Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
101
Добавлен:
04.03.2016
Размер:
2.22 Mб
Скачать

В.И. Добреньков, а.И. Кравченко «Социология» Том3: Социальные институты и процессы

Содержание:

В.И. Добреньков, А.И. Кравченко «Социология» Том3: Социальные институты и процессы 1

Глава 1. Социальное пространство и время 1

Глава 2. Исторические и эволюционные предпосылки формирования человеческого общества 24

Глава 3. Социобиологическая эволюция общества 31

Глава 4. Социальные институты 52

Глава 5. Социальный контроль 68

Глава 6. Образование, наука, интеллигенция 75

Глава 7. Семья и брак 111

Глава 8. Формы и виды социального действия 147

Глава 9. Отклоняющееся поведение 177

Вопросы и задания 192

Краткий терминологический словарь 199

Глава 1. Социальное пространство и время

Добытые в эмпирическом исследовании факты ученый теоретически обобщает и строит логически непротиворечивую систему понятий. Если при описании объекта исследования главными героями у социолога выступали респонденты - живые люди, то при описании предмета (теоретической системы понятий) науки таковыми являются понятия и категории - мертвые абстракции, существующие в идеализированном пространстве.

Теоретическое описание реальности средствами социологической науки начинается с анализа социального пространства.

Социальное пространство - место, где происходят описываемые социологом события, явления и процессы.

Над вопросом о социальном пространстве размышляли Р. Декарт, Т. Гоббс, Г. Лейбниц, Ф. Ратцель, Г. Зиммель Э. Дюркгейм, Р. Парк, Э. Богардус, Л. фон Визе, Е. Спекторский, П. Сорокин, Б. Верлен и др.1 Однако наиболее четкая формулировка, а не просто постановка проблемы, принадлежит Сорокину, впервые высказавшему в 20-е годы ХХ в. идею о возможности и необходимости представлять все многообразие происходящих в обществе явлений помещенными в социальное пространство.

В книге <Социальная мобильность> (1927) Сорокин писал: <:представляется необходимым очень точно обрисовать суть того, что я подразумеваю под социальным пространством и его производными. Во-первых, социальное пространство в корне отличается от пространства геометрического. Люди, находящиеся вблизи друг от друга в геометрическом пространстве (например, король и его слуга, хозяин и раб), в социальном пространстве отделены громадной дистанцией. И наоборот, люди, находящиеся очень далеко друг от друга в геометрическом пространстве (например, два брата или епископы, исповедующие одну религию:), могут быть очень близки социально. Человек может покрыть тысячи миль геометрического пространства, не изменив своего положения в социальном пространстве, и, наоборот, оставшись в том же геометрическом пространстве, он может радикально изменить свое социальное положение. Так, положение президента Гардинга в геометрическом пространстве резко изменилось, когда он переместился из Вашингтона на Аляску, тогда как его социальное положение осталось тем же, что и в Вашингтоне: Для того чтобы дать определение социальному пространству, вспомним, что геометрическое пространство обычно представляется нам в виде некой <вселенной>, в которой располагаются физические тела. Местоположение в этой вселенной определяется путем определения положения того или иного объекта относительно других, выбранных за <точки отсчета>. Как только такие ориентиры установлены.., мы получаем возможность определить пространственное положение всех физических тел, сначала относительно этих точек, а затем - относительно друг друга.

Подобным же образом социальное пространство есть некая вселенная, состоящая из народонаселения земли: Соответственно, определить положение человека или какого-либо социального явления в социальном пространстве означает определить его (их) отношение к другим людям и другим социальным явлениям, взятым за такие <точки отсчета>. Сам же выбор <точек отсчета> зависит от нас: ими могут быть отдельные люди, группы или совокупности групп: Дабы определить социальное положение человека, необходимо знать его семейное положение, гражданство, национальность, отношение к религии, профессию, принадлежность к политическим партиям, экономический статус, его происхождение и т. д.; :необходимо также знать положение человека в пределах каждой из основных групп населения. Когда же наконец определено положение населения как такового среди всего человечества (например, население США), тогда можно считать и социальное положение индивида определенным в достаточной степени: Итак, резюмируем: 1) социальное пространство - это народонаселение Земли, 2) социальное положение - это совокупность его связей со всеми группами населения, внутри каждой из этих групп, то есть с ее членами: 3) положение человека в социальной вселенной определяется путем установления этих связей: 4) совокупность таких групп, а также совокупность положений внутри каждой их них составляют систему социальных координат, позволяющую определить социальное положение любого индивида>1.

Обширная выдержка из произведения П. Сорокина понадобилась нам для того, чтобы прояснить все нюансы его позиции. Они сводятся к следующим моментам.

?Социальное пространство принципиально отличается от геометрического.

?Оно представляет собой совокупность социальных отношений (связей), в которые вступает любой индивид с другими индивидами, группами и обществом в целом.

?Социальные координаты такого простраства задаются социальными группами и ничем другим.

?Социальное положение раскрывается через совокупность социальных связей со всеми группами.

?Социальное пространство отображает народонаселение, а не статусы.

Последний момент принципиально важен. В социальном пространстве П. Сорокина располагаются люди, а не статусы. Подчеркнем данное положение, поскольку в отечественной литературе иногда неправильно трактуют его концепцию. Так, по мнению В.Ф. Анурина, Сорокин <вводит понятие социального пространства, называя этим термином совокупность всех социальных статусов данного общества>2. Если бы Сорокин имел в виду именно это, то он построил бы логически безупречную теорию социального пространства. Описав социальное пространство и его производные (<геометрическая и социальная дистанция>, <подъем в геометрическом и в социальном пространстве>) в социологических категориях, он социологически не прописал главное действующее лицо в этом пространстве - человека. Не люди и не народонаселение выступают теми, кто действует в социальном пространстве. Народонаселение - демографический термин, тогда как люди, человек, индивид - термины повседневного языка, используемые в самых разных науках. Единственным социологическим термином, с помощью которого можно описать исходную ячейку социального пространства, выступает статус. Но он в качестве такой ячейки у Сорокина не обозначен. И вполне логично, так как статус он сводит к рангу, а не к социальной позиции на ранжированных и неранжированных шкалах. Об этом будет сказано далее.

Образ социального пространства использован Сорокиным как вспомогательное средство для лучшего изображения стратификации. Сегодня идею социального пространства взяли на вооружение, кажется, все социологические школы, хотя каждая из них наполняет его своим содержанием. В конечном итоге современные социологи приходят к тому, что весь социальный мир, наполненный людьми, живущими в различных обществах и эпохах, являет всего лишь определенный тип социальной топографии. Согласно концепции П. Бурдье, <социология главным образом представляет собой социальную топологию>. Позиция любого агента в социальном пространстве определяется у него относительно трех полей власти: а) экономический капитал, б) культурный капитал и социальный капитал, в) символический капитал, обычно называемый престижем, репутацией, именем и т.д.1 Как подчеркивал П. Бурдье, <субъекты располагаются в социальном пространстве в соответствии, во-первых, с суммарным объемом капитала, а во-вторых, сообразно с его структурой, то есть соотношением различных видов капитала... в его объеме>2. По всей видимости, возможна не одна, а несколько проекций социальной жизни людей в пространственный континуум.

Социальное пространство П. Сорокина трехмерно - в соответствии с тремя осями координат стратификации: экономической, политической и профессиональной. Сама стратификация представляет собой разделение совокупности людей на классы и слои в иерархическом ранге3. Три координаты социального пространства возникли не случайно. Их не следует считать простым заимствованием трехмерной системы физического пространства. Почему нельзя, будет ясно в дальнейшем, а сейчас следует отметить тот факт, что трехмерная модель стратификации пришла в социологию не от Ньютона, а от Вебера. Последний так же, как и П. Сорокин, рассматривает общественную диспозицию в трехмерном социальном пространстве, возникающем на базе иерархических структур отношений собственности, власти и престижа в любом обществе1.

Однако ни М. Вебер, ни П. Сорокин никогда не изображали свои модели наглядным образом - при помощи декартовой системы координат на листе бумаги. Они оставили только словесное описание своего видения стратификации и социального пространства. Некоторые современные социологи пытаются восполнить пробел. В частности, В.Ф. Анурин в своей модели предложил геометрическое представление социального пространства и провел его частичную эмпирическую апробацию2.

На схеме 1.1 показан вариант квантификации социального пространства, предложенный нижегородским социологом В.Ф. Ануриным. Пространство это трехмерное - в соответствии с основными тремя формами социальной стратификации, определяемыми П. Сорокиным, и поэтому описывается тремя осями координат - экономический статус, политический статус, профессиональный статус.

Ростовские социологи И.В. Мостовая и Г.А. Угольницкий предлагают свой вариант формализации концептуального аппарата теории стратификации на базе теории метрических пространств1. В новой модели <социальная позиция> уподобляется <точке> (<вектору>, или <области>) в социальном пространстве, а <социальное положение> - <длине вектоpa>. Компонентами вектора служат социальные ранги индивида, т.е. номера слоев, к которым он принадлежит. Статус индивида может выражаться количественной мерой, равной взвешенной сумме его социальных рангов с относительными весами стратификации (статусных оценок - престижа). Это позволяет дать скалярный критерий сравнения социальных позиций. По мнению этих социологов, определение <социального статуса> должно включать в себя коэффициенты субъективной оценки, приписываемой в общественном мнении той или иной позиции, или ранг данного статуса. Созданную модель они назвали концепцией эмпирического социального пространства.

Выразив на языке теории метрических пространств социальные позиции индивидов и групп в системе стратификации, И.В. Мостовая и Г.А. Угольницкий нашли адекватное математическое выражение таким ранее не формализованным понятиям, как элита, маргиналы, люмпены, статусная несовместимость и др. Отличительное свойство новой модели - эмпирическое представление социального пространства, в котором отсутствуют координатные оси в общепринятом смысле слова, и теоретического социального пространства, в котором они имеются1.

Все модели социальной стратификации, описанные выше, в том числе модель В.Ф. Анурина и модель И.В. Мостовой и Г.А. Угольнцкого, построены с использованием эвклидова пространства2.

Эвклидово геометрическое пространство - трехмерное. Но оно не подходит, по мнению П.Сорокина, для описания социального пространства. Геометрическое и социальное пространства - принципиально различны. Следовательно, если одно описывается эвклидовой топографией, то второе должно описываться какой-то другой, неэвклидовой.

<Социальное же пространство - многомерное, поскольку существует более трех вариантов группировки людей по социальным признакам, которые не совпадают друг с другом (группирование населения по принадлежности к государству, религии, национальности, профессии, экономическому статусу, политическим партиям, происхождению, полу, возрасту и т. п.). Оси дифференциации населения по каждой из этих групп специфичны, sui generis и не совпадают друг с другом>, - указывал П. Сорокин3.

Таким образом, два признака - многомерность и разнокачественность осей - заставляют говорить о том, что социальное пространство на самом деле должно обладать неэвклидовой метрикой.

Хотя И.В. Мостовая и Г.А. Угольницкий настаивают на том, что их социальное пространство эвклидовое, они не отрицают и другие варианты: <В принципе, социальное пространство можно представить в режиме разных метрических описаний, не противоречащих друг другу с точки зрения социального смысла>1. Следовательно, возможно такое представление социального пространства, на котором разместятся все основные понятия социологии, а не только социальная стратификация. Социальный смысл нового метрического образа социального пространства заключается в том, что оно, во-первых, должно охватывать все многообразие происходящих в обществе социальных явлений и процессов, а не только ту их часть, которые описываются понятием стратификации, во-вторых неоднородность социального пространства, его отличие от геометрического как аналитическое условие, на чем настаивал П. Сорокин, будет выполнено только в том случае, если его оси будут иметь разную размерность. Шкала стратификации упорядочена благодаря процедуре ранжирования классов на высшие, средние и низшие. Но большинство других социальных групп - религиозных, возрастно-половых, профессиональных, политических, национальных и др., - нельзя выстроить на едином континууме и ранжировать по одному признаку. Мужчины не стоят на шкале престижа, доходов, власти и любого другого социально значимого признака выше женщин, православных или шоферов, как не стоит ни одна группа из социально-демографеческого и социально-профессионального состава населения выше другой или других. Но все они, будучи социальными группами, обязаны входить в социальное пространство (вспомним требование П. Сорокина). Стало быть классы, сословия, касты и любые иные страты упорядочиваются одним образом и составляют одну ось пространства, а возрастно-половые, профессиональные, религиозные и т.д. группы - другим и отображаются на второй оси координат. Обе оси имеют совершенно разные свойства, что и вносит неоднородность в социальное пространство.

