Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

elibrary_26236159_22335946

.pdf
Скачиваний:
0
Добавлен:
17.09.2019
Размер:
561.36 Кб
Скачать

интеллектуальной собственности субъекта (человека, общества), распространение псевдоинформации и это только часть из того, что можно сделать через глобальную сеть.

Насчёт сети Интернет и её связи с субъектом, я придерживаюсь второй точки зрения, так как считаю, что она является более объективной и обоснованной на современном этапе развития информационного общества и информационных технологий. Если мы говорим о воздействии сети на сознание субъекта, то нельзя исключать и обратное влияние. Субъект, а точнее его сознание, не просто является «игрушкой» для Интернета, так как это влияние зависит от уровня профессиональной подготовки последнего в информационной сфере. Соответственно, чем выше этот уровень, тем меньше негативное воздействие оказывает Интернет и различные компьютерные злоумышленники на субъекта и его сознание.

Influence of computer technology for human consciousness

K.V. Chupin

The article discusses the positive and negative impact of information technologies on human life and problems associated with the development of this industry, and the need for its development.

Keywords: computer, man, Internet, computer influence.

Сведения об авторе Чупин Константин Вадимович – 1991 г.р., аспирант Московского государственного

технического университета гражданской авиации; сфера научных интересов – социологические науки.

НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ ТЕХНОКРАТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

В.В. Васильев

В статье рассматриваются наука и техника в рамках идеологической концепции. Автор исследует влияние науки и техники на экспансию политической власти.

Ключевые слова: техника, наука, технический разум, рациональность.

Для определения формы капиталистической экономической деятельности, процедур буржуазного права и господства бюрократии, Макс Вебер ввёл понятие «рациональность». Под рациональностью Вебер подразумевал определённую форму непризнанного политического господства. Главным мотивом «рационализации» Макса Вебера является не только долговременный процесс изменения общественных

169

структур, но и поддержание объективно устаревшего господства, скрывающемся за диктатом техники.

Герберт Маркузе в своей книге «Индустриализация и капитализм в работах Макса Вебера» приходит к следующему выводу: понятие технического разума само по себе является идеологией. Не только применение этого разума, но и сама техника представляет собой господство (над человеком или природой). Соответственно, техника – это историческиобщественный проект. В нем заложено то, что общество и господствующие в нём интересы планируют сделать с людьми и вещами. Подобная цель господства «материальна» и в связи с этим принадлежит самой форме технического разума [6].

Рациональность господства определяется поддержанием системы, связанной с научно-техническим прогрессом, которая позволяет повысить рост производственных сил, является основой легитимности. Маркузе считает, что объективно возросшая репрессивность легитимизируется посредством постоянно растущей производительности и господства над природой, делающих жизнь человека более комфортной. Производственные отношения проявляют себя как технически необходимая организационная форма рационализированного общества.

У производительных сил, на уровне их научно–технического развития, появляются новые взаимодействия с производственными отношениями. Маркузе это определяет как новое явление во всемирно– историческом масштабе. Новые технологии имеют огромное легитимизирующее влияние на экспансию политической власти. Несвобода проявляет себя как подчинённость техническому аппарату повышающему производительность труда и комфортность жизни.

Начиная с 80-х годов XIX века в наиболее развитых капиталистических странах появляются две тенденции: во-первых, усиление активности государства, поддерживающего стабильность системы; во-вторых, растущая роль научных исследований и техники, являющихся главными производственными силами. Государственное регулирование процессов экономического развития возникло из желания защиты от дисфункций представленного самому себе капитализма.

В своей формационной теории, К. Маркс утверждает, что переходом от одной общественно-экономической формации к другой является изменение производительных сил и производственных отношений. Выделить социальную функцию процесса труда можно, опираясь на тезис К. Маркса, согласно которому различия эпох заключаются не в продукции производимой обществом, а в способе производства. Иными словами, трудовой процесс напрямую зависит от технологии, которая, в свою очередь обуславливает общественное разделение труда, предопределяющее характер социальных отношений в виде образа жизни.

При условиях, господства рыночных отношений, обобществление труда достигает максимальной степени. Происходит капитализация собственности. Благодаря новым технологиям появляются машины, повышающие объём и качество выпускаемой

170

продукции. Таким образом, современное технологическое производство создаёт условия для массового потребления и стандартизации (глобализации) нового образа жизни и коммуникации [5].

Социальный статус означает, в числе прочего, возможности профессионального становления и характер производственных отношений (в том числе распределения). Всё это предполагает уровень свободы индивида в выборе профессионального и социального становления. Технологические возможности общества, как целого, тесно связаны с теми профессиональными и социальными функциями, которые оно предлагает индивидууму. Как отмечает в своей статье Ф. Шереги: «Синхронное соответствие профессиональной структуры населения и технологической структуры производства, включая управление им и распределительными отношениями, обеспечивается в соответствии с интересами производителя, также диктуемыми производственной технологией, спросом и предложением на рынке рабочей силы»[5,

стр. 38].

