Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
мировая политика.doc
Скачиваний:
373
Добавлен:
22.03.2016
Размер:
1.3 Mб
Скачать

Глава 3 транснациональные акторы и трансформация современной политической системы мира

Изначально Вестфальская система предполагала лишь государства в качестве транснациональных акторов (далее — ТНА), т.е. активно действующих и формирующих тенденции развития за предела­ми национальных границ. В современном мире наряду с государствами такими ТНА стали межправительственные организации, неправитель­ственные организации (далее — НПО), города, внутригосударствен­ные регионы и др.

3.1. Государства в современной политической системе мира

Согласно международному праву, все государства обладают су­веренитетом и равны между собой. Однако, как нередко шутят поли­тологи, перефразируя известное выражение Дж. Оруэлла, все государ­ства, безусловно, равны, но некоторые из них «равнее».

Действительно, государства различаются по многим параметрам, в том числе политическому влиянию, военной мощи, экономическому потенциалу, размерам территории, географическому положению и т.п. Многие из этих параметров взаимосвязаны.

В период холодной войны распространенным было выделение сверхдержав (СССР, США), крупных государств (Франция, Канада и др.), малых (например, Марокко, Лихтенштейн). После окончания холодной войны подобная классификация стала утрачивать смысл. Все более значимым становится экономический фактор. Всемирный банк, или Международный банк реконструкции и развития, выделяет три основные категории государств в зависимости от валового внутренне­го продукта (далее — ВВП) на душу населения в год:

  • с низким уровнем доходов (765 дол. США и ниже);

  • средним (от 766 до 9385 дол. США), эта группа часто разбива­ется на две подгруппы;

  • высоким уровнем доходов (выше 9386 дол. США).

Примерно 40% государств с населением более 55% всей числен­ности людей на Земле попадают в первую категорию, в то время как государства с высоким уровнем доходов составляют примерно 15%. Большинство стран с высоким уровнем доходов являются членами международной Организации экономического сотрудничества и раз­вития (далее — ОЭСР).

Сегодня государства претерпевают серьезные изменения. Продол­жается процесс формирования новых государств. Интенсивный про­цесс возникновения новых государств прошел в 1960-х гг. как след­ствие крушения колониальных империй. Этот процесс в конце XX в. обусловлен во многом дезинтеграцией бывших социалистических стран (СССР, бывшей Югославии, Чехословакии). Более 20 новых государств вновь появилось в 1990-х гг.

Некоторые государства, независимо от того, когда возникли (сле­дует иметь в виду, что вообще большинство современных государств было образовано только в XX столетии), порой оказываются крайне слабыми. Для них часто характерны развал политических институтов, законодательной системы, межобщинные конфликты, проявления на­ционализма. Примерами могут служить Сомали, Афганистан, Руанда и др. В литературе такие государства получили название несостояв­шихся. Будучи слабыми, они создают и угрозу стабильности для дру­гих, являются реальными или потенциальными очагами конфликтов, на их территории нередко базируются террористы, наркодельцы, рас­пространяется незаконная торговля оружием.

Многие авторы обращают внимание на то, что современное госу­дарство не может достаточно эффективно действовать в сфере охраны окружающей среды, обеспечения экономического роста и в других об­ластях. Наряду с государством этими вопросами активно начинают заниматься межправительственные и неправительственные организа­ции, различного рода движения и т.п. Они играют все более активную роль на мировой арене, воздействуя на международную среду и огра­ничивая деятельность государств. В современном мире государства вынуждены все более считаться, с одной стороны, с международными организациями и институтами (в результате происходит ограничение суверенитета «сверху»), с другой — со своими же внутригосударствен­ными регионами, мегаполисами, которые активно выходят на между­народную арену, развивая торговые, культурные и другие отношения (ограничение суверенитета «снизу»). Кроме того, государства вынуж­дены принимать во внимание нужды, интересы других участников международных политических процессов — ТНК, НПО и т.д.

Тем не менее вряд ли целесообразно говорить о слабости госу­дарства как такового и угрозе «исчезновения» государства. Государ­ство продолжает сохраняться, поскольку существуют государственные границы; количество государств становится не меньше, а больше; рас­ширяются их функции в экономической и социальной сферах; увели­чиваются возможности воздействовать на своих граждан с помощью электронных средств; государства сами активно создают международ­ные институты и режимы; наконец, нет такого актора, которому могут быть переданы властные полномочия государства, и т.п. Кроме того, государство приобретает ряд возможностей, которыми не обладало ранее. Например, используя современные технологии (пластиковые карты, сотовые телефоны и т.п.), можно довольно легко отслеживать передвижение граждан. Поэтому скорее речь должна идти об измене­нии содержания национального суверенитета.

В связи с изменением содержания суверенитета встает проблема идентичности. Мир, заключенный в Европе после Тридцатилетней войны и положивший начало системе национальных государств, как замечает М. Малица, привнес в жизнь нечто новое, а именно — чув­ство принадлежности к той или иной стране. Размывание государ­ственной идентичности происходит в конце XX в. Английская ис­следовательница С. Стрэндж указывает на то, что государства уже не могут требовать к себе такой лояльности, которая превышала бы ее в отношении граждан к семье, фирме и т.п. Исключение составляют лишь некоторые государства. В этом плане ее точку зрения разделя­ют А. Дьекофф и К. Жаффрело, говоря об ослаблении связей граж­данина с его государством.

Ослабление «национальной» идентичности нередко сопровожда­ется формированием ее в ином качестве — корпоративной, региональ­ной, национальной, а в некоторых случаях и глобальной (космополи­тической) — и идет весьма противоречиво. По этой причине целый ряд исследователей говорит о потере идентичности, появлении «расщеп­ленной» самоидентификации, что на психологическом уровне ведет к неуверенности, сомнениям. В связи с этим А. Франк пишет, что «наша психика и даже тело, похоже, все больше и больше основываются на расколотой и мозаичной самоидентификации. В нашей душе борют­ся разные пласты лояльности: к семье, этнической группе, нации, цер­кви, ТНК, к той или иной организации, вероятно, даже к институтам, опирающимся на общечеловеческие идеалы гуманизма».

Государство остается основной формой политической организа­ции современного общества, главным актором на мировой арене. 11о одновременно оно изменяется и развивается, адаптируется к но­мы м условиям и приспосабливает их к себе. Не исчезает, а лишь видо­изменяется и наполнение понятия «национальный суверенитет». Ос­новная проблема заключается в том, по какому пути пойдет это развитие, как государство будет взаимодействовать с другими участ­никами мировой политической системы, которые все отчетливее за­являют о себе.