Но вначале сравним социальное пространство с физическим. В физическом пространстве, которое условно можно представить с помощью декартовой системы координат, любое событие или вещь можно изобразить в виде абстрактной точки.

Социальное пространство социологии можно также условно изобразить декартовой системой координат, обозначив все точки такого пространства как статусы (см. схему 1.3).

Статус, описывающий позицию индивида в малой или большой группе (самой большой из них выступает общество), служит исходной клеточкой построения всей системы социологических понятий.

Любой объект в физическом пространстве, помещенный на плоскости, имеет ширину и длину. И в социальном пространстве есть своя <ширина> и <длина>. Только называются они иначе, и свойства у них другие.

В социальном пространстве осями выступают социальная стратификация - расположенные в иерархическом порядке слои (страты), имеющие неравный доступ к дефицитным благам (ось ординат У), и социальный состав населения, т.е. никак не упорядоченная и не иерархизированная совокупность демографических, профессиональных, религиозных и других видов больших социальных групп людей (ось абцисс Х). У осей У и Х в социальном пространстве разная размерность и свойства.

Если в физическом пространстве перемещение по осям У и Х не вызывает качественных изменений в объекте, то в социальном пространстве все обстоит иначе.

Что же происходит в социальном пространстве? Перемещения людей по горизонтальной оси не меняют типа отношений между ними, но перемещения тех же самых людей по вертикальной оси существенно меняют тип отношений между ними.

Иначе стратификацию можно определить как иерархически организованное пространство статусов и групп, а социальную мобильность - как движение в таком организованном пространстве.

Допустим, С и К - соседи, живущие на одной лестничной площадке (см. схему 1.4.). Предполагается, что ось Х измеряет функциональные расстояния между двумя носителями определенных статусов. Соседи - социальная группа из ряда других, таких как пенсионеры, родители, мужчины, шахтеры и т.д., вместе образующих социальный состав населения. Между собой они никак не ранжированы, не выстроены по иерархии наподобие социальных страт (слоев и классов), образующих вертикальную ось стратификации.

Рассмотрим отношения между К и С в системе стратификации. Здесь они уже не соседи, живущие на одной лестничной площадке, а богатый К и бедный С. Тип отношений между ними существенно иной. Таким образом, расстояние между объектами по горизонтали и по вертикали совершенно разное.

Как мы договорились, точкой в социальном пространстве, которая служит исходной клеткой для других социальных категорий, является статус. Под статусом подразумевается позиция индивида в группе или в обществе. Рассмотрим подробнее, что это такое.

Когда мы определяем позицию индивида в группе, то обозначаем систему статусов, которая называется системой личных, или межличностных, статусов. Когда же мы рассматриваем того же индивида в обществе, мы имеем дело с совершенно другой системой статусов, которые называются системой социальных статусов. Иначе говоря, мы имеем две совершенно различные системы статусов: личные или межличностные и социальные статусы.

Приведем пример: любимый сын и старший сын. Межличностные статусы - точки в групповой иерархии. Сколько малых групп - столько систем иерархий или систем координат, по отношению к которым и определяются наши статусы. Скажем, любимый сын в семье, <душа компании> в молодежной <тусовке> и аутсайдер в спорте. Все это межличностные статусы, причем к ним можно добавить еще и, статус <дон-жуана> и множество других.

Другая группа статусов - социальные, или общественные. Человек принадлежит к мужскому или женскому полу. Итак, пол - это первый статус (мужчина + женщина = всего два статуса). Он называется демографическим.

Перечислим социальные статусы человека: пол - демографический статус, раса, национальность - дифференциация или конкретизация расового статуса, далее включается степень социальности, - родство, то есть брачно-семейно-родственные статусы. Брак дает одну совокупность статусов, семья - другую, возможно, пересекающуюся группу статусов. Благодаря браку соединяются две не кровно-родственные системы: мужа и жены. Появляется новая система - брачно-семейно-родственная: муж, жена, сын, дочь, зять, теща, сноха, свекровь, теща и т.д. Ученые подсчитали, сколько статусов за историю человечества должно входить в эту систему. Их оказалось более 200.

Зарубежные социологи в зависимости от методологической ориентации, принадлежности к той или иной научной школе предлагают самые разные трактовки социальной структуры. К примеру, Р. Миллс понимал ее как комбинацию институциональных порядков, т.е. совокупность институтов в различных сферах общества. Для Дж. Бернарда и Л. Томпсона социальная структура - особый порядок (расположение) институтов, помогающий людям взаимодействовать и устраивать совместное проживание1. Им присущ так называемый институционалистский подход. Кроме него, существуют иные возможности теоретической интерпретации социальной структуры.

Если обобщить все точки зрения, то получим два основных варианта истолкования социальной структуры. Первый можно условно назвать структуралистским, а второй - интеракционистским. Во многом они противоположны друг другу. Для структуралистов социальная структура существует независимо от воли, сознания и поведения людей, для интеракционистов структура неразрывно связана с сознанием и поведением, больше того, выступает результатом субъективных намерений и действий людей.

Условное обозначение первого подхода как структуралистского объясняется тем фактом, что сюда можно включить представителей самых разных идеологических и методологических ориентаций, сходных между собой лишь тем, что они в целом одинаково понимают социальную структуру. В рамках структуралистского варианта следует выделять два крупнейших социологических (направления: структурно-функциональный подход (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Р. Мертон и др.) и марксистский (К. Маркс, Ф. Энгельс и др.)

С точки зрения марксизма, в том числе и советского, социальная структура общества создается совокупностью больших социальных групп людей, прежде всего социальных классов. Отсюда второе название - классовая структура общества. Таким образом, исходными кирпичиками построения социальной структуры общества здесь выступают реальные группы населения.

Марксистский взгляд на общество прочно утвердился в отечественной науке. В справочной литературе конца 80-х - начала 90-х годов можно встретить такое определение социальной структуры, в которой соединяются принципы группового и институционального подходов: социальная структура - а также социальных институтов и отношений между ними>2.

Для представителей структурного функционализма исходными кирпичиками, напротив, служат позиции - клеточки-ячейки в социальной структуре, которые впоследствии занимают люди. Структуры не связаны однозначно с конкретными индивидами, а образуют совокупность позиций участия индивидов в системе. Заполнение тех или иных позиций означает для участвующих индивидов приобретение некоторого социального статуса1.

Структура - это жесткий каркас, который скрепляет между собой неподвижные ячейки, функцию которых могут выполнять социальные статусы, учреждения, институты. Позиции, чаще их именуют статусами, являются основными структурными элементами, а то, что ими исполняется, именуется функцией. В соответствии с этим само разделение на структуры и функции становится весьма условным: то, что, с одной точки зрения, выступает как структура, с другой - является функцией, и наоборот.

Оба подхода в рамках структуралистского варианта исходят из того, что структура первична, а люди вторичны.

Правда, между ними наблюдаются известные размежевания. Для К. Маркса источником трансформации социальной структуры общества служит характер господствующего способа производства, т.е. экономика и техника. Для Т. Парсонса источником изменений социальной структуры выступает культура, в которую включаются ценности, значения, верования, символы. Кто из них прав, история так и не разобралась, но когда говорят об органической модернизации того или иного общества, например Англии или США, то подразумевают, что на социальную структуру главным образом влияет культура, а когда обществу навязывают насильственную, не обеспеченную естественным процессом вызревания модернизацию, как в России и странах <третьего мира>, то считается, что все преобразования должны начинаться с экономики.

Структурализм носит антипсихологический, объективистский характер, поскольку стремится объяснить поведение индивида или группы с точки зрения их места в социальной структуре. С этим же связана другая его особенность - признание детерминирующей роли социальной структуры по отношению к составляющим ее элементам2.

В противоположность этому для символического интеракционизма социальная структура формируется в повседневном общении и взаимодействии людей1. Как только люди прекращают взаимодействовать, исчезает и структура. Она не является чем-то прочным и независимым от людей: она достаточно подвижна и аморфна.

Таким образом, сторонники двух социологических направлений - структуралистского и интеракционистского - трактуют социальную структуру общества неодинаково.

В структурном функционализме социальная структура общества предстает как существующая независимо от воли и сознания людей как нечто устойчивое, застывшее.

Нельзя сказать, что структуралисты игнорируют, а интеракционисты выпячивают роль социального взаимодействия людей. Сторонники как одного, так и другого подхода исходят как раз из него, но рассматривают объект исследования под разными углами. Структуралисты пытаются обнаружить в быстро изменяющейся ткани человеческих поступков и действий какие-то устойчивые элементы, своего рода инварианты социального действия, и, сгруппировав их вместе, называют социальной структурой. Интеракционисты полагают, что социальное взаимодействие ничем и никак неразложимо, оно - творимо. Взаимодействие - творческий акт людей, проекция их ценностей, верований, привычек, эмоций, значений. Ткань социального взаимодействия как раз пересоздается заново, и то, что существует сейчас, не будет существовать завтра. Если в ней и есть нечто устойчивое, так это скорее способы создания этой ткани, процедуры и алгоритмы взаимодействия, или, выражаясь иначе, социальные практики.

Итак, структурный функционализм не отказывается рассматривать социальные взаимодействия людей. Они важны для него в той же мере, в какой они важны для символического интеракционизма.

Однако для структурного функционализма взаимодействие вторично, а структура первична. Напротив, для понимающей социологии в целом структура вторична, а взаимодействие первично.

Иными словами, в первом случае люди вступают в отношения и взаимодействуют только после того, как займут предписанные им ячейки в социальной структуре. Учитель, например, выказывает определенное отношение к ученику только после того, как он занял пост учителя, но не ранее.

Напротив, во втором случае социальная структура является следствием взаимодействия людей, а не его причиной. Некто может наставлять, учить жизни (выступать в роли <гуру>), советовать и передавать мудрость независимо от того, занимает он пост учителя или нет, поскольку учительство или наставничество для него - неотъемлемая черта его образа жизни.

В обыденной жизни отношения учитель-ученик встречаются гораздо чаще, нежели это предписано школьным уставом: родители поучают детей, старшие - младших, жена - мужа (и наоборот), офицер - солдата, полицейский - провинившегося и т.д.

В человеческом обществе, согласно такой логике рассуждения, сначала должны были сложиться устойчивые типы поучающего взаимодействия (в племени старики поучают молодежь), и лишь по прошествии многих тысячелетий они приобрели институциональную форму (формирование школы как института) и организовали жесткий каркас социальной структуры общества.

Трудно сказать, какая из двух точек зрения более правильная. Они обе отражают объективную реальность с верных позиций, но освещают ее под разными углами. Сциентистская и гуманистическая позиции социологии не противоречат и не отвергают друг друга, хотя их методологические принципы различны. Однако оба подхода необходимы для создания полной картины социальной реальности, их надо рассматривать как отношения дополнительности.

Не умаляя достоинств ни одной из них, тем не менее в этой главе за основу в понимании социальной структуры общества будет взят структурно-функциональный подход. Его преимущество в том, что он более эффективен в изучении современного общества, уже имеющего готовые структуры и сложившиеся институты, которые превратились в столь властные факторы социальной жизни, что буквально подавили волю отдельных индивидов. В современном обществе структуры не создаются из повседневной практики общения и отношений людей.

С позиций сциентистской перспективы социальная структура - это анатомический скелет общества. Под структурой понимается совокупность функционально взаимосвязанных элементов, составляющих внутреннее строение объекта.

Элементами социальной структуры выступают социальные статусы и роли. Их количество, порядок расположения и характер зависимости друг от друга определяют содержание конкретной структуры конкретного общества. Совершенно очевидно, что социальная структура древнего и современного обществ различается очень сильно.

Структура описывает относительно устойчивый, статичный элемент строения общества, но исторически она изменяется. Подвижность ей придают социальные роли, которые выполняются в процессе взаимодействия индивидов.

Обобщив все то, что создано в зарубежной и отечественной науке в области теории социальной структуры, попытаемся это понятие связать с другим, о котором говорилось выше - социальным пространством. С его помощью мы изобразили все позиции, которые человек или группа могут занимать в обществе. И называются они социальными статусами.

Социальную структуру следует понимать в двух значениях. В широком значении социальная структура - это совокупность всех социальных групп и слоев, включая классы, а в узком - совокупность функционально взаимосвязанных статусов, существующих в данном обществе в данный исторический момент. В двухмерном социальном пространстве социальная структура общества предстает как единство социальной стратификации и социального состава населения (см. схему 1.5).

В социальную структуру общества входят не только а) страты, б) группы, но также в) институты. Социальные институты - совершенно особое явление.

