Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Деньгов Общее рын. равнов..docx
Скачиваний:
36
Добавлен:
21.03.2016
Размер:
1.9 Mб
Скачать

Значения коэффициента Джини для России за 1992—2013 гг.

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2011

2012

2013

0,289

0,407

0,409

0,387

0,387

0,390

0,394

0,400

0,395

0,397

0,397

0,403

0,409

0,409

0,415

0,422

0,417

0,420

0,418

По классификации ОЭСР Россия давно и однозначно относится к странам с высокой степенью неравенства. По оценкам О. Рудаковой и Е. Харитоновой, одна шестая часть населения России сосредоточила в своих руках 57% всех денежных доходов и 92% доходов от собственности Сложившаяся сегодня в России модель социальной стратификации характеризует в высшей степени дифференцированное общество. Подобная ситуация стала закономерным следствием того, что привыкшее к «уравниловке» российское общество не сформировало действенных механизмов ограничения неравенства10.

Как известно, существуют и другие, более простые, способы оценки уровня неравенства в распределении доходов и богатства. Например, из любой группы людей берутся 10% (иногда 20%) лиц с наивысшими доходами — верхний дециль (квантиль) — и такое же количество лиц с самыми низкими доходами — нижний дециль (квантиль). Отношение уровня доходов лиц, находящихся в «верхнем дециле» к уровню доходов людей из «низшего дециля» дает коэффициент дифференциации доходов.

К сожалению, и децильный показатель также свидетельствует, что за годы экономических реформ в России разрыв между самыми бедными и самыми богатыми существенно возрос и достиг угрожающих размеров (табл. 9.2)11. В середине 1980-х гг. децильный коэффициент для России составлял 3,3, а для Чехословакии — 2,512. Социально опасным, сулящим массовые беспорядки населения, считается десятикратный разрыв. С переходом к рыночной экономике в России он стал быстро расти. Если в 1991 г. это соотношение было 4,5 к 1, то в 1992 г. — 8 к 1, в 1993 г. — 10 к 1, а в 1994 г. достиг уже 15 к 113. Децильный коэффициент по зарплате в России составил в 1994 г. 11 к 1, поднявшись с 3,5 к 1 в конце 1980-х гг. Причем по зарплате в промышленности он достиг отношения 20,6 к 114.

Таблица 9.2

Изменение децильного коэффициента в России за годы реформ (1990-2013 гг.)

Год

СССР

1990

1992

1995

2000

2005

2008

2011

2012

2013

Децильный коэффициент

3—5

4,4

8,0

13,5

13,9

15,2

16,6

16,2

16,4

16,2

Для сpaвнeния, caмый низкий дeцильный кoэффициент наблюдается в скaндинaвcких cтpанax — Дании, Финляндии и Швеции (на уровне 3—4). В Гepмaнии, Aвcтpии и Франции этот коэффициент вapьиpуется в пределах 5—7-кратного разрыва. В США он находится в районе 10—1215.

Согласно мнению главного стратега Альфа-Банка Кристофера Уифера , в развитых странах нормой считается пятикратная разница в доходах. По оценкам ВТО, если доходы бедных и богатых различаются в 14,2 раза, в стране возникает реальная опасность социальных волнений. Революция 1917 г. в России началась, когда этот показатель был больше 2516. К концу советского периода нашей страны разрыв между богатыми и бедными сократился до 3—5 раз. Сегодня официально этот показатель чуть больше 16 (см. табл. 9.2). Хотя, возможно, этот разрыв реально еще больше, поскольку официальные данные не отражают скрытых, неофициально получаемых доходов.

Но даже обеспечив максимально возможное на практике равенство в распределении доходов, можно ли считать такое распределение справедливым? Далеко не бесспорно, что политика перераспределения является наилучшим способом увеличить средние доходы населения, что этот путь вообще эффективен, что он не противоречит другим провозглашаемым задачам и целям общественного развития. Наоборот, по мнению Б. де Жювенеля, история доказывает, что всякое расширение потребительских возможностей было связано с неравным распределением средств, предназначенных для потребления17.

Анализ перераспределительной практики многих стран мира показал, что она обходится достаточно дорого для общества. Согласно расчетам А. Оукена, из каждых 3,5 долл. дохода, которых лишаются «верхние» слои населения в результате прогрессивного налогообложения, до «нижних» доходит только 1 долл. 2,5 долл. составляют чистые потери, которые возникают по причине снижения эффективности экономики, неоправданно высоких окладов у работников социальных фондов, воровства и расточительства в сфере социальной защиты и т.п. («дырявое ведро» Оукена) 18.