Исторический пример Британии конца XVII в. наглядно демонстрирует новую и уникальную модель социальных взаимоотношений, по сравнению с предыдущим характером социально-экономического развития. Меняется и характер символической коммуникации, что связано с появлением новых ценностей. Как пишет в своей книге «Почему Европа?» Д. Голдстоун: «Предприниматели и промышленники стремились объединиться с ремесленниками и квалифицированными или образованными инженерами для создания новых продуктов или производственных процессов. Перед нами не что иное, как распространение технологий, подходов и общих взглядов, основанных на признании науки и верности научному духу» [1, стр. 233]. В период XVII – XIX вв. эти взаимодействия вызвали стремительный поток инноваций во всех сферах человеческой деятельности. Появляются новые источники энергии (паровая машина) и новые виды транспорта (железная дорога, пароходы). Британия являлась мировым лидером в области достижений техники вплоть до середины XIX века.

Научно-технический прогресс, происходивший в XX веке, породил принципиально новые средства труда и производства. На современном этапе развития общества на первый план выходят информационные и коммуникационные технологии. Сформировалась устойчивая социальная потребность на специалистов, способных применить новые технические средства и средства производства для увеличения прибавочной стоимости. Поскольку данные процессы нуждались в объяснении, это привело к появлению в экономической мысли во второй половине XX века ряда принципиально новых теорий. В их основе лежит идея о том, что информация является новым фактором производства. Особую популярность приобретают теории «информационного общества», «общества знаний», «информационной экономики» и т.п.

171

Современный способ развития общества – информационный постиндустриальный, пришедший на смену индустриальному, стал основой для построения информационного общества нового типа.

На рубеже XX–XXI вв., особенно в первые годы XXI столетия стали заметны работы в области «сетевого общества» и сетевой, информационной экономики. Это направление является продолжением серии работ о проблемах «информационного общества» и «общества знаний». Необходимо отметить, что сетевой принцип организации производства, рынка, капитала и других экономических и социальных форм и институтов, - следствие принципиальных изменений, по меньшей мере, сопоставимых с информационной революцией.

Можно проследить связь между экономикой и социальными отношениями, если рассматривать общество как «сетевую социальную структуру». На экономическую деятельность современного общества всё большее влияние оказывают социальные сети, властные отношения, неформальные институты и культурные коды. Применение сетевого подхода позволило выявить следующую закономерность - в процессе налаживания и подержания отношений рыночного обмена, участники рынка отдают предпочтения «своим», надежным партнерам, причем «способность к формальной калькуляции издержек и выгод часто уступает место мобилизации ресурсов социального капитала»[4,c.33]. Между контрагентами возникает специфическая избирательность, основывающаяся на общности каких-то признаваемых ими социальных признаков, которая максимально выражается в различных «функциях цели» (по выражению Р.Л.Хейлбронера).

Значительными в области исследования информационного общества являются труды М. Кастельса, которые отличаются большим библиографическим материалом. Учёный отмечает в своей книге «Информационная эпоха: экономика, общество и культура»: «…генерирование, обработка и передача информации стали фундаментальными источниками производительности и власти» [2].

Среди экономических и производственных ресурсов информация занимает ведущую позицию. Процессы информатизации формируют новый образ социума. В этих условиях всё более востребованы работники интеллектуальных профессий. Этап развития «информационной экономики» также характеризуется высокими показателями роста производительности труда за счет системного применения новых технологий и инноваций, что, в свою очередь, привело к росту национальных богатств наиболее высокоразвитых стран.

Характеризуя информационные общества, М. Кастельс делает два важных вывода: во-первых, информационные общества, которые существуют сегодня, являются капиталистическими; во-вторых, они отличаются культурным и институциональным разнообразием.

В контексте нашего исследования можно сделать вывод о том, что прогресс общества и экономическое улучшение качества жизни – это не только научные и

172

производственные технологии, но и их соединение с социальными технологиями. В 1956 году, американский лауреат Нобелевской премии по экономике Р. Солоу продемонстрировал, что капитал и труд играют решающую роль в обеспечении экономического роста. Однако проверка на практике показала, что на их счёт приходится не более 40% экономического благополучия страны. К остальным 60% отнесли такие понятия, не входящие в капитал и труд, как культура и общественные институты.

Их назвали совокупной производительностью факторов производства. Именно они способствуют созданию новых технологий и усовершенствованию производства. Таким образом, капитал, труд и технологии – это три «кита», на которых держится экономика. Но нужно также учитывать такие аспекты, как их качество и количество. Другими словами это возможности трудовых ресурсов, распределение капитала и характер технологии [3, стр. 23-23].

Список литературы

1. Голдстоун Дж. Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500 – 1850 / пер. с англ. М. Рудакова / М.: Изд – во Института Гайдара, 2014. – 224 с.

2.Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.

3.Мойо Д. Как погиб Запад. 50 лет экономической недальновидности и суровый выбор впереди // Пер. с англ. Т.М. Шуликовой / М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2012. – 287 с.

4.Под ред. Радаева В.В. Анализ рынков в современной экономической социологии. М., Издательский дом ГУ ВШЭ, 2007. – 423 c.

5.Шереги Ф.Э. Категориальные модели в социологии // Социальные технологии, исследования / №2 (46) март – апрель 2011, №3 (47) май – июнь 2011.

6.H. Marcuse - Industrialization and Capitalism in the Works of Max Weber // [Marcuse H.] Kultur and Gesellschaft II. Francfurt am Main, 1969.

The new ideology of the technocratic society

V.V. Vasiliev

The article examines science and technology in the framework of the ideological concept. The author explores the impact of science and technology to the expansion of political power.

Keywords: technique, science, technical intelligence, rationality.

Сведения об авторе Васильев Виктор Владимирович - аспирант, кафедра «Психология, социология,

государственное и муниципальное управление» МГУПС (МИИТ).

173

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]