Социальный институт представляет собой совокупность норм и учреждений, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Как видим, институт не то же самое, что социальный класс, например класс богатых, или социальная группа, скажем пенсионеры. Те и другие - совокупности людей, тогда как социальный институт - механизм или совокупность учреждений, но никак не механическая совокупность элементов. Стоит приглядеться к любому учреждению, или лучше - социальной организации, - как мы увидим четко налаженные контроль, планирование, учет, штат сотрудников, здания и оборудование, управленческую иерархию и многое другое, чего нет ни в классах, ни в демографических или профессиональных группах.

Чтобы получить объемную картину социальной структуры общества, в схему социального пространства необходимо включить все множество социальных институтов (ось Z) (см. схему 1.6).

Таким образом, вместо двухмерного мы получаем трехмерное социальное пространство, включающее множество социальных институтов. Вкратце охарактеризуем их.

Социальная структура представляет собой одну из трех предметных областей - структуру, организацию, личность, которые в совокупности образуют единое целое и формируют фундаментальное знание общей социологии. Социальная структура с ее многочисленными подструктурами - (социо-профессиональной, социо-статусной, социо-региональной, социо-этнической) отражает статику общества, его <социальный скелет>. Напротив, социальная организация показывает общественную жизнь в развитии, которое всегда происходит через возникновение и разрешение противоречий, столкновение интересов различных групп, через борьбу исторически отживших, исчерпавших себя форм и новых, только еще нарождающихся. Речь идет о <социальной физиологии> общества, его исторической динамике.

На пересечении структуры и организации находится личность. Личность рассматривается социологией не с точки зрения индивидуальных характеристик (это задача психологии), а с точки зрения социально-типических черт. Иными словами, в социологии личность - не столько частичка малой контактной группы, сколько типичный представитель большой социальной группы, носитель присущих этой группе норм, традиций, ценностей, интересов и отношений.

Социальная структура представляет собой также совокупность статусов и ролей, функционально связанных между собой. Статус - социальное положение индивида в обществе. Роль - модель поведения, соответствующая данному статусу, динамическая характеристика статуса. Содержание статуса раскрывается через совокупность прав и обязанностей в определенной системе отношений. Так, учитель - статус в системе образования. В его обязанности входит передавать новые знания ученикам, оценивать и проверять их, следить за дисциплиной. С этим статусом связан статус ученика, в чьи обязанности входит регулярно посещать школу, усваивать новые знания, выполнять домашние задания и т. п. Как у учителя, так и у ученика есть свои права. Совокупность прав и обязанностей учителя составляет содержание статуса <учитель>, совокупность прав и обязанностей ученика - содержание статуса <ученик>. Статус учителя имеет смысл только по отношению к статусу ученика. Они связаны между собой функционально (функция учителя - передавать знания, ученика - усваивать их). Для своих коллег-педагогов учитель - не учитель, а товарищ. Статус <солдат> имеет смысл по отношению к статусу <командир> и т. д.

Статусы занимают определенное место в статусной иерархии. Она создается общественным мнением. Статус банкира считается выше статуса сантехника и т. д. Место в иерархии называется рангом. Ранги статуса могут быть высокими, средними и низкими. Чем выше ранг, чем больше общество ценит статус, тем большими привилегиями, благами, почестями, символами, наградами и престижем наделен его носитель. Ранг статуса может приобрести формальное закрепление, или легитимизацию, и в этом случае он называется титулом, званием.

У каждого человека несколько статусов и социальных ролей: отец, мужчина, инженер, член профсоюза, человек среднего возраста, русский, православный, республиканец и т. д. Соответственно своему статусу он и ведет себя, т. е. выполняет роль, которая определяется социальными нормами со стороны общества и ожиданиями (экспектациями) со стороны окружающих людей. Каждый статус можно представить в виде пустой ячейки наподобие ячейки в пчелиных сотах. Все статусы скреплены между собой функционально - взаимными правами и обязанностями. Представив себе множество пустых ячеек, скрепленных друг с другом, мы получим наглядный образ социальной структуры общества. В примитивном обществе немного статусов: мужчина, женщина, ребенок, взрослый, старик, вождь, бигмен, рядовой член, муж, жена, несколько родственных статусов, воин, охотник. В современном обществе статусов сотни тысяч. Одних только профессиональных статусов десятки тысяч. Социальная структура строится по принципу <один статус - одна ячейка>. Когда воображаемые ячейки заполнены индивидами, каждый статус представлен одной большой социальной группой.

Совокупность больших социальных групп (заполненных статусов) дает новое понятие - социальный состав населения. Если эти социальные группы расположить по вертикали и выстроить их по степени неравенства дохода, власти, образования и престижа, то возникает еще одно понятие, а именно социальная стратификация. Таким образом, стратификация состоит из тех же статусов, но сгруппированных по иным критериям и расположенных по <полочкам> (стратам) сверху вниз. Образец стратификации - классовое расслоение общества.

Социальный статус - родовое понятие. Его разновидностями выступают демографические (национальность, раса, пол, возраст), семейно-родственные (муж, жена, сын, дочь, отец, племянник, тетя, тесть, свекровь, кузина, сводный брат, вдова, холостяк, незамужняя, невеста и т. д.), экономические (предприниматель, собственник, наемный работник, капиталист, бизнесмен и т.д.), профессиональные (инженер, шофер, шахтер, банкир и т.д.), религиозные (священник, прихожанин, верующий и т.д.), политические (либерал, демократ, избиратель и т.д.), территориально-поселенческие (горожанин, селянин, временно прописанный) и т.д. Указанные группы статусов образуют подструктуры социальной структуры общества. В итоге мы имеем экономическую, политическую, религиозную, демографическую, профессиональную, семейно-родственную, территориально-поселенческую структуры общества. Каждую из этих подструктур можно рассмотреть под иным углом - как институциональные сферы. Семейно-родственная структура описывает институт семьи и брака, профессиональная и экономическая, будучи самыми многочисленными и разнородными, образуют несколько социальных институтов - государство и право, производство, образование. Религиозная структура тоже образует институт. Не создают социальных институтов только демографическая и территориально-поселенческая структуры. Итак, три фундаментальных понятия социологии: социальная структура, социальная стратификация и социальные институты - оказываются тесно связанными между собой благодаря статусам и ролям. Историческим механизмом, общим для всех них, является общественное разделение труда. Углубление разделения труда и специализация создали все многообразие статусов и ролей.

Социальную структуру с полным основанием можно именовать коллективным статусным портретом, или статусным портретом общества.

Социальная структура - это еще и совокупность всех функционально связанных статусов, существующих в данное историческое время в данном обществе (см. схему 1.7).

Мы можем изобразить социальную структуру в виде пригнанных друг к другу статусных ячеек, где одна ячейка - одно название статуса: мать, русский, шахтер, ученик и т.д. Все существующие в обществе статусы (а их десятки тысяч) мы оставили пустыми - наподобие незаполненных медом ячеек улья. Людей нет, есть только пустые статусы: одно название - один статус. Так вот оказывается, что совокупность пустых, т.е. незаполненных людьми, статусов образует социальную структуру общества. Но лишь в узком понимании этого слова.

В примитивном обществе мало статусов: вождь, шаман, мужчина, женщина, муж, жена, сын, дочь, охотник, собиратель, ребенок, взрослый, старик. В принципе их можно пересчитать по пальцам. А в современном обществе одних только профессиональных статусов насчитывается около 40 000, семейно-брачно-родственных отношений более 200 (деверь, сноха, кузина ... перечень можно продолжить), многие сотни политических, религиозных, экономических. На нашей планете 3000 языков, за каждым из них стоит этническая группа - нация, народ, народность, племя. И это тоже статусы. Они входят в демографическую систему наряду с половозрастными статусами

Итак, сделаем вывод: первокирпичики предмета социологии и социальной структуры - статусы. Они дают статическую картину общества. Но это и неудивительно, ведь термин <структура> как раз и подразумевает ограниченное число элементов, жестко связанных между собой - наподобие кристаллической решетки.

Как и у индивида, у любого общества в любой исторический момент есть характерный только для него статусный портрет - совокупность всех статусов, существующих в нем. У первобытного общества их не более двух десятков. Российское общество в 1913 г. имело в своей социальной структуре такие статусы, которые исчезли у нее после 1917 г., например полицмейстер, царь, дворянин.

Таким образом, коллективный статусный портрет (социальная структура общества), как и индивидуальный статусный портрет (статусный набор), очень индивидуальны. Они рассказывают буквально все о данном обществе, его культуре и экономике, уровне развития в данный исторический момент. Сравнивая коллективные портреты разных обществ в одну эпоху, скажем Франции и России ХVII в., или одного общества в разные эпохи, например Московской и Киевской Руси, можно сделать множество интересных наблюдений.

Изобразив на плоскости социальное пространство, мы теперь может поместить в него человека и дать его социальный портрет. У художника для изображения точной копии человека есть кисть и краски, у социолога - анкета и статусы. Перечислив все основные (социальные и межличностные), существующие долгое время, статусы и дополнив их неосновными, или эпизодическими, существующими краткое время, мы получим точный статусный портрет любого человека, который не спутаешь ни с каким другим (см. схему 1.8).

В правой части схемы 1.8 приведены социобиологические статусы, т. е. данные от природы. Не все природные статусы в течение человеческой жизни остаются неизменными. Скажем, родился человек физически здоровым, но на производстве или в дорожно-транспортном происшествии потерял ногу и стал инвалидом. Уровень современной медицины позволяет изменить даже такой статус, как пол. Изменение пола влечет за собой изменение привычек, поведения, образа жизни, т.е. других статусов.

В левой части схемы 1.8 приведены собственно социальные статусы. Они включают две большие группы статусов: экономические и профессиональные. К экономическим относятся статусы заимодавца, ростовщика, рантье, собственника, наемного работника, землевладельца и т.д. Права и обязанности (равно как и вытекающие из них возможности) экономических статусов определяются отношением к cобственности и наличием денег. Рантье и заимодавец живут на проценты с вложенных или отданных на время денег. Капиталист владеет средствами производства, наемный работник продает свою единственную собственность - рабочие руки.

А вот, скажем, арендатор - это профессиональный или экономический статус? Наверняка экономический, так как для получения профессионального статуса нужно учиться.

К профессиональным статусам относятся все профессии и специальности внутри них. Президент - это не профессия, а водитель, преподаватель - профессия. В развитом обществе существуют около 40 тыс. профессий и специальностей.

Следующая группа статусов - политические. Сюда входят все государственные служащие, все, кто принадлежат различным партиям, общественным движениям или так или иначе соприкасается с властью. Власть - основной критерий для определения политического статуса. Политических статусов - сотни.

К религиозным статусам относятся верующий или неверующий, христианин, буддист, мусульманин, а также крещеный, воцерковленный или невоцерковленный и т.д. Помимо этих статусов, большую группу религиозных статусов дают внутрицерковные иерархии. В общем выходит не менее 300 статусов.

Существуют также и территориальные статусы. Например, горожанин и житель села, провинциал, турист, эмигрант и иммигрант и т.д.

Статусный портрет человека иногда называют статусным набором индивида. Это понятие ввел в социологии в середине ХХ в. американский социолог Р. Мертон.

Статусный набор - это совокупность всех статусов, принадлежащих одному индивиду.

Статусный набор каждого человека индивидуален, т.е. фиксирует положение человека в социальном пространстве, или, говоря иначе, позицию индивида в обществе.

Стоит изменить один из них, скажем, пол или профессию, а все другие оставить неизменными, как мы получим похожего, но другого человека. Даже если все основные статусы у двух человек совпадают, что бывает не так часто, обязательно будут различаться неосновные. Из двух совершенно похожих по статусам людей один в данный момент может оказаться в метро (эпизодический статус <пассажир>), а другой - передвигаться на собственной <Ауди> (<водитель-владелец собственной автомашины>).

Статусный портрет, составленный только лишь из социальных статусов, оказывается неполным. Мы не включили в него личные статусы и статусы ситуационные, или эпизодические. Если образование социальных статусов определяет общественное разделение труда, то про личные, или межличностные, статусы такого сказать нельзя. Они - плод системы распределения ролей в малой группе. Если мы добавим к совокупности социальных еще и личные статусы, то полностью установим портрет человека, который живет в этой квартире, относится к этому полу и имеет эту профессию.

Личные и социальные статусы именуются постоянными, или основными. Наряду с ними существует группа неосновных, или эпизодических. К примеру, статус пассажира существует столько времени, сколько человек едет в троллейбусе, автобусе, поезде, такси, метро или летит на самолете. К эпизодическим относятся статусы пешехода, покупателя, больного, гостя, посетителя ресторана, ожидающего в очереди, и т.д.

Эпизодическим считается статус, который человек занимает временно.