Согласно другому взгляду, утилитарному, материальные блага надо распределять между людьми так, чтобы максимизировать общую полезность, получаемую всеми членами общества.

Основоположник утилитаризма И. Бентам («наибольшее счастье наибольшего числа людей») и его ближайшие последователи считали, что удовлетворенность (извлекаемую полезность) разных людей можно измерять, сравнивать и складывать (кардиналистский подход).

Пусть сумма индивидуальных доходов всех членов общества ограничена величиной общего дохода (национального дохода):

Доходы используются для того, чтобы покупать товары и услуги и извлекать из них в процессе потребления определенную пользу (полезность). Совокупная полезность общего дохода выступает как сумма индивидуальных полезностей, извлекаемых каждым членом общества из своего дохода (функция Бентама):

Если бы все члены общества обладали одинаковой способностью извлекать пользу из равного по величине дохода, то тогда равномерное распределение дохода было бы в значительной степени оправданным, как с этической, так и с экономической точек зрения (другими словами, эгалитарная и утилитарная позиции не противоречили бы друг другу).

Утилитарный подход может быть проиллюстрирован двумя графиками. На первом (рис. 9.9) представлена ситуация, когда оба потребителя обладают одинаковой способностью извлекать полезность из равного дохода при любом его уровне. В соответствии с законом убывающей предельной полезности (первый закон Госсена) каждая последующая единица дохода (товара, услуги) приносит меньше удовлетворения (полезности), чем предыдущая. Поэтому линии предельной полезности имеют нисходящий вид и в данном случае являются зеркальным отражением друг друга.

Рис. 9.9. Распределение дохода и полезности при одинаковых функциях полезности двух потребителей

Допустим, что два потребителя — Трифон и Федор получили одинаковый доход — по 3 ден. ед. (всего 6). Общая полезность при этом будет максимальной (площадь фигуры abcde). Действительно, попытка «передать» одну единицу дохода от одного потребителя другому, например от Федора Трифону, обернется тем, что «потеря» Федора (отмеченный столбик ee'dd') будет значительней выигрыша Трифона (отмеченный столбик bb'cc') и, следовательно, общая извлеч енная полезность из тех же шести единиц дохода сократится: ab'c'd'e' < abcde.

Однако более реалистичным будет предположить, что разные люди, отличаясь друг от друга образованием, профессией, полом, воспитанием, возрастом, хваткой, умом и т.п., способны извлекать из одинакового дохода разную по величине пользу.

Тогда условием максимизации общей полезности будет неравенство в доходах. Причем в этом случае больше дохода должен получать тот, кто способен извлечь из каждой единицы дохода больше пользы (рис. 9.10).

Рис. 9.10. Распределение доходов и полезности при разных функциях полезности двух потребителей

Пусть, как и в первом случае, начальное распределение шести единиц дохода будет равным: по три единицы. Общая полезность при таком распределении дохода будет равна площади фигуры abcdeg. Однако по графику видно, что Трифон способен извлекать из каждой единицы дохода больше пользы, чем Федор. Если перераспределить общий доход в пользу Трифона (4 ед. дохода Трифону и 2 ед. дохода Федору), то общая полезность возрастет: ab'c'd'e'g > abcdeg, так как добавочная полезность, извлекаемая Трифоном из четвертой единицы дохода (отмеченный столбик bb'c'c) окажется больше полезности, теряемой Федором при изъятии у него третьей единицы дохода (отмеченный столбик ee'd'd).

Рассмотренное распределение дохода отвечает требованиям обеспечения более высокой экономической эффективности и максимизации общей полезности, но слабо согласуется с традиционными представлениями о «социальной справедливости».

В. Парето решительно отверг количественный подход и аддитивную функцию полезности. Его концепция оптимальности базировалась на трех оценочных суждениях:

    • каждый человек лучше других может оценить сво е собственное благосостояние;

    • общественное благосостояние определяется только в единицах благосостояния отдельных людей;

    • благосостояние отдельных людей несопоставимо.

Суть его концепции распределения мы рассмотрели выше. Но справедливость той или иной политики распределения он предлагал оценивать лишь из соображений эффективности. Попытку решить проблему справедливости на более широкой основе предприняли А. Бергсон и П. Самуэльсон (новая теория благосостояния).19Они предложили оценивать изменения благосостояния с помощью «функции общественного благосостояния». На основе карты общественных кривых безразличия, ранжирующей различные комбинации индивидуальных полезностей в соответствии с системой ценностных суждений о распределении дохода, определяются условия общепризнанного социального оптимума. Однако при этом подходе нерешенным остается вопрос: кто вправе судить о справедливости того или иного варианта распределения: законодательная или исполнительная власть, какие-то особые группы людей, или все население на референдуме.

