Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
5 Философия Нового времени.doc
Скачиваний:
16
Добавлен:
11.02.2016
Размер:
159.74 Кб
Скачать

30

ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

СЕНСУАЛИЗМ (ЭМПИРИЗМ)

Наступившее после эпохи Возрождения Новое время начало формировать иное отношение к природе и духовному миру человека. Лицо эпохи постепенно начинает определять наука, и с этого периода ее авторитет вытесняет на периферию культурного пространства авторитет и притязания религии. XVII век – начало формирования научного разума, утро рационализма. Ядром новоевропейского познания выступают эксперимент и наблюдение.

Однако церковь не собиралась оставлять интеллектуальное поле без сопротивления. В 1600 г. в Риме за свои убеждения был сожжен Дж. Бруно, а в 1616 г. была запрещена гелиоцентрическая система мира Н. Коперника. От рук церкви погибли автор «Диалогов о природе» Л. Ванини, сожженный в 1619 г. в Тулузе, и Ж. Фонтанье, сожженный в 1621 г. в Париже за атеистические взгляды. Эти и им подобные процессы происходили в первой половине XVII века в Европе на глазах у Г. Галилея, Ф. Бэкона и Р. Декарта. Мыслители, воспевавшие силу разума, понимали опасность религиозного фанатизма и невежества. Вот почему эту эпоху не следует считать полной победой разума, скорее она – эпоха нейтрализации и ограничения веры и утверждения возможностей разума. Никто из философов Нового времени не был атеистом в современном смысле этого слова. Они скорее были пантеистами и деистами, что давало возможность им быть и философами.

Первым мыслителем, сделавшим опытное знание ядром своей философии, был Ф. Бэкон. Он завершил эпоху позднего Ренессанса и провозгласил вместе с Р. Декартом главные принципы, характерные для философии Нового времени. Именно Бэкон кратко выразил одну из основополагающих заповедей нового мышления: «Знание – сила».

Для эпохи, в которой работали Бэкон и Декарт, характерны два эпизода. Галилей предложил профессору-иезуиту убедиться в том, что на Солнце есть пятна. Профессор, посмотрев в телескоп, заявил: «Напрасно, сын мой. Я дважды прочел Аристотеля и ничего не нашел у него о пятнах на Солнце. Пятен нет. Они происходят либо от несовершенства твоих стекол, либо от недостатка твоих глаз»1. Абсолютность аристотелевского видения мира поддерживалась штрафами. В постановлении Оксфордского университета говорится: «Тот бакалавр и учитель, который не правомерно следует Аристотелю, подлежит штрафу в пять шиллингов за каждый пункт расхождения и за каждую допущенную им ошибку в логике Органона»2.

Для философии Нового времени характерна полемика между двумя лагерями – сенсуалистов и рационалистов. Сенсуалисты (от лат. sense – чувство) считали чувственность, чувственный опыт единственным и достоверным источником наших знаний. Чувства дают нам самую объективную и надежную информацию о мире, чувства нас никогда не обманывают. А там, где мы начинаем размышлять, кроется возможность ошибки. Основной тезис сенсуалистов: чтобы знать, надо видеть. Видеть в широком смысле слова – слышать, воспринимать, ощущать и т.д.

Рационалисты, напротив, считали разум единственным источником наших знаний, ибо чувства наши бедны и несовершенны, чувствам не дана сущность вещей, ими нельзя постичь прошлое и будущее. Еще Платон критиковал сенсуалистов (эмпириков), говоря, что можно, закрыв один глаз, видеть и не видеть одновременно, но нельзя одновременно знать и не знать. Если человек не знает, к примеру, астрономической теории, то ничего не увидит в звездном небе, кроме бессмысленного хаоса звезд, планет, туманностей.

Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626)

Ф. Бэкон родился 22 января 1561 г. в Лондоне. Отец его принадлежал к высшим чиновникам двора и одно время был лордом-хранителем большой государственной печати при королеве Елизавете. В 12 лет будущий философ поступает в Кембриджский университет, где изучает схоластическую философию и теологию, которые его, однако, не удовлетворяют. Окончив университет, Бэкон прожил три года в Париже у английского посла и возвратился на родину в 1579 г. после смерти отца. Получив незначительное наследство, молодой Бэкон вынужден был заняться юридической деятельностью. В 1584 г. он впервые избирается депутатом нижней палаты, но его государственная карьера начинается лишь после восшествия на престол Иакова I в 1603 г. и разгона парламента. Начиная с этого времени, Бэкон быстро поднимается по политической лестнице. В 1618 г. Бэкон – лорд-канцлер и барон Веруламский, через 3 года – виконт Сент-Албанский. Весной 1621 г. вследствие придворных интриг вновь избранный парламент привлекает Бэкона к суду по обвинению в коррупции. Суд признает философа виновным и приговаривает к тюремному заключению с запрещением занимать государственные должности. Король отменяет решение суда и через некоторое время даже приглашает Бэкона возвратиться к политической деятельности. Однако Бэкон предпочитает посвятить оставшиеся годы своей жизни научной работе.

Ф. Бэкон сформулировал принципы новой философско-методологической установки. «Новая логика» противостоит не только традиционной аристотелевской концепции мышления, но и средневековой схоластической методологии, которая отвергала значимость опыта, данные чувственно воспринимаемой реальности.

Конечная цель всей бэконовской системы заключалась в том, чтобы обеспечить господство человека над природой. Правда, господство это было особого рода. Оно мыслилось не как подчинение человеком природы наподобие подчинения завоевателем завоеванного им народа, но как подчинение человека законам природы, основанное на их познании и использовании во благо всех людей.

Все, что мы в состоянии о Боге знать, проистекает из Откровения Бога людям. Занимается им, согласно Бэкону, особая теология Откровения. Но она не наука, потому что сведения, в ней содержащиеся, получены сверхопытным путем. Они не могут быть человеком проверены, доказаны, а просто должны быть приняты на веру.

По мнению Бэкона, наука – единственный источник будущего материального изобилия человечества. Ее одной достаточно, чтобы решить все социальные вопросы, которые стоят перед людьми. Но чтобы наука решила все эти задачи, она должна сильно измениться. Для того чтобы создать такую науку, нужно выяснить, что мешает ей такой быть. А мешают ей, согласно Бэкону, некие «идолы», или «призраки», которым поклоняется человеческое сознание и которые загораживают от людей действительность, какова она есть сама по себе. «Идолы» представляют собой предрассудки, с которыми человек настолько сжился, что не замечает их существования. Философ выделяет четыре вида «идолов». Первые два он считает «врожденными», тогда как третий и четвертый приобретаются в ходе индивидуального развития.

Первый вид «идолов» – «идолы рода». Они проистекают из природной ограниченности человеческого ума, несовершенства его органов чувств. Они выражают склонность людей понимать реальность, исходя из их собственной природы. Человеческий разум похож на неровное зеркало, которое, отражая вещи, смешивает свою природу и природу вещей, что приводит к искажению самих вещей.

Второй вид «идолов» – «идолы пещеры». Они связаны с индивидуальными особенностями каждого человека, который в силу особенностей развития и воспитания видит мир как бы из своей пещеры. Ведь у каждого из нас свой уникальный опыт, своя история, свои особенности, свои предрассудки, наконец, в которые мы свято верим, но которые в действительности суть индивидуальные способы искажения подлинной картины мира.

Третий вид «идолов» – «идолы рынка». Они характеризуют искажения действительности, которые обусловлены общением людей. Главным инструментом общения является язык. Вот язык и заслоняет от нас мир. Мы пользуемся им бездумно, мы верим всем его словам, а ведь за ними иногда не стоит никакой действительности, кроме воображаемой. Смысл многих слов в языке не прояснен, туманен. Каждый понимает его по-своему. А пользуемся мы ими так, как если бы он нам был вполне ясен и как если бы мы все имели в виду одно и то же.