Яркий пример эпизодического статуса - находящийся в очереди. Очередь со своими общепринятыми нормами и правилами, распределением ролей и неформальных статусов возникает стихийно и на непродолжительное время. Через некоторое время вы покинули магазин и вышли на улицу. Теперь у вас эпизодический статус прохожего. А через 10 минут вы спустились в метро и стали пассажиром. <Правила поведения в метрополитене> излагают права и обязанности, предписанные данному статусу.

Благодаря эпизодическим статусам место человека четко фиксируется уже не только в социальном пространстве, но и в социальном времени. Конечно, все социальные и межличностные статусы существуют во времени, если под временем понимать жизнь человека. Со смертью человека заканчивается его социальное время. Значит, графическое изображение социального пространства должно включать временнцю составляющую.

Статусный портрет человека не остается неизменным.

На протяжении жизни (жизненного цикла, разбитого на основные вехи: детство, зрелость, старость) индивид приобретает и теряет статусы. Такой процесс называется динамикой статусного набора (портрета).

Жизненный цикл - понятие, описывающее относительно замкнутые и качественно отличающиеся этапы жизни отдельного человека. Выделяют циклы семейной жизни, трудовой жизни, цикл детства. Жизненный цикл, в отличие от времени жизни, относится к содержательным понятиям.

Если графически изобразить жизненную динамику в декартовой системе координат (где Х - время жизни отдельного человека, У - количество статусов), то возможны три ее варианта (см. схему 1.9):

А - устремленная вверх кривая означает повышение общественной активности на старости лет,

Б - параллельная оси Х прямая символизирует по крайней мере не уменьшение активности, которая была присуща в расцвете сил,

В - парабола, уходящая вниз, свидетельствует о резком сужении круга общения у той части пожилых людей, которые остались без социальной опеки и помощи.

Социальное время индивида - только время его личной жизни. Каждый проживает его по-разному. И только жизненный финиш показывает, насколько интенсивно и содержательно пройдена дистанция жизни.

Даже старость у каждого человека проходит по-своему. У многих активная творческая жизнь начинается только в этот период. Но многих, к сожалению, когда их покидают физические силы, покидает со своей опекой и общество. Чем меньше общество тратит на социальную защиту людей, тем менее оно имеет право называться цивилизованным и тем больше людей попадает в третью категорию.

Именно у обойденных обществом людей график всей жизни разбивается на две зеркально симметричные половины (см. схему 1.10). Если через середину жизни человека (40-45 лет) провести условную прямую, то окажется, что два отрезка жизни (юность и старость) будут одинаковы. Пословица <что стар, что млад> выражает сходство двух возрастных эпох: у ребенка еще нет множества социальных статусов, характеризующих зрелость, а старик их уже утратил.

Процесс индивидуального приобретения статусов в течение всей жизни описывается понятием <социализация>. Социализация - процесс усвоения социальных норм и освоения социальных ролей, продолжающийся всю жизнь.

Своего пика социализация достигает в середине жизни индивида. С этим понятием тесно связано другое - кризис середины жизни. Он настигает человека примерно в возрасте 40-45 лет, и тогда человек обычно оценивает пройденный путь. Для одних это становится поводом к грустным размышлениям; для других - к удовлетворенности и высокой самооценке. Однако понятие жизненного успеха для каждого человека свое. Одни измеряют его по количеству звездочек на погонах, размерам и престижности загородного особняка, по количеству долларов на сберкнижке. А другие оценивают жизненный успех по количеству друзей и добрых поступков, которые ему удалось совершить, прочитанным книгам, интересным встречам и приключениям. У каждого свой счет, своя мера оценки.

И именно социология способна выяснить массовые предпочтения. Например, исследования В.Н. Шубкина и Д.Л.Константиновского, проведенные в Новосибирске, обнаружили, что в картине жизненного успеха у обследованных выпускников школ на первом плане находятся счастливая семья и дети, интересная и любимая работа, а в представлениях о путях достижения успеха - учеба, повышение уровня образования1.

Социальное время не заканчивается в середине жизненного пути. Что происходит с человеком в период старости, что происходит с его статусным набором? Можно ли сказать, что количество статусов начинает сокращаться? При выходе на пенсию у одних оно действительно сокращается, а у других расширяется, появляются новые статусы. В большинстве случаев, если рассматривать массовую ситуацию, число статусов в старости уменьшается. Человек уходит с производства, материальное положение, если пенсия невелика и родственники не помогают, снижается. Сужение статусного диапазона в старости вступает в противоречие с накоплением жизненного опыта.

Проживший активную жизнь человек с возрастом становится мудрее и спокойнее, реально оценивает свои возможности и достижения, лучше понимает людей и легче налаживает с ними взаимоотношения. Можно сказать, что к 65 годам, а возможно, и раньше, он превратился в идеального исполнителя и даже руководителя, но физические силы уже покинули его. По своему внутреннему состоянию он готов трудиться на <отлично>, но кадровики предпочитают его более молодым.

Кривая, выражающая накопление статусов в первой половине жизни, симметрична кривой, выражающей потери социальных статусов во ворой.

Две кривые противоположны по знакам: 1-я кривая со знаком < +>, а 2-я со знаком <->, хотя их траектории практически симметричны (см. схему 1.11).

Линия симметрии проходит по середине жизни индивида.

Середина жизни - это такая точка в социальном времени индивида, когда он подводит итог тем достижениям, которых он уже добился, и тем возможностям, которые не использовал. Иначе говоря, индивид производит операцию социального сравнения, где сопоставляются две траектории:

? ожидаемая траектории жизни;

? реальная траектория жизни.

Ожидаемая траектория жизни - это идеальная планируемая на отдаленную перспективу линия жизненной судьбы, измеряемая количеством достигаемых статусов и их рангом.

Она, как правило, имеет только одно направление - восходящее. В молодости человек часто переоценивает свои силы и способности. Никто не планирует для себя нисходящую траекторию: ее <планирует> жизнь.

Исследование жизненных планов старшеклассников на протяжении 30 лет позволило В.Н. Шубкину и Д.Л. Константиновскому установить: чем выше статус родителей, тем сильнее проявляется в их планах ориентация на высокий уровень образования, тем привлекательнее профессии умственного труда1.

Реальная траектория жизни - это линия жизненной судьбы, измеряемая количеством приобретенных статусов и их рангом.

Служебная карьера, т.е. движение вверх по должностной лестнице, чаще всего выступает объективным измерителем восходящей траектории. Увольнения, разводы, тюремное заключение выступают объективными вехами нисходящей траектории.

Кроме служебной карьеры социологи начали выделять в самостоятельный вид моральную карьеру.

Моральная карьера - социальная история индивида, описанная в терминах уважения или презрения со стороны окружающих, а также степени осознания или подобного отношения к себе. Понятие моральной карьеры ввел в научный оборот И. Гоффман. Она состоит из серии рискованных ситуаций, которые человек публично преодолевает или терпит неудачу как своего рода испытание. Например, провал на экзаменах в престижный вуз - событие в цепи моральной карьеры. Здесь есть все необходимое: риск, публичный характер события, равная вероятность провала и победы. Добившийся успеха получает уважение окружающих, потерпевший неудачу - презрение.

Уважение и презрение - формы оценки со стороны общественного мнения. Поэтому можно определить моральную карьеру еще и как траекторию жизни в терминах общественных оценок. Человек стремится преодолеть только те испытания, которые высоко котируются в общественном мнении. Например, научный подвиг вознаграждается Нобелевской премией, а военный - медалью или орденом. Нацеленность на моральный подвиг формирует нравственный характер личности, особенно если индивид добивается успеха. Неудачи, напротив, снижают самооценку и уважение к самому себе.

Другие параметры ожидаемой жизненной карьеры связаны с уровнем притязаний, или амбиций.

Под притязанием понимается совокупность социально значимых потребностей, связанных с внешней карьерой и внешними достижениями человека, но мало или никак не учитывающих личные способности человека.

Притязание - это внутренняя мотивационная пружина для того, чтобы человек начал или продолжал строить какую-либо карьеру. Как существо социальное, человек сравнивает себя с другими, ориентируется на то, чего он не достиг, а другие достигли.

Таким образом, можно сказать, что при оценке притязаний человека он обязательно сравнивает свои возможности с возможностями значимых других.

Например, мой однокурсник - уже директор малого предприятия, а я - всего лишь офисный менеджер, хотя учился не хуже, чем он, и способностей, как я сам считаю, у меня не меньше. Возникает желание занять более высокое статусное положение.

Подавляющая часть притязаний человека связана с ожидаемыми высокими социальными позициями, т.е. статусами.

Высокие притязания могут принимать самые разные формы. Один убежден, что самореализуется, лишь став депутатом и прославившись на политическом поприще, а другой готов занимать скромную должность директора малой фирмы, но быть вполне состоятельным материально. Притязания человека могут быть только высокими. Низкие притязания называют иначе, например, скромными желаниями, но не притязаниями.

Социолог В.Г. Немировский, применив <Тест тематической апперцепции> (ТАТ) (1988 г.), изучил ценностные ориентации студентов, с целью выяснить факторы, влияющие на жизненный путь человека1. Оказалось, что на жизненный путь юношей в наибольшей мере влияли: собственные убеждения, идеалы, любимая девушка, судьба. У девушек этот ряд представлен шире: собственные убеждения, идеалы, муж, любимый человек, родители, учебная группа, собственные желания, случайное стечение обстоятельств, т.е. они позитивно оценивали влияние на свою жизнь любых внешних факторов. Исследования показали также, что девушки оценивали окружающих выше, чем себя. Напротив, у юношей самооценка была выше, чем оценка окружающих

Жизненный путь - сумма жизненных событий, социальная биография индивида, разделенная на последовательные этапы, индивидуальная история. Жизненный путь индивида - характеристика истории его развития - определяется теми или иными крупными вехами, событиями в жизни. Их называют поворотными событиями биографии человека.

Не только у индивида, но и у человеческого общества статусный портрет изменяется во времени. Если взять всю историю человечества и поместить на оси Х исторические эпохи от первобытной до современности (своего рода жизненный цикл общества), а на оси У - количество статусов, то мы получим кривую, изображающую динамику коллективного статусного портрета (см. схему 1.12).

Сравним схемы 1.9 и 1.12. На обеих схемах изображен жизненный цикл: на первой - индивида, на второй - общества. Их кривые не тождественны. Наиболее типичная кривая жизненного цикла индивида (В) напоминает скорее параболу.

Совсем иначе выглядит кривая жизненного цикла общества. Оговоримся, что последний, в отличие от индивидуального, не завершен. Иными словами, отдельный человек смертен, общество в целом - бессмертно (во всяком случае теоретически). Точками жизненного цикла человека выступали детство, зрелость и старость. Точками жизненного цикла общества служат главные исторические эпохи: древность, средневековье, Новое время и современность.

Отличительная черта графика жизненного цикла общества - резкая устремленность вверх в конце графика. Социальная структура общества набирает свои статусы по мере углубления общественного разделения труда, которое выступает также движущей силой социального и научно-технического прогресса.

Чем ближе к современности, тем резче возрастает количество статусов и поднимается вверх кривая.

Как можно интерпретировать данную тенденцию? Только одним способом: по мере приближения к современности скорость социального и научно-технического прогресса возрастает. Одновременно это означает, что по мере приближения к современности нарастает разделение общественного труда, которое, подобно мощной фабрике, наращивает темпы производства. <Фабрика>, как известно, изготовляет социальные статусы.

Социальное время индивида представляет собой перевернутую параболу, а социальное время общества напоминает гиперболу.

Одним из методов изучения социального времени, времени жизни индивидов и групп, выступает бюджет времени населения.

Исследование бюджетов времени. Предметом социологических исследований бюджетов времени является изучение образа жизни различных социальных групп населения, поскольку с помощью показателей распределения занятий во времени мы получаем возможность фиксировать и далее - анализировать поведение людей в сферах труда, быта и отдыха.

Основным источником информации о бюджете времени населения служат выборочные обследования, периодически проводимые органами государственной статистики и социологическими группами.

История исследования бюджетов времени в СССР имеет три этапа. Первый этап (20-30-е годы) связан с именем С.Г. Струмилина (1877-1974), по инициативе которого впервые органами государственной статистики СССР были начаты обследования бюджетов времени различных групп населения.