Согласно третьему взгляду, рыночному, эту проблему должен решать рыночный механизм. В результате его действия получаемое распределение будет вполне справедливым, поскольку в этом случае больше вознаграждается тот, кто способней и трудолюбивей. При этом следует учитывать, что функция дохода не сводится только к получению удовлетворения, пользы. Уровень и дифференциация получаемых доходов влияют на трудовую активность. Уравнительное распределение подрывает стимулы к более производительному труду. Попытки выровнять доходы через налоги и социальную помощь оборачиваются потерей эффективности экономики.

Но что же делать в этом случае со слабыми и малоприспособленными к жизни в рыночных условиях членами общества: детьми, инвалидами, пенсионерами? «Рыночники» не отрицают необходимости выплаты пособий по безработице, оказания бесплатной медицинской помощи беднякам и т.п. меры. Они лишь выступают против такого перераспределения, которое освобождает вполне обеспеченных потребителей от расходов, которые они могли бы и вероятнее всего оплатили бы из собственного кармана.

Существует еще один подход, роулсианский, допускающий неравенство в доходах в той мере, в какой оно способствует росту благосостояния низкодоходных групп населения. Ибо допуская «разумное» неравенство в доходах, мы стимулируем предприимчивых, энергичных, способных созидать и делать общество богаче. А на основе более широкой «доходной базы» легче оказывать поддержку социально-незащищенным членам общества. И, наоборот, урезая с самого начала доходы самых способных, не давая им заработать, мы подрываем базу для помощи бедным. Уровень допустимой дифференциации должен отвечать так называемому «критерию Роулса», имеющему графическую интерпретацию («кривая Дж. Роулса») 20.

Завершая рассмотрение этого вопроса, сделаем еще один вывод этического плана. Для богатых и предприимчивых должен быть важен не только размер собственных доходов, но и уровень доходов тех, кто оказался на другом конце социальной лестницы. Своевременная и полная уплата налогов, благотворительность способствуют смягчению разницы в доходах, помогают сохранить гражданский мир.

Выводы

1. Распределение дохода между собственниками факторов производства на основе вклада каждого фактора в конечный результат называется функциональным. Реальное распределение дохода между отдельными людьми и семьями называется персональным.

2. Анализ частичного равновесия не учитывает межрыночные эффекты обратных связей. Эффектом обратных связей называется изменение цен и объемов товара на некотором рынке как реакция на аналогичные изменения, произошедшие на взаимосвязанных с ним рынках. Общее рыночное равновесие — это такое состояние экономики, при котором рынки всех товаров находятся в одновременном равновесии.

3. В случае, когда на всех рынках соблюдаются условия совершенной конкуренции, общее рыночное равновесие называется конкурентным. Общее конкурентное равновесие обеспечивает экономическую эффективность.

4. Состояние экономики считается Парето-оптимальным, если производство и распределение благ нельзя изменить таким образом, чтобы благосостояние хотя бы одного потребителя увеличилось без уменьшения благосостояния хотя бы одного другого. В соответствии с критерием Калдора перераспределение благ, в результате которого одни потребители выигрывают, а другие — проигрывают, считается положительным, если «выигрыш» первых считается большим, чем «проигрыш» вторых.

5. Эффективность — понятие, связанное с максимизацией экономического благосостояния общества. Однако эффективное состояние экономики вовсе не обязательно означает справедливое распределение доходов. Персональное распределение дохода является неравномерным. Степень неравенства в распределении доходов иллюстрирует кривая Лоренца.

6. Истории экономической мысли известны четыре точки зрения на проблему справедливого распределения дохода. Согласно эгалитарному подходу справедливым можно считать максимально равное распределение благ между людьми.

7. Исходя из принципов утилитаризма, материальные блага надо распределять между людьми так, чтобы максимизировать общую полезность, получаемую всеми членами общества. Если бы все члены общества обладали одинаковой способностью извлекать пользу из равного по величине дохода, то равномерное его распределение было бы оправданным.

8. При «рыночном» подходе к проблеме распределения дохода более справедливым будет неравномерное распределение в пользу тех, кто вносит больший трудовой вклад в конечный результат.

9. «Роулсианский» подход допускает неравенство в доходах в той мере, в какой оно способствует росту благосостояния низкодоходных групп населения.