Четвертый вид «идолов» – «идолы театра». Они возникают из-за слепой веры в авторитеты, в частности, в абсолютную истинность устаревших философских систем, которые своей искусственностью похожи на действия, которые разыгрываются в театре. Из-за логики Аристотеля и естественной теологии Платона нет истинной, настоящей, а главное, практически полезной философии.

Достижение истинного знания предполагает преодоление этих идолов, что возможно только с помощью опыта и индукции. Для того чтобы изучать природу, надо руководствоваться индуктивным методом и идти от к частного к общему. В процессе объяснения надо идти постепенно от частных фактов к более общим положениям, которые Бэкон называет средними аксиомами. Справедливо указывая на значимость средних аксиом в достижении истины, Бэкон отметил опасности, которые связаны с переходом от непосредственно наблюдаемых фактов к обобщениям. Согласно Бэкону, вся польза заключается в средних аксиомах, которые необходимы для последующих обобщений – «генеральных аксиом». Таков механизм индукции, которая противостоит дедуктивно-силлогистическим рассуждениям. У Бэкона она занимает решающее место в структуре познания. Различая полную и неполную индукции, индукцию через перечисление и истинную индукцию, Бэкон показал их методологические возможности и границы применения.

Особую роль в познании играет истинная индукция, которая позволяет делать не только наиболее достоверные, но и новые выводы. При этом новые выводы получаются не столько как подтверждение исходного предположения, но как результат анализа фактов, которые противоречат этому предположению. Инстанцией, которая устанавливает истинность этих фактов, является эксперимент. Таким образом, индукция и эксперимент помогают друг другу.

Бэкон наряду с Галилеем утверждает, что настоящая наука должна быть экспериментирующей. Бэкон различает плодоносные и светоносные опыты. Первые – те, что приносят непосредственный полезный результат. Второй вид опытов не дает непосредственной практической пользы, но проливает свет на глубокие связи, без знания которых малозначимы и плодоносные опыты.

Прошлая наука была созерцательной. Она оставляла мир, ход вещей такими, какими они были раньше. Она просто наблюдала. Но для того чтобы выведать у природы ее тайны, нужно применить к природе насилие, т.е. необходимо воздействовать на природу, чтобы она проявила свои скрытые возможности. Природа – не объект почитания, хранящий Божественные тайны. По отношению к природе ничто не запрещено. Основная задача философии состоит в том, чтобы познать природу из самой природы, построить картину объекта, не искаженную субъективными привнесениями.

Чем же конкретно должна, согласно Бэкону, заниматься новая наука? Ее цель – обнаружение причин существования природных вещей. Здесь английский мыслитель следует Аристотелю.

Согласно Бэкону, все природные тела состоят из «простых природ» ‒ элементов, образующих некий алфавит природы. Можно сказать, что Бэкон исповедует своеобразный атомизм. «Простые природы» и представляют собой эти простейшие составляющие мира. Их число велико, но конечно. Это означает, что природа в принципе познаваема.

Бэкона традиционно считают родоначальником сенсуализма (эмпиризма) в философии Нового времени.

Эмпиризм – философия, которая исходит из того, что не может быть знания доопытного (априорного), понимая под опытом, прежде всего, опыт чувственный (то, что мы видим, слышим, обоняем, осязаем).

Для эмпирика нет никаких врожденных знаний. Всякое знание начинается с опыта и может быть к нему сведено. Но Бэкон не был «чистым» эмпириком. «Эмпирики, – пишет английский философ, – подобно муравью, только собирают и довольствуются собранным. Рационалисты, подобно пауку, производят ткань из самих себя. Пчела же избирает средний способ: она извлекает материал из садовых и полевых цветов, но располагает и изменяет его по своему умению». Бэкон – сторонник пути пчелы. Он опирается на опыт, но опыт преобразованный. Метод Бэкона – метод индуктивный. Он и является новым Органоном (инструментом) научного познания.

Основная заслуга Бэкона видится в том, что он отстаивал самоценность научного и философского метода, ослабив традиционно сильную связь между философией и теологией.