Исследования под руководством С.Г. Струмилина проводились в 1922 г. в Москве, Петрограде, Иваново-Вознесенске; в 1922-1924 гг. - в Москве, Ленинграде, Иваново-Вознесенске, Нижнем Новгороде, Костроме и других городах (625 бюджетов); в 1930 г. - проведенное по той же программе (1536 бюджетов); в 1931-1932 гг. в Ленинграде (1135 семей); бюджетов времени семей служащих в конце 1923 г. в Москве и Ленинграде в 1930 г.; крестьян в 1923 г. и колхозников - в 1933 и 1934 гг. Данные о распределении суточного времени на различные виды деятельности, связанные с трудом, бытом и отдыхом, касались рабочих, крестьян и служащих. В результате перехода в 1917 г. на 8-часовой рабочий день (вместо 10-часового) время труда у всех этих категорий значительно уменьшилась. Однако общая трудовая нагрузка, включающая домашний труд, оставалась весьма значительной, особенно у женщин, достигая 14,5 часа. Свободного времени у женщин тогда, как и сегодня, было меньше, чем у мужчин: соответственно 9,6 и 30,1 часа в неделю. Освободившееся для досуга время мужчины тратили на самообразование: чтение книг и газет, посещение лекций, докладов и т. п. Отсюда вывод: с сокращением рабочего дня с сохранением заработной платы растет культурный уровень рабочих. В месячном бюджете времени на производственный труд затрачивалось только 152 часа, или 21%, а на домашний труд - 156 часов1.

Использование бюджета времени рассматривалось Струмилиным наряду с бюджетом денежных доходов и расходов в качестве средства выявления характеристик образа жизни (труда и быта) семей трудящихся и распределения труда. Главной задачей его исследований было изучение изменений в образе жизни как по сравнению с дореволюционным временем, так и в первые годы советской власти. Струмилин первым выдвинул положение о том, что экономическую сущность имеет не только труд в общественном производстве, но и домашний труд. Основные положения концепции изучения бюджетов времени, выдвинутые С.Г. Струмилиным, были приняты и другими советскими исследователями 1920-1930-х годов. Данные о видах деятельности и их продолжительности собирались путем опросов об обычном, среднем дне.

Начиная с 1960-х годов исследователи стали прибегать к дневниковым записям: самофотографии или саморегистрации данных обследуемыми. Из последних бюджетных исследований такого рода, проведенных Госкомстатом СССР, можно назвать следующие: выборочное обследование затрат времени на ведение домашнего хозяйства и использование свободного времени в 53 тыс. семей рабочих, служащих и колхозников (1977 г.); обследование бюджета времени в 52 тыс. семей рабочих, служащих и колхозников (1980 г.); обследование 51 тыс. семей тех же социальных групп, постоянно ведущих бюджет (1985 г.): обследование бюджета времени 200 тыс. членов семей рабочих, служащих, колхозников и пенсионеров (возраст опрашиваемых 12 лет и старше), из них более 80 тыс. работающих женщин (1990 г.). Во всех обследованиях была получена детальная и достоверная информация об использовании бюджета времени населения страны1.

Второй этап в исследованиях бюджетов времени относится к середине 1950-х - концу 1960-х годов и связан с именем Г.А. Пруденского и его школой. Осенью 1959 г. ЦСУ РСФСР при участии Института экономики и организации промышленного производства СО АН СССР в Москве и Новосибирске было проведено первое в послевоенный период обследование бюджетов времени рабочих и служащих. В 1963 г. было проведено несколько обследований бюджетов времени в Красноярском крае, Горьковской, Ивановской, Ростовской и Свердловской областях, Новокузнецке, Свердловске, Омске, Иркутске, Костроме, Ереване, Таганроге, Горьком, Ленинграде, Новосибирске. Обследованиями были охвачены также колхозники, научные работники, учителя, студенты, учащиеся и другие группы населения. Особо важным было исследование бюджета времени населения Пскова в 1965 г. в рамках международного исследования в 12 странах, осуществленное под руководством А.Салаи по проекту Европейского (Венского) центра координации исследований и документации в общественных науках. Объектом выступали рабочие, инженерно-технические работники и служащие промышленности, работники сельского хозяйства. В программе учитывалось до 137 видов деятельности. Теоретической основой послужила концепция Г.А. Пруденского.

Исследования этого периода подтвердили, что показатели использования времени, характеризуя реальное (и желаемое) поведение людей, могут и должны учитываться в государственном планировании и размещении предприятий и учреждений бытового и культурного обслуживания, в качестве оценок уровня жизни, в градостроительстве и при совершенствовании организации труда (режимов труда и отдыха, в частности). Данные исследований в Красноярском крае показали: после перехода с 8 на 7-часовой рабочий день у мужчин свободное время значительно увеличилось, у женщин же домашний труд увеличился на 3 часа в неделю, а досуг - лишь на 1,7 часа, т. е. на 15 мин. в день. Этот вывод произвел, без преувеличения, эффект <разорвавшейся бомбы>, ибо Конституция СССР провозглашала равенство мужчин и женщин во всех сферах жизни. Социологические данные, относящиеся к регистрации фактического неравенства полов, начали использоваться в официальных документах КПСС и нередко составляли особую строку в государственном народнохозяйственном планировании (например, наряду с планами преодоления жилищного кризиса)1. Международное исследование показало: советские люди меньше трудятся на производстве (рабочая неделя в СССР составила 43,4 часа, в США - 44, в ФРГ - 46,2), но больше в быту, особенно женщины: на домашний труд во Пскове работающая женщина тратила 4,1 часа в день, в Бельгии - 3,2, в США - 3,4, в Болгарии - 3,5 часа. Таким образом, общая трудовая нагрузка у советских женщин была больше примерно на 1-2 часа в день. Если в США, Бельгии и Франции работающие женщины в среднем расходовали на приготовление пищи 6,3 часа в неделю, то во Пскове - 9,1 часа.

На третьем этапе (1970 - начало 1990-х годов) исследования проводились в основном тремя центрами: ЦСУ РСФСР, Институтом конкретных социальных исследований (впоследствии Институтом социологии) АН СССР (Москва) и Институтом экономики и организации промышленного производства СО АН СССР (Новосибирск). В ходе каждого из исследований, проведенных ЦСУ РСФСР в 1977, 1980, 1985 и 1990 гг., опрашивалось по 50 тысяч семей. Основные выводы касались состояния и тенденций в использовании времени городского населения. За 20-летний период с 1965 по 1986 гг. и в последующий период у работающих мужчин произошли незначительные изменения, тогда как у женщин общая трудовая нагрузка уменьшилась на 7 часов в неделю, а свободное время возросло на 5,5 часа. Как показали исследования В.Д.Патрушева, в 2,5-3 раза возросли затраты времени на просмотр телепередач. Однако во столько же раз увеличилось и время пассивного отдыха.

Международные исследования середины 90-х годов показали, что, по сравнению с серединой 60-х годов, россияне стали больше трудиться и меньше отдыхать. Так, общая трудовая нагрузка у работающих мужчин на 6-8 часов в неделю больше, чем в США и Финляндии, а у женщин - даже на 13-15 часов. Меньше, чем в США и Финляндии, и величина свободного времени - на 3-6 часов у мужчин и на 9-12 часов у женщин. В 1965 г. бюджет времени жителей Пскова выглядел не хуже, чем в США1.

Бюджет времени - это распределение всего фонда времени суток (недели, месяца, года и т. д.) на различные виды деятельности, осуществляемые той или иной совокупностью людей. Рассчитанный бюджет времени получает форму таблицы, в подлежащем которой приводится перечень видов деятельности, а в сказуемом - показатели затрат времени.

Бюджет времени рассчитывается, как правило, на одного человека, в качестве представителя определенной социальной (или социодемографической) группы в среднем за день (сутки) или неделю (месяц, год). Расчет за день осуществляется в зависимости от характера дня: будний - предвыходной - выходной; рабочий - нерабочий; средний день недели, средний день года и т. д.

Вид деятельности - исследуемая единица совокупной деятельности человека, связанная с удовлетворением специфических потребностей (например: чтение, просмотр телепередач, шитье, вязание, сон и т. д.). При изучении бюджетов времени выделяют до 100, 300 и более единиц классификации видов деятельности.

Помимо указанных используются другие специализированные понятия, как то: баланс времени, рабочее и внерабочее время, группы видов деятельности, основные (<первичные>) и одновременные (<вторичные>) виды деятельности, типология времяпрепровождения, затраты времени - эластичность затрат времени, интенсивность деятельности, потери времени, резервы времени1.

По принятой в статистике2 классификации в суточном фонде времени выделяются следующие элементы:

1)рабочее время и время, связанное с работой, время на ведение домашнего хозяйства, на работу в личном подсобном хозяйстве, на садовом, дачном земельном участке и т.д.;

2)время на воспитание детей;

3)свободное время;

4)время на удовлетворение физиологических потребностей (в том числе сон);

5)другие затраты времени.

В социологии3 принята другая классификация:

1) оплачиваемая работа и виды деятельности, связанные с нею;

2) домашний труд и удовлетворение бытовых потребностей;

3) удовлетворение физиологических потребностей;

4) свободное время (образование, общественная деятельность, отдых и развлечения и др.).

Рабочее время и время, связанное с работой, состоит из рабочего времени по основной деятельности, по сверхурочной и дополнительной работе, а также времени передвижения к месту работы и обратно, включающего ожидание транспорта, продолжительность поездки на работу и передвижение пешком.

Пульс 180? Нормально!

? Работа домохозяйки считается одной из самых тяжелых. Женщина, ухаживающая за двумя детьми и мужем, ежегодно моет 13 тысяч тарелок, 8 тысяч ножей и вилок, 3 тысячи кастрюль, сковородок и прочей утвари. Поднимая и переставляя посуду с места на место, за год домохозяйка переносит 5 тонн груза.

? Расстояние, которое приходится преодолевать домохозяйке во время приобретения в магазинах и на рынке всего необходимого для семьи, равняется 2000 км в год. По данным Всепольского совета женщин, ежегодный вес покупок, приобретаемых для средней семьи - муж, жена и двое детей, равен 2500 кг.

? По данным американской статистики, женщина в США выполняет 12 видов домашней работы, затрачивая на это около 60 часов в неделю. Если бы стирку, уборку, покупку вещей и продуктов, а также уход за семьей осуществляла какая-нибудь фирма, то оплата таких услуг составила бы 600 долларов в месяц. Содержание прислуги вместо жены стоило бы гораздо дороже.

? Профессия домохозяйки, по мнению итальянских исследователей данной проблемы, считается и одной из наиболее опасных. Они подсчитали, что в Италии ежегодно прямо на кухне погибает около 5 тысяч женщин - из-за поспешного и неумелого обращения с бытовой техникой, неисправности электроприборов.

? За обычный рабочий день домохозяйка расходует 2700 килокалорий - это соответствует физическому труду выше средней тяжести. Из-за длительных статических нагрузок, испытываемых в течение дня, пульс домохозяйки учащается до 120-140 ударов в минуту.

Источник: Аргументы и факты. 1997. № 10

В затратах времени на ведение домашнего хозяйства выделены затраты на работы по дому (приготовление пищи, стирка, глажение, шитье, вязание, уход за одеждой, обувью, уборка квартиры, ремонт бытовых приборов, мебели, жилья, отопления, уход за детьми, прочие виды домашнего труда, например, изготовление предметов домашнего обихода для личных нужд, переработка продуктов и др.) и затраты времени на покупку продуктов, непродовольственных товаров и услуг. Сюда относятся затраты времени на покупку товаров в магазинах, ларьках, на рынках, на получение услуг в ателье и мастерских по пошиву и ремонту одежды, обуви, по ремонту и изготовлению мебели, ремонту бытовых приборов, культтоваров и др., в предприятиях химчистки и крашения, прачечных, банях, душевых, затраты на посещение поликлиник, жилищных контор, банковских учреждений и других организаций. В этой группе затрат предусматривается выделение из общего времени затрат на передвижение к месту получения услуг и времени на ожидание в очереди.

В социологической литературе, особенно в советское время, была распространена еще одна классификация, согласно которой весь суточный фонд времени вначале делился на две неравные части - производственное и непроизводственное время, а затем вторая часть дробилась на подчасти.

Непроизводственное время - это время, свободное от основной работы. Сюда нужно включать время, затрачиваемое на приработки, дорогу, домашние работы, сон и еду, отдых и досуг.

Свободное время населения представляет собой часть его внерабочего времени. Оно предназначено для культурного, интеллектуального, физического развития и отдыха населения. Свободное время носит остаточный характер, это время, остающееся за вычетом домашней работы, затрат на еду, покупки, передвижение вне дома (на транспорте и пешком) плюс время на дополнительные заработки. По данным статистики, доля свободного времени у разных групп населения колеблется от 5 до 34% суточного фонда времени.

