанная по первоисточникам. В Берлине М. сделался убежденным сторонником Гегеля и стал во главе т.н. прсвогсгельянства, стараясь объединить его философские начала с учением христианского бого-слоейя («Kritik d. Schelüngschen Offenbarungsphilosophie», 1849; «Theologische Vorlesungen», 1847-49; «Grundiehren der Christi. Dogmatik», 1819, 1827, 1849). За это правоверные богословы приравнивали M. к Оригену, который церковную веру в значительной степени подчинил началам неоплатонической философии. Вообще религию

М. определяет как знание, почему Неандер и охарактеризовал его мировоззрение названием «спекулятивного» (философского) богословия.

См. А. Гренков, Главные направления немецкого богословия в 19 в., Казань, 1882. Н.И. Барсов.

МАРДАРИЙ (Μαρδάριος): 1) мученик 6 в., пострадал при Диоклетиане; память 13 декабря.