Свободное время должно быть личным и никаким другим. Психологически расслабиться, отдохнуть от суеты жизни, слегка вздремнуть, почитать книгу, посмотреть телевизор, поговорить по телефону или прогуляться - это есть проведение свободного времени. Оно включает элементы умственной, социальной, физической деятельности, отдых и развлечения. В классификации затрат свободного времени в исследованиях советского периода обычно выделялись следующие: посещение театров, кино, концертов, спортивных и других зрелищных мероприятий; просмотр телепередач, прослушивание радио; чтение газет, журналов, художественной литературы; прогулки и занятия спортом; прочие виды отдыха. Позже в них были включены встречи, визиты, игры и т. п.; социально-политическая деятельность, митинги, собрания, религиозные занятия.

Свободное время и его содержание исторически меняется. Если сравнить его объем и структуру, например в 1985 и в 1990 гг., то обнаружатся определенные различия в свободном времени женщин (см. табл. 1.1 и 1.2).

Согласно другим исследованиям, соотношение свободного времени у мужчин и женщин осталась там же: у мужчин его в 2 раза больше, чем у женщин. Однако и у тех, и у других оно сокращается. Возросли затраты времени на ведение домашнего хозяйства и на работу в личном подсобном хозяйстве, на садовом, дачном и другом земельных участках. Свободное время населения зависит от возраста. Так, у женщин в возрасте 45 лет и старше свободного времени меньше, чем у 16-19-тилетних, в 1,7 раза.

Общая закономерность в использовании рабочего времени работающими членами семей состоит в том, что большая его часть используется пассивно: в основном на просмотр телепередач и прослушивание радио. Так, по рабочим дням у мужчин и женщин на это уходит 60% свободного времени, а на чтение - в среднем 10%. В выходные дни свободное время используется более разнообразно. Снижается доля пассивного отдыха в среднем до 40% и увеличиваются затраты времени на встречи, визиты, игры, посещение кафе и т. п.

Международное исследование, проведенное учеными Мичиганского университета, выявило, что меньше всего свободного времени остается у японцев, традиционно отличающихся трудолюбием и высокой работоспособностью: немногим более 13 часов в неделю у мужчин и около 11 часов у женщин. На другом полюсе - датчане, у которых время на отдых составляет 54 часа в неделю у мужчин и на 1 час меньше у женщин. На среднестатистического мужчину в США приходится в неделю 20,5 часа отдыха, а на женщину - около 221.

Досуг - определенная часть свободного времени, период любительской деятельности, просмотра телепередач, чтения книг, посещения театров и т.п. Досуг входит как составная часть в свободное время. Досуг - это часть свободного времени, которым человек располагает по своему усмотрению. Основные параметры досуга - продолжительность, место и способ проведения, структура. Отдых - состояние покоя либо такого рода деятельность, которая снимает утомление и способствует восстановлению работоспособности; включает не только сон, но также отпуск, прогулки, которые являются составной частью повседневного образа жизни людей. Досуг и отдых - понятия, тесно связанные друг с другом.

Однако досуг не следует отождествлять ни с отдыхом, хотя некоторые формы отдыха могут включать в себя досуг, ни с обыкновенной праздностью, ничегонеделанием. Досуг - это деятельность ради собственного удовольствия, развлечения, самосовершенствования или достижения иных целей по собственному выбору, а не по причине материальной необходимости. Иначе говоря, это деятельность, которой люди занимаются просто потому, что она им нравится.

Способы проведения досуга ограничены, поскольку:

1) выбирать можно только из того, что доступно;

2) выбирать можно из того, что позволяют материальные возможности;

3) развлекаются обычно так, как это принято в данном обществе и в данное время.

В передовых странах досуг проводится по-разному. Это зависит от экономического уровня развития общества и бытующих в нем традиций. В индустриальном обществе время, остающееся после работы, можно заполнить самыми разнообразными занятиями, такими как уход за садом или огородом, мелкий ремонт дома, рыбная ловля, игры с детьми, спорт, чтение, посещение театра или кино, прослушивание радио- и просмотр телепередачи, совершение экскурсий, посещение родственников или друзей и т.п.

Иное представление о досуге в традиционных обществах Африки, Азии и Латинской Америки. Своеобразие таких обществ состоит в том, что труд и культовые обряды здесь слиты воедино. В частности, в Дагомее деятельностью, приносящей наибольшее удовлетворение, является как раз ритуал. Нет такого вида труда, куда бы он ни проник. Труд рассматривается не как деятельность, необходимая для поддержания благосостояния группы, но как выражение красоты, добродетели, полного единения с миром и уважения к старшим. На празднествах, посвященным своим богам, жители африканской деревни поют и пляшут под звуки тантама, отмечая окончание уборочных работ. Ряд ритуалов связан с культом мертвых. Смерть старика отмечается как его отъезд из деревни. Триединство работы, отдыха и досуга определяет ритм жизни в традиционном обществе, течение которой разнообразилось лишь сменой дня и ночи да еще времен года1.

А как используют свободное время россияне? По данным исследования Л.Боженко2, в 80-е годы львиную долю свободного времени у школьников пожирал телевизор: у старшеклассников - 70%, у учащихся 4-7-х классов - 60%, у младших школьников - 47%. В исследовании, проведенном в 1989 г., социологи задавали разным группам населения вопрос: <Какие занятия доставляют Вам радость?> В результате оказалось, что для всего населения наиболее предпочтительными были два способа времяпрепровождения: проводить время с детьми (52% опрошенных) и читать интересную книгу, журнал (39%). Что касается молодежи до 20 лет, то среди любимых занятий оказались: слушать музыку (57%), путешествовать (39%), смотреть телевизор (29%), заниматься спортом (25%). Люди старших возрастов предпочитали проводить время в семье (40-65%), заниматься садом (48%), читать (46%), бродить по лесу (25%), рыбачить или охотиться (17%)3.

Согласно исследованию, проведенному в середине 90-х годов, 30% мужчин предпочитают проводить время с друзьями в общественных местах - кафе, барах, клубах и т.д. Домохозяйки любят скорее ходить в гости, а не принимать гостей, тогда как для работающих женщин принимать гостей и самим ходить в гости имеет одинаковую значимость. Безразлично относятся к тому, где будут проходить встречи, 70% опрошенных мужчин и около 40% женщин1.

Характерная черта нашего времени - переход от активного к пассивному досугу - была отмечена нидерландским теоретиком культуры Й. Хейзингой еще в 1938 г.: <В старых и более тесных общественных формах народ сам творит себе досуг, ища развлечения в пении, танце, игре и атлетике. Люди вместе поют, танцуют, играют, - писал он. - В современной культуре почти все сместилось: люди развлекаются тем, что для них поют, танцуют, играют другие>2.

Телевидение уничтожило, кажется, последние признаки активности зрителя, как физической, так и духовной. Не нужно тратить сил и времени, чтобы сходить в театр, консерваторию или на стадион. Сегодня все развлечения можно получить простым нажатием кнопки переключателя.

У среднестатистического москвича остается в среднем в сутки часа четыре свободного времени. Чаще всего он тратит его на: сидение в кресле перед телевизором (67%); лежание на диване с газетой или книгой (39%); празднование именин любимых кошек и друзей, прогулку по ближайшим супермаркетам и паркам, обсуждение последних заседаний КВН и парламента, игр NBA и <Что? Где? Когда?>, болтовню за жизнь с домочадцами (3%). И только иногда он посещает театры, клубы, спортзалы и прочее3.

Использование индивидом социального времени выражается через понятие <образ жизни>. Образ жизни выступает проекцией ожидаемой и реальной жизни. Повседневная практика и поведение людей, которые основываются на индивидуальных привычках, правилах и нормах, формируют образ жизни.

Понятие образа жизни включает сведения о том, чем питаются и во что одеваются люди, как они трудятся и отдыхают, каков распорядок их дня, каковы их предпочтения и верования. Образ жизни отражается в поведении, традициях, обычаях и стиле жизни.

Понятие образа жизни тесно связано не только с социальным временем, но и с культурой - прежде всего с культурой поведения. Образ жизни в марксистской социологии - самостоятельная и очень важная категория, а культура - понятие, характеризующее не только образ жизни, но и труд, быт, общественную деятельность. В зарубежной социологии сложилась иная традиция. Образ жизни определяется как часть, сторона культуры, которая считается более фундаментальным понятием. Современные социологи в основном согласны с тем, что понятие культуры гораздо шире, чем понятие <образ жизни>. В чем же сходство и различие этих понятий?

Действительно, традиции, обычаи, нормы поведения, нравы и ценности составляют основу как культуры, так и образа жизни. Разница лишь в том, что понятие культура выражает возвышенную, духовную сторону этой совокупности элементов, а образ жизни - повседневную, материально-практическую сторону. Любую культуру можно рассматривать как традиционный образ жизни, выраженный в специфическом наборе обычаев, институтов и артефактов. Разнообразие культур выражает разнообразие образов жизни. Иначе говоря, вопрос о культуре - это вопрос о том, как и почему различаются формы жизни людей.

Образ жизни людей описывает структуру мышления и поведения, т.е. ценности, верования и правила поведения, формы экономической деятельности, условия труда и быта, состояние религиозной и культурной жизни, образование, экологию и многое другое. Образ жизни - это <общая формула каждодневного бытия личности, типичные, часто практикуемые нормы поведения людей, способ их деятельности в труде и быту, в производстве и потреблении как материальных, так и духовных ценностей>1.

Термин <образ жизни> применим и к животному миру. Мы можем прочитать в какой-нибудь занимательной книге о ночном образе жизни совы или наземном образе жизни травоядных. Но только у людей культура организует, придает определенную ритмику и символический смысл совокупности событий, характеризующих образ жизни. В таком случае культура и образ жизни - две стороны одного целого. Действительно, традиции, обычаи, нормы поведения, нравы и ценности составляют основу как культуры, так и образа жизни.

Образ жизни выражает одновременно типичное и специфическое. Он отражает не культурное наследие, а текущую жизнь, не столько материальные артефакты, сколько социальные нормы, обычаи, ценности простых людей. Образ жизни - это заведенный порядок или уклад жизни: привычка рано вставать или поздно ложиться, курить натощак, одеваться дома во все старое, покупать продукты на оптовом рынке, а не в магазине, по выходным бегать в лес или каждый день делать зарядку, читать перед сном и многое другое.

Культура и образ жизни настолько увязаны друг с другом, что порой их невозможно разделить. Специалисты утверждают, что корни культуры лежат в повседневном опыте людей, который строится на коллективных привычках, правилах и нормах поведения. Последние, образно говоря, представляют собой строительные кирпичики и культуре, и образа жизни.

Образ жизни показывает, как организована повседневная жизнедеятельность индивида, группы или общества в пространстве и во времени. Соответственно образ жизни может быть индивидуальным, групповым и общественным.

Описывая образ жизни людей, социолог не интересуется, к какой религии индивид принадлежит и принадлежит ли вообще, его внимание привлекают факты: ходит ли индивид в храм, а если ходит, то как часто. Точно так же социолога не касается то, какие именно книги люди читают, в какие музеи или театры ходят, на каком предприятии работают. Социолог выясняет факты: читают ли люди книги и как часто, посещают ли музеи и театры и как часто, трудятся или являются безработными.

Именно обыденные и привычные факты, рассматриваемые как социальные действия, характеризуют организацию повседневной жизни, ее ритмику и содержание. Они отвечают на вопрос: что делает индивид, как, где и когда он это делает? При этом, естественно, во внимание принимаются прежде всего типичные для индивида, группы или общества черты и социальные действия.

Человек, регулярно читающий газеты, чистящий по утрам зубы и ходящий на работу, делающий самолично покупки в магазине, а не посылающий за ними слуг, ведет совсем иной образ жизни, нежели тот, для кого все это не типично. Социолог сразу же определит, что речь идет скорее о горожанине среднего достатка, а не о сельском жителе или представителе высшей элиты.

Как и к культуре, к образу жизни применим термин <черты>. Так, характерной чертой образа жизни латино-американских народов выступает карнавал, а характерной чертой образа жизни испанцев является знаменитая коррида. Сами по себе карнавал и коррида - черты культуры. Однако для одних народов они характерны, а для других нет, у одних народов они присутствуют, а у других нет. Стало быть, черты образа жизни одного народа не являются чертами образа жизни другого народа.

Все черты культуры подразделяются на характерные и нехарактерные. Характерные черты - это регулярно встречающиеся, повторяющиеся или доминирующие в жизни данного индивида, группы или общества. Отсюда следует, что только характерные черты культуры являются чертами образа жизни. Поэтому можно сказать, что образ жизни - это совокупность характерных для данного субъекта (индивида, группы, общества) черт культуры.

Образ жизни - выражение наиболее характерных, ярких черт индивида, народа, общества. В нем, как в портрете, выражается характер личности или группы - воля или безволие, порок или добродетель1.

Будучи двумя сторонами общественного целого, культура и образ жизни вовсе не тождественны. Это два разных понятия, обладающих самостоятельным, отличным друг от друга содержанием.

В широком смысле образ жизни - это вошедший в привычку способ жизнедеятельности, поведения. Он имеет определенную структуру, составные элементы, характерные особенности, отличающие образ жизни одного народа или индивида от всех других. В узком значении образ жизни - сознательно регулируемый способ поведения людей как членов общества.

Образы жизни классифицируются в науке по разным основаниям. Так, различают коллективный и индивидуальный образ жизни. Первый присущ большим социальным группам - народам, нациям, культурам, обществам:

? кочевой и оседлый образ жизни;

? образ жизни христиан, мусульман, буддистов, язычников и т.п.;

? образ жизни людей, живших в разные исторические эпохи;

? образ жизни представителей разных социальных слоев и классов;

? образ жизни представителей разных национальностей;

? городской и сельский образ жизни.

Понятие индивидуального образа жизни характеризует отдельно взятых людей и, независимо от принадлежности к той или иной социальной группе, раскрывает индивидуальные, отличительные особенности образа жизни каждого человека. К примеру, ночной или неупорядоченный образ жизни могут быть присущи человеку независимо то того, принадлежит он к группе работников умственного труда или нет. Индивидуальной характеристикой образа жизни может быть, скажем, вегетарианство. Воздержание от мясной пищи резко меняет привычки, повседневный ритм жизни, отношение к явлениям и людям.

В категорию образа жизни входят такие понятия, отсутствующие в культуре, как:

? уровень жизни,

? качество жизни,

? стиль жизни,

? бюджет времени,

? концепция жизни,

? смысл жизни.

Можно утверждать, что понятие <образ жизни> составляет только часть объема понятия <культура>, именно ту ее часть, которая относится к настоящему времени, которая характеризует то, как люди живут <сейчас>. Образ жизни не накапливается из поколения в поколение, не образует подобие культурного наследия. Образ жизни символизирует динамическую сторону культуры. В понятие культуры входят как настоящее, так и прошлое, как статика, так и динамика. Культура, как более широкое формирование, включает огромное число черт, лишь часть из которых относится к образу жизни.

Понятие <образ жизни> имеет две стороны (аспекта) - объективную и субъективную (см. табл. 1.3).

Образ жизни определяется не только личными качествами человека (характером, темпераментом, уровнем духовной культуры), но и социальными условиями среды (социальным положением семьи, экономическим уровнем развития общества и политическим режимом страны, климатическими условиями места жительства). Образ жизни южан и северян, выходцев из высшего и низшего классов, граждан высокоразвитого капиталистического или бывшего социалистического общества сильно различается. Образ жизни человека во многом зависит от его уровня жизни - совокупности тех материальных возможностей, которые определяют уклад жизни. Скажем, дореволюционная дворянская знать возводила дорогостоящие, часто очень красивые дворцы, для воспитания детей нанимала иностранных гувернанток или отдавала их в престижные учебные заведения, а средний класс в советском обществе довольствовался небольшой дачей с шестью сотками за городом, до которой добирался электричкой и реже - собственным автомобилем типа <Москвич> или <Жигули>, был счастлив, если его отпрыски поступали хоть в какой-нибудь вуз, и не мечтал об отдыхе за границей.

Уровень жизни - степень развитости и удовлетворения личных потребностей людей. Степень развитости свидетельствует о групповых либо индивидуальных притязаниях: одни довольствуются скромным достатком, а другие имеют необъяснимые запросы. Второе выражение - степень их удовлетворения - говорит о тех усилиях, которые человек лично, какая-то группа либо все общество предпринимает для того, чтобы удовлетворить свои претензии. Понятно, что скромные притязания легче удовлетворить, так как требуют сравнительно небольших усилий.

В разделе социологии, изучающем образ жизни, приняты следующие показатели уровня жизни:

-размер и форма доходов;

-структура потребления;

-качество жилья и обеспеченность им;

-условия труда и отдыха;

-состояние окружающей среды;

-образовательный и культурный уровень населения;

-здоровье и продолжительность жизни.

Одни из показателей уровня жизни скорее играют роль первопричины, а другие являются следствием. К примеру, размер дохода определяет структуру потребления, а значит, и качество жилья. Действительно, богатые во всем мире проживают в более престижных (и качественных) районах и домах, нежели бедные.

Обобщенным показателем уровня жизни выступает продолжительность жизни населения. Именно она выбрана социологами как интегральный измеритель, потому что продолжительность жизни - следствие всех причин. Средняя продолжительность жизни - это число лет, которое предстоит прожить некоторому поколению людей при условии, что на протяжении их жизни уровень смертности в каждом возрасте останется таким, каким он был в год их рождения. Ученые рассчитывают среднюю продолжительность жизни по особым таблицам смертности.

Качество жизни определяет комфортность условий существования, в том числе и в публицистике это понятие появилось в конце 50-х годов, но в социологическую литературу вышло только в начале 70-х годов. Качество жизни показывает то, насколько благоприятно сложилась жизненная ситуация для конкретного человека. В обыденной жизни это выражается в суждениях о состоянии здоровья, делах по работе, недавнем отдыхе, общих знакомых, отношениях с женой и детьми1. В этот показатель входят продолжительность жизни, покупательная способность и многие другие. Качество жизни трактуется в литературе как расширенное понимание уровня жизни и включает в себя условия жизни, труда и занятости, быта и досуга, его здоровье, образование, природную среду обитания и т. д.2 Согласно некоторым данным, по качеству жизни из 173 стран на первом месте находятся США, на втором Канада, а Россия занимает 37-е место.

Условия жизни - вещественная среда образа жизни: жилье, работа, транспорт, сфера медицинских и образовательных услуг, бытовое обслуживание, отдых, социальные гарантии и обеспечение, экологическая обстановка. Условия жизни рассматриваются как интегральный индикатор, включающий множество показателей, на основе которых рассчитывается сводный индекс по группам бедности: здоровье и доступность населению медицинских услуг, занятость и условия труда, экономические ресурсы, квалификация и образование, семья и социальные отношения, жилище и местные условия жизни, досуг, безопасность жизни и собственности, политические ресурсы.

Социальная статистика1 подразделяет условия жизни на три крупных блока:

? условия труда,

? условия быта,

? условия досуга.

Условия труда включают санитарно-гигиенические, психофизиологические, эстетические и социально-психологические условия. Условия быта - это обеспеченность населения жильем и его качество, развитие сети бытового обслуживания (бань, прачечных, парикмахерских, ремонтных мастерских, прокатных пунктов и т. д.), состояние торговли и общественного питания, общественного транспорта, медицинское обслуживание. Условия досуга связаны с использованием свободного времени людей. Свободное время - часть внерабочего времени, предназначенная для развития личности, более полного удовлетворения социальных, духовных и интеллектуальных ее потребностей.

Смысл жизни - понятие, выражающее предназначение индивида, субъективное понимание цели своего существования.

Жизненный план - идеализированная картина предстоящей жизни, стержнем которой служит предполагаемая траектория социальной карьеры и сумма возможных достижений. В молодом возрасте жизненные планы имеют форму неопределенной мечты, смутных желаний, в зрелом - четко выстроенной должностной карьеры, а в пожилом возрасте они исчезают.

Концепция жизни - система философских представлений о смысле и перспективах личной жизни, совокупности общих принципов, которыми человек руководствуется в житейских ситуациях. Это понятие используется так же как синоним философии жизни - совокупности общих правил, принципов, норм, которыми человек руководствуется в повседневной практике. Концепция жизни, таким образом, представляет собой обобщение жизненного опыта и житейской мудрости, выводы о том, что человек считает для себя хорошим и плохим, иерархию ценностей. В нее входят перспективные цели и повседневные жизненные задачи, личные приоритеты.

Стиль жизни - индивидуальный характер, своеобразие образа жизни. Стиль жизни выражает склонности, вкусы, предпочтения, пристрастия, направленность ценностных ориентаций. Это социально-психологическая сторона образа жизни, выражающая особенности поведения и общения индивида либо группы.

Образ жизни включает также язык, верования, установки, ценности, манеры поведения, форму одежды, качество жилья, условия труда, времяпрепровождение, обычаи, нравы, этикет, нормы и другие элементы культуры, которые не только типичны для данной социальной группы, но и отличают ее от других групп. Образы жизни охотников и земледельцев, рабочих и дворян, горожан и селян представляют собой нечто разное, имеющее свою специфику.

Образ жизни - это собирательное понятие, благодаря которому можно охарактеризовать самые разные стороны жизни индивида, социальной группы, общества в целом.

В приведенном ниже отрывке дается прекрасная иллюстрация образа жизни народа с помощью средств социологии и социальной статистики.

Ж. Мермэ

Такие разные французы

Население Франции - 55,3 млн человек, в том числе экономически активное (включая 2,5 млн безработных) - 23,8 млн (43%), учащиеся и студенты - 13,5 млн (24%), нетрудоспособное население - 18 млн человек (33%). По данным министерства внутренних дел, число иностранцев, проживающих во Франции, составляет 8,1% всего населения. С начала XX в. средняя продолжительность жизни французов увеличилась на 27 лет и достигла в 1985 г. для женщин - 79,4 года, для мужчин -71,3 года. За последние 15 лет создано 25 тыс. клубов для лиц старшего поколения, членами которых стали более 1 млн пенсионеров, в 1986 г. лица в возрасте 60 и более лет составили 19% населения. Почти половина населения Франции проживает в городах, насчитывающих более 50 тыс. жителей. Только 63% квартир имеют все удобства.

Уровень жизни

Средний уровень жизни французов с 1969 по 1979 г. вырос на 55%, но с 1980 г. практически не повышался. Покупки товаров длительного пользования с 1970 г. возросли более чем в 2 раза. 54% французов проживают в собственных домах (в том числе 73% крестьян и фермеров, 59% предпринимателей и 27% рабочих); 11% семей (2,3 млн) располагают вторым домом.

Во Франции велики социальные контрасты. 10% французов владеют около 60% (в том числе 1% - около 30%) национального достояния. 65% семей имеют автомобиль, холодильник, стиральную машину и телевизор. В то же время 1% французов не владеют ни одним из названных предметов длительного пользования, а 2,5 % владеют только одним из них. На начало 1986 г. 74% семей имели автомобиль, в том числе 22% -не менее двух автомобилей. В 1985 г. 92,6 % семей имели телевизор, в том числе 69,5% - цветной.

60% экономически активного населения Франции занято в непроизводственной сфере; 32,2% - в промышленности; 7,8% - в сельском хозяйстве. Французы создали обширную <параллельную экономику> - как легальную (домашнее производство), так и нелегальную. 55% французов старше 18 лет занимаются садоводством и огородничеством. Доход от домашнего производства на каждую семью составляет в среднем около 10 тыс. франков в месяц. В последнее время в стране возрождается дух предпринимательства: 65% молодых людей в возрасте от 18 до 28 лет мечтают создать свое предприятие; 10% французов имеют акции и облигации.

Опрос, проведенный 18 апреля 1985 г. редакцией журнала <Экспансьон>, показал, что во Франции 51% безработных-женщин и 43% безработных-мужчин не имеют возможности трудиться уже в течение года и более.

Индивидуалистическая психология все больше вытесняет значение таких традиционных коллективных ценностей, как родина, религия, политика и т. д. <Каждый за себя и все для всех>. Таков мог бы быть при известном сгущении красок сегодня девиз всех французов. Если раньше <властителями душ> французов были философы и писатели, то сейчас это экономисты, журналисты, предприниматели и артисты.

В 1985 г. журналом <Франссуар магазин> и Институтом Харриса был проведен опрос по теме: <Какие из перечисленных факторов символизируют для вас достижения?> Ответы гласили: иметь счастливую семейную жизнь - 50%; чувствовать себя хорошо - 21; преуспеть в своей профессии - 15; быть любимым - 6; хорошо зарабатывать - 3; иметь власть, ответственность - 1; много знать - 1; быть знаменитым - 1; другие факторы - 1, без ответа - 1%.

Переломным моментом в жизни француза считается 35-летний рубеж. В 35 лет приоритет имеют любовь, секс, независимость. После 35 лет французы возвращаются к более традиционным ценностям: семья, женитьба, а еще позднее - патриотизм и религия.

Семья

Рост индивидуализма и более терпимое отношение общества к разводам отрицательно повлияли на семейные отношения: если 1972 г. в стране было зарегистрировано 417 тыс. браков, то 1985 г. - 273 тыс. Любовь и женитьба все больше начинают считаться двумя независимыми понятиями. Доказательство - увеличение числа незаконнорожденных детей: 13% от общего числа появившихся на свет в 1982 г. против 7% в 1975 г. Во Франции насчитывается примерно 1 млн незарегистрированных супружеских пар. Разводов стало в 10 раз больше, чем в начале века. В среднем разводятся более 1/4 новых супружеских пар. В 70% случаев развода требуют женщины. В семейном отношении взрослое население распределяется следующим образом: одинокие - 42,6%, семейные - 47,7, разведенные 2,6, вдовы и вдовцы - 7,1%.

Положение женщин

Феминистское движение привело к большему уравнению семейных ролей супругов. Из школьных учебников изымаются тезисы, дискриминирующие женщину по половому признаку. Увеличился удельный вес женщин в престижных вузах и на производстве. Каждая пятая женщина работает неполный рабочий день.

Образование

Хотя во Франции существует обязательное образование до 16 лет, 3 млн человек остаются неграмотными. Возможность попасть в высшую школу у сына специалиста высокой квалификации в 20 раз больше, чем у сына рабочего. Во Франции высоко котируются выпускники факультета <Дофин> Парижского университета, факультета <Пантеон-Сорбонна> (менеджеры), факультета журналистики.

Церковь

Во французском обществе немаловажные позиции продолжает занимать Католическая церковь, однако ее влияние ослабевает. В 1983 г. в стране насчитывалось 37550 священнослужителей (по сравнению с 45259 в 1970 г.). 85% французов считают себя католиками, 68% крестят детей. 61% венчаются по церковному обряду.

Спорт, культура, отдых

52% мужчин и 40% женщин занимаются тем или иным видом спорта, в том числе двое из трех - регулярно. В 1984 г. в различных спортивных ассоциациях состояло 11774 тыс. человек. 20 млн французов имеют музыкальные инструменты, а 7 млн умеют на них играть. Наиболее распространенный музыкальный инструмент - флейта. 45% французов не выезжают из дома в период отпусков. В 1985 г. за границу на отдых выезжало 6208 тыс. французов, главным образом в страны Средиземноморья.

Здоровье

Один из пяти французов в течение жизни испытывает нервные расстройства. В 1985 г. французы приобрели в 2 раза больше снотворных и успокоительных лекарств, чем в 1976 г. 20 млн французов (в частности, каждый третий после 40 лет) страдают от бессонницы; 8 млн французов, в большинстве своем женщины, страдают от мигрени; 6 млн французов страдают от физических недостатков, 1,3 млн - умственно неполноценны. Среди главных причин смертности - сердечно-сосудистые заболевания (37%), рак (25%), несчастные случаи (9%), заболевания дыхательных путей (6%), желудочно-кишечные заболевания (6%). Система социального страхования во Франции покрывает 75% стоимости лечения (94% в случае госпитализации).

В 1984 г. во Франции произошло 777 867 несчастных случаев на производстве, в том числе 79 606 с тяжелыми последствиями, 714 - со смертельным исходом. 2 млн трудящихся испытывают вредные для здоровья шумовые эффекты. С 1960 г. по 1988 г. 333 тыс. французов погибли, а 8 млн были ранены в автодорожных происшествиях, в основном из-за превышения скорости движения.

Преступность

По данным на 1985 г., 68% французов ощущают отсутствие личной безопасности (58% в 1981 г.), 23% французских семей имеют огнестрельное оружие, 20% - сторожевых собак. Однако с 1983 г. рост преступности стал снижаться. Общее число преступлений в 1984 г. составляло 3700 тыс., из которых 84% - мелкие. Определенным показателем социального неблагополучия является повсеместно наблюдаемый упадок вежливости и рост вандализма, особенно со стороны молодежи. В 1984 г. было повреждено 210 тыс. телефонных аппаратов и кабин, изрезано 40 тыс. сидений в вагонах метрополитена. Городские власти Парижа ежегодно зачищают разного рода надписи на стенах общей площадью 50 тыс. м2.

Источник: Аргументы и факты. 1988. № 5.

К систематическому и всестороннему изучению всех сторон образа жизни людей отечественные социологи приступили в послевоенный период, а именно в 60-е годы. Очень важное значение для становления социологии свободного времени имело исследование, осуществленное в 63-66-х годах Б.А. Грушиным (по стратифицированной выборке, репрезентирующей взрослое городское население СССР, было опрошено 2730 человек)1. В начале 70-х годов дальнейшее развитие изучения образа жизни и досуга ознаменовала книга Л.А. Гордона и Э.В. Клопова <Человек после работы>, где описывались результаты фундаментального исследования, посвященного условиям, структуре и формам повседневной бытовой деятельности рабочих пяти городов европейской части СССР1. Она стала заметным событием в научной жизни страны и положила начало новому направлению - социологии быта. Эмпирической базой этой работы послужили данные о времяпрепровождении респондентов в быту. Было показано, что громадные перегрузки домашним трудом женщин-работниц, имеющих несовершеннолетних детей, не только ограничивают возможности других бытовых, и особенно досуговых, занятий, но вообще деформируют их быт. Обнаружена тенденция к минимизации затрат времени на ведение домашнего хозяйства под влиянием механизации сферы быта. Изучение досуговых занятий горожан обнаружило, что телевидение не только активно вторгается в сферу свободного времени советских людей, но в ряде случаев вытесняет традиционные формы приобщения к культуре, а именно чтение. Социологи установили, что на структуру и содержание досуга огромное влияние оказывают особенности возраста и социализации. Так, у молодых горожан до образования собственной семьи структура и содержание повседневного быта существенно иные, чем у их сверстников - родителей несовершеннолетних детей. У первых гораздо меньше времени тратится на ведение домашнего хозяйства и гораздо больше - на разные формы досуга. Приведенные в книге данные о бытовых занятиях рабочих с различным уровнями образования свидетельствовали: для групп, в большей мере приобщенных к достижениям современной культуры, характерны более развитые формы бытовой жизнедеятельности. И эти различия закрепляются и воспроизводятся в каждом следующем поколении, обусловливая общую эволюцию образа жизни2.

Крупным явлением в изучении образа жизни стал перспективный проект <Таганрог>, работа над которым началась во второй половине 60-х годов и уже охватила период более чем в три десятилетия. Были реализованы четыре этапа: <Таганрог-I> (1968-1969); <Таганрог-II> (1978-1979); <Таганрог-III> (1988-1989); <Таганрог-III 1/2> (1993-1994)1.

Проект <Таганрог> был посвящен посемейному исследованию жизненного уровня и выявлению социально-экономических проблем благосостояния. Его основные темы: социально-демографическая характеристика семьи, включая ее типологию; доходы применительно ко всем источникам поступления; потребление семьи в детальной структуре, а также ее жилище и имущество; образование, квалификация и занятость. Авторам исследования удалось выявить и проанализировать ряд принципиально важных социальных проблем: а) нестабильность семейной структуры; б) реальные противоречия в положении женщин и мужчин (масштабы гендерной асимметрии) вопреки официальной доктрине об успехах в этой области; в) новый взгляд на проблему низкооплачиваемых работников и малообеспеченных семей; г) ущербность отдельных видов общественных фондов потребления, которые увеличивали различия в материальном обеспечении населения; д) порочность существовавшей практики распределения жилья. Впервые были выявлены источники, состав, а также объем неконтролируемых доходов населения, которые в дальнейшем стали называться <нетрудовыми>.

Полученные в 60-е и в начале 70-х годов разрозненные данные, характеризующие различные стороны образа жизни населения, позволили в середине 70-х годов приступить к комплексному теоретичекому и эмпирическому изучению этого явления. В ИСИ, ИМРД, ЦЭМИ АН СССР, в академических институтах философии и экономики, в ИЭиОПП СО АН СССР, АОН при ЦК КПСС, других научных учреждениях были созданы сектора и группы, занимавшиеся изучением образа жизни. В ходе научных дискуссий, организованных на страницах периодической печати, уточнялось содержание и определялись границы новой научной категории. В 70-80-е годы, когда изучение образа жизни стало чуть ли не повсеместным увлечением социологов, к обсуждению проблемы активно подключились также философы и экономисты1. В результате договорились, что под образом жизни понимается <совокупность форм деятельности, взятых в неразрывном единстве с условиями этой деятельности>2. Кроме того, ученые прояснили некоторые важные теоретико-методологические вопросы, в частности, соотношение понятий <образ жизни>, <уровень жизни>, <стиль жизни>, <качество жизни> и <уклад жизни>, которые нередко употреблялись как синонимы3. В результате общепринятой стала позиция, согласно которой категория <образ жизни> является интегральной категорией, частными моментами которой выступают все другие понятия, освещающие частные аспекты. Образ жизни представляет собой совокупность существенных форм жизнедеятельности индивидов, социальных групп, народов и целых обществ. Исследования образа жизни имели два аспекта: качественный и количественный. Качественный предполагал изучение качества жизни, тогда как количественный аспект выражался в количественных показателях уровня жизни, материальных и культурных благ в разных группах населения.

Среди региональных научных школ можно выделить Ленинградскую, Минскую и Киевскую школы. Благодаря усилиям представителей последней (Л.В. Сохань, В.А. Тихонович и др.) появилось понятие <стиль жизни>, которое стали понимать как социально-психологическое выражение определенного типа поведения людей (бытового уклада, манер, привычек, склонностей и т.п.)4. В отличие от понятия <стиль жизни> понятие <уклад жизни> относилось к социально-экономическому или хозяйственному типу деятельности людей, измеряемому не субъективными, а объективными показателями. Что касается категории <качество жизни>, то она так и осталась промежуточной: с одной стороны, она фиксировала субъективное переживание (удовлетворенность/неудовлетворенность жизнью в целом, работой, досугом, семейными отношениями и т.п.), с другой - настоятельно нуждалась в данных относительно объективного положения (уровень жизни, преступность и девиантное поведение, состояние здравоохранения и доступность образования, бытовой комфорт и т.д.). В отличие от Запада, где также активно исследовалось качество жизни, в нашей стране социологи включали в эту область не только эмпирические показатели, но и общефилософские категории, типа характера собственности на орудия и средства производства и распределения общественного продукта.

В 1975-1978 гг. научный коллектив сектора прогнозирования образа жизни ИСИ АН СССР под руководством И.В. Бестужева-Лады пытались операционализировать понятие <образ жизни>. Первоначально его структурировали по четырем сферам: труд, быт, политическая и культурная деятельность. Затем эта структура была расширена до 14 блоков, включив деятельность в быту, показатели брака и семьи, образование, национальные отношения и антиобщественные явления. Была расширена и система показателей условий жизни (блоки материального благосостояния, социального обеспечения, транспорта и связи, окружающей среды) и введен дополнительно блок показателей стиля жизни (жизненная ориентация)1.

Крупным шагом в эмпирическом изучении образа жизни 80-х годов явилось проведение (1981-1982 гг.) всесоюзного исследования <Состояние и основные тенденции развития советского образа жизни> (И. Левыкин, Т. Дридзе, Э. Орлова, Я. Рейземаа, А. Возьмитель, Ю. Иванов, М. Титма), организованное отделом комплексного изучения образа жизни ИСИ АН СССР2. В ходе исследования выявлены важные тенденции советского образа жизни: а) приватизация образа жизни, уход людей из сферы общественной жизни в частную; б) незаинтересованность подавляющего большинства людей в своей работе вследствие того, что они не видели связи между интенсивностью труда и вознаграждением; в) формирование особого <советского> типа личности на основе специфического для советского общества образа жизни1.

Второе исследование по этому проекту на базе всесоюзной выборки было осуществлено в 1986-1987 гг., т.е. в самом начале <перестройки>. Оно выявило укоренение негативных тенденций в образе жизни советских людей2. Третье исследование было осуществлено в 1990 г. и зафиксировало начало <активного распада> некогда единого советского образа жизни, маргинализацию большинства населения3.

Если оценивать исследования образа жизни в целом, то необходимо признать, что они характеризовались: а) коротким периодом существования (активное творческое время данного направления составило 10-15 лет); б) неумением объединить в одно целое теоретические модели и эмпирическую практику; в) сильным влиянием идеологического заказа, стремлением доказать преимущества социалистического образа жизни. В начале 90-х годов исследования образа жизни, некогда занявшие главенствующее место в советской социологии, почти полностью прекратились. Отечественные ученые вернулись к анализу отдельных сторон повседневной жизни людей: бедности и уровня жизни, здоровья и образования, массового сознания и мотивации поведения, преступности и девиантного поведения.